РЕФЕРЕНЦИЯ ЕДИНИЧНЫХ ТЕРМИНОВ | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2009. № 4 (8).

РЕФЕРЕНЦИЯ ЕДИНИЧНЫХ ТЕРМИНОВ

Сформулирована теория референции единичных терминов, опирающаяся на базовоеразличие между жесткими и нежесткими десигнаторами. Ключевые задачи теорииреференции (взаимозаменимость терминов в экстенсиональных и неэкстенсиональных контекстах, анализ пустых имен, отрицательных экзистенциальных и условныхконтрфактических предложений) решаются отдельно для каждого из двух типовдесигнаторов. Предложен обзор основных существующих теорий референции единичных терминов и показано, что ни одна из них не решает одновременно все из перечисленных задач. Из сформулированного подхода выведен ряд следствий эпистемологического характера.

REFERENCE OF SINGULAR TERMS.pdf Объяснение референциального функционирования единичных терминов(их соотношения с элементами реальности) стало одной из основополагаю-щих задач в становлении логической семантики как научной дисциплины, авместе с ней и немалой части современной философии языка. Основнаясложность в выработке такого объяснения заключалась в необходимости врамках единой семантической теории объяснить референциальное функцио-нирование единичных терминов для ограниченного набора проблемных слу-чаев.Данная статья разделена на две части. В первой части я рассмотрю ос-новные попытки в философии языка последних ста лет предложить рабо-тающую теорию референции и укажу на те их аспекты, которые представ-ляются мне недостатками. Во второй части я предложу новый подход к ана-лизу референции единичных терминов, который, основываясь на базовомразличии жестких и нежестких десигнаторов, преодолевает трудности болееранних теорий и оказывается способным решать установленные проблемныеслучаи.1. Основные концепции референции единичных терминов1.1. Трехчастная семантика: тождества, взаимозаменимость и пус-тые именаК проблемным ситуациям для теории референции изначально относи-лись те, на которые указал и которые пытался разрешить Г. Фреге [1]. Кон-кретно ими являлись: познавательное _______различие между тождествами типа a=aи a=b, взаимозаменимость единичных терминов в экстенсиональных и ихневзаимозаменимость в неэкстенсиональных контекстах, феномен пустыхимен. Для их разрешения Фреге предложил рассматривать любой обозна-* Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ № 08-03-00239а.П.С. Куслий6чающий единичный термин как имя, значение которого следует анализиро-вать в терминах смыла и денотата1. Каждое имя, согласно Фреге, выражаетсвой смысл и указывает на свой денотат. Познавательное различие междууказанными тождествами объяснялось в теории Фреге различием смысловтерминов а и b с одновременной общностью их денотатов. Взаимозамени-мость терминов у Фреге всегда обеспечивалась за счет общности денотата: внеэкстенсиональных контекстах термины перестают быть взаимозаменимы-ми потому, что их денотатами становятся смыслы. Пустые имена, которые,казалось бы, не должны обладать денотатом, Фреге рассматривал как указы-вающие на денотат, представленный пустым множеством (нуль-классом).В проблемах, на которые указал Фреге, и в разработанной им теории бы-ли тематизированы ключевые аспекты референциального функционированияимен. Позднее Р. Карнап обозначил эти аспекты как три принципа: одно-значности (каждому имени должен соответствовать один предмет), предмет-ности (любое предложение, в котором используются имена, говорит о том,что является денотатом этих имен), взаимозаменимости (термины, обозна-чающие один и тот же объект, взаимозаменимы без нарушения истинностно-го значения предложения, в которое они входят). Все последующие исследо-ватели данной проблематики, как сторонники Фреге, так и его критики, от-талкивались именно от заданного им проблемного поля и от предложенныхим решений.Семантическая теория Фреге, получившая название «трехчастная семан-тика», успешно решала только те задачи, которые сформулировал сам Фреге.Однако она оказалась не вполне удовлетворительной перед новыми пробле-мами, также актуальными при анализе референциального функционированияимен, на которые указали некоторые его последователи. Так, Б. Рассел ука-зал на то, что анализ отрицательных экзистенциальных суждений, содержа-щих имена (например, «Ромул не существует»), становится крайне пробле-матичным. Ведь если «Ромул» - это имя, то тогда ему должен соответство-вать некоторый объект (денотат), а само предложение, исходя из принципапредметности, должно быть бессмысленным. Или, наоборот, в случае истин-ности такого предложения (а мы отрицательные экзистенциальные предло-жения зачастую признаем истинными) приходится признать, что оно должносодержать бессмысленный термин. К тому же известный пример Рассела окажущемся нарушении закона исключенного третьего при семантическойинтерпретации предложений «Современный король Франции лыс» и «Со-временный король Франции не лыс» придали новое звучание проблеме пус-тых имен. Таким образом, Рассел расширил предложенный Фреге списокпроблем, которые должна решать семантическая теория.