Холистические предпосылки в третьем аргументе трактата Горгия «О несущем» | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 4(36). DOI: 10.17223/1998863X/36/3

Холистические предпосылки в третьем аргументе трактата Горгия «О несущем»

Мы показываем, что в третьем аргументе трактата «О не-сущем» Горгий доказывает два тезиса: I. Различные субъекты не могут постигать один и тот же внутренний интенциональный объект; и II. Различные субъекты не могут постигать один и тот же реальный интенциональный объект. Мыукажем пароль холистических допущений в этом доказательстве.

A holistic assumptions in the third argument of Gorgias' treatise "On non-being".pdf Введение В настоящей статье мы намерены продолжить начатый в [1] разбор аргументации Горгия в третьем аргументе трактата De Melisso Xenophane Gorgia, VI, §§ 23-26. Мы покажем, какие преимущества может дать предположение о неявном использовании Горгием холистического понимания целого для интерпретации этого аргумента, в котором обосновывается непере дав аемость того, что один человек мыслит о сущем другому человеку (§ 26). Мы предлагаем интерпретацию рассуждения Горгия в §§ 23-26, в котором он доказывает два тезиса24: I. Различные субъекты не могут постигать один и тот же внутренний интенциональный объект (§§ 23, 25); и II. Различные субъекты не могут постигать один и тот же реальный интенциональный объект (§ 24). Мы делаем предположение, что в II. используются два допущения, которые, как мы пытались показать в наших предыдущих статьях [2, 3, 4], мог использовать Парменид в своей поэме при обосновании немножественности сущего. Первое допущение утверждает тождество интенционального акта и его объекта, а второе - неразличимость объектов, которые не могут существовать (мыслиться, постигаться) друг без друга. Кроме того, ив I., ив II. используется третье допущение: целое или сложный объект имеет холистический характер, конституенты которого определяются друг через друга, а значит, не могут существовать друг без друга. Наша интерпретация помогает утверждать существенную связь рассматриваемого рассуждения Горгия с некоторыми положениями из поэмы Парменида [3; 1] и с тезисом Протагора о человеке как мере всех вещей [4]. В этом наша интерпретация отличается от интерпретации А. Мурелатоса [5. P. 164, note 2; 5. P. 166, note 31], отвергающего опору Горгия на тезис Протагора. Кроме того, наша интерпретация §§ 23-26 делает рассуждение Горгия во всём третьем аргументе единообразным и исходящим из одинаковых принципов - в отличие от подхода А. Мурелатоса, который мы разбирали в [1. С. 265]. Сначала мы приведём положения, задающие один из способов холистической трактовки целого. К некоторым из этих положений, с нашей точки зрения, могут быть с разной степенью надёжности редуцированы некоторые высказывания Горгия из §§ 23-26. Затем мы последовательно разберём §§ 23-26 и попытаемся объяснить, почему мы полагаем возможным использование Горгием нескольких частных случаев этих положений. Формализация холизма25 Мы будем подразумевать под холистическим пониманием целого следующий тезис: (H) Какая-либо конституента первого целого отличается от каждой конституенты второго целого, если и только если каждая конституента первого целого отличается от каждой конституенты второго целого. Под (несобственными) конституентами целого в (H) и далее мы будем понимать объекты (части), связываемые в целое какими-либо отношениями, свойства объектов и отношения между ними, а также само это целое. Положение (H) подразумевается в нескольких широко известных формулировках холистического подхода к соотношению целого и его частей или конституент. В качестве примера приведём следующую формулировку: (H1) Любая конституента целого определяется через каждую из его конституент. Положению (H) эквивалентно положение: (H2) Некоторая конституента первого целого тождественна некоторой конституенте второго целого, если и только если каждая