О патриотической идеологии в условиях идеологического многообразия | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 3 (35). DOI: 10.17223/1998863X/35/26

О патриотической идеологии в условиях идеологического многообразия

Рассматриваются роль и место патриотической идеологии в духовной жизни современного российского общества в условиях идеологического многообразия. Доказывается, что запрет на установление какой-либо идеологии в качестве государственной или обязательной не отрицает возможности и даже необходимости добровольного признания гражданами страны определенной системы идей в качестве интегрирующего фактора. Обосновывается, что таким фактором вполне может стать патриотическая идеология.

About patriotic ideology in the ideological diversity.pdf Современная Россия, переживая сложный и весьма противоречивый период своего развития, находясь под воздействием внешних и внутренних вызовов и угроз, остро нуждается в патриотизме своих граждан. При этом речь идет о зрелых чувствах любви к Родине, скрепленных системой патриотических взглядов и идей. Лишь в этом случае возможны подлинные проявления патриотизма, выражающиеся в патриотической деятельности различного рода. Отсюда особая роль и место, которое занимают идеи патриотизма (патриотическая идеология) в политической и духовной жизни современного российского общества. В связи с этим важное теоретическое и практическое значение имеет осмысление идеологии патриотизма, относительно которой в научной и публицистической литературе наблюдается достаточно широкая палитра мнений. Это вызвано, прежде всего, тем, что само понятие и значение патриотизма трактуются по-разному, начиная от его абсолютизации и заканчивая метафизическим отрицанием, что присуще антипатриотизму и патриотическому нигилизму. На этот счетЮ.Н. Досов и А.В. Кончугов отмечают, что перед обществом сохраняется вопрос о преодолении противоречий между двумя развивающимися тенденциями. С одной стороны, идеологизация патриотизма и практики его формирования, необоснованное, а порой и неоправданное включение понятия «патриотизм» в политическую стратегию и тактику ряда российских политических партий, с другой - нигилистическое отношение к его содержанию [1. С. 81]. С учетом данных обстоятельств приступим к анализу патриотической идеологии в условиях идеологического плюрализма, присущего современному российскому обществу. Прежде всего, подчеркнем, что под патриотической идеологией мы понимаем систему патриотических взглядов и идей, выражающих коренные интересы крупных социальных групп, а также общества в целом. По мнению Р.Г. Яновского, сущность идеологии патриотизма составляет система взглядов, норм, ценностей основной массы населения, разделяющего и обожествляющего их, делом, доказывающего свою любовь к Родине, преданность России, отечеству [2. С. 20]. Данное утверждение, на наш взгляд, не бесспорно, но с ним вполне можно согласиться по существу. При этом патриотическая идеология, наряду с патриотической психологией, - это основа соответствующих уровней патриотического сознания -теоретического и обыденного. На наличие двух составляющих патриотического сознания обращает внимание А.В. Абрамов, говоря о том, что патриотизм - это и чувства, и идеи (идеология), и деятельность, направленные во благо Отечества» [3. С. 2]. Функционируя как на обыденном, так и на теоретическом уровнях, патриотическое сознание пронизывает общественное сознание по вертикали. Важно видеть диалектическую связь между патриотической психологией и патриотической идеологией, которая заключается в следующем. Формирование и функционирование патриотического сознания людей начинается на уровне общественной психологии, являющейся его нижним пластом, и продолжается на качественно иной основе благодаря оформлению, обоснованию на теоретическом уровне в виде соответствующих взглядов и идей, которые и образуют верхний «этаж» патриотического сознания. Тем самым патриотические чувства приобретают осмысленность и превращаются в ключевой компонент мировоззрения социального субъекта. В практике патриотического воспитания недопустимы, с одной стороны, недооценка психологии патриотизма, предположения о ее вытеснении идеологическим уровнем, что, отчасти, имело место в недалеком прошлом. Очевидно, что патриотизм вырастает из любви к «родным березам» и, расширяясь до понимания Отечества в целом, не теряет этого чувства. Подчеркивая важность теории патриотизма, следует признать, что ее содержание находится в прямой зависимости от эмоционально-чувственной окраски. На это обращал внимание И.А. Ильин: «С человеком... который никогда не ощущал сердцем, что есть для него Родина, трудно было бы даже беседовать на эту тему ...» [4. С. 218]. С другой стороны, совершенно справедливо утверждение А.В. Абрамова о том, что патриотические чувства россиян так и останутся хаотичными и противоречивыми, пока не появится стержень - патриотическая идеология [3. С. 7]. По данному поводу Е.