Идея безумия и становление субъективности: принципы истолкования | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Идея безумия и становление субъективности: принципы истолкования

Рассматривается идея безумия как иной источник западноевропейской культуры и человека, существующий в языковой реальности. Анализируются практики субъективации, конституируемые отношением к безумию в культуре: упорядоченная, вертикально структурированная психоаналитическая субъективность и недифференцированная шизофреническая субъективность.

The concept of desperation and formation of subjectivity: principlesof construction.pdf …взрослея, люди… слишком глубокии уже не способны ничего понимать.Ж. Делез. Логика смыслаИдея безумия стала играть важную роль в современном искусстве и фи-лософии: тема безумия становится опознавательным знаком модернистскихисканий разгадки тайны сущности культуры и человека и переходит в на-следство постнеклассическим идиомам современности. Если, вслед за М. Фу-ко, проследить топос безумия в культуре, высвечивается отношение западно-европейской культуры к феномену безумия: оно было отброшено на рубежисамой культуры, существовало в разрывах, лишалось права слова. Возмож-ность истории западноевропейской культуры покоится на выборе между ра-зумом и безумием. Поэтому безумие в западноевропейской культуре - ис-ключенный язык, который существует вопреки языковому кодексу [1].С XVII по XIX в. существовали следующие тактики исключения безумия:сначала оно маркировалось как ложь, заблуждение, которое преграждалопуть к истине (разуму), поэтому его необходимо было изолировать -исключить из разумно устроенного пространства (общества), в дальнейшемего объявили дисфункцией самого разума и бессмыслицей, поместив в ней-тральное пространство лечебниц. В этих тактиках просматривается общее:западноевропейская культура лишала безумие возможности говорить. Лишь вконце XIX столетия безумие «заговорило» устами В. Ван Гога, Ф. Ницше,А. Арто. Настоящее измерение системы безумия Фуко приписывает З. Фрей-ду: «Безумие возникло теперь как обволакивающее себя слово, говорящее -сверх того, что оно говорит, - что-то другое: то, единственным кодом чегоможет быть только оно само - вот он, если угодно, эзотерический язык, и ос-нова его содержится внутри слова, которое, в конечном итоге, не говорит ни-чего другого, кроме этой взаимоподразумеваемости» [1. С. 209].Фрейд вернул безумие к его истоку - пустоте, где существуют всевоз-можные смыслы. «Гениальное бессознательное» изначально в каждом чело-веке. Но безумие не отсылает нас к повседневности; это эзотерический язык,который замкнут на себя и существует только в своей речи. Речь в данномслучае является потоком слов из глубин бессознательного, где мысли, ощу-щения, внезапные ассоциации перебивают друг друга и причудливым обра-зом переплетаются. Фрейд определяет для себя цель - связать поток речи сповседневной социальной реальностью, легитимировать безумие. Этот мотивстал определяющим для своеобразной практики субъективации - психоана-литической. Продолжением и развитием данной практики субъективации яв-ляется шизофреническая. Данные практики субъективации получили своеназвание от методов, которые дают исследователю возможность «зафиксиро-вать», вторично воспроизвести эти практики - психоанализ и шизоанализ.Фрейдистская субъективация формировалась на стыке классической и не-классической традиции философствования, делезовская, используя материалфрейдистской субъективации, уже оформляется в рамках постнеклассическойтрадиции философствования.Важно различать предмет исследования - в нашем случае стратегии субъ-ективации - поле субъективации и методологию исследования поля субъек-тивации. Поле субъективации в классическом психоанализе - бессознатель-ное, саму практику субъективации мы обозначим термином «психоаналити-ческая». Поле субъективации в делезовской концепции - бессознательное(«дикий опыт»), стратегия - «шизофреническая». Но важный момент: вы-строить - что в нашем случае равнозначно термину «зафиксировать» - стра-тегию субъективации возможно только через методологию исследования по-ля становления субъективации. Это значит, что способ изучения поля субъек-тивации непосредственно формирует и саму стратегию субъективации. Ме-тодология исследования поля - язык как пространство существования в дан-ном случае безумия. Субъективации нет, пока не пройден путь исследова-ния. Поэтому можно услышать возражения, что шизофреническая субъекти-вация не решает проблему утраты субъективности, которая в ней так же, каки в психоаналитической субъективации, выстраивается из «вне», исследова-телем. И создается впечатление, что если фрейдистская концепция выстраи-вает субъект усилиями психоаналитика (интерпретация), то и делезовскаяконцепция не привносит ничего нового в развитие проблемы и развертывает-ся в данной традиции субъекта. Но это только на первый взгляд. В психоана-лизе работа психоаналитика сводится к роли Alter ego, функции его заклю-чаются во «вписании» субъекта в стратегию субъективации усилиями анали-тика. Клиент предоставляет поле субъективации, вся работа по формирова-нию субъективности проделывается аналитиком и заключается в «наложе-нии» психоаналитической структуры на конкретный материал: психоанали-тик как внешняя сила «штампует» субъектов по схеме психоаналитическойсубъективации, варьируя в пространстве личной истории и переставляя зна-чимые для концептуального пространства фигуры, как на шахматной доске.