конституента первого целого тождественна соответствующей конституенте второго целого. Мы будем полагать, что отношение тождества и различия в (H) и (H2) удовлетворяет следующим двум принципам - Принципу неразличимости тождественных и Принципу тождества неразличимых, соответственно: (Id^In) (Vx) (Vy) [x=y ^ (VP) (P(x) ~ P(y))]. (In^Id) (Vx) (Vy) [(VP) (P(x) ~ P(y)) ^ x=y]. Частным случаем (H) является положение: (PW) Одна и та же часть не может содержаться вразличных целых. Одним из условий, при которых имеется «целое», о котором идёт речь в (H), является следующее: (Rel^W) Если какие-либо объекты соотнесены каким-либо отношением, то имеется некоторое целое (например, положение дел), содержащее все эти объекты, соотнесённые этим отношением, или целое, тождественное некоторым соотнесённым объектам и содержащее все остальные. Ещё одно допущение касается не целого вообще, а специфического целого, которым является пропозиция как объект пропозициональной установки, на которую направлен интенциональный акт: (IndepIA) Если интенциональный акт направлен на внутренний интенциональный объект, то этот внутренний интенциональный объект определяется этим и только этим интенциональным актом. Далее мы будем полагать, что пропозиции находятся среди внутренних интенциональных объектов. Действительно, из допущения (Re) Некоторые характеристики реального объекта не определяются интенциональным актом, положений (ReWW), (IndepIA), (H1) выводится противоречие. Таким образом, мы получили положение (-ReI) Интенционалъный акт не может быть направлен на реальный объект. Оправдать (IndepIA) можно через допущение, что интенциональный акт тождествен тому целому из внутренних интенциональных объектов (пропозиции), на которое он направлен. Также можно допустить, что интенциональный акт не зависит от других интенциональных актов, являясь проявлением «свободной» или «независимой» активности субъекта, и если актов много, то в целом окажутся части не определяемые друг через друга, что запрещено в (H1). Более сильным положением, чем (IndepIA), является следующее положение: (Id) Интенциональный акт и внутренний интенциональный объект этого акта тождественны друг другу. Из (Id) следует (IndepIA), но не наоборот. Из (H1) & (IndepIA) следует: (UnIA) На любой внутренний интенциональный объект, на который направлен какой-либо интенциональный акт, направлен один и только один интенциональный акт. Положение (H) можно формализовать в виде: (Hf) (3d) (VC2) (С1*?2) ~ (VcO (VC2) (C1*?2), где C\ является переменной, пробегающей по конституентам произвольного целого w1, c2 является переменной, пробегающей по конституентам произвольного целого w2: c1ew1 & c2ew2. Положение (Id) можно формализовать в виде: (Idf) (ty) (Yp) (VA) [(A;p) ~^=>]. Выражение «A^'p» читается как «интенциональный акт /л типа A направлен на пропозицию "р, которую выражает предложение р». Теперь мы можем записать исходный, являющийся базовым для последующих вариаций, частный случай (Hf) - холистическое допущение о соотношении частей и целого не для любого целого, как было в (Hf), а только для специфических целых, которыми являются пропозиции, или для целых, которые состоят из пропозиций и направленных на них интенциональных актов. Для простоты мы будем рассматривать элементарные пропозиции, выражаемые предложениями с одноместными предикатами: (HPrbasic) [A1,"P(a) & A\~Q(b)] ^ [{"P(a) = "Q(b) v ц= v P=Q v a=b} ^ {"P(a) = "Q(b) & ju=v & P=Q & a=b}]. В (HPrbasic) и далее мы подразумеваем возможность универсальной кван-тификации перед всей формулой по каждому терму, но не будем записывать кванторы, чтобы облегчить понимание формул. Выражение «A} ^P(a)» в (HPrbasic) читается как: «интенциональный акт ц типа A1 направлен на пропозицию P(a), которую выражает предложение P(a)». Положение (HPrbasic) можно вывести из (Hf) & (Idf) или из (Hf) & (UnIA). Далее используем следующие допущения: (^S) Если субъекты различны, то их