Р. Карнап [2] критически рассмотрел предложенный Фреге анализ взаи-мозаменимости в неэкстенсиональных контекстах. Объяснение Фреге о том,что в суждениях о психологических установках2 термины, указывающие наодин и тот же объект, оказываются невзаимозаменимыми в силу того, что в1 Я здесь намеренно не воспроизвожу оригинальную терминологию Фреге, а пытаюсьлишь перечислить основные аспекты разработанной им теории.2 Иногда также называемых пропозициональными установками.Референция единичных терминов7таких контекстах их денотатами становятся их смыслы, видимо, показалосьКарнапу неудовлетворительным. Ведь то, что не каждый термин являетсявзаимозаменимым в неэкстенсиональном контексте с равнообъемным емутермином, еще не означает, что в неэкстенсиональных контекстах взаимоза-менимость допустима лишь для тавтологий. Эта идея, похоже, имплицитноприсутствовала в работах Фреге, однако в явной форме ее представил имен-но Карнап в разработанном им методе интенсионала и экстенсионала (кото-рый тоже являлся видом трехчастной семантики)3.Карнап разделил неэкстенсиональные контексты на модальные и психо-логические. Если у Фреге всякий обозначающий единичный термин имеетсмысл и значение, то у Карнапа - это интенсионал и экстенсионал. В мо-дальных контекстах взаимозаменимы так называемые L-эквивалентные тер-мины, т.е. имеющие не только общий экстенсионал (денотат), но и общийинтенсионал. Для обеспечения взаимозаменимости в психологических кон-текстах отношение L-эквивалентности, согласно Карнапу, должно быть уси-лено еще и структурной изоморфностью терминов. Таким образом, к про-блемам для семантической теории Карнап добавил следующую: такая теориядолжна не только объяснять, почему термины могут быть невзаимозамени-мы в неэкстенсиональных контекстах, но также и за счет чего их взаимоза-менимость в таких контекстах все же может быть обеспечена.1.2. Теория дескрипций Рассела и ее проблемыПроблематичность трехчастной семантики Фреге подтолкнула его кол-лег, в частности Л. Витгенштейна и Б. Рассела, к разработке двухчастнойсемантики, известный вариант которой представлен расселовской теориейдескрипций. Разработка этой теории была вызвана стремлением Рассела ре-шить уже упомянутую проблему кажущейся противоречивости отрицатель-ных экзистенциальных предложений, проблему анализа предложений, со-держащих пустые обозначающие фразы, а также его неудовлетворенностьюфрегевским понятием смысла для анализа проблемы взаимозаменимости.Рассел утверждает, что имена на самом деле являются сокращеннымиопределенными дескрипциями, т.е. неполными символами (описаниями),обретающими свое значение лишь в контексте предложения. Этот ход даетему возможность решить все проблемы теории референции иначе, чем этоделает Фреге.По Расселу, обсуждение всех вопросов, связанных со значением единич-ных терминов, следует осуществлять посредством анализа предложений, вкоторые они входят. В рамках такого подхода Расселу становится ненужнымфрегевское понятие самостоятельного смысла или значения единичного тер-мина. Главное, по Расселу, - это прояснить истинностные условия соответ-ствующего предложения. При таком подходе отрицательные экзистенциаль-ные предложения оказываются не противоречивыми или бессмысленными, асодержащими дескриптивную фразу и подлежащими анализу с учетом этого3 Несколько позднее теорию Фреге в несколько модифицированном виде также развивалА.Черч. См., например, [3], а также [4].П.С. Куслий8обстоятельства. Проблема же пустых терминов и статуса смыслов вообще невозникает.Теория Рассела, таким образом, предлагает не столько решение исход-ных проблем именования, сколько снимает эти проблемы. Однако с методомРассела вовсе не обязательно соглашаться, во-первых, потому, что его ут-верждение о том, что слова могут обладать значением лишь в контекстепредложения, может показаться контринтуитивным любому, кто считает,что составляет предложения при помощи слов и что значение первых явля-ется производным от значения последних, а во-вторых, потому, что имеетсяряд проблем, с которыми сталкивается сама расселовская теория дескрип-ций, а вместе с ней и подобные ей проекты двухчастной семантики.Пожалуй, одним из наиболее значимых для общей теории именованиякритических аргументов против теории дескрипций Рассела является опро-вержение расселовского тезиса о том, что имена следует рассматриватьтолько как сокращенные определенные дескрипции. Тезис Рассела обрелдостаточно широкую популярность, оказав влияние на многих философовсередины XX в. (в частности, на таких, как А. Айер, У. Куайн, Д. Дэвидсон).