Т. Бородин считает, что есть все основания рассматривать патриотизм и как национальное самосознание личности и как идеологию - самосознание нации, т.е. систему взглядов, идей, оценивающих отношение людей к своей нации, к другим народам и служащих средством патриотического воспитания [5. С. 260]. Особую значимость патриотической идеологии подчеркнул В.В. Путин, выступая 12 июня 2015 г. в День России на церемонии вручения государственных премий за выдающиеся достижения в области науки и техники, литературы и искусства, а также в сфере гуманитарной деятельности. Идеалы патриотизма, по мнению Президента РФ, настолько глубоки и сильны, что никому никогда не удавалось и не удастся перекодировать Россию, переделать под свои форматы. Нас невозможно отлучить, оторвать, изолировать от родных корней и истоков [6]. Тем не менее относительно идеологии патриотизма в отечественной литературе, помимо прочих, имеются две противоположные точки зрения. Одна из них заключается в отрицании, дискредитации идей патриотизма, придании им деструктивных и конфликтогенных качеств. Причем помимо открытой формы, характерной для антипатриотизма и патриотического нигилизма, имеются и завуалированные попытки поставить под сомнение само существование патриотической идеи. Например, А.Н. Яковлев, один из архитекторов перестройки, утверждал, что «истинный патриот - человек выше любой идеи...» [7]. Тем самым автор пытался опровергнуть истину о том, что именно идеи составляют ядро теоретического сознания. Однако известно, что интересы общества, страны изучаются и выражаются в виде теорий, концепций, систем взглядов и, наряду с другими формами идеологии, создается и идеология патриотизма. Отрицание господства одной идеологии не должно приводить к отрицанию ее самой. Следует подчеркнуть, что нет фактически «чистого» патриотического сознания, не связанного с идеологией. Если патриотическая идеология отражает объективные законы действительности, то она соответствует интересам развития общества. Отметим, что мы ведем речь об идеологии в широком смысле, когда доминирует познавательный аспект, выясняется уровень общественного сознания, а не дается оценка каким-либо социальным явлениям с узкогрупповых позиций. В ошибочности и недопустимости отрицания патриотической идеологии убеждает онтологический подход к данной проблеме, свидетельствующий о реальном бытии, существовании соответствующих взглядов и идей в политико-идеологическом пространстве страны различных исторических периодов. Так, по мнению А.В. Абрамова, в российской истории можно выделить несколько патриотических идеологий, всегда носивших политический характер, поскольку патриотизм невозможен без отношения к политическому режиму страны [3. С. 7]. Идеологическую «смену вех», по его мнению, схематично можно представить так: 1. «Москва - Третий Рим» (XVI-XVII вв.) - провозглашение Руси богоизбранной христианской державой, а царя - защитником церкви и «надеждой всего христианского мира». 2. Концепция «Общего блага» (XVIII в. - перв. пол. XIX в.), основанная на идеалах Просвещения, сторонники которого трактовали патриотизм как деятельность по обеспечению «общей пользы Отечества». 3. «Теория официальной народности», сформулированная графом С.С. Уваровым, просуществовала с середины XIX в. до начала XX в. Объектом патриотизма провозглашалась неограниченная монархия (самодержавие), находящаяся в неразрывном единстве с православием и народностью. 4. Советский патриотизм (XX в.), обозначавший в качестве идеала общественно-политического устройства бесклассовое коммунистическое общество, залогом построения которого является советский политический режим («Отечество трудящихся масс»). Наиболее важны здесь истоки, на которые обращают внимание многие неравнодушные к судьбе страны авторы. Так, А.И. Щербинин и Н.Г. Щербинина, рассматривающие конструкт «Святая Русь» в качестве одного из предельных конструктов российской ментальности и отечественной политической культуры, вполне обоснованно утверждают, что именно Средневековье стало референтной эпохой для оформления представления о святой земле и отождествления ее с Русью. Из символически сконструированного тогда представления вытекала одна значимая идея - некоторые образы, собственно священные иконы, достойные поклонения, несли в себе высшую истину [8. С. 6]. Другой крайностью является абсолютизация идеологического фактора. Имеются примеры, когда проблема разработки «новой» русской национальной идеологии возводится в ранг вопроса жизни или смерти нации [9]. Однако абсолютизация общественных явлений нематериального свойства (идей, духа, воли и т.д.) недопустима. Так, нам представляется ошибочным утверждение М.