интенционалъные актыразличны -[A\{s1)"P(a) & A2v(s2)"Q(b)] ^ М*1)М*2)]. (^A) Если типы интенционалъных актов (восприятие, понимание, вера и проч.; различие типов выражается через различные пропозициональные установки или различные эпистемические операторы) различны, то интенционалъные актыразличны - [AVP(a) & AVQ(b)] ^ [AVA2 ^ Из (UnIA) & (^S) можно получить следующее положение: (^SO) Если имеются два различных субъекта, интенционалъные акты которых направлены на их внутренние интенционалъные объекты, то внутренние интенционалъные объекты этих интенционалъных актов этих субъ-ектовразличны. Из (HPrbasic) & (^S) & (фК) можно получить ещё одно положение, отражающее холистический характер такого целого, как пропозиция; это положение можно рассматривать как вариацию (HPrbasic): (HPr) [A\isi{P(a) & A2v(s2)"Q(b)] ^ [fP(a) Ф Q(b) v MsO^vfe) v v P1Q v a+b v A^A2} ^ fP(a) Ф Q(b) & M*)^) & P+Q & a#}]. Выражение «A ^(s\)P(a)»» читается как «субъект s1 обладает интенцио-нальным актом ^ типа A26, направленным на пропозицию ~P(a), которую выражает предложение P(a)». Неформально, в (HPr) говорится следующее: Если хотя бы одна конституента одной пропозиции отличается от соответствующей конституенты другой пропозиции (причём среди конституент пропозиции присутствует сама пропозиция) или тип интенционалъных актов, направленнъа на эти пропозиции, различен, или различны субъекты этих актов или сами эти акты, то все конституенты этих пропозиций различны и направленные на эти пропозиции интенционалъные акты тожеразличны. Теперь посмотрим на то, в каком виде (HPrbasic) и (HPr) используются Горгием. MXG, VI, § 23 До нас дошло два изложения трактата Горгия О не-сущем, или О природе: Секст Эмпирик, «Против учёных» - Adv. Math. VII, 65-871 и Псевдо-Аристотель, «О Мелиссе, Ксенофане, Горгии» - De Melisso Xenophane Gorgia (далее - MXG), гл. V-VI, 980a 19-980b 212. Интерес для нас сейчас представляет только последняя, третья, часть трактата (MXG VI, §§ 20-26, 979a12-980b21; Adv. Math. VII, 83-87), являющаяся обоснованием несообщаемое™ ментального содержания одного субъекта другому субъекту. Ниже мы подробно рассмотрим тезисы и аргументы из §§ 23-26. В MXG VI, § 23, 980b8-11 говорится следующее: «Если же предположить, что возможно [для говорящего] познать [нечто], и даже сказать о том, что ему удалось познать, то мыслит ли при этом слушающий то же самое? Ибо одно и то же не может совместно присутствовать во многих и отдельных [целых]27; ибо в этом случае одно стало бы двумя». Из приведённой цитаты видно, что Горгий в § 23 пытается доказать следующий тезис: (С23)Внутренний интенциональный объект мышления слушателя может не совпадать с оригинальным интенциональным объектом мышления, который имел в виду говорящий. И Горгий приводит основание для (G23): одна и та же часть не может присутствовать в «отдельных», а значит, различных целых, ведь часть в первом целом не тождественна части во втором целом. Выше мы обозначили это положение как (PW). Горгий имеет право ссылаться на (PW), если он (неявно) признаёт (H). Однако одного лишь (H) недостаточно для получения вывода о возможности несовпадения интенциональных объектов говорящего и его слушателя. Горгию нужно ещё установить, что говорящий и слушающий, содержащие свои интенциональные объекты, являются различными целыми, т.е. не составляют одно целое, содержащее и говорящего с его интен-циональными объектами, и слушающего с его интенциональными объектами. Для того, чтобы это установить, Горгий мог бы дополнительно принять ещё два допущения. Первым допущением является (^S). Вторым допущением является (IndepIA). Заметим, что посредством (H) & (IndepIA) & (^S) можно доказать более сильное заключение, чем (G23): внутренние интенциональные объекты двух различных субъектов не просто могут не совпадать, но не совпадают. Это заключение является более сильным также и потому, что для его получения нам нет нужды допускать, что один интенциональный