Видимо, первым, кто поставил его под сомнение, был Дж. Серл [5], которыйуказал на специфическую природу имен собственных, заключавшуюся втом, что имя собственное, в отличие от других единичных терминов, про-должает указывать на один и тот же денотат, даже если смыслы, связывае-мые с этим именем, в разных ситуациях меняются. Данная идея получиласвое развитие в работах К. Доннелана и С. Крипке.Доннелан [6] в своей концепции референциального и атрибутивного спо-собов использования определенных дескрипций показал, что даже опреде-ленные дескрипции могут использоваться не только как указывающие наобъект, описывая его, и как обозначающие его непосредственно, без каких-либо описаний (подобно ярлыкам). Крипке [7] ввел понятие жестких десиг-наторов, указывающих на объект в любой контрфактической ситуации без-относительно того или иного его описания и, соответственно, безотноси-тельно тех свойств, которыми он может обладать в той или иной ситуации. Кклассу жестких десигнаторов Крипке, в первую очередь, относил имена соб-ственные.При этом особая заслуга Крипке заключается, пожалуй, в том, что он,построив семантику для модальной логики, показал, что для удовлетвори-тельного осознания тех принципов, по которым осуществляется референцияимен, мы не можем ограничиться их рассмотрением исключительно какскрытых дескрипций. Наш язык отводит именам и другую функцию, а имен-но функцию жестких десигнаторов, ярлыков, прикрепляемых к объектам.Дополнительным критическим аргументом против теории дескрипцийРассела остается уже упомянутое указание Карнапа на то, что в рамках тео-рии референции единичных терминов нам необходимо учитывать и понятиесинонимии (L-эквивалентности или общности смысла), обеспечивающейвзаимозаменимость в неэкстенсиональных контекстах. Отказ от понятия си-нонимии в пользу расселовского анализа предложений представляетсяслишком высокой ценой при построении теории референции имен.Референция единичных терминов9Таким образом, теория дескрипций Рассела и связанный с ней вид двух-частной семантики, похоже, так же, как и теория Фреге, оказываются невполне удовлетворительными в силу неспособности предложить решениядля всего набора проблемных ситуаций, стоящих перед теорией референции.1.3. Некоторые другие теории референции: их достоинства и недос-таткиДругие основные теории референции единичных терминов, предложен-ные в качестве альтернатив трехчастному анализу Фреге и теории дескрип-ций Рассела, похоже, оказываются неудовлетворительными по сходным ос-нованиям: изначально появляясь в результате критики тех или иных недос-татков внутри теорий Фреге или Рассела или же в результате обнаружениякаких-либо проблемных ситуаций, не учтенных в рамках этих двух основ-ных теорий, альтернативные теории исправляют установленные недостаткиили находят решения новым проблемным ситуациям ценой того, что пере-стают давать ответы на исходные вопросы критикуемых ими теорий или ка-ким-либо иным способом оказываются неспособными дать ответ на полныйспектр вопросов, связанных с референцией единичных терминов.Так, предложенная Крипке теория имен как жестких десигнаторов и ба-зирующиеся на ней теории прямой референции вместе с разнообразнымикаузальными теориями удовлетворительно объясняют референцию именсобственных в контрфактических условных высказываниях и некоторыхдругих случаях, однако, похоже, оказываются неспособными предложитьнепротиворечивое решение исходной проблемы Рассела: проблемы анализаотрицательных экзистенциальных суждений, равно как и проблемы пустыхимен, сформулированной еще Фреге.Разработанная Дж. Серлом и П. Стросоном кластерная теория референ-ции является продолжением расселовского подхода к пониманию имен каксокращенных дескрипций, но, решая некоторые проблемы внутри теориидескрипций, также как и сама эта теория, оказывается неспособной объяс-нить случаи прямой референции, на существование которых указали Крипкеи Доннелан.Эта же участь, похоже, преследует и метод интенсионала и экстенсионалаР. Карнапа, который изначально был, видимо, задуман для того, чтобы пре-одолеть внутренние недостатки или, скорее, неполноту концепции Фреге иобъяснить, помимо прочего, феномен взаимозаменимости в неэкстенсиональ-ных контекстах. Отдельной проблемой (хотя, видимо, не являющейся непре-одолимой) для него становится объяснение природы L-эквивалентности иструктурного изоморфизма, как оснований, обеспечивающих взаимозамени-мость в неэкстенсиональных контекстах.1.4. Задачи и требования теории референции единичных терминовРезультат, к которому мы пришли, может показаться разочаровываю-щим: ни классические дескриптивные теории референции, ни современныетеории прямой референции, ни двухчастные, ни трехчастные семантическиесхемы, похоже, не оказываются способными предложить решение всемукомплексу имеющихся вопросов, связанных с референцией. ДескриптивныеП.