Роль этических ценностей в мотивации труда специалистов помогающих профессий | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2018. № 45. DOI: 10.17223/1998863Х/45/16

Роль этических ценностей в мотивации труда специалистов помогающих профессий

В статье изучена роль этических основ трудовой мотивации специалистов помогающих профессий. Выделено два подхода к определению объекта деятельности помогающих профессий, формирующих их аксиологическую основу. Определены элементы модели мотивационного профиля специалиста помогающих профессий и модусы бытия, влияющие на реализацию их деятельности.

The role of ethical values in the motivation of specialists (helping professions).pdf Социономический профиль профессий традиционно интересен современным социологам, философам и психологам. Чаще всего к данному кластеру специальностей относят медицину, социальную работу, педагогику и психологию, а также другие направления, связанные с оказанием помощи людям, нуждающимся в социальной, образовательной или физической адаптации в обществе. Начиная с 90-х гг. ХХ в. происходит интенсивный рост разнообразного аналитического знания относительно этических основ помогающих профессий по отдельным направлениям (психология, организация работы с молодежью, медицина, социальная педагогика и др.). При этом профессии социо-номического профиля в своей целостности, как единый кластер, до сих пор не стали частым предметом изучения социальной философии. Чаще профессии социального работника, педагога, врача и ряда других рассматриваются исследователями отдельно. Современный автор Г.А. Каржина считает, что «комплексное исследование профессиональной этики помогающих профессий с позиций социальной философии невозможно без определения их культурно-исторических, этических оснований, поскольку только в этом случае можно понять ^осоциаль-ную основу трудовой мотивации у специалистов помогающих профессий на протяжении становления и развития всей системы социальной помощи в России» [1. C. 105]. Важная черта помогающих профессий как единого кластера - это прежде всего схожие этические основы гуманизма и высшей ценности человеческой жизни, а также свободы воли, которые существенно трансформировалась в ходе исторического становления теории и практики профессий. Современная профессиональная этика включает изучение особых социальных контекстов, которые помимо обсуждения моделей и принципов построения описаний социальной реальности и профессионального знания выносят в сферу рефлексии отношение к этой реальности, так же как и систему нравственных и оценочных суждений, определяющих задачи, цели профессии и профессионала. На основе подобных суждений формируются профессиональные нормы, этические ценности и принципы. Потребность в этическом и социокультурном анализе помогающих профессий сформирована особенностями современной социальной реальности. Наиболее перспективными сегодня, по мнению А.Л. Журавлева, в профессиональной этике помогающих профессий становятся «исследования социальной ответственности и ответственного поведения, справедливости, обязательности и принципиальности в отношениях между людьми и соответствующего поведения, уважительности по отношению к людям и уважительного поведения, правдивости и честности в межличностных и межгрупповых отношениях и правдиво-искреннего поведения (а не только исследования лжи, неправды, обмана, дезинформации, манипулятивного поведения и т.п.) и многих других свойств нравственного сознания, самосознания и нравственного социального поведения личности и группы» [2]. Корни первого философского осмысления этики помощи как профессиональной деятельности необходимо рассматривать в контексте выявления объекта деятельности помогающих профессий, а именно «человега-нуждающегося», а также в осмыслении значимости отдельного человека в целом. Еще в философии античного периода у Сократа существовало учение о человеке, выделяющее его из общего космического миропорядка, объявляющее человека мерой всех вещей. Гуманистические идеи человека как самой высокой ценности и высшей цели сформулированы и другими античными философами, например, Протагоp считал, что «человек есть мера всех вещей» [3]. Вместе с общественным прогрессом эти идеи развивались в Средние века и в Новое время, а после широко распространились в русской и зарубежной современной социальной философии. Например, с именем античного врача и философа Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и этике поведения отдельных представителей кластера помогающих профессий - врачей. Он стал первым, кто сформулировал морально-этические нормы врача, которому согласно Гиппократу, должны быть присущи трудолюбие, приличный и опрятный вид, постоянное совершенствование в своей профессии, серьезность, чуткость, умение завоевать доверие больного, умение хранить врачебную тайну [4]. Философскими основами медицины становится «философия врачевания», которая значительно позже, в ХГХ-ХХ вв., найдет отражение в других помогающих профессиях: психиатрии