Развитие феминистских идей в рамках географического направления русской социологии XIX - начала XX века: А.П. Щапов | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863X/37/19

Развитие феминистских идей в рамках географического направления русской социологии XIX - начала XX века: А.П. Щапов

Рассматривается развитие феминистских идей в работах представителя географического направления русской социологии XIX - началаХХ векаАфанасия Прокопъевича Щапова. Проблема положения женщин вызывала живой интерес у представителей самых разных направлений социологической науки в России. Одним из наиболее актуальных вопросов и одновременно наименее изученным является рассмотрение перспективы зарождения феминистских идей в рамках географического направления русской социологии.

Development of the feministic ideas within the geographical direction of the russian sociology XIX - the beginnings of t.pdf Феминистская социология является одной из относительно новых областей науки как на Западе, так и в России. Предметная область исследований активно развивается, обсуждается и критикуется. Многие современные дискуссии этого направления получили развитие и в отечественной социологии. Вместе с тем большая часть проблем остается неизученной. Очевидно, что в социологии первые работы, посвященные истории женских движений, в том числе и истории российского движения, принадлежат западным ученым. В советской социологии такой научный интерес развивался слабо, что было связано с преобладанием марксистско-ленинской идеологии, в соответствии с которой освобождение женщин связывалось с неизбежной сменой капиталистического строя социалистическим. Таким образом, до 90-х гг. XX века «женский вопрос» не являлся в строгом смысле серьезной научной проблемой. Принято считать, что только с 90-х годов в отечественной социологии наблюдается обращение ученых к этой теме. Проблема положения женщин вызывала живой интерес у представителей самых разных направлений социологической науки в России XIX - начала XX века: позитивистского, неопозитивистского, субъективной социологии, генетической, неокантианской, марксистской, географического направления. Среди представителей неокантианского направления, уделявших внимание данной проблеме, известны имена таких ученых, как Лев Иосифович Петражицкий (1867-1931) [1, 2], Вениамин Михайлович Хвостов (1868-1920) [3, 4, 5, 6], а также основатель генетической социологии Максим Максимович Ковалевский (1851-1916) [7, 8, 9], сторонник географического направления в социологии Афанасий Прокопьевич Щапов (1831-1876) [10, 11, 12, 13], марксистского направления - Александра Михайловна Коллонтай (1872-1952) [14], субъективной социологии - Сергей Николаевич Южаков (18491910) [15, 16], неопозитивистской социологии - Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) [17]. Мы остановимся на проблеме роли женщины в истории социального развития, разработанной в рамках географического направления русской социологии А.П. Щаповым. Афанасий Прокопьевич Щапов - историк, публицист, философ, этнограф, социолог позитивистского направления. Он являлся представителем географического направления в социологии. Занимался изучением истории русского раскола, духовной жизни русского народа, происхождения и сущности государства, русской общины, положения женщин в России, отношения между человеком, обществом и природой и многими другими проблемами. А.П. Щапов доказательно обосновывал закономерную связь этических особенностей русского народа с природной средой обитания. В качестве заслуг ученого в мировой науке можно говорить о его особом вни-мании к роли мыслящего меньшинства в обществе, выделении психического аспекта в социальном поведении человека и опасности общественных аномальных состояний. Большое внимание социологом было уделено влиянию природной среды на содержание и характер протекания социальных процессов. Изучая историю России, А.П. Щапов применял естественнонаучную методологию в том числе и при исследовании роли природных условий в развитии умственного потенциала русского народа. Разрабатывая теорию социального прогресса, основным его фактором ученый считал деятельность разума в освоении и техническом подчинении природы социально-экономическим силам. Деятельность разума ученый рассматривал, во-первых, с точки зрения историко-географического распределения населения; во-вторых, с точки зрения его историко-этнографической организации; в-третьих, со стороны естественно-психологических, а также социально-педагогических условий развития русского народа. Вообще, проблема «человек и природа» занимает важнейшее место в трудах ученого. Русский социолог показывает содержание жизни русского народа, выявляя его этнические характеристики, природные условия существования, особенности воздействия географический среды на нравственную жизнь и мировоззрение людей. При этом географический и идейный факторы рассматриваются ученым в качестве двух основных движущих сил общественного развития. Коллеги называли А.