Характеристики «среды жизнеосуществления» города и реализация жизненных ценностей молодежи | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863Х/37/18

Характеристики «среды жизнеосуществления» города и реализация жизненных ценностей молодежи

Исследуются проблемы взаимосвязи между индивидуальными личностными характеристиками молодежи (самоорганизованности, самодетерминации личности и удовлетворенности жизнью) и восприятием ею возможностейреализации своих базисных жизненных ценностей в городской среде. Проведены факторизация переменных базисных ценностей и множественный анализ соответствий для выявления связи между личностными характеристиками и социальными установками индивидов по отношению к городской среде.

Characteristics of the urban "life fulfilment environment" and the possibility for the realization of the youth's.pdf Введение В социально-гуманитарных исследованиях городской среды одним из наиболее активно разрабатываемых направлений является изучение вопросов о том, как конфигурация этой среды влияет на возможности и мотивации жителей города к жизнеосуществлению, достижению значимых целей и реализации личностного потенциала, в частности потенциала молодежи. Необходимо заметить, что ведущие отечественные экономисты уже указывают на то, что в ближайшей перспективе одной из ключевых проблем социально-экономического развития станет именно «дефицит высококачественного человеческого капитала» [1. С. 244], который обусловлен специфической конфигурацией культурных и институциональных факторов, и именно конкуренция за высококачественный человеческий капитал станет одним из ключевых факторов успеха или неуспеха социально-экономического развития российского общества. Так как основной средой самореализации для современного человека является город, а основным объектом развития человеческого капитала является молодежь (в первую очередь, учащаяся молодежь), то неудивительно, что именно вопрос жизнеосуществления молодежи в городской среде и взаимосвязи успешности этого жизнеосуществления с конфигурацией соответствующих социокультурных институтов занимает одно из главных мест в современных отечественных социально-психологических исследованиях. В частности, проблема жизненного самоосуществления молодежи, особенностей её социокультурной идентичности и психологических факторов, обусловливающих мотивацию к самоосуществлению, поднималась в работах С.А. Богомаза, С.А. Литвиной, О.И. Муравьевой, А.Ю. Рыкуна, Е.В. Суху-шиной, К.М. Южанинова, И.С. Самошкиной, И.О. Логиновой, В.Б. Чупиной, Ю.В. Живаевой, Е.И. Стояновой, А.В. Микляевой, П.В. Румянцевой (см., напр.: [2-12]). Отдельно стоит упомянуть, что в современных социокультурных услови-ях фокус рассмотрения в исследованиях городских сообществ смещается с самих сообществ на оценку ими городской среды, как более релевантную социокультурному пространству города. Как указывает в своей работе, в частности, А.А. Мусиездов, в условиях перманентной социальной трансформации, социокультурного многообразия жителей городов, которое только усиливается в современном «информационном обществе», именно представления индивидов о городе являются более корректным предметом исследова-ния идентичности, чем традиционные представления о городском сообществе («городское сообщество», «городской образ жизни»), выделить и концептуализировать которое в социальном пространстве представляется практически невозможным [8. С. 122-123]. Исходя из вышеизложенного, предметный фокус данной статьи можно сформулировать как изучение взаимосвязи между индивидуальными характеристиками личности и оценками ею городской среды с точки зрения идентификации с городом и оценок возможностей реализации в нем своих базисных жизненных ценностей и устремлений. Эти вопросы мы и попытаемся раскрыть ниже. Методика исследования Для решения наших исследовательских задач и, в частности, изучения многомерной взаимосвязи между категориальными и метрическими переменными мы применили в данной работе множественный анализ соответствий, разработанный в рамках более обширного подхода под названием «геометрический анализ данных». Ключевые идеи данного направления были заложены в работах Ж.