Информационные капсулы как структурный компонент современной политической интернет-коммуникации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 53. DOI: 10.17223/1998863X/53/20

Информационные капсулы как структурный компонент современной политической интернет-коммуникации

Рассматривается проблема применимости классических моделей массовой политической коммуникации к анализу информационно-коммуникационных процессов в Интернете. Определены ключевые структурные и содержательные различия между коммуникационными процессами в онлайн- и оффлайн-пространствах. Авторами введен концепт информационных капсул как структурного компонента массовой политической коммуникации в Интернете.

Information Capsules as a Structural Component of Contemporary Political Internet Communication.pdf Существенные структурные, содержательные и функциональные отличия Интернета как современного пространства политических коммуникаций от традиционного коммуникационного оффлайн-пространства определяют необходимость постановки вопроса о степени применимости классических моделей массовой политической коммуникации к информационно-коммуникационным онлайн-процессам. Можно выделить целый ряд аспектов, совокупность которых определяет необходимость пересмотра объяснительного потенциала традиционных коммуникативных моделей в сетевом пространстве. Отметим прежде всего значительное увеличение интенсивности массовой коммуникации, существенно возросшее количество источников информации, вызывающих информационный хаос, информационные перегрузки и шум. Нельзя также не учитывать и масштабное проявление эффекта клипового сознания у значительного числа интернет-пользователей, а также «цифровую деменцию». Отметим и серьезно возросшие в условиях избытка информации символизацию и максимальную визуализацию цифрового пространства, с одной стороны, и возможность редукции символического в рамках современной коммуникации (например, прямой передачи электрических сигналов из одного мозга в другой) - с другой. Кроме того, специфику он-лайн-пространства определяют особый язык, эрративы, ироничность, меме-зация. Обратим внимание и на специфику интернет-культур, а также возможности распространения информации через цифровых псевдоличностей и использование возможностей, предоставляемых Big Data. Важны наличие горизонтальных коммуникаций, выступающих механизмом структуризации масс на уровне сетевых сообществ, интерактивность и многочисленные обратные связи, в том числе открытое комментирование и взаимовлияние оффлайн- и онлайн-источников информации. Для построения эффективной модели массовой политической коммуникации, имеющей высокий объяснительный потенциал применительно к интернет-пространству, необходимо как минимум провести компаративный анализ феноменов онлайн- и оффлайн-массы с целью выявления их принципиальных различий; необходимо также ответить на вопросы об источнике информации и способах ее транслирования, о том, как и какое содержание (смысл) транслируется и воспринимается. Ввиду ограниченности объема статьи мы рассмотрим лишь различия оффлайн- и онлайн-массы. Такого рода различия можно структурировать по нескольких основным смысловым и функциональным линиям. В отличие от оффлайн-массы, в онлайн-пространстве масса в реальности не сконцентрирована в одном месте и в одно время. Онлайн-масса подчиняется иным законам и принципам регулирования. Различия определяются отсутствием физического контакта в интернет-пространстве, распределенностью, иными механизмами и принципами обеспечения приватности личности, наличием локальных наборов этических ограничений. Однако, в отличие от телевизионной аудитории, следящей за развитием какого-либо новостного сюжета, аудитория Интернета активно «взаимодействует», отмечая информацию лайками, пересылая, комментируя, трансформируя ее. При этом возможности анонимизации собственной личности позволяют человеку искажать свои личные, профессиональные, социальные и демографические характеристики (человек в реальной жизни и человек в Интернете - зачастую разные личности), что во многом виртуализирует онлайн-массу и делает ее отличной от традиционной массы по многим характеристикам (в первую очередь неверифицируемой). Кроме того, следует акцентировать внимание на существенной разнице в этике социальности: в оффлайн-пространстве нельзя нецензурно выражаться, клеветать, унижать других людей - за это предусмотрены вполне ощутимые санкции. Несмотря на наличие попыток регулировать массу в Интернете (например, баны и блокировки аккаунтов в сетевых сообществах), интернет-пространство по-прежнему остается «территорией зла» без значимых социальных ограничений. Многие пользователи не считают себя обязанными соблюдать какие-либо социальные нормы, а потребность в социальном одобрении для многих не является актуальной и значимой. Ощущение и уровень социальной ответственности в сети являются значительно более низкими. Это приводит к более высоким возможностям радикализации собственных взглядов и моделей поведения сетевых пользователей, более экстремальным моделям артикуляции своего мнения и информационно-коммуникационного взаимодействия в целом. Масса в оффлайн-пространстве подчиняется объективным психологическим и социальным законам [1]. В свою очередь, информационно-коммуникационное взаимодействие в Интернете происходит не через прямой, а через виртуальный по своей сути контакт, что виртуализирует