Риск и неопределенность в философии, науке, управлении | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Риск и неопределенность в философии, науке, управлении

Неопределенность и риск рассматриваются как междисциплинарные феномены, что потребовало привлечения философского подхода наряду с результатами конкретных наук. Предлагаемая работа отражает методологическую позицию автора, заключающуюся в том, что проблемы неопределенности и риска рассматриваются в контексте анализа процессов принятия решений. Приведена типология неопределенностей в задачах принятия решений. Показано, что возможность количественно оценить вероятность реализации возможных событий позволяет принципиально различать ситуации риска и ситуации неопределенности. Риск является следствием решения и всегда связан с субъектом, который не только осуществляет выбор, но и оценивает вероятности возможных событий и связанные с ними потери. Риск - интегральный показатель, сочетающий в себе оценки как вероятностей реализации решения, так и количественных характеристик его последствий.

Risk and uncertainty in philosophy, science and management.pdf На философском факультете Новосибирского государственного универ-ситета и в Институте философии и права СО РАН в течение ряда лет ведутсяисследования, посвященные проблемам риска, неопределенности, безопасно-сти, вероятности и смежным вопросам. Проведен ряд конференций, семина-ров, других мероприятий по этой проблематике. Достаточно вспомнить кон-ференцию «Вероятностные идеи в науке и философии» (2003 г.) и летнююфилософскую школу «Риск в философском измерении» (2004 г.), а на V Рос-сийском философском конгрессе в Новосибирске (2009 г.) эта проблематикарассматривалась в рамках нескольких секций и круглых столов. Феноменриска и неопределенности исследуется в работах по философии и методоло-гии науки, социальной философии, истории философии. Отмечу, что отличи-тельной чертой философского сообщества новосибирского Академгородкадавно является ориентация на научно-рациональное мировоззрение и дости-жения не только в области философии, но и конкретных социальных и есте-ственных наук. Это обстоятельство весьма существенно при рассмотренииуказанной проблематики, которая является междисциплинарной.Предлагаемая статья отражает методологическую позицию автора, за-ключающуюся в том, что феномены неопределенности и риска рассматрива-ются в контексте проблем принятия решений. Дело в том, что любую челове-ческую деятельность без особых интеллектуальных усилий легко предста-вить как цепочку принятия решений. Всякий сознательный человек пресле-дует определенные цели и принимает соответствующие решения, связанные сих достижением. Полагаю, что можно было бы даже определить человека каксущество, принимающее решения. Этим бы подчеркивалось, что принятиерешения - это деятельность, в основе которой лежат привлечение и проявле-ние самых разных, но присущих только человеку потенций - интеллектуаль-ных, волевых, эмоциональных, духовных, нравственных. Замечу, что особаяроль процессов принятия решений в жизни общества в целом и отдельныхлюдей осознавалась издавна, что нашло свое отражение в таких классическихфилософских проблемах, как свобода воли человека, борьба добра и зла. Вусловиях неопределенности и риска человек хочет обладать рациональнойосновой для принятия благоразумных решений, позволяющей сравниватьразличные варианты действий и выбирать тот, который наиболее полно соот-ветствует его целям, оценкам и системе ценностей. Наука и философиядолжны помочь человеку в решении сложной проблемы выбора. Не случайноприсутствие в названии статьи и термина «управление», поскольку приня-тие решений - это основной процесс в управлении, а решения - основнойрезультат работы системы управления. Решения порождают управляющуюинформацию, которая доводится до сведения исполнителей в форме заданий,планов, нормативов, команд и служит основой для их дальнейших целена-правленных действий. А с точки зрения нобелевского лауреата Г. Саймона,менеджмент просто равнозначен «принятию решений».Риск и неопределенность являются спутниками человеческой жизни отрождения до смерти. Каждый день людям приходится принимать рискован-ные решения, поскольку стохастический характер природных и обществен-ных явлений не дает возможности однозначно предсказать развитие собы-тий. Это обстоятельство характеризует большинство проблем, связанных счеловеческой деятельностью, будь то экономика, политика, управление, нау-ка. Насим Талеб совершенно справедливо пишет о том, что «сопротивлениеслучайности - абстрактная идея, поскольку она логически контрпродуктивна,а невозможность увидеть ее реализацию запутывает еще больше» [1. С. 57].