С. Куслий10теории упускают специфику единичных терминов (имен собственных) бытьярлыками объектов, обозначать непосредственно объекты, не ассоциируясь стеми или иными дескрипциями. Теории прямой референции, в свою очередь,упускают то, что имена все же в целом ряде ситуаций способны выступать вкачестве сокращенных дескрипций (ср. [8]). Трехчастные семантические тео-рии вводят проблематичную инстанцию смысла, а отказывающиеся от неедвухчастные семантические теории оказываются неспособными объяснятьвзаимозаменимость в неэкстенсиональных контекстах.Конечно, из сказанного можно сделать вывод о том, что после всех стользначимых попыток, проделанных таким большим количеством исследовате-лей, любой новый проект построения теории референции единичных терми-нов будет обречен, как минимум, на те же недостатки, которые присущи бо-лее ранним проектам, в силу изначальной противоречивости и неподатливо-сти для анализа самого предмета исследования. Однако кажется, что такойвывод не единственный из возможных.Опыт более ранних теорий референции можно рассмотреть и в позитив-ном ключе, т.е. как указывающий на ту специфику, которой обладает иссле-дуемая область. Осознание этой специфики может стать основой для осозна-ния того, с чего должно начинаться построение более удовлетворительнойтеории, объясняющей эту область. На основании предшествующего опыта,его успехов и неудач можно описать, по крайней мере, некоторые из техструктурных аспектов, которыми новая объясняющая теория обладать недолжна, а также сформулировать весь комплекс тех задач, которые должнабудет решать новая теория референции. Рассмотрим перечисленные аспектыпо порядку.В качестве основополагающей специфики исследуемой области, видимо,следует обозначить способность единичных терминов указывать на объектыкак непосредственно (в духе теории жестких десигнаторов Крипке, восхо-дящей к концепции имен Дж.С. Милля), так и опосредованно (в духе фрегев-ских смыслов, детерминирующих денотат, и определенных дескрипций Рас-села). При непосредственном обозначении термином объекта первый являет-ся ярлыком последнего. При опосредованном указании мы уже имеем необозначение конкретного объекта ярлыком, а ситуацию, когда некоторыйобъект может соответствовать или не соответствовать условиям детермини-рующего описания (выполняя их или наоборот). Два данных способа обо-значения являются исходными и несводимыми друг к другу. Поэтому буду-щий анализ референции единичных терминов должен будет исходить имен-но из этого двойного понимания референции.Также важным условием удовлетворительности теории должно стать еесоответствие принципам экстенсиональности и композициональности.Наконец, ключевыми проблемами, которые должна решать теория рефе-ренции единичных терминов, будут следующие: взаимозаменимость в экс-тенсиональных и неэкстенсиональных контекстах (и связанная с ней про-блема нетавтологических тождеств), референция пустых единичных терми-нов, анализ отрицательных экзистенциальных и контрфактических условныхпредложений.Референция единичных терминов112. Теория референции единичных терминов2.1. Два способа обозначенияПоскольку ниже речь пойдет о способах осуществления единичнымитерминами своей референциальной функции, то для начала я сформулируюопределение единичного термина, из которого исхожу:Единичный термин - термин, который может быть использован для обо-значения какого-либо объекта. Df.Подобно тому как К. Доннелан указал на референциальный и атрибутив-ный способы употребления определенных дескрипций, я укажу два способа,которыми единичные термины могут осуществлять свою референциальнуюфункцию и, соответственно, обладать значением: они могут непосредственнообозначать конкретные объекты, а могут являться их описаниями и тем са-мым обозначать лишь определенные условия, которые конкретные объектымогут выполнять, а могут и не выполнять. Первый способ я назову референ-цией de re, второй - референцией de dicto. Референциальная функция спосо-бом de re осуществляется жесткими десигнаторами, которые являютсятерминами, напрямую обозначающими конкретные объекты (денотаты).Референциальная функция способом de dicto осуществляется нежесткимидесигнаторами, которые являются терминами, обозначающими напрямуюне объекты, а условия, которые могут выполнять объекты. Именно такое ус-ловие является значением нежесткого десигнатора, и я буду называть егореферентом.