онлайн-массу еще в большей степени. Сетевая масса приобретает свой социальный опыт зачастую в цифровой или гибридной (phytigal) среде, что самым непосредственным образом сказывается на особенностях политической социализации интернет-пользователей в целом [2]. Основная проблема в том, что такой опыт, в отличие от реального опыта, может быть смоделирован произвольно, без всяких ограничений (ярким примером будут суперсилы или несколько жизней в компьютерной игре). Отметим, что в настоящее время формируется концепт гибридного phygital-мира; онлайн-пространство начинает сильно влиять на оффлайн, изменяя интерпретации политических явлений, фактов, процессов. Один из признаков - голографизация и появление виртуальных блогеров, не скрывающих свою цифровую природу, - настораживающий тренд к стиранию всякой границы между реальным и виртуальным мирами. В оффлайн-пространстве в структуре массы отсутствуют гибридные политические боты и симулякры, которые могут имитировать поведение человека по циклу «день-ночь», провоцировать дискуссии и вести к поляризации политических мнений. Наличие эффекта клипового сознания у большинства интернет-пользователей, интенсивная эмоциональность онлайн-коммуникации, тенденция следовать готовым предложениям, а не вырабатывать собственные мнения и решения, отсутствие синтетических навыков и системности в мышлении, склонность к быстрым суждениям приводят к ситуации, в которой тиражирование и распространение слухов и других недостоверных и / или неподтвержденных сведений среди массы онлайн-пользователей, сопровождаемые поверхностными суждениями и комментариями с ярко выраженной эмоционально-экспрессивной окраской, становятся одним из преобладающих форматов цифровой коммуникации [3]. Сужение моделей мира интернет-пользователей до крайне упрощенных фреймов, нарратив «суда над современностью», позволяемый позицией виртуальной, абстрактной личности, наличие широких возможностей эффективного текстового, символьного и визуального маркирования для обозначения своих и чужих являются важными характеристиками современной интернет-массы. Следует отметить и такую важную характеристику интернет-массы, как фрагментированность, способность к сборке и пересборке в форматах сетевых сообществ, которые, в свою очередь, могут быть охарактеризованы достаточно высокой степенью неустойчивости. Необходимо также учитывать многоступенчатый характер интернет-коммуникации, нередко наличие иерархии информационного влияния - сетевых сообществ, лидеров мнений в блогах и социальных сетях, эхо-камер. При этом, как нам представляется, интернет-масса ориентирована не на политического лидера, у нее свои герои, чья референтность базируется на неформальности и публичности. Интернет-лидеры зачастую инфантильны и не обладают традиционными лидерскими чертами и качествами, они во многих случаях не могут достичь в жизни такой же, как в Интернете, популярности. Однако за счет умений и навыков генерации и трансляции контента в Интернете в массовом представлении формируется привлекательный образ лидера, обладающего необходимыми чертами и качествами, имеющего четкие цели, высокую активность и способного повести за собой интернет-пользователей, многие из которых демонстрируют явную ориентацию на сетевых лидеров общественного мнения. За счет оперативности, вирусности, горизонтальности и экстерриториальности технологий цифровой коммуникации в онлайн-пространстве намного быстрее распространяется информация, в том числе фейки. Для возникновения эффекта толпы в онлайн-пространстве не требуется большого количества людей, и необходимый период «разогрева» резко сокращается в сравнении с оффлайн-пространством. Виртуальные массовидные феномены (во многих случая не имеющие содержательного объединяющего начала) могут возникать в небольших эхо-камерах без хорошо заметного подготовительного периода. Такими же быстрыми могут быть и масштабные всплески сетевой активности (запуск и распространение «вирусов», организация и проведение флешмобов, троллинг, организация и реализация массовых проектов в оф-флайн-пространстве). Больший масштаб и скорость мобилизации масс, оперативность их реакции на информационно-коммуникационное воздействие в условиях высокой подверженности микротаргетированному влиянию по уникальным групповым признакам является фактором значительного увеличения потенциала технологий манипуляции и пропаганды, используемых в рамках различных политических проектов [4]. С другой стороны, это «кон-нективное» действие в рамках Интернета быстро сходит на нет, не всегда даже выплескиваясь в «реал»; впрочем, продолжение в «реале» этой «интернет-мобилизации» краткосрочно [5]. Феномены массы в онлайн- и оффлайн-пространствах имеют существенные различия в содержательных, функциональных и структурных характеристиках, что определяет необходимость адаптации существующих классических моделей массовой коммуникации и разработки новых моделей цифровой коммуникации в Интернете. Модели вертикальной, односторонней и асинхронной коммуникации в значительной степени перестают описывать характер и содержание интернет-коммуникаций. Кроме того, по мнению многих экспертов, классические модели коммуникации неприменимы при анализе цифровой фактологии, поскольку само событие в Интернете формируется особым образом, даже если оно отражает отголоски реального события. Проблематична также идея поиска источника