и психологии, социальной работе и педагогике. Теория постановки диагноза, лечения, реабилитации и рефлексии, выстроенная в соответствии с пониманием сущности человека как психе-био-социального существа становится фундаментальной схемой взаимодействия с клиентом / пациентом (объектом помогающих профессий), построенной на определенных этических ценностях общества. Позже, в конце XVIII в., И. Кант в работе «Основы метафизики нравственности» утверждал, что «долг человека перед другими заключается в обязанности уважения, благожелательности и любви. Способствовать счастью ближнего - нравственный долг человека, гораздо более благородный и достойный, чем цель стремиться к собственному счастью» [5. C. 234]. Идеи И. Канта можно считать этической основой помогающих профессий и сегодня. Постепенно они укрепляются и развиваются в других направлениях, часто в том или ином виде можно встретить упоминание чувства долга перед другими людьми и обществом как основу трудовой мотивации, указываемую самими представителями помогающих профессий. В XIX в. идея «человека-нуждающегося», базируясь на философии жизни В. Дилкгея и феноменологии Э. Гугсерля, рассматривает его как пассивного субъекта, который не имеет возможности в силу разных причин принимать активное участие в жизнедеятельности общества. В данной концепции специалист помогающей профессии рассматривает своего клиента не как способного к взаимодействию, а как нуждающегося в конкретной помощи (пособие, восстановление документов, одежда, еда и т.д.) [6. C. 68]. И в этом случае задачей является не помощь клиенту в нахождении собственных ресурсов для самостоятельного разрешения жизненных проблем, а решение проблем за него. Однако данная концепция оказания помощи имеет риски, заключающиеся в том, что негативная ситуация, приведшая клиента к жизненным проблемам, имеет тенденцию повториться. Особенно это актуально для решения проблем, требующих включения ресурсов самого индивида (например, алкоголизм, наркомания). В процессе институционального становления помогающих профессий с конца XVII и до начала XX в. возникшие регламенты деятельности, регулирующие помощь, в конечном счете повлекли за собой ее дегуманизацию. Из этики помощи постепенно уходили ценности милосердия, зато появлялись ценности утилитарной эффективности как баланса затрат и результатов выполненной работы. Например, в царской России преобладало благотворительное отношение к нищим. Нищий, согласно нормам христианской морали, являлся «божьим человеком», возвышаемым религией и царем: «.просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся», - упоминается в Евангелии от Матфея [7]. Народ относился к нищим как к людям, причастным святости, с которыми надо делиться своим достоянием. Раскрывая сущность древнерусского благотворения, В.О. Ключевский пишет: «Человеколюбие у наших предков было то же, что нищелюбда, и любить ближнего значило прежде всего - накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице.» [8]. В XX в. сформировалось совершенно иное отношение государства к нищенству и бродяжничеству, давняя традиция благотворения и попечения о нуждающихся, проявлявшаяся в дореволюционной России в многообразных формах, после октября 1917 г. была разрушена. Представители партии большевиков смотрели на модель благотворительности как на буржуазный пережиток и средство обмана трудящихся, как стремление спрятать свою эксплуататорскую суть за унизительной «помощью бедным» и тем отвлечь их от классовой борьбы. Уже к началу 1950-х гг., по мере оргштатного и материально-технического укрепления всех правоохранительных органов, появились нормативно оформленные меры борьбы с нищенством и бродяжничеством. Так, в постановлении Совета Министров СССР от 19 июля 1951 г. № 2590-1264с «О мероприятиях по ликвидации нищенства в Москве и в Московской области и усилению борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» отмечается, что меры, предпринимаемые для профилактики и ликвидации бродяжничества и попрошайничества, стали неэффективными, поэтому устанавливается «порядок, согласно которому органам милиции и органам охраны МВД СССР на железнодорожном и водном транспорте предоставлялось право вносить предложения о выселении в отдаленные районы ССCР на пять лет с обязательным привлечением к трудовой деятельности по месту поселения бродяг, не имеющих определенных занятий и места жительства» [9. С. 105]. В связи с историческим контекстом важным аспектом в процессе инсти-туaлизации помогающих профессий в России советского периода является возвышение государственных интересов над интересами индивида, нуждающегося в помощи. Это неизбежно выводит на переориентацию деятельности специалистов помогающих профессий с гуманистических к иным ценностям: объективности, полезности и рациональности для общества. Можно сказать, что помогающие профессии на различных этапах развития имеют свою специфику: на первом этапе с XVII до начала XX в., от момента, где помогающие профессии были тесно связаны с филантропией, до более позднего этапа развития кластера профессий в XX-XXI вв., где гуманизм уже заменяют ценности утилитарной эффективности, продиктованные Советским государством. Стоит отметить, например, что в начале ХХ! в. в профессии социальной работы в мире практики уже научились выражать свою приверженность предельным ценностям, таким, как, например, ценность самодетермигации и самоопределения клиента - ориентации на клиенториентированную модель в оказании помощи, где запрос нужд определяется самим нуждающимся. М.