«Франсафрик» и «Новые рубежи» в контексте субъектно- объектных отношений | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 39. DOI: 10.17223/1998863Х/39/21

«Франсафрик» и «Новые рубежи» в контексте субъектно- объектных отношений

С позиций субъектно-объектных отношений в трактовке выдающегося советского философаМ.С. Кагана проанализированы концепции африканского направления внешней политики Франции и США конца 1950-х - начала 1960-х годов. Сделаны выводы о некорректности применения термина «неоколониализм» применительно к африканским реалиям начиная с 1960-х годов.

Franjafrique" and "New frontiers" in the context of subject-object relations.pdf Исходным моментом для написания настоящей статьи стали размышления о взаимоотношениях субъекта и объекта в такой сфере, как международные отношения. Представляется, что глубоко прав был советский и российский философ М.С. Каган, придерживавшийся мнения, согласно которому «в категориальной системе "объект - субъект", исходные компоненты которой могут синтезироваться, не вызывая аннигиляции самого объектно-субъектного отношения, но порождая специфические образования в пределах данной системы... Это дает . основание говорить, что есть "субъективированное объективное и объективированное субъективное"» [1. С. 115]. Вполне применим данный тезис к международным отношениям на африканском континенте в конце 1950-х - 1960-х годах, т.е. в период обретения большинством стран этого материка независимости. Отметим, что среди капиталистических держав наибольшую активность на африканском направлении развивали Франция и США. Первая из них взамен рычагов и методов колониального управления взяла на вооружение концепцию «Франсафрик» (Fran5afrique). Автором самого этого понятия был будущий глава Кот-д'Ивуара Ф. Уфуэ-Буаньи (впервые он употребил его в 1955 г.). Данный «идеолог французского неоколониализма вкладывал в него исключительно позитивный смысл: он подразумевал под ним систему отеческого патронажа Франции по отношению к новым якобы суверенным государствам» [2. С. 67]. Представления же французской элиты о «Франсафрик» в тех реалиях были иными, поскольку в условиях продолжающейся войны в Алжире и невозможности более удерживать страны Тропической Африки в своём составе Франция вынуждена была пойти на выстраивание новых отношений со своими бывшими владениями. Задачу эту можно было сформулировать следующим образом: «Уйти, чтобы остаться». Иначе говоря, следовало согласиться с предоставлением формальной независимости бывших колоний, но сохранить в них военное присутствие, а также большое политической, экономическое и культурное влияние. Стала востребованной при таком подходе и концепция «Франсафрики». Режим «Франсафрики» был институциализирован в различных областях: экономической (зона Франка КФА, торговые соглашения), военной (оборонные соглашения) и культурной (соглашения о культурном сотрудничестве франкофонии) [3. Р. 10]. Существенно поменялась внешнеполитическая риторика. Отныне французское руководство декларировало, что Франция является «лучшим другом Африки», «родиной прав человека», «противницей влияния англо-саксонской гегемонии» и т. д. [Fra^afriqu]. По сути, подразумевалось, что, «коль скоро Франция научила африканские народы демократии и привела их к свободе, она в качестве учителя и наставника сохраняет право осуществлять вмешательство в их внутренние дела и после провозглашения независимости во имя поддержания порядка, охраны и укрепления демократии» [4. С. 10]. Важнейшую роль в выработке и осуществлении африканского направления французской внешней политики играл Ш. де Голль. Значимую роль в проведении французской политики в Африке играл также видный сподвижник Ш. де Голля Ж. Фоккар. По сути, его задачу можно было охарактеризовать как «конфискация независимости». Франции удалось сделать немало в деле сохранения своего влияния в Африке. Во многом это стало возможным благодаря большому