В шизофренической же субъективации процесс формирования субъективно-сти отдан в руки самого человека, и истоком ее является желание. Человекжелающий в концепции Делеза, можно сказать, «сращивает» в себе позицииисследователя и индивида, проходящего процесс субъективации.И еще: психоаналитическая субъективация - это процесс формированиясубъекта, который может длиться всю жизнь (вследствие обширности полясубъективации, сопротивления, которое оказывает индивид сознательно илинеосознанно, и еще ряда факторов, относящихся как к особенностям фрейди-стской концепции, так и к ее распространению в культуре), но это «единич-ное становление», т.е. субъект как результат данной субъективации статичен,невариативен (у него одна история, одни и те же фигуры играют в простран-стве его субъективации). Шизофреническая субъективация представляет со-бой беспредельное становление или «чистое становление» - процесс оспари-вания личной самотождественности, потеря собственного имени, но возмож-ность вариативности, проживания разных жизней.Психоаналитическая методология развивалась, исходя из стремлениясформировать психоанализ в качестве науки. Поэтому психоаналитическаясубъективация построена по «научному принципу». Данное своеобразие не-возможно зафиксировать вне контекста исторических условий возникновенияпсихоанализа. Фрейд открывает бессознательное как глубинный источникчеловеческой сущности. Но выясняется, что бессознательное - слишком бес-предельная область, в которой неизвестно, как работать. Интеллектуальнаяатмосфера второй половины XIX в. была пропитана «антиметафизическойустановкой»1. Психические заболевания находились в ведомстве медицины.Именно поэтому Фрейд пытался разработать научный подход к хаосу бессоз-нательного. Всякая наука подходит к хаосу таким образом, что «отказываетсяот бесконечности, от бесконечной скорости, чтобы добиться референции,способной актуализировать виртуальное» [3. С. 136]. Следуя требованиямвремени, Фрейд разрабатывает психоанализ как своеобразную попытку со-вмещения клинической медицины как «опытной» науки и философского уче-ния о сознании. Но главное требование позитивистской науки заключается вотказе от дуализма «душа - тело». Понятие сознания трактуется не как обо-значение особой субстанции, а как свойство материального субстрата. Фрейдакцентирует внимание на зависимости социальных явлений от биологиче-ских, что выражаетсялось «слушать» бессознательное и управлять им в целях формирования цело-стной личности. О-пределение области бессознательного через сведение ксексуальности гарантировало постоянство знания и наличие собственного Я.Структура Я является центрирующей для субъективности и поддерживаетпостоянную связь всех слоев личности, выстраивая однонаправленную ли-нию от истока - бессознательного - к концептуально выстроенному со-знанию.Словарь этого языка достаточно обширен, но предоставляет возможностьтолько линейного структурирования субъективации (в отличие от ризомного,недифференцированного структурирования шизоидной субъективации).Фрейдистская концепция выстраивается вертикально - от «вершины» к «ис-току», в «глубину» - в виде трехчастной структуры. «Сверх-Я», социальнаяреальность, язык (в структуралистском толковании) - структура, которая за-дает все смыслы и ориентиры субъективации.Методология психоанализа полностью базируется на языковой реально-сти бессознательного: метод свободных ассоциаций (поток речи) рассматри-вается как способ бытия бессознательного. Для фиксации бессознательногочерез язык Фрейд использует теории репрезентации. Все слова должны иметьреференты - реальные предметы и явления, имеющие место во внеязыковойдействительности. Задача психоаналитика - найти референты для слов, из-влеченных из бессознательного, этот процесс считается эффективным психо-анализом и рассматривается нами как практика субъективации. Определиввсе беспокоящие мысли клиента, найдя их референты, психоаналитик реор-ганизует структуру личности и выстраивает линейно существующего субъек-та. Свою основную задачу психоаналитик осуществляет с помощью методаинтерпретации. Интерпретации в психоанализе - это перевод важной значи-мой информации о человеке с бессознательного уровня на сознательный:осуществляется перевод потока речи на термины языка, где все значенияфиксированы и читаемы друг через друга. Таким образом, происходит (на-сколько это возможно) упорядочивание личности через проникновение языкав сферу животного в человеке.