информации, установления его целеполагания - речь идет, скорее, о «каскадной активации» [6]. Информационные капсулы как ключевой компонент информационно-коммуникационного взаимодействия в Интернете Как нам представляется, одним из ключевых компонентов современного интернет-пространства выступают информационные капсулы, которые можно определить как информационно-коммуникационную структуру, в рамках которой циркулирующие в ее закрытом пространстве идеи, символы, смыслы, убеждения, мнения не изменяются за счет критического осмысления информации и восприятия альтернативных объяснительных моделей, а наоборот - лишь сохраняются, самоподдерживаются, закрепляются и даже усиливаются за счет многократного повторения, обсуждения, одобрения среди единомышленников. Данный концепт введен специально для того, чтобы акцентировать в рамках процессов информационного потребления внимание не просто на описанном К. Санстейном эффекте эхо-камер [7, 8], а именно на наличии информационной структуры и соответствующего ей информационно-коммуникационного пространства. Необходимо отказаться от иллюзии однородного интернет-пространства, где свободные и критически мыслящие граждане работают с находящейся в свободном доступе информацией [9]. По сути, современная информационно-коммуникационная работа в Интернете может быть сведена на макроуровне к формированию и поддержанию в функциональном состоянии информационных капсул, необходимых для передачи массовой аудитории устойчивых общественно-политических смыслов, а кроме того, к трансформации и даже элиминации альтернативных информационных капсул оппонентов, предпринимающих попытки продвижения своих собственных смыслов в сетевом пространстве. По нашему мнению, значительное число существующих сегодня интернет-ресурсов функционирует в режиме информационного капсулирования. Сетевые сообщества, новостные ленты социальных сетей и поисковые сервисы во многом обладают соответствующими характеристиками. В дальнейшем эффект информационного капсулирования будет только возрастать по мере развития технологий машинного обучения и нейронных сетей, а также механик таргетинга и персонализации сетевого контента [10]. Качество данных технологий постоянно и неуклонно растет, что позволит уже в недалеком будущем обеспечить индивидуальное таргетирование информационных потоков с учетом персональных особенностей каждого интернет-пользователя, т.е. формировать персональные информационные капсулы. Уже сегодня значительное число «информационных касаний» в Интернете является адресным и персонализированным («эффект тоннельного зрения»). Что примечательно, настройки персонализации во многом зависят от действий человека и контролируются им, однако зачастую люди не осознают, что данный вопрос контролируется ими самими, тем самым попадая под влияние информационных капсул. Что касается сетевых сообществ, то в их в рамках, как правило, обсуждается ограниченное число тем, поддерживаются определенные правила обсуждения, в самом сильном варианте ограничивается набор интерпретаций и осуществляется модерация пользовательских сообщений, что позволяет рассматривать такого рода сообщества в качестве информационных капсул. Кроме того, участники сетевых сообществ, по сути, получают персонализированный контент, во многом совпадающий как с ожиданиями и предпочтениями отдельного члена данного сообщества, так и с аналогичными ожиданиями и предпочтениями других участников, что формирует в определенном смысле замкнутый коммуникационный каркас, в рамках которого определенные смыслы, символы и ценности поддерживаются и укрепляются. Не менее важным фактором формирования информационных капсул является активность «сетевой элиты» (администраторов, модераторов), которая контролирует вхождение в сообщество, нахождение в нем и соблюдение его правил и норм, а также поддерживает и обеспечивает соблюдение локальной (в рамках конкретного сообщества) цензуры. В этом смысле всегда есть активное небольшое ядро, небольшое число вращающихся вокруг него активистов и «периферия», являющаяся неустойчивой (здесь возможен и выход из сообщества). Принадлежность сетевых сообществ к одному из типов цифровых информационных капсул можно определить в контексте безальтернативной и безапелляционной поддержки и трансляции представителями определенных сообществ - полузакрытого пространства единомышленников - сформированных коллективных смыслов, ценностей и символов в социально-политической сфере, часто отличных от их реального содержания. С учетом наличия эффекта спирали молчания альтернативные мнения и альтернативный контент в таких сообществах, как правило, лишены возможностей трансляции. Важен также структурный момент, который можно представить как небольшое ядро «лидеров мнения», пояс активных комментаторов и облако остальных участников, достаточно неустойчивое по краям. В целом мы можем сделать вывод о том, что значительное число «открытых» и «публичных» общественно-политических и новостных интернет-ресурсов во многом имеет характеристики, позволяющие отнести их в той или иной степени к информационным капсулам, в рамках которых выстраиваются управляемые и модерируемые информационные потоки, осуществляются цензурирование и блокировка альтернативного контента, а также обеспечиваются поддержание и укрепление замкнутой системы ценностей, идей, смыслов и символов. Подвижность информационных капсул Очевидно, что конструируемые