П. Щапова «маленьким Боклем» за детальный анализ в его работах экономических и нравственных основ жизни русского народа в их бесконечной и неразрывной связи с природными условиями. Разрабатывая проблему истории интеллектуального развития России, А.П. Щапов искал причину отсутствия в Древней Руси «интеллигентного, мыслящего класса» и исключительное преобладание «рабочего класса» или крестьянства. В ряде своих работ ученый анализировал препятствия «умственного развития» общества, указывая на особенности «естественно-психологических» и «социально-педагогических» условий развития, на низкий уровень психологического, физиологического, антропологического состояния древнерусского населения. Рассматривая историю России, на протяжении которой, как отмечал русский социолог, практическая работа преобладала над теоретическим развитием, внешние чувства над разумом, и «рабочий народ» над «мыслящим классом», следовало искать пути преодоления сложившейся проблемы. Решение вопроса А.П. Щапов видел в реформе социального положения, в переустройстве народного труда на кооперативных основаниях. Также социолог выступал за изменения народного миросозерцания посредством общего естественнонаучного обучения, воспитания новых поколений, раскрепощения женщин. Исследование «женского вопроса» составляло важную часть общих представлений о путях спасения России, что объясняет большое внимание ученого к этой проблеме, что отразилось в работах последнего периода его творчества. Наименее изученной остается та область научного знания, разрабатываемая социологом, которая касается положения женщин в России. Этой проблеме А.П. Щапов посвятил ряд своих работ, таких как «Значение народной женщины в антропологическом и социальном развитии русской народности», «Влияние общественного миросозерцания на социальное положение женщины в России», «Положение женщины в России по допетровскому воззрению», «Миросозерцание, мысль, труд и женщина в истории русского общества», «О развитии высших человеческих чувств». Работу «Значение народной женщины в антропологическом и социальном развитии русской народности» автор начинает с утверждения об историческом преобладании мужчин, всегда устраняющих женщину из сферы общественной, исторической деятельности, заключающих ее в рамки домашнего семейного рабства. Вместе с тем очевидным признается и тот факт, что, несмотря на утверждение гегемонии мужчин, женщина всегда в большей или меньшей степени становилась заметной в истории развития общества: «Большею частью она была незаметным, скрытым историко-антропологическим фактором физического, психического и социального развития различных племен человеческого рода. Но нередко выступала она и явно на общечеловеческий, исторический вид в качестве живой, деятельной силы в исторических поворотах человечества к новым путям гуманно-антропологического прогресса» [11. C. 31]. А.П. Щапов утверждает, что русская народная крестьянская и посадская женщина в Древней Руси явилась главной антропологической силой не только в процессе ассимиляции различных племен с племенем славяно-русским, но и в физиологическом и психическом их возрождении, в формировании различных областных русских народных этнографических и лингвистических образований и в конечном счете в преобразовании первобытных чисто родовых общин в гражданские или земские, сельские и посадские общины. Ученый пишет: «Сколь не ограничена роль народной женщины в развитии русской народности, но и на основании ее мы можем составить тот общий вывод, что в исторической выработке общественного прогресса, в антропологическом и социальном развитии народа действует не одна верховная, господствующая сила государства, не одна избранная личность, резко выдающаяся из массы посредственных государственных, гражданских и научных деятелей, но и такие незаметные, скромные, так сказать, рядовые члены народа, как, например, простонародные, крестьянские, рабочие женщины, равно как и все честные чернорабочие труженики, честные, низшие слуги общества и т.