Будущее всегда открыто и неопределенно. Отношение человека к миру про-низано неопределенностью в той же мере, как и определенностью, принципи-ально важно единство этих моментов. Современное общество все чаще на-зывают «обществом риска», поскольку неопределенность и риск и связанныес ними потенциальные угрозы не становятся меньше, а, наоборот, возраста-ют. Поэтому сегодня риск не является прерогативой авантюрных личностейили венчурных капиталистов, он стал атрибутом повседневности и касаетсякаждого из нас.В истории философии и науки было немало исследований проблемы не-определенности, но в основном они были посвящены выяснению вопроса отом, является ли неопределенность субъективной или объективной характе-ристикой бытия. Следуя первому подходу, неопределенность - это состояниеума принимающего решение субъекта или уровень его знаний о конкретнойситуации. Хотя уровень знаний о конкретной ситуации и зависит от нее, темне менее неопределенность является атрибутом не ситуации, а знания субъ-екта о ней. Согласно второму подходу неопределенность носит независимый,объективный характер по отношению к человеку. Первую классификациювидов неопределенности предложил еще Аристотель, связывая ее с тем илииным аспектом в понимании случайного и возможного. Он считал, что неоп-ределенные ситуации, связанные с понятием случайности, не могут бытьпредметом доказательного знания.Сегодня термин «неопределенность» широко используется в различныхотраслях знания, прежде всего, в экономике, управлении, психологии, социо-логии, политологии, его используют в математике, технике и еще в целомряде дисциплин. Категорию «неопределенность» часто считают синонимомтермина «риск» и используют их как эквивалентные. В основе такой оши-бочной точки зрения лежит большой массив работ по социально-экономической проблематике, авторы которых не слишком утруждали себяточным определением этих понятий. Далее будет показано принципиальноеразличие между этими понятиями.Дефиниции неопределенности пока отсутствуют в философских слова-рях, поэтому начну с определения, принадлежащего В. Далю, - неопреде-ленный, в точности неизвестный, неисследованный, не сосчитанный, неизме-ренный, неописанный со всеми признаками своими; темный, гадательный исомнительный. Неопределенный, недоступный исследованию, определению[2]. Если же обратиться к экономическим, экономико-математическим, пси-хологическим и другим словарям и энциклопедиям, то анализ этих источни-ков показывает, что все они дают примерно одинаковые дефиниции неопре-деленности как недостаточности сведений, полностью или частичное отсут-ствие информации, неведение и т.п. Одним словом, неопределенность харак-теризуется как отсутствие достаточной информации, определенность же какпонятие, противоположное неопределенности, характеризуется наличиемточной информации. Все эти определения предполагают наличие субъекта,который является носителем информации. Общий недостаток подобных де-финиций заключается в том, что все они обладают методологической ограни-ченностью, поскольку не учитывают наличия объективной неопределенно-сти, о которой пойдет речь далее. В начале XXI в. эти определения по своейсути следуют концепции лапласовского детерминизма. Чтобы не быть голо-словными, обратимся к первоисточникам.Свои методологические установки П. Лаплас наиболее ярко представил всвоей знаменитой книге «Опыт философии теории вероятностей», котораябыла переведена на русский язык и издана в России в 1908 г. Приведу самоеизвестное высказывание этого выдающегося ученого: «Мы должны рассмат-ривать настоящее состояние вселенной как следствие ее предыдущего со-стояния и как причину последующего. Ум, которому были бы известны длякакого-либо данного момента все силы, одушевляющие природу, и относи-тельное положение всех ее составных частей, если бы вдобавок он оказалсядостаточно обширным, чтобы подчинить эти данные анализу, обнял бы в од-ной формуле движения величайших тел вселенной, наравне с движениямилегчайших атомов; не нашлось бы ничего, что было бы для него недостовер-но, и будущее, так же как и прошедшее, предстало бы перед его взором»(цит. по [3. С. 154]). Из этого высказывания четко следует, что неопределен-ность и случайность связаны только с нашим незнанием. Далее П. Лапласпишет о том, что «кривая, описанная простою молекулою воздуха или пара,определена так же точно, как и орбиты планет, разницу меж ними делаеттолько наше незнание» [3. С. 154].