К вопросу об анализе местных сообществ с точки зрения теории систем и топологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

К вопросу об анализе местных сообществ с точки зрения теории систем и топологии

Целью данной статьи является определение возможностей применения инструментария системного анализа и топологической рефлексии для исследования местных сообществ как социально-бытийствующих субъектов; выделение аргументов использования оперативных, ретивных и топологических моделей социальных систем для построения локальных социальных конструкций.

To a question on the analysis of local communities from the point of viewof the theory of systems and topology.pdf Новые реалии развития российского социума требуют иных подходов куправлению социально-экономическим развитием городов, районов, поселе-ний, которые должны опираться на специфику местных условий и местныйпотенциал. Становится особенно важным развитие таких социальных образо-ваний, как местные сообщества. По словам А.С. Ахиезера, в России на про-тяжении многих лет «не развивалось в должных масштабах умение формиро-вать общество, способное эффективно разрешать свои проблемы» [1. С. 31].Местное сообщество - это организованное, обретшее социальную струк-туру население. Такое сообщество возникает, когда люди организуются, свя-зываются друг с другом, чтобы совместно решать те или иные проблемы сво-ей жизни. «Формирование структуры местного сообщества и социальныхотношений происходит на основе общественной самоорганизации и институ-ционализации различных инициатив местного сообщества» [2. С. 12]. Однакоструктурирование самого населения, организация его, создание благоприят-ных условий для возникновения местных эффективных действующих мест-ных сообществ пока очень робко объявляются стратегической задачей, нет ифундаментальных исследований на эту тему. Местное сообщество (историче-ская, культурная, соседская общность людей) - это не просто люди, прожи-вающие на одной территории в пределах определенных границ и обладаю-щие соответствующими социальными институтами, но и субъект активности,в том числе управленческой, способный на основе совместных ценностей(сопричастности к малой родине, совместного воспитания подрастающегопоколения и т.д.) и ответственности вести местное хозяйство, повышать ка-чество услуг, осуществлять благоустройство территории в соответствии сосвоими интересами, постоянно улучшая качество жизни. Именно здесь воз-никает фундамент любой гражданской самоорганизации. Управляющее воз-действие в такой социальной системе, как местное сообщество, будет эффек-тивным в той мере, в какой оно соответствует внутренним тенденциям ее са-моразвития. Сообщество выступает совокупным социально-бытийствующимсубъектом общественного действия, что подразумевает не столько целост-ность и единство, сколько совокупность объединений самого различногомасштаба и уровня, и воплощение широкого разнообразия взглядов, позиций,ценностных установок. Взаимодействие функционирующих в таком сообщест-ве субъектов становится соединительной тканью, пространством, его топологи-ческим полем.Формирование местных сообществ, во-первых, предполагает все более иболее дифференцированное деление на слои, профессии, этнические группы,организации территориальные, по интересам, формальные и неформальные,политические и др. Во-вторых, оно требует наличия или создания коллектив-ных представлений, которые смогли бы послужить цементирующим субстра-том, создающим или усиливающим отношения. И, в-третьих, оно нуждаетсяв создании систем эталонных взаимоотношений между членами местногосообщества, которые позволили бы как сформировать само сообщество, так иобеспечить его стабильное развитие с учетом культурной, экономической иэтнической и пространственной специфики.Для эффективной организации и управления такими социальными систе-мами, как местные сообщества, необходимы иные формы их анализа. Намвидится перспективным привлечение топологии к их исследованию, что пре-дусматривает учет их пространственных характеристик. Топология - этоучение о месте. При этом рассматриваются все пространственно обозначен-ные понятия местных сообществ, даже такие, как атмосфера, настроение, си-туация и др. Понятие топологии, или топологическая рефлексия пространст-ва, как бы возвышается над относительным пространством и ведет к иному,более всеобъемлющему пониманию пространства, места. Место оборачива-ется социальным полем и не только соединяет людей, но и проникает в них.