Схематически описываемые отношения референции можно выразитьтак:Единичный термин Жесткий десигнатор Нежесткий десигнаторV V Vотношение обозначения отношение обозначения отношение обозначенияV V VЗначение Денотат Референт( конкретный объект) (конкретное задаваемое условие)Так, например, имя собственное «Вальтер Скотт» - ярлык своего денота-та, указывает на него непосредственно и поэтому является жестким десигна-тором. Определенная дескрипция «автор Веверлея» не является ярлыком кон-кретного объекта, а описывает некоторое условие (быть автором Веверлея) ипоэтому обозначает не конкретный объект, а референт (автор Веверлея)4.Установив два данных способа референциального функционирования(обозначения), ниже я покажу, как предлагаемая мной теория референциирешает набор проблем, упомянутый в первой части статьи.4 Разумеется, в ряде ситуаций «автор Веверлея» может использоваться референциально (втерминологии Доннелана) и, следовательно, функционировать как имя собственное, ведь ни-что не мешает нам при желании сделать ее ярлыком некоторого предмета. Точно так же и«Вальтер Скотт» при желании можно рассматривать не как имя собственное, а как скрытуюдескрипцию. Данная иллюстрация призвана продемонстрировать скорее различие двух уста-новленных типов обозначения на более знакомых примерах, а не обозначить тот или инойтермин как необходимо жесткий или нежесткий десигнатор.П.С. Куслий122.2. Взаимозаменимость в экстенсиональных и неэкстенсиональныхконтекстахГ. Фреге_______, Б. Рассел, Р. Карнап и многие другие начинали построение тео-рии референции с объяснения взаимозаменимости единичных терминов вэкстенсиональных контекстах. И затем, отталкиваясь от них, как от отправ-ной точки, пытались объяснить их взаимозаменимость в неэкстенсиональ-ных контекстах, внося в исходную теорию соответствующие коррективы. Ясчитаю, что в построении теории референции взаимозаменимость только вэкстенсиональных контекстах не должна являться отправной точкой, и по-этому выбираю в качестве таковой объяснение того, за счет чего терминымогут быть взаимозаменимы5 в экстенсиональных и одновременно в неэкс-тенсиональных контекстах6.Объяснение взаимозаменимости в двух видах контекстов я предложу ввиде правил и их пояснений по очереди: сначала для жестких десигнаторов,а затем для нежестких.(П1) Жесткие десигнаторы взаимозаменимы в экстенсиональных и одно-временно неэкстенсиональных контекстах, если и только если они обладаютобщим денотатом.Рассмотрим три предложения:(1) Цицерон - великий древнеримский оратор.(2) Необходимо, что Цицерон = Цицерон.(3) Студент Сидоров считает, что Цицерон - великий древнеримскийоратор.Если «Туллий» является жестким десигнатором и имеет с термином «Ци-церон» общий денотат, то эти термины взаимозаменимы в (1) - (3). Взаимо-заменимость указанных терминов в (1) представляется непроблематичной,однако случаи (2) и (3), пожалуй, требуют пояснений.Имея дело со случаями (2) и (3), не следует забывать, что речь идетименно о жестких десигнаторах, указывающих на конкретный предмет. По-этому говорим мы именно об этом предмете и здесь совершенно неважно,как мы его при этом называем. В предложении(2) Необходимо, что Цицерон = Туллийречь идет о том же самом, о чем и в (2), а именно о тождестве конкретногообъекта самому себе.Взаимозаменимость в (3) объясняется сходным образом. Если мы имеемдело с жестким десигнатором «Цицерон», то студент Сидоров имеет психо-логическую установку по отношению к его денотату. А если так, то условияистинности для5 Везде, где в этой статье я говорю о взаимозаменимости терминов, я имею в виду взаимо-заменимость с сохранением истинностного значения того предложения, в которое они входят ивнутри которого происходит эта замена.6 Если учесть, что предложенная мной в 2.1 семантическая схема является двухчастной,то, видимо, используемая мной терминология экстенсиональных и интенсиональных контек-стов оказывается не вполне удачной. Однако я все же буду ее придерживаться, поскольку онаявляется более привычным обозначением соответствующих проблемных ситуаций.Референция единичных терминов13(3) Студент Сидоров считает, что Туллий - великий древнеримскийораторостаются теми же самыми, что и для (3).Теперь обратимся к проблеме взаимозаменимости нежестких десигнато-ров и соответственно следующему правилу:(П2) Нежесткие десигнаторы взаимозаменимы в экстенсиональных и од-новременно неэкстенсиональных контекстах, если и только если обладаютодним и тем же референтом.Рассмотрим следующие предложения:(4) Первый пионер в строю - самый высокий.(5) Необходимо, что первый пионер в строю = первый пионер в строю.(6) Товарищ Дынин знает, что первый пионер в строю - самый высокий.Если единичный термин «первый пионер в строю» обладает общим ре-ферентом с единичным термином «пионер, возглавляющий строй», то этитермины взаимозаменимы в (4) - (6). Здесь, как и в примерах, рассмотрен-ных выше, пояснения требуются, пожалуй, лишь для случаев (5) и (6).На первый взгляд может показаться, что термины «первый пионер встрою» и «пионер, возглавляющий строй» все же имеют разные референты,т.