Одним из достижений науки XX в. явилось доказательство того, что су-ществуют объективная неопределенность и случайность, не зависящая отсубъекта. Таким образом, неопределенность и случайность не всегда являют-ся следствием нашего незнания. Первоисточником объективной неопреде-ленности, заключенной в основах материи, является мир элементарных час-тиц. Принцип неопределенности В. Гейзенберга является фундаментальнымположением квантовой механики, согласно которому для любой частицы на-блюдатель не может одновременно измерить координаты и импульс; то жеотносится и к другим парам так называемых канонически сопряженных ве-личин (энергия и время, момент количества движения и угол). Не используяматематических выражений можно сказать, что если бы какому-то наблюда-телю удалось абсолютно точно установить координаты квантовой частицы,то ее импульс он не смог бы установить; точно так же, если ему удалось точ-но зафиксировать импульс частицы, то он не знал бы, где она находится. От-мечу, что принцип неопределенности связывает не только пространственныекоординаты и импульс - на этом примере он просто проявляется нагляднеевсего; в равной мере неопределенность связывает и другие пары каноническисопряженных характеристик микрочастиц. Главным в соотношении Гейзен-берга является взаимодействие между частицей - объектом измерения и ин-струментом измерения, влияющим на его результаты, при этом принцип не-определенности действует объективно и не зависит от присутствия разумногонаблюдателя, который проводит измерения.Доказательство существования объективной случайности также относит-ся к началу прошлого века, и в этом вопросе мне хотелось бы сослаться наавторитетное мнение М. Смолуховского, который вместе с А. Эйнштейномявляется создателем теории броуновского движения. В своей статье «О поня-тии случайности и происхождении законов вероятностей в физике» он пи-шет о том, что «…настоящая статья ни в коей мере не претендует на полное иокончательное разрешение всего комплекса философских вопросов, связан-ных с понятием вероятности; однако она, может быть, побудит к дальнейшимисследованиям в определенном направлении тем, что в ней на первый планвыдвинута и правильно освещена основная руководящая мысль об объектив-ной стороне понятия вероятности, на которую до сих пор почти не обращаливнимания» [4. С. 330]. Поскольку признание объективной стохастичностипротиворечило мировоззрению детерминизма, М. Смолуховский в своей ста-тье неоднократно обращается к философским аспектам проблемы, отмечаяпри этом, что «философ обращает свое внимание прежде всего на субъектив-ную, психологическую сторону понятия вероятности, анализирует теоретико-познавательное значение ее, исследует, каким образом вероятные высказыва-ния вместе с достоверными и ложными высказываниями входят в системуформальной логики. Но он не касается вопроса о характере объективных яв-лений, лежащих в основе понятия вероятности» [4. С. 331]. Сам же он пока-зывает, что «все теории вероятностей, которые рассматривают случайностькак непознанную частичную причину, должны быть заранее признаны не-удовлетворительными. Физическая вероятность события может зависетьтолько от условий, влияющих на его появление, но не от степени нашего зна-ния» [4. С. 332]. В своей работе М. Смолуховский приводит наглядный при-мер, демонстрирующий наличие объективной случайности в природе. «Длятого чтобы сделать еще более ясными законы физической случайности и по-нятие объективной совершенно независимой от человеческого познания ве-роятности, рассмотрим в заключение еще одно явление, которое может счи-таться наиболее совершенным типом того, что мы назвали „случайным" аименно, радиоактивный распад атома. Как известно, с течением времени ато-мы радия претерпевают превращение, выбрасывая каждый α-частицу и пре-вращаясь в атомы эманации; при этом в атомах радия не наблюдается ни ма-лейшей прогрессивной эволюции по образцу старения организма. Когда про-извольный атом, за которым мы наблюдаем, испытает превращение, - делоабсолютной случайности. На превращение мы не можем повлиять никакимисредствами и не можем его заранее предсказать» [4. С. 346].