Философская топология - это теория конкретного места, конкретная ло-гика местного сообщества, объясняющая, как индивиды могут взаимодейст-вовать в сообществе, рассматривающая различные виды взаимодействия, по-средничества и выделяющая среди них взаимодействия, обусловленныеименно самим местом. Чтобы выстроить топологическую систему построе-ния местных сообществ, необходимо разработать систему их сравнения, со-отнесения друг с другом, соизмерения их уникальности, чего не дает ни одиндругой универсум меры. Мы также пришли к выводу, что для выявлениявозможностей многомерной реализации философского дискурса о местныхсообществах необходимо прежде всего обратиться к системной методологии.Для анализа местных сообществ не применима методология, имеющая внеш-ний по отношению к объекту характер, предполагающая предзаданность иединственность поставленной цели. Обратившись для описания местных со-обществ к теории систем, нам пришлось рассмотреть разные системные дис-курсы, чтобы найти единство во множестве толкований системно-теоретических исследований в их применении к анализу местных сообществ,как социальных систем.Нами проанализированы три системно-теоретических направления: ин-тервенционно-техническая теория систем; теория самоорганизации и струк-турная теория систем. Они друг друга дополняют и могут быть применимыдля нашего исследования. Интервенционно-техническая теория систем опре-деляет возможности целенаправленного вмешательства в систему, возможно-сти управления ею, выводом определенных логических констант при такомвмешательстве.Теория самоорганизации помогает направить свой взгляд на внутренниепроцессы в системе, описать, как из микроскопического наблюдаемого про-цесса образуется макроскопический порядок, как возникает сама система какорганичное единство. Знаковым для теории самоорганизации является разли-чение макро- и микросистемных полей и их взаимовлияние.Третья категория системно-теоретических описаний - структурная теориясистем - рассматривает вопросы построения системы, дает понятие самойсистемы, какие факторы ее характеризуют, из чего система состоит и воз-можно ли её перестроить или на ее месте создать новую, и определяет, какоготипа является порядок или непорядок в ней. Структурная теория систем де-лит системы на два разных типа: оперативную и ретивную (lat.: Rete - сеть)системы. Мы попытаемся показать, насколько эффективно применение той идругой при анализе социальных систем местных сообществ.Оперативные модели социальной системыДля оперативных моделей социальных систем важно понимание термина«операция». Оперативная социальная система - это коммуникационная сис-тема. Коммуникации в ней являются искомыми операциями, они все являют-ся однотипными, образуя через эту однотипность и самореферируемостьединство оперативной социальной модели системы. Многие авторы считают,что из самореференции следует автопоэзис и оперативную социальную сис-тему можно представить как машину коммуникаций, или коммуникацион-ную машину. Коммуникационная машина заботится о том, чтобы каждаякоммуникация присоединилась к предыдущей и чтобы возникала непреры-ваемая цепь коммуникаций.При исследовании местных сообществ с помощью оперативных моделейсоциальных систем очень важно определить место человека в них. Человеккак психическая система относится к окружению социальной системы. Таккак оперативный дискурс исходит из одинаковых типов операций, коммуни -кации не могут находиться вместе с операциями в одной и той же системе.Значит, должны существовать две операциональные закрытые системы, ко-торые взаимно ограничены. Индивиды образуют окружение, мир социальнойсистемы, но не являются ее элементами. Это называется, по Питеру Фуксу,«исключением», «экстернализацией» человека из социальной системы. «Че-ловек как психическая система является для социальной системы производи-телем шума, источником шума и чужеродным телом» [3. С. 9]. Однако какмир социальной системы психические системы питают социальные системыэнергией, без которой социальная система не может работать. Исключениечеловека из социальной системы помогает разделить социальное и психиче-ское и выявить их специфический характер. Оперативная модель социальнойсистемы полностью свободна от любых психических факторов. Феномены,связанные с оперативной моделью социальной системы, являются при этомчисто социальными феноменами. Так как психическая система принадлежитк окружению социальной системы, она не может коммуницировать. «Человекне может коммуницировать, коммуницировать может только коммуникация»[4. С. 31]. Несмотря на то, что оперативные модели социальных систем рас-сматривают человека как окружающий мир системы, психические и социаль-ные системы из-за отношений окружения не могут быть не связанными меж-ду собой. Н. Луманн использует персональное, фамильное включение чело-века в социальную систему в метафорическом смысле. «Понятие включенияиспользуется Н. Луманном как внутреннее проникновение и не означаетвключение индивидуума в социальное, а означает, что он ставит в распоря-жение собственную комплексность для строительства социальной системы»[5. С. 643-644]. Как раз на примере местных сообществ реально показать,какими тесными фактически являются отношения между психическими исоциальными системами. В местных сообществах коммуницируют персони-фицированно, именно в них заметно участие каждой персоны, и важностьпсихических систем индивидов здесь реально видна.