Динамическая модель идеологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 3 (15).

Динамическая модель идеологии

Представлена модель идеологии как динамической системы. Особое внимание уделяется динамике идеологического поля: анализу его текущих состояний и характеру функционирования в некоторый момент времени. Рассматриваются изменения в идеологическом поле, составляющие идеологический процесс.

Dynamic model of ideology.pdf Доктринальность и стремление к утилитарности характеризовали идеоло-гии весь период Modernity. Жесткость формы рациональных проектов позво-ляет исследовать данный феномен, скорее, в статике. Изменения же идеоло-гического пространства определяются в данном ракурсе рассмотрения какизменения в последовательных во времени статичных состояниях идеологи-ческой системы. Усложнение и вместе с тем размывание социальной реаль-ности внесли свои коррективы в существование соцокультурных феноменов.Сегодня мы говорим о трансформации идеологических форм, которые при-ходят на смену догматичным проектам. Современная идеология - непрерыв-но трансформирующаяся система. Рассматривая систему как множество эле-ментов, находящихся в определенной связи и упорядоченных в целостномединстве, мы также говорим об определенном способе организации и суще-ствования целого, т. е. системы как формы. Последовательность смены со-стояний - процесс, который может быть рассмотрен как поток переходовэлементов, объединенных в пространстве, а также как последовательные со-стояния системы как целого. Таким образом, динамическая система понима-ется нами как последовательность состояний пространственной структуры,обладающей качествами системы. Основное внимание уделяется не качест-венному состоянию системы в определенный отрезок времени, а самому про-цессу, непрерывному потоку изменений.Рассмотренная как динамическая система идеология обладает системнойопределенностью (качествами и характеристиками системы) исключительнокак поток смены состояний. П. Штомпка применительно к социальной жизниотмечает: «Реальны постоянные процессы группировки и перегруппировки, ане стабильные протяженности, именуемые группами; процессы организациии реорганизации, а не стабильные организации; процессы «структурирова-ния», а не структуры; формирование, а не формы; изменчивые «фигуры», а нежесткие модели» [1. С. 28], а применительно к динамике идеологий значениеимеют не идеологии как формы, а постоянные идеологические процессы,процессы её структурирования, формирования и т.п. Таким образом, прису-щие системе структурные характеристики становятся постоянно ускользаю-щими, и потому структура идеологической системы не может быть рассмот-рена вне процесса.В динамической модели идеология рассматривается как среда идеологи-ческих отношений и взаимосвязей, где «мы постоянно наблюдаем: артикуля-цию, легитимизацию или переформулирование идей, возникновение и исчез-новение идеологий, убеждений, доктрин и теорий» [1. С. 29]. Для удобствамы предлагаем использовать категорию «идеологического поля», которая, понашему мнению, наиболее адекватно отражает процессуальность данногофеномена. Идеологическое поле - особым образом структурированное про-странство нормативно-символических форм, находящих свое отраже-ние/выражение в соответствующем фрагменте реальности, а также сфера ирезультат деятельности по объединению этих символических форм общимпрактическим смыслом и содержанием. Уточним наше понятие «идеологиче-ское поле» с трактовкой «поля» у П. Бурдье, где поле - «это специфическаясистема объективных связей между различными позициями, находящимися вальянсе или в конфликте, в конкуренции или в кооперации, определяемымисоциально и в большой степени не зависящими от физического существова-ния индивидов, которые эти позиции занимают» [2. С. 18], и Н. Шматко:«Поле есть место отношений сил - а не только смысла - и борьбы, направ-ленной на трансформацию этих отношений, и, как следствие, это место не-прерывного изменения» [2. С. 20]. Таким образом, идеологическое поле«снабжается» и фактором борьбы, а именно символической борьбы за «самипредставления о социальном мире и, в частности, об иерархии внутри каждо-го поля и между различными полями» [3. С. 55].Динамика идеологического поля охватывает, во-первых, функциониро-вание данного поля в некоторый момент времени, весь событийный ряд,взаимоотношения агентов и контрагентов по формулированию критериеввосприятия и оценивания социальной реальности.Борьба за «власть смысла» есть двусторонний процесс. П. Штомпкапредлагает следующуюобразуется практикой», становясь «деятельностью-конструированием» [1.С. 276].