Таким образом, в начале прошлого века наукой было доказано существо-вание объективной неопределенности и случайности. Б. Расселу принадлежитопределение философии как «ничейной земли» между наукой и теологией,при этом он подчеркивал, что граница между ними постоянно сдвигается, ииз «ничейной», читай философской, проблема может стать научной. Есливоспользоваться метафорой Б. Рассела, то полагаю, что вопрос о существова-нии объективной неопределенности и случайности вышел из философскойпроблематики и перешел «на землю» естествознания, где на него и был данположительный ответ.Внутренняя структура процесса принятия решений в неопределенной си-туации во многом обусловлена тем, с какого рода неопределенностью стал-кивается субъект, принимающий решение. От типа неопределенности зави-сит и метод принятия решения. Объективная неопределенность существует, иэто требуется осознавать при принятии решений, но наряду с ней существуюти другие типы неопределенностей, которые также необходимо учитывать,особенно в процессах управления. Представляется достаточно очевидным,что анализ неопределенности в принятии решений должен быть связан ссубъектом. От него нельзя абстрагироваться хотя бы потому, что решениелюбой проблемы требует формулировки цели и способа действия. Поэтомуситуация неопределенности может быть описана как проблемная в отноше-нии цели, альтернатив, средств, условий, критериев либо их различных ком-бинаций.В задачах принятия решений можно выделить следующие основные типынеопределенностей: объективная неопределенность («неопределенность природы»); неопределенность, вызванная отсутствием достаточной релевантнойинформации (гносеологическая неопределенность); стратегическая неопределенность, вызванная зависимостью от действийдругих лиц (партнеров, противников, организаций и т. п.); неопределенность, порожденная слабоструктурированными пробле-мами; неопределенность, вызванная нечеткостью, расплывчатостью какпроцессов и явлений, так и информацией, их описывающей.Приведенную выше типологию (более подробно см., например, [5]) до-полню только двумя комментариями. Во-первых, говоря о роли информациив принятии решений, сразу отмечу, что проблемные ситуации, связанные снеопределенностью, возникают не только при дефиците информации, но ипри ее избыточности. Недостаток информации мешает понять взаимосвязьмежду элементами проблемной ситуации, получить о ней целостное и адек-ватное представление. Избыток же информации в силу множественностейсвязей между различными элементами проблемной ситуации также усложня-ет процесс ориентации в этих условиях, что с необходимостью требует выде-ления наиболее значимых элементов, определения их удельного веса. Такимобразом, и в том и в другом случае требуется специальная работа по устране-нию неопределенности информации, поскольку для принятия решений тре-буется релевантная информация. Во-вторых, отдельным пунктом выделенастратегическая неопределенность, поскольку она не может быть сведенатолько к отсутствию или дефициту информации о возможных действиях про-тивников или партнеров. Кроме того, она носит объективный характер поотношению к человеку, принимающему решения. Поведение людей опреде-ляется их ценностями, потребностями, мировоззрением, волей, установкамии другими факторами, о некоторых из которых мы в принципе можем ничегоне знать. Необходимо также отметить, что среди гносеологических вопросовфилософии управления центральное место занимают именно проблемы рискаи неопределенности [6].Термин «риск» сегодня используется во многих естественных, техниче-ских и социальных науках. За последние десятилетия объем публикаций попроблемам риска растет с исключительной скоростью. Например, в социаль-ных науках считается, что «поворот к риску» был осуществлен в 90-е гг.прошлого века благодаряупотребляют весьма вольно: так называют неопределенность любого вида,связанную с непредвиденными обстоятельствами неблагоприятного толка;точно так же термин «неопределенность» подразумевает благоприятный ис-ход. «Мы говорим о риске убытков и о неопределенности выигрыша» [7.С. 225]. Главное и принципиальное различие между этими понятиями, со-гласно Ф. Найту, заключается в том, что в одних случаях «риск» означаетнекое количество, доступное измерению, тогда как в других случаях это не-что совсем иного рода [7. С. 30].