-П. Бензекри и получили дальнейшее развитие усилиями таких исследователей, как А. Руане и Б. Ле Ру. Основные положения подхода можно свести к следующему: начиная с таблиц с группировкой по двум признакам, элементы двух наборов, обозначающие элементы таблицы, становятся точками в геометрическом пространстве, формируя два «облака точек». Для таблиц сопряженности напрямую возможно применение анализа соответствий, однако для таблиц типа «Индивиды х Переменные» (в роли индивидов, разумеется, могут выступать не только сами индивиды, но и любые другие классы объектов - предприятия, случаи, годы и т.д.) доступны два других метода - количественные переменные анализируются при помощи метода главных компонент, а категориальные - при помощи множественного анализасоответствий [13. С. 1-2]. Преобразованные элементы двусторонней таблицы образуют два облака точек: облако индивидов (статистических единиц анализа) и облако категориальных переменных (ответов на вопросы). Упрощенно говоря, чем ниже частотность несовпадающих категорий, тем больше дистанция между индивидами; чем ниже частотность категорий, выбираемых индивидом, тем дальше его точка будет располагаться от центра облака; индивиды, которые выбирают редкие категории, будут располагаться на периферии облака. Каждое облако выстраивается в соответствии со своими главными осями, расположенными ортогонально, произвольно проводимыми и пересекающимися в центре облака. Первая главная ось соответствует наилучшему одномерному представлению облака (в смысле наименьших квадратов дистанций по отношению к главной оси), а плоскость, образованная двумя главными осями с наибольшей дисперсией, соответствует наилучшему двумерному распределению. Те категории и индивиды, которые участвуют в построении облаков, называются активными. Дополнительные категории не используются для определения дистанции между индивидами, однако если нам известно их отношение к активным индивидам, мы можем определить их положение на той же плоскости. Для анализа использован массив из 1860 наблюдений, собранных в разных городах (Томск, Новосибирск, Барнаул, Санкт-Петербург, Екатеринбург, другие города). Все эти города отличаются своими социокультурными характеристиками, в том числе и образовательными ресурсами, степенью включенности в процессы изменений. Психологические характеристики личности В качестве активных переменных, структурирующих пространство психологических характеристик личности, мы рассматриваем параметры и уровни самоорганизованности личности (оценка производилась при помощью опросника самоорганизации деятельности Е.Ю. Мандриковой), самодетерминации личности (оценка по шкале Б. Шелдон; в адаптации и модификации Е.Н. Осина) и шкалу удовлетворенности жизнью (автор Э. Динер; в адаптации Д.А. Леонтьева, Е.Н. Осина). Переменные самоорганизованности деятельности выражают степень сформированное™ у субъекта навыков тактического планирования и стратегического целеполагания и включают в себя как показатели, выражающие наличие целевых установок - «целеустремленность» (на рисунке ЦЕЛЕУСТ - осознанное стремление к поставленным целям), «планомерность» (ПЛАН - потребность в постоянном осознанном планировании деятельности), «самоорганизация» (САМООРГ - склонность при планировании прибегать к вспомогательным средствам), так и параметры, отражающие дея-тельностный аспект - «настойчивость» (НАСТ - воля и организованность, способность структурировать поведенческую активность), «фиксация» (ФИКС - исполнительность и негибкость в планировании), «ориентация на настоящее» (БУДУЩЕЕ - концентрация на происходящем в настоящий момент). Все эти категории отмечены на рис. 1 черным цветом и выделены жирным шрифтом. Переменные самодетерминации личности отражают уровень личностной зрелости и проявление личностного потенциала и включают в себя «самотождественность/самоотчуждение» (СД.