влиянию на формирование элит в новых государствах в начале 1960-х годов. Это отчасти было возможно благодаря тому, что в период существования Французского Союза представители коренных народов занимали лишь малозначимые административные должности [5. С. 209] (были, конечно, и исключения, но они были малочисленны!). На лидирующие позиции в основном перед самым обретением бывшими колониями независимости были расставлены профран-цузские политики, в то время как противники Франции в большинстве своём не обладавшие опытом госуправления, оказались вне элиты. Мало того, в начале 1960-х гг. «Франция по сути взяла на себя часть расходов по содержанию госаппарата и заручилась тем самым сотрудничеством местной политической элиты» [6. С. 68-69]. Расходы, судя по всему, были велики, поскольку во Франции имелась даже группа «картьеристов», т.е. сторонников Картье -издателя журнала «Пари матч». Они выступали против африканской внешней политики Ш. де Голля, считая, что она всего лишь приведёт к растрачиванию государственных средств на помощь Африке [7. С. 98]. Не вдаваясь в подробности того, что «Франсафрик» далеко не сводилась к «мягкой силе», равно как и к особенностям франко-африканского экономического сотрудничества, отметим, что Франция не стала «жандармом» для своих бывших колоний [8]. Так, «французское правительство воздерживалось от вмешательства, если оно считало, что это не соответствовало его интересам ... Оно отказалось выполнить просьбу бывшего президента Юлу прислать войска, в результате чего его правительство пало. Не была удовлетворена аналогичная просьба и Модибо Кейты» [9. С. 167.]. Впрочем, инструменты военной силы иногда применялись, но отнюдь не столь часто, как это могло бы быть. Относительно США укажем, что эта страна не имела колоний и длительное время рассматривала Африку как продолжение политической Европы. Лишь с 1957 года началось усиление внимания американских политиков к африканскому континенту. В феврале - марте 1957 г. 8 государств посетил вице-президент (будущий 37-й президент США) Р. Никсон. Он предложил расширить сеть посольств и консульств в Африке, а также разработать программы помощи африканским странам. 2 июля 1957 г. сенатор (в скором времени ставший 35-м президентом США) Дж. Кеннеди выступил с речью по проблеме Алжира, в которой он изложил принципиально новое видение африканского вопроса. По сути он исходил из идеи о том, что в скором будущем страны Африки станут независимыми, а потому США следует уже сейчас пересмотреть свою политику в отношении этих стран. Закономерным итогом тех событий можно считать создание в июне 1958 г. в Государственном департаменте США Управления по делам Африки во главе с помощником госсекретаря [10. С. 113] (впрочем, первоначально это подразделение было самым незаметным из всех географических отделов в госдепартаменте [11. Р. 127]). Выглядит логичным назначение на пост помощника госсекретаря по африканским делам Меннена Уильямса, ранее бывшего губернатором штата Мичиган. Он был известен также как сторонник равенства всех граждан США вне зависимости от расовой принадлежности (М. Уильяме даже находился в переписке со знаменитым борцом за права афроамериканцев Мартином Лютером Кингом!). М. Уильяме был глубоко привержен ряду либеральных принципов [12. С. 226]. По его мнению, власть представляет собой силу добра, с помощью которой можно создать лучшее общество для всех его членов. Он также считал, что обязанностью правительства является стремление к расовому равенству и смягчению противоречия между бога -тыми и бедными [13]. Необходимо отметить, что, став в 1960 г. главой Соединённых Штатов, Дж. Кеннеди, объявил о новом курсе во внутренней и внешней политике. В целом в области внешней политики предполагалось вернуть у СССР лидерство, утраченное в 1950-х гг. [14. С. 155]. Кроме того, «программа «новых рубежей» во многом исходила из необходимости признания США новых мировых реальностей