К сожалению, в философской литературе также бывает трудно найтиприемлемое определение риска. Например, в коллективной монографии«Общество риска и человек: онтологический и ценностные аспекты» данатакая дефиниция: «Риск - это исторически и социально заданная форма про-блематизации будущего, выражающая соответствие между актуальным на-стоящим и неопределенным будущим в сознании личности, социокультур-ный смысл которой определяется внутренней сложностью общества и спо-собностью человека формулировать и решать все более сложные задачи» [8.С. 16]. Там же можно встретить и такое определение: «Риск и опасность -категории, относящиеся к концептуализации возможных понятий в неопре-деленном будущем» [8. С. 25]. В еще одной коллективной монографии, вы-шедшей в Саратове в 2009 г., присутствует такое определение: «Риск - этопотребность в знании будущего». Надеюсь, читатели поймут меня, почему яне привожу ссылку на эту работу. Может быть, кому-то эти дефиниции и по-кажутся весьма «философичными», однако, на мой взгляд, они не дают ника-кого представления о том, что же такое риск.Возможность количественно оценить вероятность реализации возможныхсобытий позволяет принципиально различать ситуации риска и ситуации не-определенности. Рискованная ситуация является разновидностью неопреде-ленной, когда можно оценить вероятность реализации решения с учетомвлияния природной среды, действий партнеров, противников и т.п. В ситуа-ции риска существует количественная оценка последствий принимаемых ре-шений, чего нельзя сделать в ситуации неопределенности, и это являетсяключевым фактором, различающим риск и неопределенность. Для описанияэтой ситуации требуется совокупность понятий: . Риск является следствием решения и всегда связан с субъек-том, который не только осуществляет выбор, но и оценивает вероятностивозможных событий и связанные с ними потери. Риск - интегральный пока-затель, сочетающий в себе оценки как вероятностей реализации решения, таки количественных характеристик его последствий (см. подробнее, например,[9, 10]). Рискуя, субъект выбирает альтернативу, являющуюся результатомпринятого им решения, хотя возможный результат в точности ему не извес-тен. Ключевым здесь является вопрос об измерении риска, поскольку нельзяосуществлять рациональный выбор из возможных линий поведения, покариск не оценен. Подчеркну, что риск является интегральной характеристи-кой, сочетающей в себе оценки как вероятностей реализации решения, так иего последствий. Самым простым способом, позволяющим учитывать каквероятности возможных событий, так и связанные с ними последствия (поте-ри, ущерб, выигрыш), является перемножение вероятности возможного со-бытия на его результат, выраженный в количественных характеристиках. Наязыке теории вероятностей это произведение называется математическиможиданием возможного случайного события. Именно так стали оцениватьриск в азартных играх, когда математическая теория вероятностей толькозарождалась. Необходимо отметить, что и сегодня этот метод является самымраспространенным при оценке рисков в различных отраслях человеческойдеятельности, начиная от экономики и заканчивая оценками природного итехногенного риска.Для оценки риска сначала необходимо «измерить» неопределенность,возникающую в результате принятия решений субъектом, т.е. определить идать количественную характеристику вероятности возможных событий. Внастоящее время теория вероятностей является сформировавшейся научнойдисциплиной и наиболее распространенным является аксиоматическое опре-деление вероятности, предложенное А.Н. Колмогоровым в 20-е гг. прошлогостолетия. В рамках аксиоматического исчисления понятие вероятности неимеет развернутого определения. Оно рассматривается как исходное понятие,поставленное в условия, сформулированные в аксиомах. Дело в том, что вотличие от явного определения всегда тем или иным образом фиксирующегокласс объектов, к которому оно применимо, аксиоматическое определение посвоему существу никогда не фиксирует ни одного класса объектов, к которо-му оно может быть применимо. Поэтому в реальных задачах с риском ис-пользуются различные интерпретации вероятности. Одной из самых распро-страненных является частотная, или статистическая, интерпретация вероятно-сти. Согласно этой интерпретации вероятность, по сути, отождествляется сотносительной частотой массового случайного события при достаточно