Ограниченность применения оперативной социальной моделипри анализе местных сообществМы пришли к выводу, что теория социальных систем местных сообществне может быть ограничиваема коммуникативной теорией. По мнению Г. Ту-рела, в оперативной социальной модели характер социального имеют толькокоммуникации, «другие формы общественного участия маргинализированы»[6. С. 211-212]. Постоянное фокусирование внимания только на коммуника-циях и на оперативной связи заужает видение местного сообщества как мо-дели социальной системы. Коммуникации оперативной системы - это состо-явшиеся присоединения, связи. Оперативная система характеризуется тем,что операции цепляются одна за одну, образуя цепь. Фокусировка на пробле-ме оперативного присоединения подталкивает свести более сложные процес-сы к более простым. При применении модели оперативной социальной сис-темы мы вынуждены направлять свое полное внимание в область коммуни-кации «лицо-в-лицо», как аргумент на аргумент, ответ на вопрос, рассказ Ekнатребование и тчают идеальной картине оперативной коммуникации, которая самостоятель-но совершается и сама заботится о присоединении. Эту идеальную картинуоперативной коммуникации можно усмотреть только при процессах массо-вой коммуникации. При моделировании интерактивных коммуникационныхпроцессов в местных сообществах важны содержание, направление и формакоммуникации, нежели простая констатация факта состоявшейся коммуни-кации без привязки к месту или направлению. Оперативная теория социаль-ных систем игнорирует субъекта как действующего агента. Поэтому оченьсложно оперировать теорией при анализе местных сообществ, в которой че-ловек выносится «за скобки». Все оперативные системы располагают в оди-наковой степени автономией, самореференцией, автопоэзисом и одинаковымтипом операций. Таким образом, можно сказать, что архитектоника опера-тивных систем не располагает большой вариативностью. И мы вынужденыбезвариантность модели социальной системы накладывать на социальнуюдействительность и нивелировать возникающие социокультурные различия вместных сообществах искусственно, отсекая все, что не попадает в модель, иэто дает большие погрешности в её построении. Местные сообщества требу-ют более гибкого, вариативного подхода при их анализе.Ретивные модели социальной системыСуществует иная модель социальной системы, отличающаяся от опера-тивной, - это ретивная модель. Ретивные системные модели - это сетевыемодели систем, которые по виду напоминают образ сети и противостоят опе-ративным системам, которые ориентируются на образ цепи. Г. Шипек о сете-вой, ретивной модели социальной системы говорит как о различных «психо-социальных образованиях, которые содержат диверсивные контакты друг сдругом, например многосторонние обмены между клиентами, обмены позна-ниями, координация их деятельности» [7. С. 240]. Сетевые системы оченьвариабельны, они могут меняться, не изменяя своего сетевого образа, онипространственны, т.е. представляемы и изображаемы в пространстве. С сетя-ми мы сталкиваемся во многих местах: паутина, силки, сеть улиц, рельсов,телефонные сети и самолетные трассы, электросети и информационно-технические сети, Интернет. Образ ретивной системы можно сравнить соскульптурой, которая находится в пространстве и визуально представляема.Ретивная модель социальной системы - это сеть взаимодействующих инди-видов. Сетевая социальная система подчеркивает, что и из отношений, и изиндивидов возникает измеряемое понятие сообщества. Ретивная социальнаясистема описывается как сеть, как, например, интеракции между коопери-рующимися организациями, как больницы, фирмы, школы и т.