Т. Калашникова о том, что патриотическая идея надежно и верно служила созданию и укреплению российской государственности, строительству армии, воспитанию воинов и граждан [10]. Всегда ли надежно служила? К сожалению, были в нашей истории и времена Смуты, и Русско-японская война и иные, тяжелые и печальные страницы. Следовательно, одной патриотической идеи для благополучия Отечества недостаточно, нужны еще многие иные факторы: экономические, политические, международные и т.д. То есть вреден и идеологизированный подход к патриотизму, попытки подогнать под общие схемы реальную человеческую жизнь с ее радостями и трудностями. Именно идеологизированный подход к патриотизму, отчасти, был характерен для советского периода. Следует согласиться с выводом Р.Я. Мирского о том, что в работах некоторых исследователей в застойный период доминировал социологизаторский или идеологизаторский подход к сущности социалистического патриотизма «как непосредственного результата идейно-вос-питательной работы, отсеченного от своих естественноисторических корней, с выхолощенным механизмом функционирования естественной связи человека с Родиной. При таком подходе советский патриотизм выступает как чисто идеологическое явление... роль патриотического воспитания абсолютизировалась, она превращалась во всесильный инструмент по «изготовлению неких безликих», «ни в чем не сомневавшихся», «пламенных» патриотов, «беспредельно любящих свою Родину», «беззаветно» преданных делу социализма, «постоянно готовых» защищать Отечество» [11. С. 6]. Помимо критических, но вполне обоснованных суждений по данному вопросу, высказываются и весьма тенденциозные соображения. Так, М.А. Ешев утверждает, что «советский патриотизм использовался в качестве одного из основных средств подавления личностных начал, ликвидации этнических культур и традиций, милитаризации социума, зомбирования общественного сознания» [12. С. 86-87]. Нами разделяется мнение К.Ю. Колесникова о том, что трудно согласиться с данной оценочной частью авторского пассажа. По той причине, что 90-е гг., особенно в период «парада» национально-государственных и региональных «суверенитетов», выяснилось как раз обратное, что советский патриотизм не столько подавил в сознании советских граждан их традиционные идентичности, сколько укрепил их, создал условия для их активизации в постсоветский период истории нашей страны [13. С. 136]. В настоящее время у многих россиян произошло диалектическое отрицание тех или иных составляющих патриотической идеи. Очевидно, в этом смысле Г.А. Зюганов отметил имеющийся кризис патриотического сознания и признал в качестве достижения эволюции взглядов патриотов-государственников «деидеологизацию патриотической идеи» [14. С. 114]. Преодоление идеологизированного подхода к данному вопросу положительно сказывается на инициативе людей, расширяет спектр возможностей по реализации своего творческого потенциала во всех сферах жизнедеятельности. Вместе с тем, осознав ошибочность идеологизаторских трактовок патриотизма, следует понимать недопустимость и другой крайности, связанной с отсечением идеологического пласта рассматриваемого феномена и сведением патриотизма лишь к естественно возникающим чувствам. Так, о естественном происхождении патриотизма говорит И. Чубайс. По его мнению, «в нормально сложенном государстве, в правильно функционирующей социальной системе гражданский патриотизм возникает сам собой. Подобно сильной иммунной системе, он является естественным следствием правильной социальной организации. Нормальный патриотизм не формируется искусственно, через гослозунги, плакаты и подготовленные властями митинги. Более того, навязчивая пропаганда официальных идеологем не только контрпродуктивна, но и оказывается верным показателем авторитарно-тоталитарного характера власти» [15. С. 3]. Здесь, как видно, допускается противопоставление естественных и социальных факторов формирования патриотизма, подмена системы патриотического воспитания идеологической пропагандой. Тем самым фактически отрицается роль и значение патриотического воспитания граждан, в том числе и молодежи. Кроме того, говорится о нормальном патриотизме, что, очевидно, предполагает, по мнению говорящего, возможность ненормального патриотизма. Согласиться с такого рода утверждениями также никак нельзя. Патриотическая идеология призвана выполнять ряд функций, в том числе социализаторскую, является одним из элементов ориентационной схемы (время - пространство). Кроме того, она придает динамику и смысл действиям индивидов и общества. Идеология тесно связана с формулированием смысла и разграничением общества через его интерпретации [16]. На это обращает внимание К.Ю. Колесников, отмечая существенную роль, которую играет идеологическое измерение патриотизма, связанное с готовностью человека считать будущее не меньшей ценностью, нежели настоящее и прошлое. В этом измерении, по его мнению, «гробы» и «пепелища» мало актуальны, а предмет патриотизма интерпретируется через призму политическихидей иидеалов [13. С. 79]. Соглашаясь с подчеркнутым К.