АУТЕН - соответствие переживаемой жизни внутренней сущности личности), «самовыражение» (СД.САМОВЫРАЖ - соответствие жизни человека соответствует его жела-ниям и стремлениям) и «воспринимаемый выбор» (СД.ВЫБОР - вера субъекта в возможность выбора в собственной жизни). Эти категории на рис. 1 отмечены черным цветом. ФИ К С 1 хеорганизовэллоегь ПЛАН- " : ; сдмоорг- ; СД.БЫБОР+ НАСТ+ ; " ЦЕЛЕУСТ* СД.АУТЕН* СД.АУТЕН++ ЦЕЛЕУСТ- сДмООРГ- " .УДОВЛ+ *• БУДУЩЕЕ- *УДОВЛ ■: НАСТ++ СЙ,САМОВЫРАЖ++* отчужденность СД.САМОБЫРАЖ- "МКС- -БУДУЩЕЕ- СД.САМОБЫРАЖ* * V* СД АУТЕИ- f СДВЫБОР++1 аутентичность СД.САМОБЫРАЖ НАСТ-ПЛДН СД.ВЫБОР- I БУДУЩЕЕ-м- ЦЕЛЕУСТ- УДОВЛ □ 5УДУЩЕЕ+ •УДОВЛ++ НАСТ- САМООРГ+ i ■ а Ф.ИКС+ ПЛАН+ ЦЕЛЕУСТ++ СД.АУТЕН- СДБЫБОР-- ■ПЛАН++ САМООРГ++ ФИКС++ организованность \ ш -OS -0 4 0 0 4 0 0 Рис. 1. Активные категории индивидуальных характеристик Категории помечаются степенью выраженности признаков от «--» - самой слабой до «++» - самой сильной. Переменная «удовлетворенность жизнью» (УДОВЛ) измеряет когнитивную оценку соответствия жизненных обстоятельств ожиданиям человека и отражает общую меру внутренней гармонии и психологической удовлетворенности. Эти категории отмечены на рис. 1 светло-серым цветом. Для проведения множественного анализа соответствий мы использовали 10 вопросов-шкал, измеряющих обозначенные выше характеристики личности. Все метрические переменные были предварительно преобразованы в категориальные, в результате чего мы получили 10 переменных, каждая из которых включала в себя по четыре категории, выражающие крайне высокую, высокую, низкую или крайне низкую степень выраженности измеряемого признака, что в итоге дало нам 40 категорий для анализа. Собственные значения первых шести факторных осей составляют соответственно 0.26, 0.17, 0.15, 0.12, 0.12, 0.11. Модифицированные значения первых двух осей равны 0.76 и 0.13 соответственно, а их кумулятивные модифицированные значения равняются 0.89, поэтому для интерпретации мы будем использовать первые две оси (самодетерминация и самоорганизованность), так как именно они объясняют наибольшую долю дисперсии. Ось 1 (Xi = 0.76). Средний вклад одной категории в формирование оси составляет 2.5%, поэтому для анализа использовались только переменные, чей вклад превышает среднее значение. На рис. 1 видно, что переменные, вносящие наиболее значительный вклад по данной оси, связаны с самодетерминацией личности, целеустремленностью и удовлетворенностью жизнью. В левой части первой (горизонтальной) оси расположены категории, объединяющие крайне низкую целеустремленность, степень самодетерминации и удовлетворенности жизнью, в то время как в правой части располагаются категории, отражающие крайне высокий уровень самодетерминации, целеустремленности и удовлетворенности жизнью. Соответственно, данная ось выражает фундаментальную личностную оппозицию между аутентичностью (соответствием жизни субъекта его желаниям, представлениям и потребностям) со свойственными ей удовлетворенностью и мотивацией к достижению поставленных целей и отчужденностью субъекта, низкой удовлетворенностью жизнью и крайне низкой целеустремленностью. Ось 2 (Х2 = 0.13). Наибольший вклад по данной оси вносят переменные, связанные с фиксацией и применением индивидом вспомогательных средств для самоорганизации, в несколько меньшей степени - с планомерностью достижения поставленных целей. Как мы видим на рис. 1, в верхней части второй (вертикальной) оси располагаются категории, характеризующие крайне низкую степень фиксации субъекта и отказ от применения вспомогательных средств для самоорганизации, крайне низкую степень планомерности (потребности в осознанном планировании деятельности), в то время как в нижней части оси располагаются противоположные категории, выражающие крайне высокую степень фиксации и применение