е. говорят о разных условиях, налагаемых на объект, или, как сказал быФреге, предполагают различные способы индивидуации объекта. И поэто-му они не могут быть взаимозаменимы ни в модальных, ни в психологиче-ских контекстах. Я считаю, что такое замечание справедливо лишь отчасти.Но для того чтобы проявить, что именно я здесь имею в виду, мне придетсянесколько задержаться на проблеме синонимии и аналитических высказы-ваний.Как известно, синонимами называются термины, обладающие общимзначением (или, в терминах трехчастной семантики, обладающие не толькообщим денотатом, но и общим смыслом). В философии логического позити-визма, в частности, в концепциях Р. Карнапа и А. Айера [9], немалое внима-ние уделялось отличию аналитических высказываний от тавтологий. И те идругие высказывания логические позитивисты считали истинами логики.Однако если логическая истинность тавтологий обеспечивалась за счет ихформы, то логическая истинность аналитических суждений становиласьвозможной лишь в силу общности значения входящих в них терминов. Так,высказывание(7) Холостяк есть неженатый мужчинасчиталось представителями логического позитивизма примером такойаналитической истины. Общие термины, входящие в (7), а также такиетермины, как «человек» и «разумное животное» и т.п., Карнап считалL-эквивалентными, т.е. обладающими не только общим экстенсионалом,но и общим интенсионалом и поэтому взаимозаменимыми в модальныхконтекстах.В своей известной статье «Две догмы эмпиризма» [10] и, позднее, в кни-ге «Слово и объект» [11] У. Куайн подверг критике проводившееся в логиче-ском позитивизме различие аналитических и синтетических высказываний.Он показал, что утверждавшаяся логическими позитивистами общность зна-чений терминов, составляющих аналитические высказывания, не являетсяП.С. Куслий14изолированной от эмпирического опыта, как это пытались утверждать Кар-нап и Айер, а, наоборот, коренится в нашем взаимодействии с ним.То, что «Утренняя звезда» и «Вечерняя звезда» обозначают одно и то же,утверждал Куайн, является следствием эмпирического открытия и не можетбыть дано нам иначе, чем через чувственный опыт. Поэтому суждения, по-добные (7), являются синтетическими, а истинами логики могут быть при-знаны лишь тавтологии. Что же касается понятия синонимии, являющейся,по словам Куайна, частью теории смысла, то оно остается совершенно непроясненным в отличие от понятия равнообъемности как части теории рефе-ренции (ведь равнообъемность еще не обеспечивает синонимии, ибо «Ут-ренняя звезда» и «Вечерняя звезда», являясь равнообъемными понятиями,все еще не являются синонимами) [12].Следствия аргумента Куайна применительно к рассматриваемой мнойпроблеме предложений (5) и (6) усмотреть несложно. Его вердикт однозна-чен: поскольку предложения, якобы содержащие синонимы, являются синте-тическими, то они не могут быть взаимозаменимы в неэкстенсиональныхконтекстах. Применительно к моим примерам, по Куайну, (5) будет истинно,однако(5) Необходимо, что первый пионер в строю = пионер, возглавляющийстройбудет ложным.Несмотря на широкую популярность концепции Куайна, она, как мнекажется, является неверной, поскольку в ней невозможность «естественно-го» происхождения синонимов, т.е. терминов, не являющихся идентичными(тавтологичными), но при этом обладающих общим смыслом, рассматрива-ется как доказательство невозможности синонимов вообще. Однако, по фак-ту, мы знаем, что синонимы существуют, мы пользуемся ими, заменяя ихдруг другом и в неэкстенсиональных контекстах без изменения истинност-ного значения соответствующего предложения. Если Куайн прав относи-тельно невозможности «естественного» происхождения синонимов, то объ-яснить их существование можно лишь их «искусственным» происхождени-ем. И здесь я имею в виду постулированную синонимию7.Действительно, ничто не мешает нам ввести в русский язык термин «ба-калавр» как значащий то же самое, что и термин «холостяк». Для этого намнужно будет лишь сказать, что бакалавром мы будем называть любого холо-стяка. В таком случае вводимая нами синонимия будет постулированная, атермины «бакалавр» и «холостяк» станут взаимозаменимыми во всех кон-текстах. Сходным образом дело обстоит не только с неологизмами, но и суже существующими терминами: если мы постулируем их как синонимы, тоони становятся взаимозаменимыми как в экстенсиональных, так и в неэкс-тенсиональных контекстах. На самом деле мы проводим подобное постули-рование довольно часто. Так, даже Конституция Российской Федерации на-чинается с подобного постулирования синонимии. Статья 1 (часть 2) гласит:«Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны».7 Похоже, Карнап указывал именно на это, когда возражал против критики Куайна в своейстатье «Постулаты значений».