Экологическое мировоззрение в условиях становления научных парадигм | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/6

Экологическое мировоззрение в условиях становления научных парадигм

В статье представлено исследование влияния научных парадигм на специфику экологического сознания в различные периоды развития западной цивилизации. Обосновывается положение о наличии связи между логико-мировоззренческими установками науки и формированием принципов экологического сознания в эпоху модерна и постмодерна. Прослеживается влияние онтологических и эпистемологических установок на формирование особенностей экологического мировоззрения.

Environmental Consciousness Under the Formation of Scientific Paradigms.pdf Социально-природные отношения представляют собой динамично развивающуюся систему, которая постоянно трансформируется в процессе исторического развития и обусловлена воздействием на нее различных факторов: от индивидуальных, социальных потребностей и культурных традиций до специфических познавательных практик и эпистемологических установок, доминирующих в определенную эпоху. Современное состояние социопри-родных взаимодействий, характеризующееся кризисом и высоким уровнем опасности, во многом является следствием господствующих мировоззренческих установок, сложившихся под влиянием науки эпохи модерна в западноевропейском обществе. Наука и распространение ее влияния, как известно, обеспечили оформление особенностей современной цивилизации, сопровождающейся интенсивным научно-техническим прогрессом, модернизацией, индустриализацией, информатизацией, ориентацией на высокий уровень комфорта для человека и др. Развитие и преобладание научной картины мира в западном обществе инициировали становление определенного типа экологического сознания, под влиянием которого, с одной стороны, происходят формирование устойчивого познавательного интереса к природе, увеличение способов взаимодействия с естественной средой, улучшение качества жизни для человека. С другой стороны, это способствовало росту разрушающего воздействия на окружающий мир, появлению глобальных экологических проблем, инициировало череду событий, угрожающих нарушить равновесие между человеком, обществом и природой. Экологическое сознание является важным элементом системы мировосприятия в обществе и определяет характер экосоциальных отношений, принципы взаимодействия биосферы и человека, стратегию природопользования и понимание реальности в целом. Экосознание представляет собой интеллектуально-духовную предпосылку формирования социальных практик, которые включают экологические знания, понятия, принципы, идеи, теории, нормы, а также устоявшуюся модель экологического поведения. Его проявление обнаруживается в определенных намерениях, действиях, обеспечивая способы взаимодействия природы и человека (освоение и сохранение биосферы, использование ресурсов, нормотворчество, разработка концепции экологической политики и др.) [1-3]. Экологическое сознание является ядром экологической культуры: формирует ценностные установки, моральные и нравственные принципы в практике природопользования, определяет приоритеты в деятельности человека и степень его экологической ответственности. В этой сфере происходит оформление ключевых идей, определяющих смысл и значение действий человека в естественном мире, ставятся цели и задачи, способствующие освоению им материального мира, разрабатываются стимулы и мотивы поступков, а также планы реализации общественных мероприятий, обеспечивающие определенный тип взаимодействия человека с природой. Экологическое сознание представляет собой систему, особенности которой соотносятся с принципами функционирования индивидуального сознания личности. Так, феномен сознания характеризуется наличием ментальной оппозиции субъекта и объекта, что является источником познавательной деятельности индивида, а также его способности формировать идеальные образы, модели, определяя нормы, ценности, моральные предписания, обеспечивающие реализацию целевых установок и характер взаимодействия с внешним миром. Экологическое сознание является основой осознанного отношения личности, общества к природе и обладает рядом характеристик, которые выражают его сущностные особенности и определяют специфику его конкретных моделей на различных этапах развития общества. Во-первых, экологическое сознание характеризуется способностью оказывать влияние на систему правил и способов познания, позволяющих получать знания об устройстве природы и протекающих в ней процессах. В свою очередь, экосознание способствует