вспомогательных средств для самоорганизации. Таким образом, в самом общем виде вторая ось отражает оппозицию между неорганизованностью (и связанными с ней гибкостью и спонтанностью) и организованностью (и соответствующими ей регламентацией и ригидностью). Восприятие городской среды в зависимости от индивидуальных характеристик личности Пространство активных переменных позволяет нам определить отношение между категориями, составляющими индивидуальные характеристики личности, однако в целях нашего исследования необходимо выявить и описать взаимосвязь между этими личностными параметрами и категориями, характеризующими восприятие личностью городской среды, которые в нашем анализе представлены дополнительными категориальными переменными, не используемыми в формировании категориального пространства, однако располагающимися в нем в зависимости от своего отношения к активным переменным. Как показано в работе С.А. Литвиной, О.И. Муравьевой и С.А. Богомаза, субъективная оценка респондентами возможностей реализации ценностей в городской среде «является существенным фактором становления городской идентичности» [14. С. 42-43]: корреляциимежду показателями идентичности с городом и оценкой реализуемости ценностей оказались хотя и слабыми (0,121-0,179), но статистически значимыми [14. С. 41-42]. Для операциональной оценки реализуемости базовых ценностей в городской среде мы предлагаем опираться на разработанную исследовательским коллективом С.А. Богомаза шкалу степени реализуемости базисных ценностей в городе (СОРБЦ). Описание логики, методики построения и процедуры измерения приводится в работе [3], пример применения можно найти в [9]; данная шкала позволяет получить субъективные оценки средовых условий с точ -ки зрения обеспечения реализации базисных ценностей индивида. Перед применением данных по шкале СОРБЦ в множественном анализе соответствий мы провели факторный анализ 20 характеристик, включенных в шкалу, для выявления более общих категорий, объединяющих содержательно взаимосвязанные группы характеристик. Анализ проведен методом главных компонент, метод вращения - Варимакс с нормализацией Кайзера. Полный процент объясненной дисперсии - 59,2%, значение меры выборочной адекватности Кайзера - Мейера - Олкина = 0,943, значимость p < 0,000. Результаты факторного анализа приведены в таблице. Таблица Факторный анализ характеристик шкалы СОРБЦ 31,15% 19,37% 8,67% 1 Иметь благополучную семью 0,788 2 Любить и быть любимым 0,782 3 Достичь успехов в профессии 0,753 4 Достичь успехов в карьере 0,746 5 Самоутвердиться в жизни 0,730 6 Иметь хорошую работу 0,713 7 Найти смысл своей жизни 0,710 8 Жить полной жизнью 0,696 9 Быть справедливым 0,667 10 Быть здоровым 0,627 11 Быть примером для других 0,600 12 Чувствовать себя в безопасности 0,593 13 Быть уважаемым 0,835 14 Достичь желаемой цели 0,824 15 Получить обширные знания 0,803 16 Быть материально обеспеченным 0,778 17 Стать свободным 0,755 18 Быть уникальным и оригинальным 0,704 19 Стать известным и знаменитым 0,795 20 Иметь власть 0,724 Как мы видим из таблицы, по итогам анализа мы смогли выделить три компонента. Первый из них обладает наибольшей объяснительной мощностью (31,35%) и включает в себя оценки реализуемости таких ценностей, как семья (на рисунке - СЕМЬЯ), любовь (ЛЮБОВЬ), профессиональный и карьерный успех (УСПЕХ), самоутверждение (САМОУТВ), смысл жизни (СМЫСЛ), полноценная жизнь (ПОЛИ.