Изначально фрейдистская концепция имела гораздо больший потенциалсубъективности, но дань господствовавшей в культуре позитивистской модесузила ее возможности. Фрейд открывает иное - неразумное, безумное - на-чало в человеке как его источник и потенциал для становления, беспредель-ную сферу, открывающую бесконечную вариацию возможностей субъекти-вации, но «сворачивает», загоняет эту беспредельность в рамки уже извест-ного мира, уже существующих явлений - легитимного языка. Предмет пси-хоанализа относится к неклассической традиции, но методология исследова-ния - сугубо классическая1. Фрейд подходит к безумию характерным для но-воевропейской культуры образом: открыв хаотичное состояние в человекекак его изначальность, он не дает ему осуществляться, а пытается привестиего к уже известной и легитимной форме. Психоаналитическая субъектив-ность выглядит точно так же, как и классическая (например, декартовская),1 Мы соотносим методологию Фрейда со структурализмом, рассматривая последний как про-грамму реабилитации классической рациональности.но с одним уточнением: в XVII-XVIII вв. требование выстраивать в человекелинейную субъективность рассматривалось как закон, уклонение от выпол-нения которого регулировалось нормативно-правовыми актами, в XIX-XX вв. нелинейность, недифференцированность субъективности рассматри-вались как дисфункция вследствие неудачной социализации. Для Фрейда бе-зумие, как и для его предшественников-классиков, - непокоренная бездна,грозящая разрушить установленный порядок. И Фрейд по-прежнему ведетборьбу за человека: невозможно отпустить человека блуждать в пространствоприроды, инстинктов, потерять его для культуры. Таким образом, психоана-лиз - это своеобразная тактика «обуздания» безумия, а психоаналитическаясубъективация - победа в битве между разумом и безумием за человека. Бе-зумие как гул оснований выходит на театральные подмостки общества толькопосле прохождения процедуры легитимации в кабинете психоаналитика и в«костюме» психоаналитической субъективности: ему разрешено «явить» своелицо в кабинете психоаналитика, далее получить печать «одобрено», пройдяпроцесс облагораживания путем придания абсурдным высказываниям ос-мысленности через поиски референтов и значений словам (не менее года, оттрех до шести сеансов в неделю), и подписать договор о соблюдении сцена-ристской и режиссерской версии своей роли.Психоаналитическая субъективация - это искусство глубины и высоты;трудоемкая работа, требующая взаимной ответственности психоаналитика ичеловека. Психоаналитик выступает здесь в роли рыбака, забрасывающегоневод в глубины бессознательного. Все, что попадет в сеть, обретет свое ме-сто: это и есть эффективная работа аналитика. Как можно большая толщабессознательного должна быть просканирована и упорядочена. Сам языкздесь выступает и в качестве социальной реальности, и в качестве методаупорядочивания бессознательного. Согласно представлениям Фрейда, языккак структура (в соссюровском значении) является единственным вариантомлегитимации безумия - спонтанной речи, неконтролируемых ассоциаций,инстинктов и желаний, вырывающихся из глубин бессознательного, что иосуществляется в психоаналитической субъективации. Человека нельзя оста-вить неорганизованным, беспорядочным, инстинктивно существующим «жи-вотным»: стремление к легитимированному культурой идеалу инвестируетбольшинство практик субъективации. Психоаналитическая субъективация неисключение: она развивается в лучших традициях просветительской литера-туры1. При этом и человек понимается прогрессистски: с течением историиего внутренний мир становился все богаче, глубина в человеке заиграла все-ми красками. Чем человек глубже, тем он достойнее, тем больше у него шан-сов стать высокоморальной личностью. Поэтому, например, у Юнга бессоз-нательное начинает отождествляться с историй человечества. Но сценой, накоторой разыгрывается вся трагедия человечества, по-прежнему может бытьтолько семейный театр с центральными фигурами-учредителями - Отцом,Матерью. Человек здесь существо изначально трагичное: из мрака бессозна-тельного, животной природы и умопомешательства он должен возвыситься1 Литература в данном случае понимается достаточно широко: это и романы воспитательногохарактера, и философско-этические трактаты.до личности. И обоснование этот крестовый поход (с освящения и под руко-водством психоаналитиков) в эпоху утраты религиозных авторитетов и гума-низма получает следующее: «Мы не должны возвышать себя до такой степе-ни, чтобы не обращать никакого внимания на животное начало нашей приро-ды, и мы не должны забывать, что счастье каждого отдельного индивидууматакже должно входить в цели нашей культуры» [4. С. 381].