закреплению и развитию определенных эпистемологических практик и парадигмальных установок в обществе. Во-вторых, экологическое сознание позволяет человеку сформировать представление о себе и своем месте в реальности природы. На этой основе складываются принципы восприятия Себя через Другого (окружающего мира), определяются образцы должного и существующего в отношении с естественной средой, осуществляется ценностное маркирование реальности, устанавливается уровень ответственности человека перед природой. В рамках экосознания происходит разработка актуальной аксиологической структуры, где определяется степень значимости экологических ценностей, обозначается уровень притязаний человека в отношении с природой, устанавливается граница между удовлетворением потребностей и негативным воздействием на биосферу. В-третьих, экосознание участвует в формировании целостной картины мира, выстраивает идеальную модель отношений между человеком и природой, предлагает стратегию ее реализации. В этой связи определяются цели и задачи в сфере природопользования, а также осуществляется разработка мероприятий, средств и методов экологической деятельности. Генезис экологического сознания, характерного для техногенной цивилизации, начинается еще в традиционном обществе, но его активное формирование приходится на эпоху модерна и самым тесным образом связано с возникновением науки. Как подчеркивает В.С. Степин, причины экокризисных отношений «заложены в более глубинных основаниях современного общества. Речь идет о характеристиках, связанных с возникновением и становлением специфического новоевропейского механизма развития культуры» [4]. Возникновение первой научной парадигмы происходит в эпоху Нового времени в условиях трансформации традиционных метафизических представлений об устройстве мира и общества, источником которых являлись логико-мировоззренческие установки античности и средневековья. В условиях смены ориентиров (процессы секуляризации, Реформация, становление протестантской этики, формирование антропоцентристской онтологии, модернизация социальных практик) происходит оформление принципов классического естествознания и закладывается фундамент для развития техногенного общества. В основу описания реальности новоевропейской науки легли идеи, объясняющие мироустройство как единый механизм, состоящий из движущихся материальных атомов, подчиняющихся объективным универсальным законам, лишенный иерархичности, этических смыслов и ценностного измерения. Все ценностно-смысловые различия в природе (что было присуще антично-средневековому миропониманию) в этой картине мира отсутствуют: «любой элемент сотворенной природы в принципе равен, точнее „равноча-стен" любому другому, и все творение, если его рассматривать отдельно от Творца, - едино, однородно, унифицировано» [5. С. 43]. Это лишало природу сакрального значения и ставило в положение «бездушного» объекта, представляющего собой всего лишь ресурс, источник материальных благ для человека. Постижение естественных законов предполагало обнаружение причинно-следственных связей в явлениях природы посредством правильно организованной методологии (наблюдения и математического расчета). Способом получения достоверного знания становится экспериментальное исследование, в основе которого лежат контролируемые разумом процедуры наблюдения и измерения. Данная методологическая установка стимулировала не только экстенсивный рост естественнонаучных теорий, но и оформление новой системы взглядов на природу, где окружающий мир теряет свой божественный смысл и становится «большим механизмом», «машиной», постижимой с помощью определенного набора измерительных практик. Развертывание эмпирической эпистемологии на основе принципов лого-центризма способствовало становлению субъект-объектных отношений, где автономное субъективное сознание познает фрагменты бытия при помощи опыта и логических процедур, создавая теоретические конструкции-проекции, объясняющие и моделирующие окружающую реальность в соответствии со спецификой собственного сознания. При этом субъект, обладающий разумом, не просто открывает законы мироздания, он конструирует реальность в системе теорий, а также инициирует практики, позволяющие извлекать из природы пользу в «промышленных» масштабах. Особое значение в классической научной парадигме имеет идея прогресса, обосновывающая существование поступательного развития в мироздании на основе механистического движения, принципы которого можно изучить, предсказать и направлять. Учение о прогрессе явилось фундаментом для создания теории