в сетевом пространстве капсульные структуры не могут быть полностью зафиксированными и обладают определенной степенью подвижности. При этом мы можем выделить целую совокупность ключевых условий, обеспечивающих высокую подвижность информационных капсул. К основным из них относятся следующие: - степень подвижности информационные капсул во многом связана с устойчивостью взглядов, мнений, предпочтений и интересов субъектов политического влияния, а также сетевых лидеров общественного мнения, от которых зависит, насколько убедительно и технологично лидер или центр общественного мнения сформировал «новое» мнение для своих интернет-последователей. Сюда же мы можем отнести и устойчивость взглядов, мнений, предпочтений и интересов собственников интернет-ресурсов, функционирующих в режиме информационных капсул. В случае изменений со стороны собственников либо контролирующих их структур возможно изменение набора «цифровых спикеров» и модераторов, трансформация контента и смысловой нагрузки информационных потоков, а также характера их циркуляции в каждой конкретной капсуле; отметим при этом, что информационные капсулы, возникшие на основе сообщества в «реале», демонстрируют наибольшую устойчивость; - появление новых онлайн-лидеров мнения с новой общественно-политической повесткой в сетевом пространстве также оказывает влияние на конфигурацию, содержание и структуру информационных капсул, изменяя их подвижность; - применительно к вопросу, связанному с подвижностью информационных капсул, необходимо также рассмотреть ситуации «взлома» сетевых сообществ и управляемого проникновения в них реальных пользователей или (более частный вариант) псевдопользователей (боты и киберсимулякры), являющихся носителями альтернативных по отношению к данному сообществу идей, смыслов, ценностей и предпочтений. За счет развития критического дискурса внутри сетевого сообщества, продвижения альтернативных источников контента, содержащих диаметрально противоположные позиции, возможно оказать серьезное влияние на параметры функционирования сетевого сообщества, подвергшегося атаке; - со временем у части интернет-пользователей по объективным и субъективным причинам (изменение профессионального или социального статуса, существенные внешние изменения в общественно-политической жизни, резонансные общественно значимые события, новые популярные тренды и др.) могут изменяться предпочитаемые каналы потребления информации, а также интересы; влияние на подвижность информационных капсул может оказать соответствие транслируемых фреймов повседневной практике интернет-пользователей; - не менее важным условием высокой подвижности информационных капсул, по мнению экспертов, может выступать смена принципов информационных потоков, информационной фильтрации, заложенных в сетевых коммуникациях (согласно мнению ряда участников исследования, росту движения «желтых жилетов» способствовало изменение конфигурации трафика новостей в Facebook: люди стали видеть больше новостей от своих друзей и знакомых по общим наболевшим проблемам, больше обсуждать, дискутировать, что привело к скачкообразному изменению новостной повестки в сторону преобладания политической составляющей - от требований снижения цен на топливо до отставки французского президента); не случайно старый слоган М. Маклюэна Л. Манович переформулирует следующим образом: «software is a message» [11]. Данные условия, обеспечивающие подвижность информационных капсул, становятся ключевыми параметрами информационно-коммуникационной работы политических акторов по формированию и поддержанию собственных сетевых конструктов, а также по трансформации и элиминации аналогичных конструктов оппонентов в условиях конкуренции за право транслировать в массовое сознание собственные смыслы, идеи и ценности. Выводы Исходя из результатов работы, мы можем констатировать существенные структурные и функциональные различия между онлайн- и оффлайн-прост-ранствами политической коммуникации, что требует пересмотра классических моделей массовой политической коммуникации, адаптации их к условиям и особенностям функционирования современного Интернета. В работе предпринята попытка рассмотреть на модельном уровне такой структурный компонент современной политической интернет-коммуникации, как информационные капсулы. По нашему мнению, концепт информационных капсул позволяет обеспечить необходимый объяснительный потенциал современной массовой политической коммуникации в интернет-пространстве. Очевидно, что предложенный концепт нуждается в дальнейшей разработке, анализе условий обеспечения устойчивости подобных конструктов, особенностей формирования и передачи устойчивых смыслов, идей и ценностей. Однако уже сегодня, в условиях глобального информационного противоборства и активной цифровизации общественных и политических отношений, именно формирование и поддержание в функциональном состоянии информационных капсул, конструируемых различными политическими акторами в условиях интенсивной конкуренции, становятся неотъемлемым условием обеспечения возможности передачи в массовое сознание устойчивых смыслов, идей и ценностей, без чего невозможно осуществление результативного политического управления в современных государствах, параметры функционирования которых все большей степени становятся зависимыми от эффективности применения современных информационно-коммуникационных интернет-технологий.