Э. Ричмонд, основатель научной школы социальной работы в конце XIX в., рассматривала основную задачу социальной работы в «социальном врачевании» индивидов, находящихся в неудовлетворительном состоянии, и подготовке их к возможности самостоятельно решать свои проблемы. Прежде всего, это характерное для ХХ в. развитие социальной работы со случаем по методологии М.Э. Ричмонд, также данную работу называют индивидуальной, где нуждающийся в помощи индивид находится в роли «пациента», получающего помощь исходя из нужд и потребностей в собственной социальной адаптации [10]. Эти нужды выявляются в ходе бесед по результатам «диагностирования» социальных проблем индивида социальным работником. В основе западной и американской модели оказания помощи и на современном этапе сохраняются тенденции применения именно данной модели взаимодействия. Также с середины ХХ в. происходит рост числа некоммерческих организаций, профессиональных сообществ помощи отдельным группам нуждающихся в западных странах и США [11]. Наряду с государством общественные организации играют важнейшую роль в организации квалифицированной социальной и медицинской помощи населению с применением клиенториен-тированного подхода. Данные институты помощи начинают развиваться в России только с 90-х гг. ХХ в. Помощь остается структурированной и результативной, когда субъект помогающей деятельности начинает осознанно и целенаправленно применять специальные знания и навыки в работе, использует научный подход в изучении проблемы нуждающегося в помощи индивида. Профессиональную философию помогающих профессий, в частности медицину или педагогику, на современном этапе также начинает образовывать совокупность методологических принципов анализа социальной реальности, этических убеждений и идеалов и норм, задающих ориентиры для восстановления самого субъекта помощи. Специалист социономического профиля в рамках профессиональной деятельности обращается к персонально значимым ценностным основам самого клиента и его окружения (семья, дети, здоровье, гражданственность и др.). Примером может служить ситуация, когда педагог общеобразовательной школы, работая с ребенком с особенностями развития, поддерживает в учебном классе сотрудничество и совместную кооперацию детей в коллективно-творческой деятельности, воспитывает уважение и толерантность по отношению к особому ребенку у сверстников. По мнению Е.Н. Башук и А.В. Орлова, «группу помогающих профессий отличает тесное повседневное межличностное взаимодействие лицом к лицу с потребителями услуг, клиентами. Также эти профессии характеризуются тем, что в них средством познания другого человека и помощи ему является личность специалиста с высокой степенью ответственности за результаты своих воздействий» [12]. Исследователь Р.Д. Каверина считает, что «в качестве основных и наиболее важных функций работника профессий типа „человек - человек" следует рассматривать оценку состояния социальных объектов, руководство людьми, обучение, воспитание, информационное, социально-бытовое, медицинское обслуживание людей» [13. С. 187]. Таким образом, специалист в cоциономических профессиях реализует свои функции, которые предполагают и особый тип взаимодействия, так называемое «помогающее поведение». К. Роджерc помогающими называет такие отношения, в которых «.по крайней мере одна из сторон намеревается способствовать другой стороне в личностном росте, развитии, лучшей жизнедеятельности, в умении ладить с другими» [14]. Личность специалиста помогающих профессий имеет огромное значение в процессе профессиональной деятельности и реализации социально значимых гуманистических ценностей. От ценностной ориентированности личности специалиста, его этических убеждений и потребностей (мотивации) зависит эффективность его деятельности, осуществляемой в рамках взаимодействия с конкретным клиентом / пациентом, и, следовательно, развитие общества в целом, темпы, качество и направленность социального прогресса. Философско-аксиологи-ческая основа помогающих профессий включает идеалы и убеждения гуманизма, нравственности, эмпатии к человеку и выступает в качестве потребности в трансляции данных ценностей другим людям у самой личности специалиста [15. C. 50]. Это напрямую выводит на потребность в изучении персональной трудовой нематериальной мотивации у специалистов помогающих профессий, так как от мотивации, того, насколько специалист вовлечен в деятельность и имеет готовность профессионально развиваться