эволюционного развития биосферы и стало обоснованием для неограниченного вмешательства человека в естественную среду как необходимого фактора «оптимизации» и «усовершенствования» природных процессов. На основе принципов классической научной парадигмы складывается антропоцентрическая модель экологического сознания, обеспечившая логико-мировоззренческую платформу для развития техногенной цивилизации и возникновения глобальных экологических кризисов. К основным доминантам антропоцентрического экосознания можно отнести ряд идейно-теоретических и ценностно-ориентационных установок, впоследствии определивших экологические противоречия в современном мире. Основой антропоцентрического экосознания является представление об особом, привилегированном положении человека в природе, который «возвышается» над материальным миром в силу своей мыслительной и познавательной способности. Экспериментальное естествознание ставится во главу эпистемологической практики и рассматривается как единственно верный способ постижения истины и основа для господства человека над природой. Рост научного знания должен был способствовать «покорению» природы, что необходимо для создания совершенного мира, где удовлетворяются все индивидуальные, социальные и материальные потребности человека. Природа в антропоцентрической картине мира занимает второстепенное значение и рассматривается как всего лишь средство для увеличения человеческого комфорта, безграничный источник ресурсов, существующий для удовлетворения его нужд. Человек как носитель разума должен стремиться к усовершенствованию (рационализации) естественных процессов. При этом сама деятельность человека представляет собой экспансию норм и правил сугубо человеческого (общественного) бытия в природу, что необходимо для преобразования естественных процессов для обеспечения собственной безопасности и «улучшения» жизненного пространства. В этой логике особую роль играет принцип прогрессизма, который в числе прочего ориентирует на безграничное вмешательство человека в экосистему, обосновывает его превосходство над природой и стимулирует потребительское отношение к ее ресурсам. Создание материальных благ, увеличение экономической эффективности, получения прибыли в условиях роста промышленного производства и рыночной экономики стало важнейшей особенностью антропоцентрической модели. В этой связи в экосознании эпохи модерна утверждается «прагматический императив», который определяет правильным и нормальным то, что приносит пользу и максимальное количество благ человеку. При этом природа мыслится как процесс, который должен быть подчинен целям и задачам человека [2]. Таким образом, естественная среда воспринимается как объект человеческой деятельности, эксплуатации, где целью его взаимодействия с природой является удовлетворение утилитарных потребностей и реализация практических интересов. Идентификация человека в рамках антропоцентрического экосознания происходит в контексте жесткого противопоставления Себя Природе. Мир Человеческий и мир Природный, как подчеркивает Б. Латур, рассматриваются как сферы реальности, подчиняющиеся законам различного типа: природа -естественным (механистическим), а человек - разумным, социальным, вытекающим из особенностей ментальной сферы. В этой связи человек определяется по картезианской формуле, где он, являясь разумным индивидом, противопоставлен бездушной, протяженной и движущейся материи-природе. Превосходство разума предписывает человеку Нового времени подчинить себе законы естественного мира, т.е. рационализировать их [6]. Это подчеркивает инструментальное отношение общества к природному миру с сильным акцентом на технической составляющей в его преобразовании. В данной картине мира происходит формирование определенной аксиологической модели, где высшей ценностью становится человек, претендующий на статус «господина» природы, что обеспечивает приоритет интересов индивида над вопросами сохранения окружающей среды. В данной системе к первостепенным ценностям относят: индивидуальность, деньги (богатство), эффективность, первенство, образование (знание) и др. К «третьестепенным» и «несущественным» причисляют: сохранение среды, мир, ответственность, уважение к земле и др. [7]. Этим объясняется отсутствие в обществе модерна значимых, как этических, так и юридических, ограничений в практике природопользования. Таким образом, новоевропейское научное мировосприятие стало фундаментом для оформления антропоцентрического сознания техногенной цивилизации. Роль «великого модернизатора» отводилась научно-технической