ЖИЗНЬ), справедливость (СПРАВЕДЛ), здоровье (ЗДОРОВЬЕ), пример для других (ПРИМЕР) и чувство безопасности (БЕЗОПАС). Учитывая состав характеристик, данный фактор можно условно обозначить как «эмоционально-витальные ценности». Второй фактор (19,37% объясненной дисперсии) складывается из оценок реализуемости ценностей уважения (УВАЖЕН), достижения желаемой цели (ЦЕЛИ), получения обширных знаний (ЗНАНИЯ), материальной обеспеченности (МАТ. ОБ), свободы (СВОБОДА), уникальности и оригинальности (ОРИГИН). Учитывая явный социальный характер данных ценностей и их ориентацию на результат, данный фактор можно обозначить как «ценности достижения». Наконец, третий фактор (8,67% объясненной дисперсии) включает в себя только две переменные - ценность «известности и знаменитости» (ЗНАМЕНИТ) и ценность власти (ВЛАСТЬ). Данный фактор можно обозначить как «ценности доминирования». В ходе нашего исследования мы сгруппировали оценки каждой отдельной ценности по категориям, в зависимости от субъективно определяемой степени реализуемости базисных ценностей - низкая степень (-), средняя степень (=) или высокая степень (+). Эти категории послужили дополнительными категориальными переменными, локализованными в построенном ранее пространстве психологических характеристик личности, в соответствии с распределением характеристик самодетерминации, самоорганизованности и удовлетворенности жизнью. Как мы видим на рис. 2, в правом верхнем квадранте («спонтанная аутентичность») локализуются позитивные оценки реализуемости личных эмоционально-витальных (возможность жить полноценной жизнью, иметь благополучную семью, любить и быть любимым, быть здоровым) и личных ценностей достижения (материальная обеспеченность, возможность быть свободным, уникальным и оригинальным, достичь желаемой цели). В правом нижнем квадранте («организованная аутентичность») локализуются позитивные оценки реализуемости более социально ориентированных ценностей - достижения уважения, получения обширных знаний, известности, получения власти. Состав позитивных оценок реализуемости эмоционально-витальных ценностей также носит выраженный «социальный» характер -возможность достичь профессиональных и карьерных успехов, самоутверждения, быть справедливым, служить примером для окружающих. Таким образом, полюс личностных характеристик «аутентичности» всегда связан с позитивной оценкой реализуемости базовых жизненных ценностей, однако личностные качества «организованности» обусловливают позитивную оценку реализуемости внешних, социальных по своему характеру ценностей, в то время как качества «неорганизованности», спонтанности обусловливают позитивные оценки реализуемости личных ценностей, направленных скорее внутрь индивида. Полюс «отчужденности» (левая часть пространства) демонстрирует принципиально иной характер распределения оценок реализуемости базисных ценностей. В левом нижнем квадранте («организованная отчужденность») оказываются низкие оценки реализуемости практически всех базисных ценностей, причем наиболее сильно в поле «организованной отчужденности» углубляются негативные оценки возможности «любить и быть любимым», создать благополучную семью, самоутвердиться, быть здоровым, получить широкие знания, быть оригинальным и уникальным, достичь материальной обеспеченности. В левом верхнем квадранте («неорганизованная отчужденность») локализуются преимущественно умеренные оценки реализуемости базисных ценностей, однако можно отметить, что и умеренные, и негативные оценки реализуемости ценностей доминирования (власти и известности) тяготеют именно к верхнему левому квадранту и связаны с неорганизованностью и отчужденностью, а умеренные и негативные оценки реализуемости более «личных» ценностей достижения (свобода, достижение целей, возможность быть оригинальным, материальная обеспеченность) локализуются в зоне «организованной отчужденности». Рис. 2. Категории оценок степени реализуемости базисных ценностей (СОРБЦ) в городе Примеры применения шкалы идентификации с городом М. Лалли в исследованиях идентичности, психологических и социальных установок и практик городских жителей можно найти в некоторых недавних работах по психологическим и социальным наукам [8, 15, 16]. Целеполагание++ Рис. 3. Идентификация с городом (поМ. Лалли) На рис. 3 представлено распределение в нашем пространстве переменных, выражающих категории идентификации с городом по шкале М. Лалли. Данная шкала включает в себя пять общих переменных, отражающих соответственно