дли-тельных испытаниях. С этой точки зрения никакое индивидуальное событие необладает частотой и поэтому нет смысла говорить о его вероятности. Поэтомустатистическая вероятность может быть использована в принятии решенийтолько для количественной оценки таких альтернатив, для которых существуетстатистическая информация. Однако во многих реальных ситуациях, когдаприходится принимать решение в условиях риска, человек такой информаци-ей не обладает и поэтому вынужден обращаться к другим интерпретациямвероятности. К настоящему времени создано достаточно много различныхконцепций вероятности, принадлежащих Р. Мизесу, Х. Рейхенбаху,Дж. Кейнсу, Ф. Рамсею, А. Вальду, Б. де Финетти, Р. Карнапу, Л. Сэвиджу иряду других авторов. Так, Дж. Кейнс считал, что вероятность выражает ра-циональную степень уверенности, которая устанавливает логическую связьмежду набором суждений (принимаемых как исходные гипотезы) и некото-рым утверждением (принимаемым за вывод). Для Ф. Рамсея вероятность вы-ражает субъективную степень уверенности, имеющую операционное значе-ние в смысле желательности действовать или избежать риска. Согласно Б. деФинетти, степени уверенности индивидуума, или его субъективные вероят-ностные оценки, должны удовлетворять обычным законам вероятностей. Вперсоналистской интерпретации, разработанной Л. Сэвиджем, вероятностьесть степень уверенности идеального, т.е. рационального лица, которое припринятии решений поступает согласно аксиомам теории вероятностей. Раз-личные интерпретации вероятности не следует, однако, противопоставлятьдруг другу. Более того, в разных рискованных ситуациях целесообразно опи-раться на вероятностные оценки, используя различные подходы, напримеркак объективные, так и субъективные интерпретации. В ряде задач нужноговорить о субъективных оценках объективно существующих статистическихвероятностей. Поэтому использование субъективных оценок вероятностейпри принятии решений представляется методологически правомочным, еслиэто не противоречит аксиомам теории вероятностей.Одна и та же ситуация для одного человека может являться ситуациейриска, а для другого - неопределенности, причем она легко может перейти изодного вида в другой. Поясню этот тезис на элементарном примере. Предпо-ложим, у нас имеются урны двух типов: в урнах первого типа находятся пятьбелых и пять черных шаров, в урнах второго типа - девять черных и одинбелый шар. Если вы достаете из урны белый шар - получаете 100 рублей,достаете черный - платите 100 рублей. Очевидно, в чем заключается рискэтого мероприятия. Пусть все урны находятся в одной комнате, а в другой -два человека. На каждой урне повешена метка, которая показывает, какой этотип урны. Первый человек заходит в комнату, смотрит на метку и узнает ве-роятность вынуть черный шар - ситуация риска. Затем он отрывает метку свыбранной урны и выносит эту урну второму человеку. Тот не знает, каковавероятность достать черный шар, - ситуация неопределенности. Эту про-стейшую ситуацию можно усложнить, например, если первому человеку ска-зать, что метки наклеены как попало, то он окажется в ситуации неопреде-ленности, но если метки наклеены случайным образом и он знает это распре-деление меток, то снова попадает в ситуацию риска.От типа неопределенности зависит и метод принятия решений. Нередкиситуации, когда у человека нет возможности оценить вероятности возмож-ных событий, а решение тем не менее, необходимо принимать. В таких слу-чаях Насим Талеб рекомендует сосредоточиться на последствиях, которыевы можете знать, а не на вероятности события, которую вы можете не знать[11. С. 340]. Замечу, что это самое общее правило принятия решений в усло-виях неопределенности хорошо известно, его называют «принципом макси-мина», оно достаточно давно разработано в теории игр (см., например, клас-сическую монографию [12]). Согласно этому правилу каждое действие оце-нивается по наихудшему состоянию для этого действия, и «оптимальным»является действие, приводящее к наилучшему из наихудших результатов.