Профессиональное выгорание как процесс отчуждения | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/12

Профессиональное выгорание как процесс отчуждения

В статье рассматривается профессиональное выгорание c позиции философской проблемы отчуждения. Синдром представлен как нарастающий процесс перехода одного отчужденного состояния к другому. Возможность преодоления раскрывается через обращение к концепции подлинности, в основе которой самостоятельный поиск собственной индивидуальности, своего собственного способа быть.

The Burnout Syndrome as a Process of Alienation.pdf Детальная проработка проблемы отчуждения представлена в классической немецкой философии XVIII-XIX вв., в работах И. Канта, И.-Г. Фихте, Г.-В.Ф. Гегеля, Л. Фейербаха. Концепция отчуждения тематизирована и социологами XIX-XIX вв., в числе которых К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, хотя интерес к отчуждению правомерно отметить уже в эпоху античности (Платон, Аристотель). Концептуальное изложение отчуждения И. Кантом базируется на следующих идеях [1]. Реальность, по И. Канту, является (вещью в себе) непознаваемой. Внешний, искусственный, сотворенный человеком мир противостоит ему как продукт отчуждающего творчества его собственной деятельности. Отчуждение, по И. Канту, преодолевается единством творческой деятельности и познания [Там же]. В трансцендентальной философии И. Фихте в интерпретации феномена отчуждения очевидно влияние И. Канта. По И. Фихте, отчуждение - это неизбежный процесс, следуя которому, «Я» только на пути отчуждения в «Не-Я» достигает своей сущности [2]. В наиболее завершенном виде отчуждение раскрыто в гегелевской «Феноменологии духа». Весь мир представляет собой самопознание Абсолютным духом самого себя - отчужденный процесс. Это одновременно и самопознание, и деятельность, и развитие от абстрактного к конкретному. У Гегеля снять отчуждение возможно через процесс познания: отчужденный дух, самоуглубляясь через природу и общество, проходит через художественные, психологические и философские ступени и после возвращается к самому себе [3]. В немецкой философской классике к отчуждению обращается Л. Фейербах. В «Сущности христианства» Л. Фейербах описывает сущность религии как процесс, в котором отчуждается от индивида его родовая сущность. Образ Бога предстает как идеальный образ родовой сущности человека, в котором воплощено единство «Я» и «Ты». Человек, отчуждая от себя этот образ, преобразует его в некоего идола. Лишь переход человека от религии Бога к религии Человека как к неотчужденной форме поклонения будет способствовать снятию отчуждения [4]. Концепция отчуждения человека в капиталистическом обществе была развита К. Марксом в «Экономико-философских рукописях 1844 года». У К. Маркса понятие отчуждения является процессом преобразования продуктов трудовой деятельности людей в независимую от их воли и планов силу, враждебную по отношению к самим производителям. По К. Марксу, отчуждение возникает вследствие стихийного разделения труда, классового расслоения населения, из-за чего человек не может выбирать определенный вид деятельности, а подчиняется обстоятельствам, которые ему принудительно навязывают. Вынужденный продавать свой труд рабочий попадает в полную зависимость. Именно поэтому он относится к своей работе как к чему-то чужому. Созданный рабочим продукт ему не принадлежит, потому что он не является его собственностью. Так происходит отчуждение рабочего от труда, продуктов труда, своих сущностных сил, от родовой сущности. Причина кроется в частной собственности, ликвидация которой, по К. Марксу, является главным звеном в системе ликвидации отчуждения, построении социально справедливого общества [5]. В концепции К. Маркса постулируется постоянный рост отчуждения в капиталистическом обществе. Но у М. Вебера отчуждение постепенно ослабевает вместе с ростом квалификации работников. Важным элементом формирования нового отношения к труду М. Вебер считал протестантскую идею профессии-призвания. Для М. Вебера капитализм означал в первую очередь рационализацию. Не отрицая возникающего при этом отчуждения, М. Вебер считал, что на ранней стадии формирования капиталистического духа оно в значительной степени компенсировалось особым духом протестантизма [6]. Отчуждение выступает как глобальная философская проблема, затрагивающая все сферы человеческого существования. Проблема отчуждения сохраняет свои значимость и актуальность в современной действительности, где наблюдается существенная специфика профессионального мира. Экзистенциальная опустошенность и профессиональная неаутентичность являются результатом профессионального выгорания, которое в современной действительности представлено в форме отчуждения. Представляется, что профессиональное выгорание - это процесс отчуждения. В основе профессионального выгорания лежат уровни, выделенные К. Маслач: эмоциональное истощение, характеризующееся чувством перенапряжения и чувством истощения эмоциональных ресурсов; обезличивание, в результате которого происходит социальная изоляция; снижение личных достижений, характеризующееся чувством некомпетентности и безуспешности в профессиональной деятельности [7]. Так, профессиональное выгорание как процесс отчуждения представляет собой совокупность взаимосвязанных отчужденных состояний, связанных с невозможностью дальнейшего осуществления профессиональной деятельности, контакта с обществом и признания собственного профессионализма. Профессиональное выгорание - это процесс взаимодействующего отчуждения человека от себя с отчуждением от общества и отчуждением от профессиональных качеств. Так, проявление отчуждения на уровнях профессионального существования видится следующим образом: - отчуждение на внутреннем уровне; - отчуждение на внешнем уровне; - отчуждение на профессиональном уровне. Отчуждение человеком личных качеств, которые привели его в профессиональную деятельность, является проявлением на внутреннем уровне. Отчуждение собственного профессионального статуса в обществе определяется проявлением на внешнем уровне. Отчуждение от тех компетенций, которые специалист приобрел, обозначается как проявление на профессиональном уровне. Отчуждение в профессиональной деятельности - процесс отстранения некоторого качества, которое было неотъемлемой характеристикой человека. Человек начинает воспринимать его как объективную реальность. Профессиональное выгорание как процесс отчуждения возникает в результате действия продолжительных стрессов, которые связаны с постоянными изменениями в профессиональном мире, эмоциональными, межличностными и социальными отношениями, формирующимися в профессиональной жизни человека. Оно обнаруживает себя во внутреннем мире человека, его внешних взаимоотношениях в социальной и профессиональной жизни, а также проявляет себя в трудовой деятельности. Проблема отчуждения уникальна, потому что она не преодолевается лишь наукой. Она преодолевается через экзистенциальное проживание ситуации и осознание [8]. Профессиональное выгорание представляет собой не просто утрату своей самости, - это эмоциональное проживание себя по-новому, подталкивающее человека на познание и поиск себя. Именно поэтому проблема профессионального выгорания так актуальна в современной действительности - в быстроменяющемся мире изобилия утерян контакт с собой, со своей подлинностью. Профессиональное выгорание как процесс отчуждения вынуждает человека обратиться к самостоятельному поиску себя, поиску собственной подлинности. Представляется, что одним из способов преодоления такого отчуждения, как профессиональное выгорание, является обращение к идее «подлинности». М. Хайдеггер сформулировал идею раскрытия человека в наивысшем потенциале в работе «Бытие и время» [9]. Главную проблему М. Хайдеггер формулирует в вопросе о смысле бытия. Самая глубокая его интерпретация - это интерпретация в контексте времени, время оказывается фундаментальным горизонтом бытия человека. Поскольку Dasein обозначает себя во времени (sich zeitigt), то если не существует Dasein, то нет и мира. Представлено не абстрактное сознание вне мира, а экзистенция, неразрывно связанная с миром и миру принадлежащая [9]. Проблема заключается в том, что истину (смысл) человеческого существования определяет сам человек; и это первичный и самый весомый признак процесса формирования смысла (истины) бытия. Другое дело, что этот признак - «первично-исторический». То есть каждый индивид, превращаясь в социальное существо, подпадает под власть целого «комплекса смыслов», диктуемых ему социальной системой, культурными традициями, историческими предпосылками формирования определенного общественного единства людей, организацией форм материального производства. Уже сам процесс рождения в системах постоянных форм социальности заставляет человека считаться с теми смыслами, которые были «заложены в его жизни», в саму возможность ее рождения прошлыми поколениями людей. М. Хай-деггер пытается оправдать утвержденный им разрыв между «самостью» и «субъективностью», с одной стороны, и между «субъектвностью» и вероятностью постижения «истины сущего» - с другой. Самоубеждение не является, по М. Хайдеггеру, гарантом достоверности сущего. «Не субъективность субъекта впервые меняет сущность и положение человека среди сущего, - утверждает немецкий философ, - скорее сущее в целом уже получило иное толкование благодаря тому, откуда субъективность берет свое начало с истины сущего» [10. С. 147]. М. Хайдеггер через подлинное и неподлинное существование двух степеней личностного бытия строит свое понимание личности, наделенной чувством собственной неповторимости, индивидуальности и осознания собственной конечности. С одной стороны, существование человека, его судьба зависят, по Хайдеггеру, от непознаваемых сил внутреннего мира индивида, от экзистенции; в этих силах нужно искать возможность «настоящего» существования. С другой - человек существует наряду с «другими», т.