д.» [11. C. 51]. Автор подчеркивает необходимость серьезно всматриваться и адекватно оценивать все «составные части и сложные народные силы», способствующие развитию общественного прогресса. Женщина рассматривается социологом с точки зрения ее прогрессивной силы как в улучшении расовых и антропологических национальных качеств народности, так и в развитии нового лучшего антропологического социального строя. К таким выводам он приходит на основании тех наблюдений, что женщина больше, чем мужчина, способна к развитию устойчивой гуманной союзной социальности, к созданию и прочному сплочению социальных общин, поскольку «вследствие естественно-исторического хода развития человеческой природы в женщине оказываются более развитыми инстинкты социальной симпатии, чем в мужчине» [11. C. 53]. Автор довольно часто ссылается на работу Ч. Дарвина «О происхождении человека», в том числе и при описании наличия у женщин специфических качеств, таких как нравственная мягкость, менее развитое чувство эгоизма по сравнению с мужчинами, которым свойственно, например, складывающееся на основе соперничества честолюбие, перерастающее в эгоизм. Работа «Влияние общественного миросозерцания на социальное положение женщины в России» посвящена описанию исторических социальных процессов, на основе которых складывалось первобытное положение женщины и отношение к ней. Социолог анализирует естественные процессы становления преобладающей физической силы мужчин и относительной физической слабости женской организации, которые при господстве чувства страха перед всякой преобладающей силой роковым образом первобытную неравную борьбу мужчин и женщин завершили постепенным порабощением женщины. Вместе с тем господствовавшие нравственно-юридические понятия, вытекающие из чувства страха перед материальной силой, основывавшейся на законе и праве сильнейшего, порождали и подтверждали рабское положение женщины как в семье, так и в обществе. Подчиненность женщины, бесправность ее личности были утверждены «страхом княжеской власти, страхом первого славяно-русского закона. По установлению «Русской Правды» незамужняя женщина не могла быть самостоятельной владелицей собственности, не могла быть самостоятельным членом общины, как прежде не могла быть самостоятельным членом рода» [10. C. 80]. Рассматривая миросозерцание наших предков, ученый утверждал его укорененность в господстве чувства страха перед таинственными силами внешней и человеческой природы. Соответственно, и первобытное проявление человеческой природы типично характеризуется полным господством грубой физической силы, где мускульная сила, естественно, преобладала над силой головного мозга, несравненно больше действовала, чем сила умственная, и «потому сама своими «необычными», ужасными проявлениями возбуждала "ужас в разумах"» [10. C. 95]. Влияние общественного миросозерцания, системы права, религиозной системы способствовало воспроизводству подчиненного положения женщин путем установления «полной рабской покорности силе мужчины». Вместе с тем женщина на протяжении всей истории старалась бороться против гегемонии мужчины. Естественно-психологические мотивы способствовали стремлению женщин пересилить физическую силу силой ума и хитростью. Такими примерами является возникновение знахарства, ведунства среди женщин в период первобытной борьбы за свободу и равноправие, на основании которых женщина старалась возбудить страх в мужчинах. Щапов отмечает, что в качестве хитрейшей, мудрейшей «вещей девы», «лихой бабы-ведуньи», «яги бабы-ведьмы» не физической силой, но умом и хитростью женщина побеждала самых сильных мужчин. На основании этого складывались и первобытные идеалы человеческого совершенства, а также образцы и предписания маскулинности и феминности. Образцу феминности приписывалось обладание такими специфическими чертами, как физическая слабость, нравственная мягкость, менее развитое чувство эгоизма по сравнению с мужчинами, так же как и большая хитрость и мудрость. Образцу маскулинности - большая физическая сила, соперничество, честолюбие и эгоизм. В работе «Положение женщины в России по до-Петровскому воззрению» А.П. Щапов описывает подчиненное положение женщины, установленное в соответствии с византийской доктриной, которую люди должны были строго соблюдать «со страхом Божиим». Вместе с этими строгими правилами в народе укоренился аскетический взгляд на женщину. «Все поучения "о женах" направлены были к тому, чтобы воспитать и глубоко укоренить в уме народном странное убеждение, что самое "естество женское вельми есть зло", что "жена сотворена сетью бесовскою прельщающею человека на зло"» [13. C. 108]. Такой страх женщины, как отмечает социолог, воспитывался и передавался по наследству от отцов детям. При условии господства такого взгляда на женщину понятно было ее положение в семье и в обществе. «Личность женщины как богообреченной рабы мужа и в нравственно-юридическом отношении признана была несамостоятельною, бесправною и подчинена была юридической гегемонии мужчины. По юридическим понятиям московского государства или до-петровского общества жена должна была разделять участь мужа в