и приспособления к ним» [15. С. 55]. Часто также вместо слова «рубеж» упоминалось слово «фронтир». По нашему мнению, такое понимание возможностей США на африканском континенте во многом проистекало из идей американского политика и специалиста в области международных отношений Честера Боулса, написавшего в 1950-х несколько книг о взаимоотношениях США с азиатскими и африканскими территориями. «Спасение капитализма, по мысли идеологов этого направления, не в войне, а в борьбе идей за умы и сердца народов Азии и Африки, в проведении такой экономической политики, которая обеспечила бы привязку этих стран к экономике США. Для этого предлагалось помочь им в планировании, финансировании и организации хозяйства, всячески поощрять в них частное предпринимательство» [16. С. 53]. В современных реалиях такой подход, скорее всего, был бы причислен к «мягкой силе». Наиболее ёмкое определение новой африканской политики США довольно-таки случайно было сформулировано в 1961 г. и закономерно было связано с именем уже упомянутого нами выше М. Уильямса. Во время визита в Восточную Африку в феврале 1961 г. репортёр в Найроби задал вопрос М. Уильямсу о задачах США в Африке. Представитель США ответил еле-дующим образом: «То, что мы хотим для Африки, является тем, что африканцы хотят сами для себя». Был и ещё один яркий пример проявления солидарности М. Уильямса с коренными жителями Африки. Так, после событий 21 марта 1960 г., получивших название «расстрел в Шарпевиле» (напомним, что указанный инцидент всколыхнул общественное мнение во всём мире [17]), М. Уильяме высказывал мнение, согласно которому «апартеид настолько широко распространён в обществе, что любая помощь, оказываемая Южной Африке, помогает поддерживать его прямо или косвенно» [18. Р. 7], а потом выступал за оказание давления на ЮАС [19]. Таким образом, следует признать, что политика «новых рубежей» на африканском направлении была действительно новой для Соединённых Штатов. В её рамках американская дипломатия действительно выступала на стороне коренного населения африканского континента. Главный же ответственный за проведение африканской политики США М. Уильяме действовал в соответствии с собственными убеждениями, которые отнюдь не доминировали среди американского истэблишмента. Важно подчеркнуть, что господствовавшее в советский период представление о неоколониализме как отношении «субъекта» в лице США и Франции в данном случае и «объекта в лице новых африканских государств не является, по нашему мнению, верным. Однозначно имеет смысл утверждать, что у «объекта», как минимум, появился выбор - выбор влиятельного союзника в данном случае. Причём таковым могли стать не только Франция и США, но и СССР (кстати, этими государствами перечень отнюдь не исчерпывался!). Таким образом, «субъект» вне зависимости от своего желания/нежелания вынужден был начать подкупать «объект» (сколь выгодна была эта сделка уже не столь важно - главное, что вместо одностороннего давления имел место торг!). В отдельных случаях капиталистическое государство даже раньше СССР начало помогать колонии бороться за независимость - так обстояло дело в Анголе, куда США «проникли» раньше, чем СССР. Укажем также, что во многом те отношения, которые раньше часто именовались как «неоколониализм», содействовали мощному идейно-политическому росту в новых африканских государствах (кстати, такого рода события всегда вызывают рост в гуманитарной сфере [20. С. 50]). Именно в первые годы независимости начали активно развиваться и идея общеафриканского единства, и концепция африканского социализма, и негритюд. В Африку даже проникла доктрина социал-реформизма, для которой, правда, не имелось социальной базы в лице рабочей аристократии [21. С. 178]. Иначе говоря, начавшись как отношения «субъекта и «объекта», отношения Франции и США с новыми африканскими государствами трансформировались как раз в соответствии с идеями М.С. Кагана.