е. находится в обществе; зависимость существования от «общественности», «обыденности», «повседневности» приводит к «ненастоящему» бытию человека, растворению «подлинного» бытия в «способе существования других». Собственно сущность подлинного выбора современного человека, по М. Хайдеггеру, и заключается в том, чтобы в глубинах собственного духа найти то абсолютное основание, которое позволит преодолевать муку собственной несостоятельности и следовать избранным путем вопреки всем течениям и препятствиям, чтобы выполнить свое высокое предназначение - быть человеком. М. Хайдеггер вводит конструкт «Dasein», который представляет собой то, что появится как собственный проект, не являясь известным и самопонятным. Понять Dasein возможно «из» мира, из контекста фактической жизни, самоконструирующегося из субъективного материала мира. Каждый раз ему предстоит кем-то быть, и он ожидает эту возможность. У М. Хайдеггера открытость Dasein в мире есть расположенность. В публичном мире, в мире озабоченности раскрывается феномен открытости. Открытость как один из способов быть представляет собой одну из бытийных структур, Dasein в Dasein Другого. Использована «открытость» миру может быть по-разному: замыкание существования границами действительного или перенос принципа возможности извне в структуру собственного бытия. Установленные границы экзистенции погружают в неподлинное бытие, заключающееся в фиксировании знания о себе, устойчивой позиции в непоколебимости собственных принципов. Движение по пути неподлинности определено установленными законами в обществе с ограниченным выбором возможностей. При этом существование в подлинном модусе охарактеризовано проживанием без гарантий. В подлинном бытии есть разомкнутость перспектив, исключена пассивность, лишь включено активное проектирование жизни. Решимость, которая лежит в основе подлинного бытия, дает силы на существование в ситуатив-ности и постоянной неопределенности мира и выступает основой для осуществления ежедневного экзистенциального выбора. Повседневный способ бытия разомкнутости в работе «Бытие и время» у М. Хайдеггера характеризуется через любопытство, толки, двусмысленность, являя «падение бытия» и его динамику. Его содержательными чертами являются успокоение, соблазн и отчуждение. В бытийности этих черт присутствует образ бытия повседневности, означающий затерянность в публичности людей, существование при «мире», растворение в «бытии-друг-с-другом», - это, по М. Хайдеггеру, «несобственность присутствия». В этой «несобственности» бытие захвачено «миром». Несобственное, неподлинное бытие «самоуспокоительно». Не говорится о том, что такое успокоение делает бездеятельным, напротив, оно загоняет в «занятия». Освободиться в «самом своем присутствии» от «понимающего», успокаивающего сравнения себя со всеми, скатывающего присутствие к отчуждению, в котором таится свое умение быть. Неподлинное бытие отчуждающе и успокаивающе. Такое отчуждение искушает истолковать себя, вгоняет в глубокий «самоанализ», сохраняя присутствие в самом себе. Отчуждение падения запутывает в себе самом. У М. Хайдеггера неподлинное состояние естественно, характеризуется как навязчивое и доминирующее. Неподлинность - это банальность, усредненность с отсутствием отличия от Других, присутствие в повседневности. Dasein существует под чужим бытийным проектом, присутствуя в повседневности как Некто. Действие от себя не позволяет совершать присутствующее ощущение страха и сопутствующих рисков. Именно поэтому присутствию в неподлинном бытии сопутствуют упущенные возможности и нерешенные экзистенциальные задачи. Описать же индивидуальный характер подлинности труднее. Подлинность каждого по-своему уникальна и неповторима. Подлинность самобытна в своем исполнении, она означает быть самим собой. Ее идеала не существует. Понимание собственной возможности быть, стать собой - главное условие подлинности. Самореализация человека исполняется под модусом подлинности и неподлинности. М. Хайдеггер в работе «Пролегомены к истории понятия времени» [11] определяет неподлинное и подлинное как крайние точки. Бытие человека определено относительно точек неподлинности и подлинности. Бытийствова-ние - динамический процесс, наполненный ситуациями выбора, реальными действиями, соответствующими неподлинному или подлинному бытию. В существовании Dasein подлинность и неподлинность равноправны. У М. Хай-деггера подлинность не исключает неподлинность. Понимание Dasein собственного выбора между стратегией «ниспадения» и «решимости» является неподлинностью для подлинного бытия. Несобственное бытие и его познание необходимо. Осознание неподлинности в собственном горизонте, выражаясь хайдеггеровским языком, - временности, несет освобождение от чужих проектов, традиций и дает возможность созидания собственного проекта. Профессиональное выгорание есть проявление неподлинности бытия. Специалист осуществляет свою деятельность функционально, только в модусе «настоящего». Осмысляет профессиональную деятельность в контексте окружающих вещей. Существование в модусе «подлинности» - это создание индивидуального проекта профессионального бытия: включена в проект профессиональная деятельность; качества, с которыми специалист пришел в профессию; включены те средства, которыми специалист обладает. Профессия включена в проект, но не является всем проектом человеческого существования [12]. Для человека, испытывающего профессиональное выгорание, утратившего свою профессиональную подлинность, решимость на самостоятельный поиск себя, своих границ подлинности и неподлинности будет ключевым для преодоления данного синдрома.