революции. Она должна была создать «идеальный мир», где все стихии природы были бы окончательно обузданы, а материальная вселенная подчинена человеку, что определило бы торжество «всеупорядочивающего разума» и контроль над внешним миром. Однако дальнейшее развитие общества и кризис парадигмальных оснований классической науки поставили под сомнение принципы антропоцентризма в экомировоззрении. Последовавшая эпоха постмодерна началась с разочарования научно-технической революцией, где становятся очевидными деструктивные последствия ряда новоевропейских ориентиров, определивших характер экосоциальных отношений техногенной цивилизации. В европейской системе миропонимания еще с конца XIX в. начинает наблюдаться трансформация классических онто-эпистемологических и ценностных установок, обусловивших сдвиги как на уровне парадигмальных оснований науки, так и в социальной практике. В этот период оформляется неклассическая модель науки, где представление о реальности опирается на принципы релятивизма и дополнительности, а также утверждается положение о зависимости образа микромира от позиции наблюдателя в процессе познания. Специфика познавательных практик определяется особенностями объекта квантово-механической реальности, которая представляет собой сеть взаимосвязанных событий, включающую субъекта-наблюдателя как элемента наблюдаемой системы [8. С. 50-61]. Возникает необходимость учитывать влияние субъекта на объект исследования в процессе познания, что заставило отказаться от возможности вполне объективного описания реальности и пересмотреть тезис об абсолютном субъекте-наблюдателе, «возвышающемся» над материальным миром. Данная эпистемологическая традиция способствовала формированию идеи о равнозначности внешнего мира и человека, а также равноправия различных теоретических подходов к описанию явлений. Таким образом, неклассическая картина мира, не допускающая вполне объективного описания природы [9. С. 24-61], уже на парадигмальном уровне инициирует переосмысление антропоцентрической модели реальности, обеспечивая постепенный отказ от центрального положения человека в материальной вселенной. Природа начинает восприниматься как равная человеку и дополняющая его самого через возможность реализации своей деятельности во внешнем мире [1. С. 24-61]. Признание равноценности природы определяет необходимость ответственного отношения к собственным проектам, а также учет последствий своего вмешательства в биосферу, в том числе посредством науки и техники. Оформление новых теоретико-практических задач послужило стимулом для оформления экоцентрического экологического сознания. Важнейшим приоритетом становится разработка новых принципов природопользования, при этом идет поиск альтернативной модели объяснения материального мира в контексте его взаимосвязи с человеком и спецификой его деятельности. В середине 60-х гг. наблюдается ряд факторов, способствующих кризису мировоззрения в западном обществе, что проявилось в развертывании глобальных экологических, демографических, социально-политических кризисов с необратимыми деструктивными изменениями в экосистеме. Приходит осознание необходимости преобразования не только технико-технологических процессов, но и ментально-теоретических предпосылок, определивших возникновение глобальных противоречий. В этих обстоятельствах происходит смена парадигмальных оснований науки и намечается трансформация ценностно-ориентационных установок в экосознании цивилизации. Оформление новых мировоззренческих ориентиров складывается под влиянием идей постмодернизма, постпозитивизма, социального конструктивизма, где подчеркивается мысль о социокультурной обусловленности знания, науки, а также негативном влиянии логоцентрической модернистской парадигмы на отношение человека к экосреде [10, 11]. Идеи постмодернизма способствовали развитию принципа экологизма, где общество и человек помещаются в единый контекст с природой и объединяются в единую систему гео-био-социогенеза. Субъекту Нового времени - «прометееву человеку», возвышающему себя над природой и культурой, противопоставляется исследователь, готовый к взаимодействию с природой на основе принципов со-ответствия, со-причастности и со-размерности человека и экосферы. В этих условиях наука переживает ряд кардинальных изменений, которые позволяют фиксировать новый этап в ее развитии - постнеклассический. В.