А как и в каких единицах оценивать последствия будущих событий? Рискчаще всего связывают с возможной неудачей. С другой точки зрения, рискпонимается как деятельность, совершаемая в надежде на успех. Все-таки, чтотребуется оценивать субъекту, принимая решения: возможный выигрыш илипотери? Представляется, что при анализе и оценке рисков корректно гово-рить о возможных потерях. Такой подход позволяет рассматривать неполу-ченный выигрыш как упущенную выгоду или как возможную потерю. Сле-дуя этому подходу, при игре в беспроигрышную лотерею потери - это невы-питое шампанское. Таким образом, требуется количественно оценить воз-можные потери, и, как правило, для этого используются деньги, являющиесямерой стоимости товаров и услуг, играющие роль всеобщего эквивалента,поскольку они выражают в себе стоимость всех других товаров и обменива-ются на любой из них. Но оказывается, что подход, при котором «цена по-терь» исчисляется в деньгах, далеко не совершенен и приводит к противоре-чиям, что подтверждает пословицу «не в деньгах счастье». В 1738 г.Д. Бернулли опубликовал в «Известиях Императорской Санкт-Петербургскойакадемии наук» статью «Изложение новой теории об измерении риска», гдесформулировал свой знаменитый санкт-петербургский парадокс. В этой ра-боте Д. Бернулли показывает, как предположение о том, что риск определя-ется только ценой исхода и его вероятностью, приводит к противоречию ипарадоксу. Он выдвигает тезис о том, что ценность чего-либо должна иметьоснованием не цену, но скорее полезность. Понятие полезности ассоциирует-ся с пользой, желательностью или удовлетворением. Поэтому переменными,подлежащими усреднению, предлагает Д. Бернулли, нужно считать не дейст-вительную денежную стоимость исходов, а внутреннюю стоимость их де-нежных значений. Разумно предположить, писал Бернулли, что внутренняястоимость денег увеличивается с ростом суммы денег, но в уменьшающейсястепени. При этом оценка полезности благ не является простой линейнойфункцией и зависит от человека, находящегося в рискованной ситуации. Та-ким образом, знания цены и вероятности еще не всегда достаточно для опре-деления ценности исхода, поскольку полезность в каждом отдельном случаеможет зависеть от субъекта, делающего оценку. Каждый субъект имеет сис-тему целей, ценностей и оценок, и его поведение в условиях риска определя-ется именно этой системой, а не одинаковыми для всех логико-методо-логическими стандартами, поэтому не существует универсального функцио-нала, интегрирующего оценки вероятностей и последствий.Вместе с тем общие методологические подходы к выработке решений вусловиях риска нужны, поскольку человек в такой ситуации хочет обладатьрациональной основой для принятия благоразумных решений. Повторю, чтобез принятия решения не возникает

Ключевые слова

неопределенность, риск, принятие решений, философия управления, рациональность, ценности, случайность, вероятность, детерминизм, uncertainty, risk, decision-making, philosophy of management, rationality, values, contingency, probability, determinism

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Диев Владимир СерафимовичНовосибирский государственный университетдоктор философских наук, профессор, декан философского факультетаdiev@smile.nsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Талеб Н. Одураченные случайностью. Скрытая роль шанса в бизнесе и жизни. М.: Манн. Иванов и Фербер, 2011.
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1955.
Майстров Л.Е. Развитие понятия вероятности. М.: Наука, 1980.
Смолуховский М. О понятии случайности и о происхождении законов вероятностей в физике // Успехи физических наук. 1927. №7(5). С. 329-349. URL: http:// ufn.ru/ ru/ articles/ 1927/5/d/
Диев В.С. Неопределенность как атрибут и фактор принятия решений // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. Философия. 2010. Т. 8, № 1. С. 3-8.
Диев В.С., Карпович В.Н. Философия менеджмента. Новосибирск: Сибирская академия государственной службы, 1998. 75 с.
Найт Ф.Х. Риск, неопределенность и прибыль / Пер. с англ. М.: Дело, 2003.
Общество риска и человек: онтологический и ценностные аспекты. Саратов: ООО Изд. центр «Наука», 2006.
Диев В.С. Рациональный выбор в условиях риска: модели и парадоксы // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. Философия. 2010. Т. 8, № 2. С. 24-31.
Диев В.С. Риск: оценка и принятие решений // Философия науки. 2010. № 4(47). С. 15- 32.
Талеб Н. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. М.: КоЛибри, 2009.
Льюс Р.Д., Райфа Х. Игры и решения. М., 1961.
 Риск и неопределенность в философии, науке, управлении | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Риск и неопределенность в философии, науке, управлении | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Полнотекстовая версия