Референция единичных терминов15Именно эти случаи я и имею в виду, когда формулирую (П2). С учетомкритики Куайна, с одной стороны, и ее рассмотренной ограниченности - сдругой, обладать общим референтом, как мне кажется, нежесткие десигнаторымогут, если и только если они постулированы как обладающие таковым. Од-нако «искусственность» происхождения _______общности референта для нас не такважна: если эта общность есть, то взаимозаменимость допустима.Таким образом, возвращаясь к (5) и (6), если относительно терминов «пер-вый пионер в строю» и «пионер, возглавляющий строй» выполняется условиеобщности референта, то при переходе от (5) к (5) истинностное значение со-храняется. То же самое можно сказать и относительно перехода от (6) к(6) Товарищ Дынин знает, что пионер, возглавляющий строй, самый вы-сокий.Если рассматриваемые единичные термины используются как нежесткиедесигнаторы и их референт постулирован как один и тот же, то условия,сформулированные в «первый пионер в строю» и «пионер, возглавляющийстрой» (т.е. способ индивидуации объекта), тоже становятся одними и темиже, и, следовательно, термины взаимозаменимы во всех контекстах.В статье «О смысле и значении» Г. Фреге говорил лишь о причине, по-чему термины с общим денотатом оказываются невзаимозаменимыми в не-экстенсиональных контекстах (в терминологии Фреге потому, что их смыслстановится их значением и, следовательно, значение становится разным). В«Значении и необходимости» Р. Карнап, развивая эту мысль Фреге, указал наобщность интенсионала как фактор, делающий такую взаимозаменимостьдопустимой. Однако у Карнапа она касалась лишь модальных контекстов.Для взаимозаменимости в контекстах психологических установок Карнапсчитал, что нам требуется еще более сильное условие, а именно интенсио-нальная изоморфность L-эквивалентных терминов [2, 13-15].Я считаю анализ Карнапа не до конца верным, поскольку требование ин-тенсиональной изоморфности как условия взаимозаменимости синонимов вконтекстах психологических установок мне кажется излишним. Если призамене одного нежесткого десигнатора на другой не происходит измененияспособа индивидуации (детерминации) объекта (а его по определению непроисходит в случае с заменой L-эквивалентных терминов), то тогда в пред-ложениях, подобных (6) и (6), речь идет об одном и том же.Сказанное имеет, как мне кажется, и еще одно следствие эпистемологи-ческого характера. Для перехода от (3) к (3) или от (6) к (6) нам, похоже,вовсе не нужно учитывать то обстоятельство, признает студент Сидоров (3)истинным _______или нет, и признает товарищ Дынин (6) истинным или нет.Для обеспечения корректного перехода от (3) к (3) и от (6) к (6) нам,как уже было сказано, нужно лишь, чтобы соответствующие жесткие де-сигнаторы имели общий денотат, а нежесткие - общий референт. Подоб-ная замена была бы невозможна, только если бы мы имели дело с пред-ложениями, содержащими прямую речь. Так, в(3) Студент Сидоров считает: «Цицерон - великий древнеримскийоратор»и в(6) Товарищ Дынин знает: «Первый пионер в строю - самый высокий»П.С. Куслий16переходы указанного типа совершить нельзя. В них речь идет о буквальномсодержании предложений, выражающих мнение Сидорова и знание Дынина.Мы же имеем дело с контекстами психологических установок, которые, вотличие от прямой речи, вовсе не обязательно передавать дословно. Поэтомувопреки позиции, которой, похоже, придерживались Фреге, Карнап и многиедругие, мы вынуждены констатировать, что для переходов, подобных (3) -(3) и (6) - (6), то обстоятельство, осознают сами обладатели соответствую-щих психологических установок возможность указанных замен или нет, со-гласятся они с предложениями типа (3) и (6) или нет, оказывается совер-шенно нерелевантным.2.3. Взаимозаменимость в экстенсиональных контекстахЕсли сказанное выше верно, то оно объясняет те случаи, когда единич-ные термины являются взаимозаменимыми одновременно в экстенсиональ-ных и неэкстенсиональных контекстах. Однако очевидно, что бывают слу-чаи, когда термины взаимозаменимы только в экстенсиональных контекстах.После их рассмотрения можно будет предложить ответ на исходный вопросГ. Фреге относительно информативности нетавтологических тождеств.В экстенсиональных контекстах, как было показано выше, взаимозаме-нимыми являются жесткие десигнаторы с общим денотатом и нежесткие де-сигнаторы с общим референтом. Однако, помимо них, в экстенсиональныхконтекстах взаимозаменимы также нежесткие десигнаторы с разными рефе-рентами в том случае, если под эти референты подпадает один и тот же объ-ект. Данная взаимозаменимость уже является не необходимой, а случайной,и поэтому правило взаимозамены нежестких десигнаторов с разными рефе-рентами должно содержать поправку на соответствующий возможный мир.