и транслировать нравственные ценности общества, напрямую зависит в том числе и качество оказываемых населению услуг. Однако в трудовой деятельности отношение представителей помогающей профессии к своим профессиональным обязанностям, долгу пока оставляет много вопросов. Судя по показателям многих социологических исследований, российское общество переживает ценностный и нравственный кризис. Согласно данным Института социологии РАН 2011 г. вопрос морального состояния общества в 2000-е гг. лидировал среди таких сфер, как уровень жизни, состояние социальной сферы (здравоохранения, образования, культуры), борьба с коррупцией и состояние правопорядка. При этом моральный упадок характеризовался как основной вектор, направляющий и определяющий развитие общества в последние 20 лет [16]. Другой анализ, проведенный Центром научной политической мысли и идеологии в 2014 г., показывает, что «для русской ментальности характерны 12 ценностных блоков, определяющих жизнеспособность российского государства: труд, душа (духовность), коллективизм, нематериальные ценности, любовь (семья, дети), инновацион-ность, альтруизм, терпимость, ценность человеческой жизни, сопереживание, креативность, стремление к совершенству» [17]. Однако при этом большинство россиян (60-80%) негативно оценивают изменение морального климата за последние 10-15 лет [Там же]. Общее снижение уровня нравственности населения России затрагивает не только клиентов деятельности помогающих профессий, но и самих специалистов. В контексте философско-аксиологической основы помогающих профессий, воплощающей в себе идеалы нравственности, гуманизма и эмпа-тии к ближнему, возникает вопрос, каков мотивационный профиль современного специалиста помогающих профессий? В качестве модели эффективного специалиста помогающих профессий можно использовать модель, предложенную К. Шнейдером. Он выделяет три важных элемента оказания квалифицированной помощи: 1. Личная зрелость, подразумевающая успешность специалиста в решении собственных жизненных проблем; откровенность, терпимость и искренность по отношению к себе. 2. Социальная зрелость, включающая способность специалиста оказывать помощь другим людям в различных жизненных ситуациях; откровенность, терпимость и искренность по отношению к другим. 3. Зрелость как специалиста, подразумевающая потребность в самообразовании, постоянном развитии профессиональных и личных качеств [13. С. 66]. Важно отметить, что мы понимаем трудовую мотивацию «как побуждение человека к труду, являющееся результатом, с одной стороны, взаимодействия таких элементов, как потребности, интересы, ценностные ориентации, с другой - отражаемых и фиксируемых сознанием человека факторов внешней среды, так называемых внешних стимулов, побуждающих к трудовой деятельности» [18.C. 129]. Необходимо подчеркнуть, что личные ценностные установки, лежащие в основе трудовой мотивации, играют наиболее значимую роль именно в помогающих профессиях, где предусмотрено непосредственное взаимодействие нуждающегося в помощи человека и оказывающего помощь. А.Р. Фонарев характеризует три модуса человеческого бытия, которые определяют проявление и использование индивидуальных особенностей в процессе профессиональной деятельности медицинского работника. Этот же подход применим к анализу проявления индивидуальных особенностей трудовой мотивации представителей других помогающих профессий: - модус служения, в котором основа отношения к жизни - это любовь к ближнему (другим людям), что позволяет человеку альтруистично осуществлять профессиональную деятельность; - модус социальных достижений, согласно которому основное жизненное отношение, прежде всего, заключено в позиции соперничества и конкурентной борьбы, что может являться проблемой для становления профессионала; - согласно модусу обладания другой человек служит только объектом, средством для достижения собственных целей, нравственные преграды отсутствуют [19. С. 186]. Каждый из данных модусов составляет важную часть мотивационной основы для реализации помогающих профессий: модус служения является основой толерантного и честного отношения к клиенту - основным принципам организации помощи согласно Профессиональному этическому кодексу социальной работы в России [20]. Социальный работник должен приложить все усилия к тому, чтобы стать и оставаться специалистом-экспертом в своей профессиональной практике и в выполнении своих профессиональных обязанностей согласно данному документу. Показателем может быть эмпатия со стороны специалиста к нуждающемуся в помощи клиенту - когда социальный работник сопереживает и поддерживает клиента, что находит отражение внешне в вежливом отношении, ответственности за качество работы и т.