случае преступления, совершенного последним» [13. C. 110]. Автор показывает, как на основании внушения византийской литературы в обществе сложилось представление о женщине как малоспособной и менее умной по сравнению с мужчиной. В соответствии с учением «Домостроя» женщина, как менее умная, была лишена и всякого права самостоятельной мысли, самостоятельного распоряжения даже в домашних делах, «ибо на то был ум мужа - главы жены, который своими наставлениями и "плеткою вежливенько" учил ее страху Божию и рабскому послушанию» [13. C. 111]. При абсолютной убежденности в умственном бесправии женщин она оказывалась бесправной и по отношению к возможности быть занятой в сфере труда. Очевидной была невозможность любого общественного занятия помимо домашней, любой хозяйственной деятельности. Такой прочно установившийся взгляд на женщину не мог благотворно действовать на ее нравственное настроение и развитие, поскольку византийская литература утверждала, что женщина по самой природе своей гораздо более склонна к злу, чем мужчина. При этом если и позволялось восхищаться чем-нибудь в женщине, то только глубоким чувством ее смирения и всеми внушаемыми ей добродетелями. В самой телесной организации богобоязненной женщины, «во всем сложении ее членов видели живой символический отпечаток чувства страха Божия, молитв к Богу, трех лиц Божества, аскетических подвигов и христианского милосердия» [13. C. 121]. С аскетической точки зрения считалось грехом созерцать и описывать естественную эстетическую телесную красоту женщины, без идеи красоты небесной, божественной. Описывая историю западноевропейских народов, А.П. Щапов показывает, как в эпоху возрождения наук и искусств женщины влияли на будущие великие антропологические, социальные перевороты и реформы, называя эти периоды (1743-1774) эпохой «господства женщин». Знатные дамы являлись могущественными покровительницами наук и искусств, собирали в своих салонах многих передовых мыслителей и деятелей своего времени. Современники отмечали, что влияние этих женских салонов во многих отношениях было гораздо более сильным и плодотворным, чем влияние множества ученых мужчин. В России благодаря влиянию женщины-царицы Екатерины Великой в передовых поколениях русского народа впервые стал совершаться поворот от до-петровского быта по пути разумно-сознательного, гуманно-социального развития личности и общественности в среде русской народности. «Петр Великий... создал в России людей, так как до него русские люди были, аки зверье, а Екатерина Великая влагала в созданные Петром Великим тела людские души, воспитанием создавала новую породу отцов и матерей» [11. С. 34]. Так происходили воспроизведение и трансформация тендерных различий и тендерного неравенства в российском обществе. На основании анализа данных работ можно говорить о постановке автором широкого спектра проблем, затрагивающих интересы обоих полов в равной степени. А.П. Щапов обращает внимание на особую роль женщины в развитии общества, на специфику происходящих исторических и социальных процессов, на основе которых складывалось положение женщины и отношение к ней, на историю установления подчиненного положения женщины в России. Особое значение в работах русского социолога придается контексту и исторической динамике образцов и предписаний маскулинности и фе-минности. Автор детально описывает воспроизводство тендерных различий и тендерного неравенства в различных сферах социальной жизни - в домохозяйстве, сексуальных отношениях, религии, образовании и т.д. Современная феминистская социология активно изучает проблемы коммуникации индивидов, следующих образцам мужского и женского поведения, массовые представления о мужественности и женственности, формируемые в виде совокупности стереотипов, существующих в обществе и проявляющихся в функционировании различных социальных институтов. Русская социология конца XIX - начала XX в. демонстрирует огромный интерес и серьезные успехи в разработке проблемы социального положения женщины. Многие вопросы, решаемые современной феминистской социологией, созвучны с идеями первых русских социологов. В частности, особое значение имели вопросы, связанные с образованием и правовым положением женщин, изучением женских общественных движений, а также множество других проблем, заявленных русской социологией и требующих решения. Русские социологи поставили ряд вопросов, имеющих огромное значение для современной феминистской западной и отечественной социологии: о роли женщины в различных сферах общественной жизни, таких как семья и домашнее хозяйство, работа и организация, здоровье, болезнь и забота, образ жизни, образование, преступление, насилие и уголовное судопроизводство, политика.