д. Вместе ра-ботающие организации образуют узловые пункты сети, а интеракции междуорганизациями образуют соединения этих узловых пунктов. В малом мас-штабе как сетевая структура может быть описана и группа самопомощи ин-валидов, рабочая группа строителей, спорт-клуб и др., где узловыми пункта-ми могут быть обозначены индивиды, а соединения между ними как инте-ракции. Таким же примером является и местное сообщество [8. С. 115]. Втаких социальных системах, как местные сообщества, главной точкой инте-рактивной сети рассматриваются часто общающиеся индивиды. Ретивнаясистема может быть определена в первом приближении как сеть общающих-ся между собой индивидов. Местные сообщества понимаются как сеть взаи-моконтактов, которую создает каждый отдельный индивид в своем собствен-ном конструкционистском достижении. Социально-системные конструктыкаждого отдельного индивида не идентичны, однако сравнимы и где-то в об-щем смысле похожи. Ретивные социальные системные модели исходят изтого, что социальные системы состоят из индивидов, события в социальныхсистемах вытекают из действий, реальных конструктов и чувств. Индивиды винтерактивной сети переплетены, их когнитивные процессы завязаны навзаимосвязь образующихся интеракций. Именно такие сети образуют обра-зоподобное единство модели социальной системы местного сообщества.При использовании в анализе местных сообществ ретивной модели соци-альной системы нам также важно определить и увидеть место человека в ней.Так как ретивная социальная модель в первом приближении определяется каксеть взаимодействующих индивидов, то, естественно, человек получаетвнутри этой социальной модели определенную позицию. Возникает вопрос,насколько фактически можно вести речь о включении человека в социальнуюсистему и какие формы включения вообще возможны? Теория ретивных со-циальных систем оперирует понятием «индивид» без его психологическогоили биологического измерения. Люди становятся компонентами социальнойсистемы постольку, поскольку они развивают конструкты действительностии образа действий, которыми они и характеризуют систему. Человек в мест-ном сообществе может образовывать множественные социально-системно-специфические конструкты и несложно представить его членство в них.Именно в индивиде проявляются социальные системы, компонентом которыхон является, так как он располагает конструктами действительности и про-граммами деятельности, которые характерныделенное противоречие. И самый серьезный аргумент против ретивной моде-ли социальных систем - из предпосылок ретивного дискурса не может бытьразвита ясно объясняемая и реально употребляемая общественная теория.Если такую теорию пробуют развить, то результатом, по Н. Луманну, полу-чается «октоподестическая» общественная теория. В этой теории «обществодолжно являться, как великий октопус, как единство не только 8, но и 5 или 6миллиардов релативно независимых, однако в любом случае одновременновзаимодействующих органов, которые обходятся минимумом мозга и не мо-гут достичь темпа координационных процессов, что было бы необходимым,чтобы поставить под контроль огромные площади окружающего мира» [9.С. 480].Очень важно выяснить, насколько ретивные модели в состоянии темати-зировать социокультурные различия внутри системной модели местных со-обществ. При использовании ретивных социальных моделей в исследованииместных сообществ выявляются различия в их преимущественной ориента-ции на взаимоотношения или индивидуальное поведение. При шкалированиисоциокультурных различий в местных сообществах часто получается, что этиразличия легко переходят в свою противоположность. Чем точнее шкала по-казывает социокультурные различия, тем сильнее определяются эти различиякак непримиримые между местными сообществами: высокая автономия /умеренная автономия, сильные пересечения / cлабые пересечения, сильнаяориентация на взаимоотношения / слабая ориентация на взаимоотношения,сильная индивидуальная ориентация / слабая индивидуальная ориентация.Шкалирование различий переходит в свою противоположность потому, чтошкала стремится выбрать такие критерии, чтобы различия подчеркнуть чет-че. И в этом-то состоит опасность противопоставления одного местного со-общества другому. Когда используется шкала, на которой нанесены «сла-бый», «сильный», возникает опасность описывать социокультурные различияместных сообществ языкомдели, в которой показываются преимущества и недостатки, нельзя считать,что одна или другая модель является более осмысленной или более употреб-ляемой. Ценным является то, что мы можем оперировать и топоцентриче-ской, и полицентрической моделями ретивных систем.Чтобы показать различия между полицентрической и топоцентрическойсетями, надо проанализировать соединение между двумя пунктами сети, т.е.двумя субъектами. Первый образец взаимодействия между Я и Ты видитсякак линейное отношение между двумя пунктами. Сеть, которая соответствуетпрямому соединению одного пункта с другим, обозначена нами как полицен-трическая. Однако невозможно исходить в моделировании социальных от-ношений из сетевой модели, которая моделируется в виде отношений междуЯ и Ты только прямыми линиями. Каким образом можно изобразить соеди-нение между сетевыми пунктами иначе, чем прямое линейное соединение?