акт принадлежит именно говорящему, а другой - его слушателю. Это заключение формализуется следующим образом: (G231) [G,{4P(a) & Gv(S2)"Q(b) & s^} ^ a+b. Здесь G - эпистемический оператор, соответствующий пропозициональной установке «постигать, что ...». Постижение некоторой пропозиции не влечёт согласие с ней или убеждённость в ней. Положение (G231) следует из (H) & (IndepIA) & (^S), являясь в то же время частным случаем (HPr). Положение (G23) следует из (G231), если сначала si интерпретировать как говорящего, s2 - как его слушателя, а затем применить правило p ^ Op. Внешние или реальные интенциональные объекты в § 23 не рассматриваются. Доказательство того, что различные интенциональные акты не могут быть направлены на реальный объект, Горгий приводит ниже, в § 24. MXG, VI, § 24: общая структура Далее читаем - MXG VI, §24, 980b11-14: «Но даже если, говорит он, [одно и то же] может [присутствовать] одновременно в нескольких [различных людях], ничего не препятствует (oujdeei) тому, чтобы оно не явилось (fai>nesqai) для них [в видах], подобных (oJmoi>oiv) [друг другу] - если сами они [sc. люди] не полностью подобны друг другу и не находятся в одном и том же (ejn tw~| aujtw~|); а будь они именно такими, они уже не были бы двумя [различными людьми]». Интерпретация § 24 в виде законченного силлогистического рассуждения является непростым делом и может быть выполнена несколькими способами. В любом случае, как кажется, целью рассуждения Горгия является ниспровержение следующего положения: (ReO) Интенционалъные акты двух различных субъектов направлены на один и тот же интенциональный объект. Перефразируем (ReO) в виде (s1 и s2 - субъекты, ios\ - интенциональный объект интенционального акта, принадлежащего субъекту s1, ios2 - интенциональный объект интенционального акта, принадлежащего субъекту s2): (ReO ) s1^s2 & ios1=ios2. Также кажется понятным, что доказательство в целом является доказательством a contrario и состоит в принятии в качестве допущения для доказательства a contrario (ReO1), установлении его ложности и впоследствии отбрасывания, т.е. в принятии отрицания (ReO1), которое означает, что никакие субъекты не могут обладать интенциональными актами, направленными на один и тот же интенциональный объект. MXG, VI, §24: интерпретация текста Сначала Горгий допускает, что (ReO1) истинно для случая, когда интенциональными объектами являются реальные объекты, т.е. допускает, что s1^s2 & iors1=iors2. Горгий далее утверждает: «ничего не препятствует» тому, чтобы iors1 и iors2 (iors1=iors2) показались субъектам s1 и s2 в виде iois1 и iois2 соответственно, причём iois1^iois2, если выполнены определённые условия; но выполнение этих условий влечёт s1=s2. Будем интерпретировать выражение «ничего не препятствует тому, чтобы iois1^iois2, еслиp» как «если p, то возможно, что iois1^iois2» = «p ^ 0(iois1^io!s2)». Последующее выражение «[люди] не полностью подобны [друг другу]» естественно трактовать как «обладают несовпадающими характеристиками». Используя это, запишем положение «... ничего не препятствует (oujdeei) тому, чтобы оно [sc. одно и то же реальное сущее] не явилось (fai>nesqai) для них [sc. для людей] [в видах], подобных (oJmoi>oiv) [друг другу] - если сами они [sc. люди] не полностью подобны друг другу и не находятся в одном и том же (ejn tw~| aujtw~|), ...» в следующем виде: (1) Субъекты s1 и s2 обладают несовпадающими характеристиками & s1 и s2 не «присутствуют в одном и том же» ^ 0(iois1^io!s2). Далее, положение «... а будь они [sc. люди] именно такими [т.