Ключевые слова

Франсафрик, фронтир, субъект, объект, колониализм, СССР, Franjafrique, frontier, subject, object, colonialism, the Soviet Union

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Нгома Лухуоло Жюниор ГолдиНижегородский университет им.Н.И. Лобачевскогоаспирант кафедры зарубежного ре-гионоведения и локальной историиjuniordegoldy1@yahoo.fr
Всего: 1

Ссылки

Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М.: Политиздат, 1988. 319 c.
Филиппов В.Р. Камерун. Первая жертва политики Франсафрик // Геополитический журнал. 2016. № 1 (13). С. 64-76.
Bovcon M. Franjafrique and regime theory // European Journal of International Relations. 2013. Vol. 19. Is. 1. P. 5-26.
Шубин В.Г. Горячая "холодная война". Юг Африки (1960-1990-е гг.). М.: ЯСК, 2013. 363 с.
Энтин Л.М. Устройство Французского Союза: дис.. канд. юрид. наук. М.; Сталинабад, 1956. 408 с.
Энтин Л.М. Национальная государственность народов Западной и Центральной Африки. М.: Наука, 1966. 251 с.
Обичкина Е.О. Внешняя политика Франции от де Голля до Саркози (1940-2012). М.: Аспект Пресс, 2012. 381 с.
Que fait la france en Afrique? La Franjafrique, ou la face cachee de la politique franjaise en Afrique [Electronic resource] - Electronic data. URL: http://www.les-renseignements-genereux.org/var/fichiers/brochures-pdf/broch-franca-20080217-web-a5.pdf_ (access date: 30.12.2016).
Смит С. Американский неоколониализм в Африке: пер. с англ. М.: Прогресс, 1975. 341 с.
Озадовский А.А. США и Африка: Проблемы неоколониализма. М.: Мысль, 1977. 327 с.
MacDonald S. The challenge of Guinean independence, 1958-1971. A thesis submitted in conformity with the requirements for the degree of Doctor of Philosophy University of Toronto, 2009. 287 p.
Пахомова Е.А. К вопросу о многообразии либерализма в современном мире // Вестник Волжской государственной академии водного транспорта. 2013. № 36. С. 225-227.
Watts P.C. G. Mennen Williams and the contest to decide U.S. policy towards Africa, 19611966 [Electronic resource] - Electronic data. URL: https://www.academia.edu/ 2019476/G._Mennen_Williams_and_the_contest_to_decide_U.S._policy_towards_Africa_1961-1966 (access date: 30.12.2016).
Мельников Ю.М. Внешнеполитические доктрины США: Происхождение и сущность программы «Новых рубежей» президентаД. Кеннеди. М.: Наука, 1970. 495 с.
Мельников Ю.М. Имперская политика США: Истоки и современность. М.: Международные отношения, 1984. 256 с.
Майоров В.В. США и Африка: Экономическая «помощь» в стратегии неоколониализма. М.: Международные отношения, 1981. 224 с.
Security Council resolution 134 (1960) [Question relating to the situation in the Union of South Africa] [Electronic resource] // Refworld / UNHCR : site. - Electronic data. URL: http://www.refworld.org/docid/3b00f1893c.html (access date: 30.12.2016).
Philip E. Muehlenbeck. John F. Kennedy's Courting of African Nationalism // Madison Historical Review. 2004. Vol. 2. P. 1-25.
Irwin R.M. Gordian Knot: Apartheid and the Unmaking of the Liberal World Order. Oxford, 2012; Minter W., Hill S. Anti-apartheid solidarity in United States-South Africa relations: From the margins to the mainstream // From the Margins to the Mainstream, in The Road to Democracy in South Africa. Vol. 3: International Solidarity, Part II. pp. 760-761.
Казаков M.A. Гуманитарные технологии - культурный лифт качества системных процессов и изменений // Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева. Серия: Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии. 2013. № 3. С. 49-55.
Садовская Л.М. Влияние французского социал-реформизма на идейные течения в странах франкоязычной Африки: дис...канд. ист. наук. М., 1972. 198 с.
 «Франсафрик» и «Новые рубежи» в контексте субъектно- объектных отношений | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 39. DOI: 10.17223/1998863Х/39/21

«Франсафрик» и «Новые рубежи» в контексте субъектно- объектных отношений | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2017. № 39. DOI: 10.17223/1998863Х/39/21