Ю. Колесниковым значением идеологического измерения патриотизма, нельзя не возразить относительно его утверждения об утрате актуальности исторической составляющей патриотизма. При этом в современном общественном сознании россиян наблюдается параллельное и конкурентное сосуществование различных, порой диаметрально противоположных и взаимоисключающих друг друга, планов будущего развития страны: либерального, социалистического, монархического и т.п. Во многом это обусловлено конституционными положениями о том, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ч. 1, 2 ст. 13 Конституции РФ). Конституционный принцип идеологического многообразия получил и продолжает получать признание многими представителями научного сообщества. Так, по мнению Д.А. Назарова, основными характеристиками данного принципа являются: 1) идеологическое многообразие означает возможность нормального сосуществования в обществе различных (в том числе прямо противоположных) философских, политических, правовых, экономических, религиозных взглядов, идей, теорий. Каждый вправе (самостоятельно или совместно с другими лицами) свободно создавать, распространять, защищать свои взгляды и идеи. Принцип идеологического многообразия является развитием неотъемлемых прав человека на свободу мысли, слова, информации, совести, вероисповедания; 2) невозможность установления никакой идеологии в качестве государственной или обязательной - необходимая гарантия принципа идеологического многообразия. Эта гарантия означает, во-первых, что государство не должно вмешиваться в сферу идеологии путем подчинения какому-либо идеологическому направлению, в том числе политическому, и, во-вторых, государство не вправе устанавливать какую-либо идеологию в качестве общеобязательной, т.е. ограничивать права человека на свободу совести, мысли и слова [17. С. 37]. Вместе с тем в последние годы все чаще даются критические оценки нормативно установленному идеологическому многообразию. Например, К.Ю. Колесниковым конституционное закрепление либерально-демократических ценностей, прежде всего плюрализма идеологий, расценивается в качестве препятствия к тому, чтобы общество и государство могли вернуться к формированию гражданской идентичности на основе патриотизма. Дело в том, что, по его мнению, нормативно и идеологически государственная политика в сфере формирования патриотизма фактически оказалась на периферии политического процесса [13. С. 4]. Высказываются и более жесткие оценки. Так, Р.Г. Яновский утверждает, что на всех уровнях власти утвердилось мнение: государственная идеология не нужна. Большие и малые руководители не понимают, что в строительстве правового, социального, демократического государства выбит главный стержень - духовно-идеологический [2. С. 21]. В результате как государственные институты, так и общественные, включая политические партии, в большинстве своем категорически привержены идее идеологического плюрализма, запрета на государственную идеологию. Тем самым, по мнению К.Ю. Колесникова, гражданам в их стремлении обрести патриотическую идентичность предлагается руководствоваться весьма широким и «размытым» по смыслу спектром политических идей и ценностей, из которых в настоящее время не складывается никакой четкий проект будущего России. Проект, для практической реализации которого и нужен гражданин-патриот. Это подчеркивает необходимость четко сформулированной национальной идеи, определенного проекта будущего, приверженность которым, в идеале, демонстрируют политические субъекты, и это дает им право требовать такой же приверженности от массы рядовых граждан [13. С. 6]. Выступая с Посланием Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 г., Президент РФ В.В. Путин подчеркнул, что «в Конституции сформулированы ключевые национальные объединительные идеи» [18]. Однако в литературе на этот счет отмечается следующее: «Если можно твердо утверждать, что мы имеем четко определенные экономические, социальные и политические основы конституционного строя России (многообразие форм собственности, свобода экономической деятельности; РФ - социальное и демократическое государство; политическое многообразие, многопартийность и т.д.), то духовные основы, на наш взгляд, в основном законе страны четко не определены [19. С. 59]. В переломные же моменты истории страна остро нуждается в духовных ценностях, которые не только имеют нормативно-правовое закрепление, но, прежде всего, разделяются большинством соотечественников. В связи с этим справедливо утверждение А.И. Щербинина и Н.