внешнюю ценность города (привлекательность с точки зрения других, сравнительные преимущества города), общую привязанность (эмоциональный аффект по отношению к городу и отождествление себя с ним), связь с прошлым (привязанность, воспоминания), восприятие близости (переживание принадлежности с городу и близости с ним) и, наконец, целеполагание (связь между городом и перспективными планами и целями индивида). В нашем пространстве, в соответствии с характеристиками самодетерминации, самоорганизованности и удовлетворенности жизнью, упомянутые переменные располагаются следующим образом: в правом верхнем квадранте («спонтанная аутентичность») обнаруживаются крайне высокая степень привязанности к городу, а также его внешняя ценность, в правом нижнем квадранте («организованная аутентичность») локализуются высокая внешняя ценность города, высокий уровень связи города с целями индивида, острое переживание близости с ним и сильное влияние общего прошлого. В левом нижнем квадранте («организованная отчужденность») оказываются низкий уровень привязанности к городу, а также крайне низкий уровень внешней ценности города. Наконец, в левом верхнем квадранте («неорганизованная отчужденность») локализуются крайне слабая привязанность к городу, практически полное отсутствие ощущения близости с ним, полное отсутствие связи между планами и целями индивида и города, где он проживает в данный момент. Заключение 1. Соотношение личностных характеристик индивида образует две основные оси: ось «самоотождествления» с полюсами аутентичности (соответствием жизни субъекта его желаниям, представлениям и потребностям) со свойственными ей удовлетворенностью и мотивацией к достижению поставленных целей и отчужденности субъекта с низкой удовлетворенностью жизнью и крайне низкой целеустремленностью, и вторую - ось «самоорганизованности» с полюсами неорганизованности (и связанными с ней гибкостью и спонтанностью) и организованности (и соответствующими ей регламентацией и ригидностью). 2. Взаимосвязь личностных характеристик и оценок реализуемости базисных жизненных ценностей индивидов в городской среде носит дифференцированный характер: качества «аутентичности» всегда связаны с позитивной оценкой реализуемости базовых жизненных ценностей, причем «организованность» связана с позитивной оценкой реализуемости внешних по своему характеру ценностей, в то время как «неорганизованность» и спонтанность соответствуют позитивным оценкам реализуемости «личных» ценностей, направленных внутрь индивида. Качества «отчужденности» в целом соответствуют умеренным или отрицательным оценкам реализуемости базисных ценностей в городе, причем для качеств «неорганизованной отчужденности» характерны скорее умеренные и негативные оценки реализуемости ценностей доминирования, а «организованной отчужденности» характерны отрицательные оценки реализуемости всех базисных ценностей, но в особенности - «личных» ценностей достижения. 3. Распределение характеристик идентификации с городом (по шкале М. Лалли) показывает, что для личных качеств «спонтанной аутентичности» характерна тесная эмоциональная привязанность к городу; для «организованной аутентичности» - наличие переживаемого общего прошлого, внешняя ценность города и связываемых с городом целей. Качества «организованной отчужденности» соответствуют низкой степени привязанности и внешней значимости города, а качества «неорганизованной отчужденности» соответствуют низкой степени привязанности и близости к городу, практически полному отсутствию связи между городом и целями индивида. В целом можно отметить, что индивидуальные характеристики самоорганизованности демонстрируют тесную связь с внешним или внутренним характером обусловленности ценностей и оценок их реализации в городской среде, в то время как характеристики самоотождествления индивида обусловливают позитивную или негативную/безразличную оценку им городской среды и возможностей своего жизнеосуществления в ней.