В делезовской концепции понятие глубины девальвируется. Мотив дан-ной практики субъективации - дать случиться безумию. Достигается даннаясубъективность в процессе утраты личной самотождественности. Методоло-гически Делез вводит понятие «чистого становления» через язык событий.Глубина человеческой личности задается тождеством Я, Бога и мира, котороенеобходимо разрушить. Безумие есть «бракосочетание между языком и бес-сознательным» [5. С. 11], возникающее при личной неопределенности. Еслипсихоаналитическая субъективация является выстраиванием целостного ми-ра, источник которого «подземное царство» бессознательного, то шизофре-ническая субъективация строится по принципу инверсии, в которой различиевнутреннего и внешнего исчезает, и вместо строгой, вертикально заданнойструктуры личности мы получаем «поверхностные эффекты» - события.Личная неопределенность - момент, в который «рождается», выходит наповерхность бессознательное. Субъективация формируется на стыке Внеш-него и Внутреннего и является набором событий, которых может быть беско-нечное множество. События бестелесны, нематериальны, не являются кон-кретным положением вещей и существуют только в языке в виде глаголов (несуществительных и прилагательных, которые всегда задают определенность).Методология делезовской субъективации так же, как и фрейдистской, вы-страивается на истолковании пары «язык - речь». В отличие от Фрейда, ко-торый, как мы показали выше, использует соссюровскую концепцию языка свключениями теории репрезентации, Делез опирается на постструктуралист-ское понимание языка: в процессе конкретного использования языка создает-ся, воспроизводится и изменяется его структура. Конкретные речевые актыподвергают язык испытаниям, он теряет свою стерильность и бесконечность.Так в порядке речи человек выстраивает свою личную историю, обретаетидентичность: «…здесь Я первично по отношению к понятиям - а значит, ипо отношению к миру и Богу» [5. С. 30]. Все «действия» в шизофреническойсубъективации переносятся в плоскость языка. Делез не исследует «челове-ческую реальность», социальные роли, идентификацию человека. Его инте-ресует то, что происходит в порядке языка. Речь, подчиненная разуму (Я, за-данное инстанцией Cogito), управляется принципом тождества, с помощьюкоторого все «обнаруживается» в качестве того же самого, «фиксируется» впространстве, «закрепляется» за определенной территорией или, по-другому,идентифицируется. Безумцем не управляет никакой высший принцип, этосубъект-кочевник, осваивающий всю предоставленную ему территорию-поверхность по хаотическим траекториям, постоянно утрачивающий личнуюидентичность.Психоаналитическая концепция имеет дело с фигурами и объектами, ко-торые сохранены в памяти. Субъективность является пространством, способ-ным их возобновлять, сохранять, признавать, удостоверять. Шизоанализ рас-сматривает смещения карт субъективности. Шизофреническая практикасубъективации - это маршруты и эффекты становления. В психоанализе бес-сознательное монументализировано. В шизоанализе бессознательное - этомобилизация. Структура психоаналитической субъективации - пирамидаль-ная конструкция с центральным залом в самом низу пирамиды. Бессозна-тельное здесь развивается путем метаморфоз, превращений разного опыта водин и тот же. Шизофреническая субъективация - более динамичная модельбессознательного, развивающаяся по всемирно-историческим траекториям.Это дрейфующие континенты, мигрирующие народы - все то, чем бессозна-тельное картографирует вселенную в целом [6. С. 89-91].

Ключевые слова

безумие, субъективность, психоаналитическая субъективация, шизофреническая субъективация, desperation, subjectivity, psychoanalytic subjectivization, schizophrenic subjectivization

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кузьмина Елена НиколаевнаСибирский федеральный университет (г. Красноярск)старший преподаватель кафедры философии Гуманитарного институтаkuzzen@bk.ru
Всего: 1

Ссылки

Фуко М. Безумие, отсутствие творения // Фигуры Танатоса: Искусство умирания: Сборник статей. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998.
Фрейд З. Очерк истории психоанализа. Одесса, 1919.
Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? М.: Академический проект, 2009.
Фрейд З. О психоанализе // Фрейд З. Психология бессознательного: Сборник произведений. М.: Просвещение, 1989.
Делез Ж. Логика смысла. М.: Изд. центр «Академия», 1995.
Делез Ж. Критика и клиника. СПб.: Machina, 2002.
 Идея безумия и становление субъективности: принципы истолкования | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Идея безумия и становление субъективности: принципы истолкования | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Полнотекстовая версия