е. имей они именно те свойства, которые отрицаются у них в предыдущем предложении = будь люди "полностью подобны" друг другу и находясь "в одном и том же (ejn tw~| aujtw~|)"], они уже не были бы двумя [различными людьми]» перепишем в следующем виде: (2) Все характеристики s1 и s2 совпадают & s1 и s2 «присутствуют в одном и том же» ^ s1 =s2. Выражение «присутствуют в одном и том же» в (1) можно трактовать по крайней мере двумя способами: во-первых, как «присутствуют в одном и том же месте», во-вторых - как «присутствуют в одном и том же целом». Однако трактовка «присутствуют в одном и том же месте» не позволит из (1) & (2) & s^s2 & iors^io^ вывести желаемое Горгием s1=s2. Поэтому далее мы будем рассматривать трактовку «присутствуют в одном и том же целом». В положении (2) из первого конъюнкта антецедента & (In^Id) следует s1=s2, т.е. антецедент (2). Кстати, второй конъюнкт антецедента (2) также следует из первого. Таким образом, (2) достаточно надёжно. Как мы допустили, s1 и s2 имеют один и тот же интенциональный объект - реальный интенциональный объект r=iorS\=iors2. Это означает, что s1 и s2 соотнесены друг с другом некоторым отношением. По (Rel^W), имеется некоторое целое, конституентами которого являются s1 и s2. Поэтому второй конъюнкт из антецедента (1) ложен. Следовательно, остаётся принять второй конъюнкт из антецедента (2) - s1 и s2 присутствуют в одном и том же целом. MXG, VI, §24: неявная опора на парменндовское допущение В этом месте, если мы хотим предложить последовательную интерпретацию Горгия, нам придётся привлечь дополнительный критерий различия объектов, ещё не рассматривавшийся в настоящей статье: (DisO) Объекты произвольной природы различимы, если и только если хотя бы один из нихможет существовать, если не существует другой. Формулировка критерия (DisO) близка к определению «реального различия» у Дунса Скота - с той разницей, что в (DisO) не подразумевается, что «существование» должно быть обязательно «реальным»; (DisO) может применяться также и к объектам, существующим в мышлении. Другим критерием, близким к (DisO), является критерий различия пропозиций, использовавшийся Г. Фреге. Критерий Фреге также может рассматриваться как частный случай (DisO). Ранее мы трактовали один из частных случаев (DisO) как одну из посылок в парменидовском доказательстве немножественности сущих или их неразличимости (см. положение (T3b) в [2. С. 243]). Если Парменид действительно использовал положение, близкое к (DisO), то Горгий, который, несомненно, использовал элеатовские темы, методы, посылки и заключения28, мог также использовать и (DisO). По (H1) и полученному выше положению s1 и s2 присутствуют в одном и том же целом, субъекты s1 и s2 определяются друг через друга, а значит, не могут существовать независимо друг от друга. Из этого, по (DisO) & modus tol-lens, следует, что s1 и s2 неразличимы. Иначе говоря, мы получили, что все характеристики s1 и s2 совпадают - первый конъюнкт антецедента (2). Таким образом, мы получили оба конъюнкта антецедента (2). Следовательно, мы получили и консеквент (2) - s=s2. MXG, VI, §24: итоговая интерпретация всего рассуждения Всё вместе доказательство, которое мы полагаем интерпретацией § 24, выглядит следующим образом. Из iors1=iors2 & (ReWW) & (H29) & (DisO) & modus tollens выводится неразличимость s1 и s2. Из неразличимости s1 и s2 & (In^Id) (или из неразличимости s1 и s2 & (2)) следует s1 =s2. Но это противоречит принятому допущению s1^s2 & iors1=iors2. Следовательно, (ReO1) для случая интерпретации интенциональных объектов как реальных - s1^s2 & iors1=iors2 - следует отбросить. Заметим, что положение (1) в выводе непосредственно не участвует; можно предположить, что (1) играет поясняющую роль, вводя читателя в курс дела и объясняя рассматриваемую ситуацию. При этом из (ReO1) для случая интерпретации интенциональных объектов как внутренних - s1^s2 & iois1=iois2, - также выводится противоречие: из s1^s2 & (Id) следует iois1^iois2, а значит, (ReO ) ложно. Заметим, что iois1^iois2 следует также и из s1^s2 & (^SO). В итоге получаем, что (ReO1) следует отбросить для любой интерпретации интенциональных объектов, т.