Г. Щербининой, что в моменты глубоких переломов, развилок исторического развития, неочевидного будущего возникает потребность не только в поиске идентичности, но и предельных для нее оснований, разделяемых большинством в данном обществе (или могущих стать таковыми) [8. С. 5]. Однако представляется, что духовному единению нации вряд ли способствуют достаточно противоречивые положения ст. 13 Конституции РФ. Считаем, что запрет на установление какой-либо идеологии в качестве государственной или обязательной не отрицает возможности и даже необходимости добровольного признания гражданами страны определенной системы идей в качестве интегрирующего фактора. Преодолеть негативные издержки принципа идеологического плюрализма призвана, как представляется, именно патриотическая идеология, которая должна быть признана и поддержана в качестве общенациональной идеи. Об этом весьма убедительно в очередной раз сказал Президент РФ В.В. Путин в ходе встречи с предпринимателями, входящими в Клуб лидеров. По мнению главы государства, в РФ не может быть никакой иной объединяющей идеи, кроме патриотизма, это и есть национальная идея [20]. Вместе с тем, как отмечает А.В. Абрамов, для современного этапа развития страны характерно отсутствие какой-либо господствующей государст-венно-патриотической идеологии [3. С. 9]. По мнению И.А. Барцица, стало общепризнанным, что, отвергнув с разрушением советской формы государственности практически весь перечень советских символов, идеологических ценностей, культурных легенд и социальных мифов, пришедшая к власти в начале 1990-х гг. управленческая элита и поддержавшие ее интеллектуалы не смогли предложить обществу достойной идейной замены. В ходе многочисленных дискуссий о новой национальной идее России так и не удалось сформировать того набора ценностей, которые в новых экономических условиях могли бы конкурировать с ценностями общества потребления [21. С. 7]. По мнению Е.Т. Бородина, патриотическая идеология, как и любая другая, призвана ответить на все вопросы, которые возникают перед человеком в его жизни. Такой патриотической идеологии как целостной системы ещё нет. Её создание - актуальнейшая задача, стоящая перед общественной наукой [5. С. 269]. Для сплочения общества необходима, по мнению А.В. Абрамова, выработка концепции, призванной стать основой для консенсуса - общероссийской патриотической идеологии [3. С. 9]. В.Н. Кузнецов, напротив, утверждает, что становление и функционирование новой российской народной (национальной), объединяющей, патриотической, государственнической идеологии - повседневная реальность. Главный смысл народной идеологии - содействие духовному и нравственному, культурному существованию каждого человека, каждой семьи, каждого народа [22. С. 9]. Но как бы то ни было, в последние годы идет разработка современной концепции патриотизма. Именно в этом ключе следует рассматривать высказанные в свое время политическими руководителями страны идеологические тезисы: Россия как страна-идея (Санкт-Петербург, 2007) и Россия как страна-мечта (Санкт-Петербург, 2010). Патриотическая идея, на наш взгляд, должна быть ориентирована на создание общества, в котором бы большинству людей жилось комфортно в соответствии со способностями и их реализацией. Во все времена для Руси характерно было стремление к социальной справедливости и равенству, интерес общины или коллектива ставился выше личного. Все, кто готов плодотворно трудиться на благо общества - и врач, и строитель, и хлебопашец, и предприниматель, и управленец, - должны иметь такую возможность. Обеспечить это - обязанность государства. Кроме того, патриотические ценности должны базироваться на основе достоверных знаний о потребностях и нуждах Отечества, его прошлом, настоящем и будущем. Любовь, по СЛ. Франку, «не есть нечто только субъективное, а вместе с тем объективное знание и укорененность в объективном бытии» [23. С. 197]. В связи с этим считаем необходимым выделение гносеологического (интеллектуального) аспекта патриотического сознания, который определяют: степень адекватности отражения Отечества как части объективной реальности в сознании социального субъекта; использование всех методов познания процессов, происходящих в обществе; полнота и глубина приобретенных знаний об Отечестве, его истории и перспективах развития. Исходя из этого, следует признать возможность получения ложных знаний о нуждах Отечества, о его роли в мире. А значит, идеология может быть не только положительной, выполнять прогрессивные функции, но и отрицательной, построенной на ошибочных знаниях. Убедительный пример тому - идеология фашизма, прикрывавшаяся и спекулирующая патриотической фразеологией, но являющаяся, по сути, человеконенавистнической, преступной. На сегодняшний день многим становится очевидной ложность ряда положений либеральной идеологии. В связи с этим, как отмечает К.Ю. Колесников, наблюдается стремление государственных и общественных институтов вести патриотическую работу с гражданами, опираясь на принципы либеральной демократии, но с антилиберальных идеологических позиций [13. С. 19]. Таким образом, в условиях идеологического плюрализма патриотическая идеология должна быть признана и поддержана в качестве общенациональной идеи.