Сформулировать его можно следующим образом:(П3) Нежесткие десигнаторы а и b, обладающие разными референтами,взаимозаменимы в экстенсиональном контексте относительно возможногомира w, если и только если в w под референт а и референт b подпадает одини тот же объект o.Также в экстенсиональных контекстах могут быть взаимозаменимымиединичные термины, являющиеся жесткими десигнаторами, и единичныетермины, являющиеся нежесткими десигнаторами. Правило их взаимозаме-нимости также относительно конкретного возможного мира:(П4) Являющийся жестким десигнатором единичный термин a и являю-щийся нежестким десигнатором единичный термин b взаимозаменимы в экс-тенсиональном контексте относительно возможного мира w, если и толькоесли в w денотатом а является, а под референт b подпадает один и тот жеобъект o.Правила (П3) и (П4) следует считать своего рода исключениями из об-щей установленной закономерности, согласно которой взаимозаменимылишь те термины, которые имеют одно и то же значение. Поэтому в неэкс-тенсиональных контекстах два нежестких десигнатора с разными подпа-дающими под них объектами или нежесткий десигнатор и жесткий десигна-тор оказываются невзаимозаменимыми.Референция единичных терминов17Как было показано выше, взаимозаменимость терминов в экстенсио-нальных контекстах может осуществляться в силу разных причин, поэтомуключ к ней лежит в тех правилах, по которым термины оказываются взаимо-заменимыми в неэкстенсиональных контекстах, а не наоборот. Именно по-этому я считаю, что Фреге и его последователи ошибались в том, что рас-сматривали взаимозаменимость в экстенсиональных контекстах как отпра-вную точку семантического исследования и, отталкиваясь от нее, пыталисьобъяснить референциальное функционирование терминов во всех остальныхконтекстах. Именно поэтому я начал свое исследование с проблемы взаимо-заменимости единичных терминов в экстенсиональных и одновременно не-экстенсиональных контекстах.2.4. Информативность нетавтологичных тождествПравила (П1) - (П4) дают возможность ответить на вопрос Фреге о при-чине информативности тождеств типа а=b. И первым, что следует отметитьотносительно тождеств указанного типа, - это то, что не все они оказывают-ся информативными. Тождества терминов а и b могут быть неинформатив-ными (для того, кто является компетентным в соответствующем языке), еслиэти термины являются нежесткими десигнаторами с общим референтом (т.е.синонимами). Исходя из этого результата, общее правило для информатив-ных тождеств может быть сформулировано следующим образом:(П5) Информативными являются все те нетавтологичные тождества, вкоторых не выражается общность референта входящих в них терминов.К таким тождествам относятся те, которые состоят из (i) двух жесткихдесигнаторов с общим денотатом, (ii) жесткого и нежесткого десигнаторатаких, что объект о является денотатом первого и подпадает под референтвторого в нашем возможном мире, (iii) двух нежестких десигнаторов таких,что их референты различны, но существует объект о, который подпадает подреферент каждого из них в нашем возможном мире. Примером (i) будет тож-дество «Цицерон = Туллий», примером (ii) - тождество «Вальтер Скотт =автор Веверлея», примером (iii) - тождество «ученик Платона = учительАлександра».Все эти тождества имеют познавательную значимость: знакомясь с ними,мы познаем мир. Иными словами, знание

Ключевые слова

референция, семантика, единичные термины, именование, reference, semantics, singular terms, naming

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Куслий П.С.
Всего: 1

Ссылки

Фреге Г. О смысле и значении // Логика и логическая семантика. М., 2000.
Карнап Р. Значение и необходимость. Исследование по семантике и модальной логике. Биробиджан, 2000.
Church A. A Formulation of the Logic of Sense and Denotation // Structure, Method and Meaning. Essays in Honor of Henry M. Sheffer. N. Y., 1951. P. 3-24.
Church A. Intensional Isomorphism and Identity of Belief // Philosophical Studies. 1954. 5. P. 65-73.
Searle J. Proper names // Mind. 1958. Vol. 67, № 266. P. 166-173.
Donnellan K. Reference and Definite Descriptions // The Philosophical Review. 1966. Vol. 75, № 3. P. 281-304.
Kripke S.A. Naming and Necessity // Davidson D. (ed.) Semantics of Natural Language. Dordrecht, 1972. P. 253-355.
Burge T. Reference and Proper Names // Journal of Philosophy. 1973. 70. P. 425-439.
Ayer A.J. Language, Truth and Logic. N. Y., 1952.
Куайн У. Две догмы эмпиризма // С точки зрения логики: 9 логико-философских очерков. Томск, 2003. С. 24-49.
Куайн У. Слово и объект. М., 2000.
Куайн У. Заметки по теории референции // С точки зрения логики: 9 логико-философских очерков. Томск, 2003. С. 124-132.
 РЕФЕРЕНЦИЯ ЕДИНИЧНЫХ ТЕРМИНОВ | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2009. № 4 (8).

РЕФЕРЕНЦИЯ ЕДИНИЧНЫХ ТЕРМИНОВ | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2009. № 4 (8).

Полнотекстовая версия