е. следует признать, что интенциональные акты двух различных субъектов не могут быть направлены на один и тот же интенциональный объект - как внутренний, так иреальный. Заметим, что Горгий, если признаёт посылки (Rel^W) и (H1), необходимые для выведения -(s1^s2 & iors1=iors2), может получить с их использованием более сильное, чем -(s1^s2 & iors1=iors2), положение (-ReI), следующее, как мы видели выше, из (ReWW) & (IndepIA) & (H1). Таким может быть один из способов обоснования тезиса из MXG VI, § 20, 980a18: «.даже если вещи и существуют [в реальности], для нас они непознаваемы». MXG, VI, § 25 Рассмотрим MXG, VI, § 25, 980b14-17: «Но кажется, что даже одни и те же [реальные] объекты [даже один] человек воспринимает (cpaDvexai □цош аПобауПцеуос;) в одно и то же время несходным образом, но различное слыша и видя, и различая их теперь и прежде. Поэтому едва ли один [человек] воспринимает всё так же, как другой». В первой части первого предложения (заканчивающейся словами «... различное слыша и видя») утверждается, что интенциональные акты различных видов даже одного субъекта в одно и то же время направлены на различные внутренние интенциональные объекты, вне зависимости от того, направлены они на разные реальные объекты или на один и тот же реальный объект. Таким образом, здесь утверждается, что s1=s2 & iorS\=iorS2 & РфР ^ ioг■S\^ioг■S2. Здесь эпистемический оператор Pv соответствует пропозициональной установке «видеть, что ...», a P - «слышать, что ...». Записать это более точно можно через следующие две формулы, вероятно, они обе в равной мере могут рассматриваться как формализация первой части первого предложения § 25: (G25s1.1) {PWP(ar) & PVQ(b) & PVP3} ^ "P(ar)f Q(br). (G25s1.130) {Py^(S)'P(ar) & PVQ(b) & PVP"} ^ a^br. Здесь ar обозначает представление (или «маску») о реальном объекте r (или за которым стоит реальный объект r); ar обязательно является интен-циональным объектом некоторого интенционального акта. Каждая из этих формул выводится из (H) & (IndepIA) & (^A) и является частным случаем (HPr). Во второй части первого предложения из § 25 «.и различая их [воспринимаемые объекты, т.е. внутренние интенционалъные объекты] теперь и прежде» утверждается, что один и тот же субъект в разное время воспринимает один и тот же реальный объект в виде различных интенционалъных объектов1, вне зависимости от того, направлены ли его интенциональные акты на разные реальные объекты или на один и тот же реальный объект. Вероятно, здесь подразумевается, что субъект изменяется с течением времени, так что, строго говоря, мы имеем здесь дело не с одним субъектом, а с двумя различными субъектами. Мы можем допустить также, что Горгий подразумевает здесь (^S). По (^S), различие субъектов влечёт различие их интенционалъных актов. Кажется, Горгий здесь уже не ограничивается только «ви дением» и «слышанием», вероятно, говоря о произвольных способах восприятия (которые мы будем изображать в виде эпистемических операторов P1 и P2): (G25s1.2) {P1^(s1)"P(ar) & P^Qb) & s^} ^ a^br. Положение (G25s1.2) следует из (H) & (IndepIA) & (^S), являясь частным случаем (HPr). Во втором предложении § 25 Горгий делает вывод, что ни один субъект не воспринимает реальный объект в том же виде (т.е. под теми же «масками»), что другой субъект, вне зависимости от того, направлены ли интенциональные акты этих субъектов на разные реальные объекты или на один и тот же реальный объект. В действительности этот вывод совпадает с тезисом из второй части первого предложения § 25, где из различия субъектов выводится различие их внутренних интенционалъных объектов. В обоих случаях этот вывод формализуется как (G25s1.2). Заключение: MXG, VI, § 26 Ниже, в последнем параграфе трактата, Горгий подводит итог всему аргументу, говоря, что знание одного субъекта не может быть сообщено другому субъекту, отличному от первого, поскольку (MXG VI, § 26, 980b 19): «...