Философия в системе высшего образования | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2007. № 1.

Философия в системе высшего образования

Философия в системе высшего образования .pdf Место философии в системе высшего образования традиционно не воспринимается как безусловно оправданное и навсегда обеспеченное. «Странный» характер философского знания, никогда строго не совпадавшего со сферой рационально обоснованного и эмпирически верифицируемого, давал повод для подозрений в «ненаучности», а посему и бесполезности философии. С точки зрения «узкого специалиста», всякое философствование представало и предстаёт как ненужная трата времени, как отвлечение от серьёзных научных занятий, как досадное препятствие на пути к учёной степени и т.п. В нынешней ситуации реформирования системы отечественного высшего образования эти подозрения могут стать руководством к действию, а именно к окончательному изгнанию философии из университетских аудиторий. Итак, философия снова находится под подозрением и опять поставлена под вопрос.Казалось бы, философы призваны к ответу и не должны молчать. Однако по большому счёту на вопрос «зачем нужна философия?» философ ответить не может и отвечать не обязан; этот вопрос - не к нему, а ко всем остальным. Зачем нужен машинист, знают пассажиры; зачем нужен врач, знают его пациенты. Что знают о философии те, кто в своё время изучал философию в университете? Если не знают ничего, то в этом-то как раз и виноваты профессиональные преподаватели философии, которые не смогли ничего внятно объяснить своим ученикам. Что же они должны были объяснить?Философия - знание о реальности. Философия прочно связана с реальной жизнью людей и человеческих сообществ; она - суть этой жизни. Неправильно было бы говорить, что философия далека от реальной жизни, ибо право судить о том, что такое «реальная жизнь», а также о том, что от неё «далеко», принадлежит исключительно философии. Таким образом, тот, кто утверждает, что философия далека от жизни, с необходимостью произносит философское суждение и, следовательно, формально отрицая значимость философии, реально эту значимость утверждает. Философия не даёт забыть, что человеческая реальность не исчерпывается «наблюдаемым» и «данным в ощущениях», а человек - не пассивный «регистратор» происходящего; она утверждает реальность личностных и культурных ценностей в качестве базовых координат той единственно реальной действительности, в которой человек активно действует и которую он тем самым непрерывно созидает.Философия - «наука наук». Речь идёт не столько о том, что именно философия способна формировать и меж-дисциплинарное, и над-дисциплинарное знание, выступая как методология обобщения и осмысления достижений всех областей познания. Речь прежде всего должна идти о том, что философия есть то мировоззренческое «поле», в котором только и могут рождаться и утверждаться любые собственно научные дисциплины. Все классические «отрасли» науки вышли из философии, как от общего корня.Философия идёт не позади наук, не после них, собирая их достижения и питаясь ими, но, напротив, она расположена впереди всех наук, до них, прежде них; она является их предпосылкой, она их порождает и взращивает. И сейчас, когда речь идёт о «неклассической» науке как о междисциплинарном или трансдисциплинарном знании, надо понимать, что позиция, с которой такое знание предугадывается и проектируется, есть именно философия, а не сама наука. И если наука добывает (производит) знание, то философия задаёт сам контекст существования знания: она судит о его предпосылках, его значении и его перспективах.Философия - антропологическое знание. Философия изначально есть наиболее «человекоразмерное» знание. Она стремится никогда не исключать из поля своего внимания живого человека с его возможностями, проблемами и размышлениями, выражая прежде всего отношение такого думающего субъекта к тому, что его окружает. Философия никогда не была и не может стать исключительно объективным знанием, не может исключить самого познающего (живого человека) из «картины мира». Но именно то, за что философию охотно укоряла так называемая «классическая» европейская наука, является главным достоинством философии. Умение не терять человека в «объективном», не выносить его за скобки при созерцании всего, что перед нами пред-стаёт, - характерный признак подлинной философии, забвение которого приводит философию к потере себя самой. Сегодня прежде всего философии надлежит сохранять антропологический контекст существования, хранить культуру от близорукого сосредоточения на технократических и потребительских ориентирах. Так живой и конкретный человек может быть спасён философией от растворения в потоке «технического прогресса», в безличной природе или в анонимной социальности.