Ключевые слова

отчуждение, профессиональное выгорание, подлинность, alienation, burnout syndrome, authenticity

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чаплинская Яна ИгоревнаНациональный исследовательский Томский государственный университетассистент, факультет инновационных технологий, кафедра управления качествомyana16071992@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Кант И. Критика способности суждения. Первое введение в Критику способности суждения. Сочинения: в 4 т. М. : Наука, 2001. Т. 4. 1120 с.
Фихте И.Г. Основа общего наукоучения // Сочинения: в 2 т. СПб. : Мифрил, 1993. Т. 2. С. 65-337.
Гегель Г. Феноменология духа // Сочинения. М. ; Л. : Соцэгиз, 1959. Т. IV. 488 с.
Чупров А.С. Родовая сущность в философии Шопенгауэра и Фейербаха. Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 1996. 232 с.
Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: 2-е изд. М. : Политиздат, 1974. 784 с.
Вебер М. Избранные произведения: пер. с нем. М. : Прогресс, 1990. 805 с.
Maslach C., Schaufeli W.B., Leiter M.P. Job burnout // Annu Rev Psychol. 2001. P. 397-422.
Вильданова Г.Б., Вильданов Х.С., Муслимова Л.Ф. Феномен отчуждения и пути его преодоления // Вестник Челябинского государственного университета. 2007. № 17. С. 14-19.
Хайдеггер М. Бытие и время / пер. с нем. В.В. Бибихина. М. : Академический Проект, 2011. 460 с.
Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Время и бытие: Статьи и выступления / пер. с нем. В.В. Бибихина. М. : Республика, 1993. С. 63-176.
Хайдеггер М. Пролегомены к истории понятия времени / пер. с нем. Е.В. Борисов. Томск : Водолей, 1998. 384 с.
Чаплинская Я.И. Профессиональное выгорание как современная форма отчуждения: опыт культурфилософского осмысления: автореф. дис.. канд. филос. наук. Томск, 2018. 26 с.
 Профессиональное выгорание как процесс отчуждения | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/12

Профессиональное выгорание как процесс отчуждения | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2020. № 56. DOI: 10.17223/1998863X/56/12