Если коммуникацию изобразить пространственно, получаем соединение ме-жду двумя пунктами как путь через место, через сообщество. С помощьютопологических соотношений можно показать иное соотношение между Я иТы. Рядом со структурой прямого соединения узловых пунктов может суще-ствовать топологическое соединение, которое проходит как пространствен-ный обход через общее место, которое можно понимать как место сообщест-ва. Представление о том, что возможно эффективное соединение двух сущ-ностей через пересекающийся третий пункт и что прямой путь не всегда са-мый эффективный пункт, в социальных науках не ново. К. Левин при изуче-нии топологического пространства в математике говорит о ходологическомпространстве, которое отличается от евклидового пространства существенно,и на место кратчайшего соединения между двумя сущностями приходитиной, отличный путь. «В каком направлении будет пролегать этот отличныйпуть, не регулируется правилами евклидовой геометрии, а зависит от ситуа-ции момента и состояния соответствующей персоны» [10. С. 286]. Это озна-чает, что иногда иной путь, воспринимаемый сторонним наблюдателем наоснове евклидовой геометрии как обходной путь, может быть для соответст-вующей персоны в ситуации конкретного момента самым успешным. Дейст-вительные жизненно измерямые расстояния могут также иметь эти обходныепути. Конкретная близость или дальность не всегда может измеряться гео-метрическим масштабом. Соединения между узловыми пунктами топоцен-трической сети обозначаются линиями, распростертыми в пространстве, ко-торые сходятся в одном месте. Ничего, кроме места соединения, не находитсямежду узловыми пунктами, что собственно не удивительно, так как это чертылюбой сети, в которой всегда есть «дыры». Однако в экстраполяции на мест-ные сообщества пространство между человеком и человеком не может бытьпустым, оно всегда наполнено, как ни странно это звучит. Концепт заполнен-ного пространства состоит в социальном общем поле. И если мы представля-ем линии зонтика, выходящие из одного центра, то между ними простираетсясвоеобразное пространство поля. Взаимоотношения между узлами такой мо-дели можно назвать полевыми соединениями, топологическими соединения-ми или топологическими отношениями, что непосредственно подразумеваетсоединения через место или через поле. Топологическое соединение имеетместную или полевую привязку. В топологической системе взаимоотношенияконкретные, особые, которые сами, как сеть, охватывают индивида, а не от-ношения от пункта к пункту, как в полицентрической сети между индивида-ми. Тут можно вести речь о распространяемых полях, ситуативных поляхмежду индивидами. То есть индивиды находятся в месте, в определенномполе. Элементы топологической системы не стоят напротив их соединяюще-го поля, как элементы полицентрической системы стоят друг напротив друга.В топологической системе поле должно быть так обозначено, что отдельныеузлы сети в нем находятся, а не просто с ним граничат. Только так можнопонять, что значит находиться в месте, поле. Индивиды в полицентрическоймодели тоже находятся в системе, но там нет поля, в котором они находятся,поля, становящегося для них центром. Индивиды в топологической сетифункционируют сами как центры, распространяющие отношения. Именноэтим и отличается топологическая социальная модель, обозначаемая полем,где индивиды познают свою позицию еще раньше того, как они становятсяцентрами. Поле, понимаемое таким образом, не может быть сравнено с мета-форой контейнера, так как контейнер имеет внутри пустоту. Когда простран-ство понимается как образный медиум, только тогда можно предположить,что значит «быть в нем». Находиться или быть в пространстве, поле, месте -это означает не только то, что поле охватывает индивида, это означает и то,что индивид пропускает его через себя, пронизывается им. Обжитое поле,проживаемое место, социальное поле воспринимаются не как просто окру-жающий мир, а как местный медиум, где раскрываются индивиды в социаль-ной жизни. В топологической социальной системе пространство, находящее-ся между людьми, является топологическим медиумом, пронизывающим че-ловека. В этом медиуме человек находится и именно в нем он связан с дру-гими людьми. В топологической модели социальной системы пространствовоспринимается как нечто, в чем каждый индивид имеет свое участие. Инди-видуальное функционирует не как законченное единство, а как часть про-странства, в котором оно находится.