С. Степин выделил следующие ее признаки: изменение характера научной деятельности, связанное с революцией в средствах получения и хранения информации; компьютеризация науки; сращивание науки с промышленной сферой; распространение междисциплинарных исследований и комплексных исследовательских программ; повышение значения экономических и социально-политических факторов и целей; открытие самоорганизующихся систем; включение аксиологического момента в состав научных теорий; использование в естествознании методов гуманитарных наук [12]. В качестве доминирующих когнитивных практик в рамках постнеклас-сической науки выделяются диалоговая и эволюционная модели эпистемологии [13. С. 178]. На их основе происходит оформление принципа равнозначности во взаимодействии человека с внешним миром, стремление к глубокому пониманию сущностных связей между природой и обществом. В диалоговой эпистемологической схеме субъект вступает с объектом в отношение, которое Ю. Хабермас назвал «коммуникативным действием» [14]. Познание, таким образом, здесь является диалогом, актом взаимодействия между миром и человеком, которые представляют единое целое и имеют неразрывную связь друг с другом. В дополнение к этому эволюционная эпистемология рассматривает человека как часть изменяющейся природы, а его познавательные структуры описывает как соразмерные миру, развивающиеся в единстве с ним. Данная эпистемологическая установка определяет процесс познания как равноценные и равнозначные отношения человека и природы. При этом природа рассматривается как собеседник, которому исследователь задает вопросы и формирует ответы, позволяющие узнавать себя (человека, человечество) как часть природы, глобальной вселенной. В этой ситуации человек является не просто исследователем, наблюдателем мира, но соучастником эволюционного становления вселенной, задавая новые векторы ее развития. Индивид, познающий мир, а также знания, процедуры и инструменты исследования, технологические объекты, сама природа - все является элементами глобальной саморазвивающейся системы. Взаимодействие между ними порождает множество перспектив и вариантов развития событий мирового масштаба, за последствия которых именно человек должен нести ответственность. Таким образом, экоцентрическое сознание фиксирует современную познавательную ориентацию на понимание себя через природу и природы через изучение собственной сущности, что достигается при использовании комплекса различных (иногда нетрадиционных) принципов и методов познания. При этом особая роль отводится науке, от которой ожидается создание основы для нового типа взаимодействия человека, общества и природы, совмещающей в себе точные знания, целостное восприятие мира, высокие технологии, этические ограничения и экологические нормы. Происходят изменения и в аксиологической структуре общественного сознания, где в качестве высшей ценности определяется гармоничное развитие человека и природы, представляющие единство в био- и ноосферах [15]. Впервые в программном виде экологические ценности были сформулированы в работах представителей Римского клуба. На первый план были выдвинуты ценности, соответствующие общечеловеческим идеалам о гармонии между человеком и природой, поддержание здоровой окружающей среды, любви к ближнему, социальной справедливости, о равенстве между людьми, толерантности, солидарности во имя мира и социального благополучия для всего человечества [16. С. 224]. Подчеркивается необходимость утверждения гуманистического содержания ценностей нового экзистенциально-экологического порядка, соответствующего представлениям о нравственной и добродетельной природе человека, которая может раскрыться во всей своей полноте в условиях творческого взаимодействия с природой и при бережном отношении к естественной среде. Особое значение придается «экологическому императиву», где «правильным является только то, что не нарушает существующее в природе экологическое равновесие» [17]. Большое внимание также уделяется значению глобализации, развитию биотехнологий, принципам биоэтики, которые рассматриваются сегодня как морально-этический регулятив для современного научно-технического прогресса. Установки и ориентиры неклассического и постнеклассического этапов науки стали теоретической платформой для оформления экоцентрического сознания. Становлению экоориентированного мировоззрения способствовало оформление онтоэпистемологических принципов, сложившихся в постмодернизме, синергетике, эволюционизме, гуманитарном знании, что определило возникновение нового видения отношений между природой и человеком как формы безопасного и взаимовыгодного сосуществования. Экоцентрическая модель сознания стремится обеспечить успешное решение комплекса различных задач современного