Ключевые слова

политическая коммуникация, интернет-пространство, информационная капсула, модели коммуникации, political communication, Internet space, information capsule, communication models

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Володенков Сергей ВладимировичМосковский государственный университет им. М.В. Ломоносовадоктор политических наук, доцент, профессор кафедры государственной политики факультета политологииs.v.cyber@gmail.com
Артамонова Юлия ДмитриевнаМосковский государственный университет им. М.В. Ломоносовакандидат политических наук, доцент кафедры истории и теории политики факультета политологииjuliaartamonova@yahoo.com
Всего: 2

Ссылки

Hardt M., Negri A. Multitude: War and Democracy in the Age of Empire. New York : Penguin Press, 2004. 448 p.
Petrov A., Proncheva O. Modeling Propaganda Battle: Decision-Making, Homophily, and Echo Chambers // Artificial Intelligence and Natural Language. AINL 2018 / eds. D. Ustalov, A. Filchenkov, L. Pivovarova, J. Zizka. Springer, Cham, 2018. P. 197-209. 2018. DOI: 10.1007/978-3-030-01204-5_19 (Communications in Computer and Information Science. Vol. 930).
Kosinski M., Matz S. C., Gosling S.D., Popov V., Stillwell D. Facebook as a research tool for the social sciences: opportunities, challenges, ethical considerations, and practical guideline // American Psychologist. 2015. Vol. 70, № 6. P. 543-556. DOI: 10.1037/a0039210
Garrett R.K. Echo chambers online? Politically motivated selective exposure among Internet news users // Journal of Computer-Mediated Communication. 2009. Vol. 14, № 2. P. 265-285. URL: https://doi.org/10.1111/j.1083-6101.2009.01440.x (accessed: 20.09.2019).
Bennett W.L., SegerbergA. The Logic of Connective Action: Digital Media and the Personalization of Contentious Politics. Cambridge : Cambridge University Press, 2014. 258 р.
Entman R.M. Projections of Power: Framing News, Public Opinion, and US Foreign Policy. Chicago : University of Chicago Press, 2004. 240 р.
Sunstein C.R. Echo chambers. Princeton : Princeton University Press. Digital Book, 2001.
Sunstein C.R. Democracy and filtering // Communications of the ACM. 2004. Vol. 47, № 12. P. 57-59.
Гройс Б. Текучее искусство, ответственные люди и камеры в унитазе : интервью с философом и искусствоведом Борисом Гройсом. URL: https://knife.media/groys-interview/ (дата обращения: 20.09.2019).
Quattrociocchi W., Scala A., Sunstein C.R. Echo chambers on Facebook. 09.2016. URL: http://www.law.harvard.edu/programs/olin_center/papers/pdf/Sunstein_877.pdf (accessed: 20.09.2019).
Manovich L. Software is the Message URL: http://lab.softwarestudies.com/2013/12/software-is-message-new-mini-article.html (accessed: 20.09.2019).
 Информационные капсулы как структурный компонент современной политической интернет-коммуникации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 53. DOI: 10.17223/1998863X/53/20

Информационные капсулы как структурный компонент современной политической интернет-коммуникации | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 53. DOI: 10.17223/1998863X/53/20