д. Модус социальных достижений также возможен при реализации помогающих профессий, однако он в большей степени характерен для работы в условиях стандартизированного результата труда, который можно оценить через ключевые показатели эффективности (КПЭ). Например, значимым результатом труда для такого специалиста может быть количество жиз-неустроeнных в приемные семьи детей-сирот. Данный модус имеет двойственную природу: с одной стороны, как стимулирующего фактора, когда специалист с высокой трудовой мотивацией стремится к профессиональным достижениям и получает высокие результаты работы, а с другой стороны, у специалиста появляется возможность свести свою деятельность к формальному выполнению обязанностей согласно требуемым КПЭ профессии, организации. Превалирование третьего модуса - модуса обладания, согласно классификации А.Р. Фонарева, в трудовой мотивации индивида серьезно затрудняет осуществление профессиональной деятельности в сфере помогающих профессий, так как одной из основных обязанностей социального работника как представителя помогающей профессии по отношению к клиенту является сохранение приоритета интересов клиента в разрешении сложившейся проблемной, кризисной ситуации. Модус трудовой мотивации отдельного специалиста сформирует определенное отношение к своей деятельности, а также к клиенту / пациенту как к объекту деятельности. Понимание этических оснований своей трудовой мотивации самим специалистом социономического профиля может оказать большое влияние на конечный результат его деятельности как прием cаморе-флексии. Низкая оценка роли помогающих профессий в обществе, отсутствие их престижа, низкая оплата труда специалистов, публичное обсуждение ошибок деятельности (особенно часто привлекают внимание и вызывают резонансный отклик ошибки врачей и учителей) - все это неизбежно ведет к тому, что снижается трудовая мотивация специалистов, что может привести к появлению синдрома профессионального выгорания («ЬшгпошЬ») [21. C. 447]. Также постоянная необходимость общения с людьми, находящимися в сложной жизненной ситуации, риск чрезмерного погружения в проблемы клиента оказывают постепенное, но тем не менее сильное влияние на способность специалиста выполнять свои функции и способствуют появлению синдрома эмоционального выгорания [12]. Ведущую роль в регулировании конкретных форм поведения в этом случае может играть этикет, но заменить пресоциаль-ную личную трудовую мотивацию, основанную на этических принципах помогающей профессии, он не сможет. Согласно мнению А.В. Бачуриной помощь как вид деятельности - это и есть проявление состоятельности или компетентности как особого качества, но не врожденного, а развиваемого человеком на основе самобытности внутренней культуры и образованности. Таким образом, в различных видах профессиональной деятельности, реализуемых в системе «человек - человек», от соблюдения специалистом этических норм во многом зависит конечный результат (благополучие, здоровье клиента, повышение качества жизни и др.). Специалист помогающей профессии достаточно автономен в деятельности, и это актуализирует дополнительную необходимость (помимо нормативно-правовой и технологической) этической саморегуляции собственного поведения [22]. Эта регуляция должна не противоречить формальной регуляции, а дополнять ее, приобретая форму трудовой мотивации самого специалиста через обучение этическим принципам профессии, с учетом модуса мотивации личности. А через систему этических принципов на всех уровнях помогающих профессий, начиная с образовательного, необходимо транслировать и методы профилактики профессионального выгорания. Историческое рассмотрение аксиологических оснований помогающих профессий показало, что этика помогающих профессий прошла долгий путь становления от гуманистических идей человека как самой высокой ценности и поддержки его жизнедеятельности как высшей цели (в античной философии) до дегуманизации ценности помощи нуждающимся в конце ХХ в., когда произошла актуализация ценности утилитарной эффективности, например баланса затрат и результатов государства на поддержание уровня и качества жизни граждан в разных сферах (социальная поддержка, медицина, образование).

Ключевые слова

этика, помогающие профессии, трудовая мотивация, профессиональное выгорание, ethics, helping professions, job burnout, work motivation

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Титова Валерия Олеговна Томский государственный университет аспирант философского факультетаtitova.lera.pr@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Каржина Г.А. Гуманитарные и гносеологические аспекты развития новых научных направлений // Социология социальных трансформаций. Н. Новгород, 2003. С. 104-107.
Журавлев А.Л. Современные тенденции развития социальной психологии в России // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-tendentsii-razvitiya-sotsialnoy-psihologii-v-rossii (дата обращения: 11.09.2018).
Компанеец В.В., Травова Н.В. Человек как Высшая ценность бытия в «Колымских рассказах» Варлама Шаламова // Вестник ВолГУ. Сер. 8 : Литературоведение. Журналистика. 2010. № 9-8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-kak-vysshaya-tsennost-bytiya-v-kolymskih-rasskazah-varlama-shalamova (дата обращения: 11.09.2018).