Показывая различие между топоцентрической сетью и топологическойсистемой, мы получаем возможность указать, в каком статусе понятие полявводится в системную теорию. Если топоцентрическая сеть (в узком смыслеслова) еще обходится без понятия поля (например, виртуальные пространствав Интернете), то топологическая модель социальной системы поясняется ужепонятием поля. Понятие социального поля является пространственным кон-структом, а не темпоральным (измеряемым временем). Конструкт социально-го поля, конструкт пространственный или, как сейчас обозначают, спатиаль-ный. Члены одного местного сообщества находятся в одном социальном по-ле, окружаются топологическим медиумом и пропускают это поле через себя.Теория социальных систем, идентифицируемая с ретивными моделямисистем, с полицентрическими и топоцентрическими их разновидностями, стеорией пространства, топологией, соответствует всем критериям системнойтеории. Возникает новое системно-теоретическое направление, которое свведением понятия пространства и поля дает возможность описать такиесильно контекстно обусловленные социальные системы, как местные сооб-щества.Существенным преимуществом топологической модели социальной сис-темы является то, что она уживается с нетопологическими моделями систем.Модель, совмещающая полицентрические и топологические черты, болеепроста, чем системная модель, включающая одновременно коллективную ииндивидуальную ориентацию взаимоотношений. В первом случае нам надомоделировать только различность, во втором - противоположность. Комби-нируемость топологической системной модели дает возможность анализиро-вать и понимать местные сообщества с различными социокультурными ха-рактеристиками. Применение полицентрически-топологической системноймодели для описания местных сообществ позволяет учесть большую вариа-тивность в местных сообществах, возможности и предпосылки изменения ихсистемных качеств, выделить пространственное значение места, пространст-венного поля, где находится сообщество, и описать социокультурные, про-странственные аспекты местных сообществ в терминах пространственнойтопологии.Таким образом, мы пришли к выводу, что для исследования местных со-обществ применимы методы системного анализа. Общая теория систем име-ет тесную связь с теорией социальных систем. Местные сообщества могутбыть проанализированы с помощью оперативных моделей социальных сис-тем, однако более приемлемы для изучения местных сообществ сетевые мо-дели, ретивные модели социальных систем с полицентрическими и топоцен-трическими их разновидностями. Привлечение топологии и теории простран-ства для изучения местных сообществ, введение понятия поля, места расши-ряют возможности описания таких разноплановых социальных систем, какместные сообщества.

Ключевые слова

локальное сообщество, теория систем, топология, операциональные модели социальных систем, local community, theory of systems, topology, operative models of social systems

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Макогон Татьяна ИвановнаАдминистрация г. Томскакандидат философских наук, председатель комитета по местному самоуправлению, соискатель кафедры философии и методологии науки философского факультета Томского государственного университетаmakogon@admin.tomsk.ru
Всего: 1

Ссылки

Ахиезер А.С. Между бедностью и богатством // Генетические коды цивилизаций: Матер. конф. М.: Изд-во МГУ, 1995. Вып. 4. С. 29-35.
Гордиенко А.А. Территориальное общественное самоуправление в местном сообществе. Новосибирск: Административное изд., 2005. 230 с.
Fuchs P. Die Umschrift: zwei kommunikationstheoretische Studien: «Japanische Kommunikation » und «Autismus». Frankfurt a. M., 1995. 44 S.
Luhmann N. Die Wissenschft der Gesellschaft. Frankfurt a.M., 1990. 62 S.
Martens W. Die Autopoiesis sozialer Systeme // Koelner Zeutschrift fuer Soziologie und Sozialpsychologie. 1991. Jg. 43. Heft 4. S. 625-646.
Tyrel H. Systemtheorie und Soziologie der Familie - ein Ueberblick. Teil I: Soziologische Systemtheorien und Familie // System Familie. 1988. № 1. S. 207-219.
Schiepek G. Selbstreferenz und Vernetzung als Grundprinzipien zweier verschiedener Systembegriffe // System Familie. 1989. № 2. S. 240.
Latka T. Topisches Sozialsystem. Die Einfuerung der japanischen Lehre vom Ort in die Systemtheorie und deren Konsequenze fuer eine Theoriesozialer Systeme. Frankfurt a. M., 2003. 308 S.
Luhmann N. Gesellschaft als Differenz // Zeitschrift fuer Soziologie. 1994. Jg. 23, Heft 6,12/94. S. 477-481.
Lewin K. Der Richtungsbegriff in der Psychologie. Der spezielle und allgemeine hodologische Raum // Psychologische Forschung. 1934. 19. Bd. S. 249-299.
 К вопросу об анализе местных сообществ с точки зрения теории систем и топологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

К вопросу об анализе местных сообществ с точки зрения теории систем и топологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14).

Полнотекстовая версия