никто не мыслит то же самое, что и кто-то другой». Иначе говоря, передать то, что знаешь, думаешь и проч. о фиксированном интенциональном объекте, невозможно (помимо прочих оснований, не рассматривавшихся в настоящей статье) просто потому, что успешная передача подразумевает, что оба субъекта имеют в виду один и тот же интенциональный объект, а это невозможно в силу рассмотренных выше следующих двух аргументов. I. Различные субъекты не могут постигать один и тот же внутренний интенциональный объект, что можно формализовать следующими способами: (G26){Gи"P(a) & Gv"Q(b) & ф} ^ "P(a)f Q(b). (G261) {G/P(a) & Gv"Q(b) & ^ a+b. В (G26) «то же самое» трактуется как «мысль» или «пропозиция», а в (G261) «то же самое» трактуется как «внутренний интенциональный объект»; (G26) и (G261) следуют из (H) & (IndepIA) и являются частными случаями (HPrbasic). Заметим, что ранее мы предлагали такую интерпретацию тезиса Протаго-ра о человеке как мере всех вещей и некоторых фрагментов поэмы Пармени-да, в которой используются различные частные случаи (HPr), так что можно предположить, что Протагор и Парменид были предшественниками Горгия в использовании (H) - см. [3, 4]. II. Различные субъекты не могут постигать один и тот же внешний интенциональный объект в силу доказательства из § 24, использующего сильное дополнительное допущение (DisO), не встречающееся в других рассуждениях Горгия из §§ 24-26. Смысл этого рассуждения в том, что субъекты, постигающие какой-либо один и тот же объект, связаны друг с другом, а значит, по (Rel^W), составляют целое, а значит, по (H1), все конституенты в этом целом определяются друг через друга и не могут существовать друг без друга, а значит, по (DisO), неразличимы, а значит, по (In^Id), тождественны друг другу.

Ключевые слова

intentional objects, holism, intentional acts, "On Non-Being", Gorgias, интенцио-нальные объекты, интенциональные акты, холизм, «О не-сущем», Горгий

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Берестов Игорь ВладимировичИнститут философии и права Сибирского отделения Российская академия наук; Новосибирский государственный университеткандидат философских наук, старший научный сотрудник сектора истории философии; ассистент философского факультетаberestoviv@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Calogero G. Studi sull' eleatismo. Roma: Tipografia del Senato, 1932.
Loenen J.H.M.M. Parmenides, Melissus, Gorgias: A Reinterpretation of Eleatic Philosophy. Assen: Royal VanGorcum, 1959.
Aristoteles. De Xenophane, de Zenone, de Gorgia // Aristotelis opera / Bekker, I., ed. Berlin: Reimer, 1831 Vol. 2. P. 202-206.
Вольф M.H. Трактат О не-сущем, или О природе Горгия в De Melisso Xenophane Gorgia, V-VI: Условно-формальная структура и перевод // Schole. Философское антиковедение и классическая традиция. 2014. Т. 8, вып. 2. С. 152-169.
Sextus Empiricus. Adversus mathematicos // Sexti Empirici opera. Vols. 2-3. / Mutschmann, H., ed. Leipzig: Teubner, 1914.
Mourelatos A.P. D. Gorgias on the Function of Language // Philosophical Topics. 1987. Vol. XV, No. 2. P. 135-170.
Берестов И.В. Парменидовские предпосылки в homo mensura Протагора // Schole. Философское антиковедение и классическая традиция. 2016. Т. 10, вып. 2. С. 659-670.
Берестов И.В. Эпистемический холизм в 28 B 2 DK Парменида и в «Евтидеме» Платона // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия «Философия». 2015. Т. 13, вып. 2. С. 104-114.
Берестов И.В. «Единство сущего» у Парменида как неразличимость конституент ноэмы // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2015. № 4 (32). С. 240-253.
Берестов И.В. Аргументы Горгия Леонтийского как свидетельство философской значимости проблемы интенционального тождества // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2016. № 2 (34). С. 259-268.
 Холистические предпосылки в третьем аргументе трактата Горгия «О несущем» | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 4(36). DOI: 10.17223/1998863X/36/3

Холистические предпосылки в третьем аргументе трактата Горгия «О несущем» | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 4(36). DOI: 10.17223/1998863X/36/3