Философия призвана быть учительницей жизни. Предлагая не забывать о подлинном достоинстве и высшем призвании человека, она призывает «строить» свою биографию по тем образцам, которые она сама же и сохраняет. Она призвана напоминать нам о жизни после жизни, т. е. о том, что мы можем создать и передать нашим потомкам; о том, следовательно, что мы все так или иначе, с теми или иными «заслугами» обязательно оставляем свой след в летописи всечеловеческой жизни. Она же зовёт работать над тем, чтобы этот индивидуальный вклад в общее дело носил позитивный и конструктивный характер.Нынешний отечественный университет нуждается в философии как смысловом контексте, определяющем его существование. Именно философия университета (как вообще философия всякой деятельности и всякой институции) призвана выяснить его место в культуре, артикулировать его задачи, утвердить его статус и сформулировать его миссию. Происходят ли подобные процессы в современном университете? Да, и поэтому можно говорить о том, что в этих процессах осуществляется философия. Уж если торговля не может происходить без «философии продаж», если кондитерские не могут работать без «философии сладкой жизни», то университет и подавно не обойдётся без философии университета. Она-то и должна положить в основание его бытия некоторую сумму генеральных ориентиров и провозгласить тот базисный принцип, который позволил бы связать воедино усилия всех его сотрудников, действующих в направлении этих ориентиров. Этот принцип - принцип солидарности, стоящий выше всех иных, частных принципов; он, будучи принят в качестве основного, объединяет силы и заслуги всех тех поколений, которые основывали университет, развивали его, добывали ему славу, а также нынешних и будущих сотрудников университета. Вот этот принцип син-хронно-диахронной солидарности и должна обосновать философия; в этом её призвание и её непосредственная обязанность перед университетом.Современный университет - это инновационный университет. Имеет ли философия какое-то отношение к инновациям? Безусловно. Инновации в философии неизбежны по самому её открытому и динамичному характеру. Но необходима и философия инноваций. Прежде чем осуществить инновационный проект, требуется осмыслить и взвесить его необходимость, оценить ресурсы, составить прогноз результатов. Более того, инновационный процесс невозможен без учёта социокультурного контекста, в котором он призван разворачиваться. В этом смысле философия шире, чем инновационная методология; она призвана ответить не столько на вопрос «как?», сколько на вопрос «во имя чего?». Можно знать, как сделать, но сначала надо понимать, стоит ли делать. Далеко не всегда этот порядок выдерживается. Философия задаёт максимально широкий контекст для любого «предприятия», и потому именно она даёт наиболее полную картину возможного развития событий.Философия - основа знания, умения, компетенции. Философия формирует того человека, который стремится (стремит себя) к тому или иному знанию, выбирает те или иные умения. Без неё человек не знал бы, к чему стремиться и что выбирать. Правда, нынешняя перемена кандидатского экзамена с философии на «историю и философию науки» неявно, но принципиально меняет сам контекст восприятия и понимания философии - с мировоззренческого на инструментально-методологический. Этот шаг можно понимать как атаку на гуманитарное (антропологическое) знание в целом, как выпад технократизма, утилитаризма и ложно понимаемого сциентизма против мировоззренческой состоятельности, как этап борьбы за специализированную узость и ложную одномерность носителя высшего образования. К тому же так называемая компетенция, на которую теперь обращается столь пристальное внимание, не будучи подкреплённой образованностью в истинном смысле этого слова, превращается в чистой воды амбицию. Вырастить же не «узкого специалиста» или (хуже того) «пользователя» университет способен только тогда, когда обеспечено личностное становление и всестороннее интеллектуальное развитие студента, невозможное вне философии.Философия - это дерево, растущее вниз. Её корни питаются высшими смыслами и высочайшими идеалами. Предельно высокое - это «почва» философии; с этой-то высоты философия и прорастает до самого «дна» жизни, с небес на землю передавая тот смысл, который ею впитан и усвоен. Превращаясь в «идеологию», ужимаясь до обозримого перечня социально-политических догм и псевдоморальных сентенций, философия перестаёт быть философией. Повторение - не философская стихия. Философия призвана не повторять, а открывать и одаривать. Вне такого подлинно философского контекста высшее образование будет лишь тиражировать специалистов, а следовательно, не сможет выполнять своё призвание: воспитывать грамотную, творческую и разносторонне развитую личность.

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Всего: 1

Ссылки

 Философия в системе высшего образования             | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2007. № 1.

Философия в системе высшего образования | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2007. № 1.

Полнотекстовая версия