Ключевые слова

патриотизм, идеология патриотизма, идеологическое многообразие, patriotism, the ideology of patriotism, ideological diversity

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Трифонов Юрий НиколаевичТамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФкандидат философских наук, доцент, доцент кафедры государственной и муниципальной службыliony12345@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Кузнецов В.Н. Идеология развития России. М.: Книга и бизнес, 2010. 500 с.
Франк С.Л. Душа человека. Репринтное воспроизведение издания 1918 г. М.: Наука, 1990.
Барциц И.А. Доктрина «конституционного патриотизма» (российские мечтания по мотивам европейского идеала с германскими корнями) // Государственная служба. 2013. № 5.С. 3-9.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.mk.ru/politics/2016/02/03/putin-rasskazal-v-chem-zaklyuchaetsya-nacionalnaya-ideya-v-rossii.html (дата обращения: 09.02.2016).
Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 года // Российская газета. 2013. 13 дек.
Лихачева Е.А., Трифонов Ю.Н. Модернизация России и государственная политика в духовной сфере // Ученые записки Тамбовского регионального отделения Российского союза молодых ученых / Тамб. регион. отделение РоСМУ; отв. ред. А.В. Кузьмин. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2015. С. 59-65.
Щербинин А.И. Вхождение в политический мир (Теоретико-методологические основания политической дидактики) // Полис. Политические исследования. 1996. № 5. С. 136-145.
Назаров Д.А. Некоторые вопросы влияния идеологического и политического многооб-разия на развитие гражданского общества // Правовая инициатива. 2014. № 2. С. 37-41.
Зюганов Г.А. Держава. 2-е изд., дораб. и доп. М.: Информпечать, 1993.
Чубайс И. Разгаданная Россия. Что же будет с Родиной и с нами. (Опыт философской публицистики). М.: АиФ Принт, 2005. 233 с.
Ешев М.А. Патриотизм в советской и постсоветской России // Власть. 2014. № 5. С. 85-89.
Колесников К.Ю. Особенности политики патриотического воспитания граждан России в ус-ловияхпартийно-идеологического плюрализма: дис..канд. полит. наук. Саратов, 2015. 179 с.
Отечество воспрянет деяниями патриотов (материалы «круглого стола») // Красная звезда. 1995. 27 дек.
Мирский Р.Я. Патриотизм в условиях советского общества и его революционного обновления: Автореф. дис.. д-рафилос. наук. М., 1988. 52 с.
Лысенко Н. Абсолютная идея нашего будущего // Молодая гвардия. 1994. № 4. С. 189-206.
Щербинин А.И., Щербинина Н.Г. Конструкт «Святая Русь» и его смысловые актуализации // Вести. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 3 (31). С. 5-14.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://tass.ru/obschestvo/2037902 (дата: обращения 17.03.2016).
Яковлев А.Н. Жириновскому и другим «патриотам» в жирных кавычках // Известия. 1995. 25 апр.
Ильин И.А. Путькочевидности. М.: Республика, 1993.
Бородин Е.Т. Русская идея есть идея русского патриотизма // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 6. С. 260-271.
Абрамов А.В. Современный российский патриотизм: каков он? // [Электронный ресурс]. Электронный журнал «Вестник МГОУ» / www.evestnik-mgou.ru. 2013. № 4. С. 2-11. (дата обращения: 17.12.2015).
Яновский Р.Г. Становление идеологии патриотизма // Общество и право. 2006. №4 (14). С. 20-24.
Досов Ю.Н., Кончугов А.В. Вопросы патриотизма: плюрализм и фальсификации // Вестник Военного университета. 2009. № 4. С. 81-87.
 О патриотической идеологии в условиях идеологического многообразия | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 3 (35). DOI: 10.17223/1998863X/35/26

О патриотической идеологии в условиях идеологического многообразия | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 3 (35). DOI: 10.17223/1998863X/35/26