Ключевые слова

social status of the woman, Shchapov A. P, gender inequality, Russian sociology, women's issue, feministic sociology, А.П. Щапов, социальное положение женщины, неравенство полов, русская социология, женский вопрос, феминистская социология

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Батуренко Светлана АлексеевнаМосковский государственный университет им. М.В. Ломоносовакандидат социологических наук, доцент кафедры истории и теории социологии социологического факультетаlevel_s@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Кареев Н.Н. Русские юристы-социологи: В.М. Хвостов // Кареев В.М. Основы русской социологии. М., 1996.
Козловский В.В. История русской социологии XIX-XX вв. М., 1995.
Щапов А.П. Положение женщины в России по до-петровскому воззрению // Сочинения. СПб.: Издание М.В. Пирожкова, 1906. Т. 2. С. 105-154.
Коллонтай А.М. Избранные статьи и речи. М., 1972.
Южаков С.Н. Женщина-избирательница: (К вопросу о реформе русского избирательного права). М.: Л.О. Крумбюгель и Н.Н. Худяков, 1906.
Южаков С.Н. Социологические этюды. М.: Астрель, 2008.
Сорокин П.А. Системасоциологии. М.: Астрель, 2008.
Аристов Н.Я. А.П. Щапов: жизнь и сочинения. СПб., 1883.
Голосенко И.А. Субъективно-нормативная концепция П.И. Новгородцева и В.М. Хво-стова // Социологическая мысль в России. Л., 1978.
Щапов А.П. Миросозерцание, мысль, труд и женщина в истории русского общества // Сочинения. 1908. Т. 3. С. 431-605.
Ковалевский М. Можно ли закрывать женщинам доступ в университеты? // Союз женщин. 1908. № 7-8.
Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2014.
Щапов А.П. Влияние общественного миросозерцания на социальное положение женщины в России // Сочинения. СПб.: Издание М.В. Пирожкова, 1906. Т. 2. С. 55-104.
Щапов А.П. Значение народной женщины в антропологическом и социальном развитии русской народности // Сочинения. Спб.: Издание М.В. Пирожкова, 1906. Т. 2. С. 31-55.
Хвостов В.М. Женщина в обновленной культуре. М.,1917.
Хвостов В.М. Женщина и человеческое достоинство: Исторические судьбы женщины. Природа женщины. Женский вопрос. М., 1914.
Хвостов В.М. Женщина накануне новой эпохи (Два этюда по женскому вопросу). М., 1906.
Хвостов В.М. О равноправии женщин. М., 1911.
Ковалевский М.М. Высшее женское образование // Вестник Европы. 1910. № 6.
Петражицкий Л.И. О пользе политических прав женщин. СПб., 1907.
Петражицкий Л.И. О женском равноправии. Речь, произнесенная в Государственной Думе 6 июня 1906 г. Пг., 1915.
 Развитие феминистских идей в рамках географического направления русской социологии XIX - начала XX века: А.П. Щапов | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863X/37/19

Развитие феминистских идей в рамках географического направления русской социологии XIX - начала XX века: А.П. Щапов | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 37. DOI: 10.17223/1998863X/37/19