бытия и предложить новую мировоззренческую систему, в рамках которой возможно установление бесконфликтных отношений между человеком и природой, сочетание социального и научно-технического прогресса, бережное использование ресурсов естественной среды и обеспечение воспроизводства природных богатств. В процессе природопользования важнейшим признается поддержание баланса между удовлетворением потребностей человека и нуждами всей экосистемы. Природоцентризм становится мировоззренческим основанием современной науки, под влиянием которой формируется экоориентированная модель деятельности человека и разрабатывается стратегия будущего развития цивилизации. На этой основе сегодня происходит развитие сети теоретических и социально-практических проектов, целью которых является создание безопасной среды и обеспечение благоприятных условий для гармоничного сосуществования природы и общества. В целом развитие науки и экологического сознания является единым взаимосвязанным процессом, становление которого происходит на фоне динамики онтологических, эпистемологических принципов и ценностно-мировоззренческих ориентиров, характерных для западноевропейского общества. В зависимости от специфики парадигмальных оснований науки в определенную эпоху происходило оформление определенного типа экологического сознания. Так, классическая наука стала источником антропоцентрического сознания с установкой на доминирование человека в окружающей среде, приоритетностью реализации его материальных интересов и потребностей в природопользовании. В неклассической и постнеклассической парадигмах науки оформляется и развивается модель экоцентрического сознания, ориентированного на принципы равнозначного, безопасного взаимодействия человека с природой, определяется необходимость этического отношения к биосфере и установления взаимовыгодного, бережного сотрудничества с окружающей средой. Данный тренд является доминирующим в современной системе мировоззрения западного общества, но при этом далеко не в полной мере определяющим социальные практики и процессы природопользования.

Ключевые слова

экологическое сознание, научная парадигма, логико-мировоззренческие установки, экосоциальные отношения, environmental consciousness, scientific paradigm, logical and ideological grounds, eco-social relations

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Яцевич Мария ЮрьевнаКузбасский государственный технический университеткандидат философских наук, доцент, доцент кафедры истории, философии и социальных наукmaria762003@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Гирусов Э.В. Природные основы экологической культуры // Экология, культура, образование: материалы конф. / отв. ред. Н.М. Мамедов и др. М., 1989. 242 с.
Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Культурно-историческая обусловленность кризиса европейского экологического сознания // Culture and word. 1994, ноябрь. С. 1-2(а).
Beck U. Risk society: Towards a new modernity. London : Sage Publications, 1992. 272 p.
Степин В.С. Философия и образы будущего // Вопросы философии. 1994. № 6. С. 10-21.
Митченков И.Г. Идеология в контексте экосоциальных отношений. Кемерово : Изд-во КузГТУ, 2002. 184 с.
Латур Б. Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии. СПб. : Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге, 2006. 240 с.
Lepley R. (Ed) Value / A cooperative Inque. Wesport, 1970. 237 p.
Капра Ф. Уроки мудрости. М. : Изд-во Трансперсонального ин-та, 1996. 318 с.
Гейзенберг В. Физика и философия. М. : Наука, 1989. 400 с.
Бодрийяр Ж. Симулякры и симулиция. Тула : Тульский полиграфист, 2013. 204 c.
Ильин И. Постструктурализм, деконструкция, постмодернизм. М. : Интрада, 1996. 252 с.
Степин В.С. Философия науки и техники. М. : Гардарики, 1996. 400 с.
Черникова И.В. Динамика науки в западноевропейской культуре // Эпистемология: основная проблематика и эволюция подходов в философии науки. Кемерово, 2007. С. 173-185.
Habermas J. Religion and Rationality: Essays on Reason, God, and Modernity. Mass. : MIT Press, 2002. 176 p.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М. : Наука, 1991. С. 235-244.
Лейбин В.С. Модели мира и образ человека. М. : Политическая литература, 1982. 255 с.
Pojman L.P., Pojman P. Environmental Ethics. Orlando : Thomson-Wadsworth, 2000. 478 p.
 Экологическое мировоззрение в условиях становления научных парадигм | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/6

Экологическое мировоззрение в условиях становления научных парадигм | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/6