Александрова Д.П. Становление медицинской этики // Ученые записки ОГУ. Сер. : Гуманитарные и социальные науки. 2015. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/stanovlenie-meditsinskoy-etiki (дата обращения: 11.09.2018).
Кант И. Основы метафизики нравственности. М. : Мысль, 1999. 1472 c.
Фирсов М.В. История социальной работы в России. М. : Гумaнит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. 256 с.
Толкование Священного Писания // Толкования на Мф. 5:42. Евангелие от Матфея. URL: https://bible.optina.ru/new%3Amf%3A05%3A42 (дата обращения: 11.09.2018).
Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительнoсть на Руси // Наука и жизнь. 2006. № 10. URL: https://www.nkj.ru/archive/articles/7597/ (дата обращения: 11.09.2018).
Беркутов А.С. Кравченко Е.В. Борьба с бродяжничеством в СССР в 1950-1960-е годы // Философия права. 2016. № 2 (75). С. 104-111.
Фокин В.А., Фокин И.В. Потенциалы индивидуальной работы со случаем и их реализация в социальном воспитании // Вестник Костромского государственного университета. Сер.: Педагогика. Психология. Социокинетика. 2010. № 2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/po-tentsialy-individualnoy-raboty-so-sluchaem-i-ih-realizatsiya-v-sotsialnom-vospitanii (дата обращения: 13.09.2018).
Малкова А.Н. Опыт взаимодействия некоммерческих организаций с органами власти в США // Концепт. 2018. № 2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-vzaimodeystviya-nekommercheskih-organizatsiy-s-organami-vlasti-v-ssha (дата обращения: 13.09.2018).
Башук Е.Н., Орлов А.В. Особенности проявления трудовой мотивации в различных профессиональных группах // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Сер. : Социальные науки. 2014. № 4 (36). [Электронный ресурс] : Портал научной информации «КиберЛенинка». URL: http://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-proyavleniya-trudovoy-motivatsii-v-razlichnyh-professionalnyh-gruppah (дата обращения: 07.02.2018).
Шмелева Н.Б. Формирование и развитие личности социального работника как профессионала. М. : Дашков и К, 2004. 196 с.
Гришина Н.В. Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциальные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности. СПбГУ, 2009. URL: http://diplom.psy.spbu.ru/component/fabrik/details/1/386/html.html(дата обращения: 07.02.2018).
Мельников Д.А. Становление профессии социальной работы // Международный журнал прикладных и фундаментальных наук. Пенза, 2013. С. 49-52.
Двадцать лет реформ глазами россиян : научный доклад / Институт социологии РАН. М., 2011. С. 217.
Сулакшин С.С. Нравственность российского общества и факторы влияния (интернет, телевидение) // Политика и общество. 2014. № 9. С. 1065-1081. URL: http://rusrand.ru/analytics/ nravstvennost-rossijskogo-obschestva-i-faktory-vlijanija-internet-televidenie (дата обращения: 07.02.2018).
Аврашков Л.Я. Экономика предприятия. М. : ЮНИТИ, 2007. 455 с.
Фонарев А.Р. Психологические особенности личностного становления профессионала. Москва; Воронеж, 2005. 558 с.
Профессиональный этический кодекс социального работника России // Сайт Института Общинных и социальных работников им. В. Розенвальда; 2003. URL: http://alcostad.ru/profes-sionalnyj-eticheskij-kodeks-sotsialnogo-rabotnika-rossii/ (дата обращения: 07.02.2018).
Богомягковa Е.С. Помогающие профессии: пересмотр аналитических перспектив // Помогающие профессии: научное обоснование и инновационные технологии : материалы меж-дунар. науч.-практ. конф. Н. Новгород, 15-16 сентября 2016 г. / сост. З.Х. Саралиева. Н. Новгород : Изд-во НИСОЦ, 2016. С. 447-451.
Бачурина А.В. Помогающие профессии в контексте компетентностнош подхода // Учен. зап. ЗабГУ. Сер. : Философия, социология, культурология, социальная работа. 2011. № 4. URL: Портал научной информации «КиберЛенинка». URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ pomogayuschie-professii-v-kontekste-kompetentnostnogo-podhoda (дата обращения: 21.04.2018).
 Роль этических ценностей в мотивации труда специалистов помогающих профессий | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2018. № 45. DOI: 10.17223/1998863Х/45/16

Роль этических ценностей в мотивации труда специалистов помогающих профессий | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2018. № 45. DOI: 10.17223/1998863Х/45/16