Ключевые слова

personality factors, multivariate analysis, personality potential, urban environment, life fulfilment environment, СОРБЦ, личностные факторы, многомерный анализ, личностный потенциал, городская среда, среда жизнеосуществления

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Богомаз Сергей Александрович Томский государственный университет зав. кафедрой организационной психологии, профессорbogomazsa@mail.ru
Фидря Ольга ОлеговнаБалтийский федеральный университет им. И. Кантамладший научный сотрудник социологической лаборатории анализа, моделирования и прогнозирования рисков Института гуманитарных наукOFidrya@kantiana.ru
Фидря Ефим СергеевичБалтийский федеральный университет им. И. Кантакандидат социологических наук, зав. социологической лабораторией анализа, моделирования и прогнозирования рисков Института гуманитарных наукEFidrya@kantiana.ru
Всего: 3

Ссылки

Абелите Л.Л. Создание метода для измерения уровня чувства общности у жителей города Риги (Латвия) // Молодой ученый. 2013. № 6. С. 637-641.
Богомаз С.А., Литвина С.А., Муравьева О.И. Ценностные основания идентичности с городом // Психология когнитивных процессов /под ред. В.В. Селиванова. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2015. С. 130-142.
АбрамоваМ.О., Рыкун А.Ю., СухушинаЕ.В., Южанинов К.М. Образовательные, трудовые и миграционные ориентации студентов томских университетов // Вестник Томского государственного университета. Философия, социология, политология. 2014. №1(25). С. 5-19.
Сухушина Е.В., Рыкун А.Ю., Погодаев Н.П. Городское пространство - опыт исследования // Вестник Томского государственного университета. Философия, социология, политология. 2014. № 1(25). С. 84-99.
Le Roux, B., Rouanet, H. Multiple correspondence analysis. SAGE, Series: Quantitative Applications in the Social Sciences. 2010, CA: Thousand Oaks Paris.
Lytvyna S.A., Muraveva O.I., Bogomaz S.A. Valuable bases the city identity of high school youth Professional Science: materials of the I international research and practice conference June 30th, 2016, Los Gatos (CA), USA: Scientific public organization "Professional science", 2016. P. 37-46.
Самошкина И.С. Территориальная идентичность как предмет социально-психологического исследования // Вестник РГГУ. Серия: Психология. Педагогика. Образование. 2008. № 3. С. 43-53.
Логинова И.О., Чупина В.Б., Живаева Ю.В., Стоянова Е.И. Антропологические характеристики динамики жизненного самоосуществления студентов малого города и мегаполиса // Психология обучения. 2015. № 5. С. 48-59.
Неяскина Ю.Ю., Бурова О.Е. Субъективная оценка реализуемости базисных ценностей в условиях города при разных уровнях городской идентичности у вузовской молодежи // Вестник Кемеровского государственного университета. 2015. № 3 (63), т. 3. С. 189-196.
Мусиездов А.А. Город как культурная форма // Социологическое обозрение. 2013. Т. 12, № 3. С. 121-136.
Муравьева О.И., Литвина С.А., Богомаз С.А. Средовая идентичность: содержание понятия // Сибирский психол. журн. 2015. № 58. С. 136-148.
Микляева А.В., Румянцева П.В. Городская идентичность жителя современного мегаполиса: ресурс личностного благополучия или зона повышенного риска? СПб.: Речь, 2011. 160 с.
Литвина С.А., Муравьева О.И., Богомаз С.А. Базисные ценности и характеристики личностного потенциала как факторы идентичности с городом // Успехи современной науки. 2016. Т. 1, № 7. С. 154-157.
Аузан А.А. О возможности перехода к экономической стратегии, основанной на специфике человеческого капитала в России // Журнал НЭА. 2015. № 2(26). С. 243-248.
Богомаз С.А. Различия в структуре ценностей, смыслов и личностных особенностей представителей трех городов Сибири // Ценностные основания психологической науки и психология ценностей / отв. ред. В.В. Знаков, Г.В. Залевский. М.: Институт психологии РАН, 2008. С. 262-297.
Богомаз С.А., Мацута В.В. Субъективная оценка реализуемости базисных ценностей в городской среде // Сибирский психол. журн. 2012. № 46. С. 67-75.
 Характеристики «среды жизнеосуществления» города и реализация жизненных ценностей молодежи | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863Х/37/18

Характеристики «среды жизнеосуществления» города и реализация жизненных ценностей молодежи | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863Х/37/18