Мы должны отметить также, что действия агентов создают или воспроиз-водят «структуру» таким образом, что поле всегда находится в процессе. Приэтом акторы в своих действиях ограничены и обусловлены социокульурнымифакторами, в которых подтверждается достоверность и правильность дейст-вий и последствий практики. Реальность, таким образом, является тем, чтоП. Бурдье определяет как «продукт двойного социального конструирования»[3. С. 63]: она сформирована агентами и формирует агентов, которые являют-ся одновременно производителями и продуктами структуры.П. Штомпка использует понятие «идеологической среды», в контекст ко-торой он помещает модель социальных процессов. Это «социальное созна-ние», действующее на всех уровнях. «Потенциальные возможности агентов, -пишет автор, - в значительной степени зависят от того, что люди в данномобществе действительно думают и во что верят (на уровне индивидуальногои коллективного сознания), и от того, что их заставляют думать и во что ве-рить идеологические структуры (идеологии, предписания, традиции, «встро-енные» в социальное сознание)» [1. С. 279]. Тогда как в практике подтвер-ждается жизнеспособность и легитимность тех или иных идей. Деятельностьи практика опосредованы сознанием - индивидуальным, коллективным, со-циальным. Иными словами, идеальный континуум, объективно-субъективносформированная идеологическая среда являются для сознания основным ис-точником интерпретаций. Таким образом, в данном случае идеологическоеполе помещается внутри социально-политического процесса и становитсяфактором, опосредующим социальные практики.Динамика же самого идеологического поля, с нашей точки зрения, можетбыть представлена так, как показано на рис. 1. Здесь акцент смешается в об-ласть потенциальных возможностей. Уровень идей, идеологем, мифологем,идей-образов, собственно идеологий, как программидеологическом поле как последовательность событий и состояний во вре-мени. Изменения в идеологическом поле - это, в первую очередь, идеологи-ческий процесс, т.е. различные состояния идеологического поля.Уровень потенциальныхвозможностейАктуализированный уровеньОбъективные структуры(культура, государство,партии, общественные ор-ганизации)Раскрытие средствами воздей-ствияФункционирование организа-ционных макроформИДЕОЛОГИЯКонструирование политиче-ской реальностиПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРАК-ТИКА И ПОЛИТИЧЕСКИЕПРОЦЕССЫСубъектыСубъекты(субъективное измерениеполитической реальности)ИдентификацияПоведение субъектовРис. 1П. Рикёр предложил выделить три «оперативных уровня феномена идео-логии в зависимости от их воздействия на постижение мира человеческойдеятельности» [4. С. 121]. Трехуровневая модель действия идеологии, анали-зируемая автором, определяет идеологический процесс. П. Рикёр апеллируетк концепциям идеологии К. Гирца, М. Вебера и К. Маркса. Здесь осевым яв-ляется процесс легитимации власти идеологией, который поддерживаетсяболее фундаментальным процессом интеграции мира посредством символи-ческих форм и более поверхностным - искажением реальности.Опираясь на Марксовы положения, уровень искажения реальности пред-полагает, что в основе феномена идеологии - самоиллюзия реальности, по-рождаемая человеком как агентом социального действия. Именно термин«иллюзия» является поясняющим и уточняющим, раскрывающим смыслидеологического у Маркса. «Иллюзии» и «иллюзорное сознание», претендуяна универсальность и всеобщность, тем не менее не являются абсолютнымантиподом «реальности». Напротив, в марксистской концепции представле-ние о реальности и сама реальность находятся в постоянной взаимосвязи.А. Баллаев, анализируя Маркса, пишет: «Идеология есть иллюзорное пред-ставление о реальности, вызванное данной реальностью и включенное в неё».Эта «реальность» создает иллюзию о себе самой, или класса о самом себе,или национальные самоиллюзии [5]. Таким образом, понятие «иллюзорногосознания» (или, по Энгельсу, «ложного сознания»∗) в марксистской концеп-ции является фундаментальным, поскольку в идеологиях оно становится пер-вичным по отношению к реальным интересам. Но при этом идеологическаяформа не имеет ничего общего с обманом и возможностью манипулированиясознанием. Социально детерминированные иллюзии в идеологических кон-структах становятся теоретизированными формами освоения социальныхпрактик, и, таким образом, идеология представляет собой подход к действи-тельности, позволяющий формировать реальность («искаженную реаль-ность» в терминологии Маркса), которая, по Марксу, предстает в зеркалеидеологии в искаженном, перевернутом виде. Таким образом, расширяя мар-ксистское «искажение», мы можем говорить, что в данном случае речь идет оформировании форм видения мира политики.Создание мира или миров идеологии позволяет нам говорить о фрагмен-тации идеологического поля, выделении в нем конкретных идеологий-текстов, идеологий-мировоззренческих форм и идеологических течений. Вданном случае речь идет о выделении в мире политического двух измерений:весьма условно, «идеологического» и «неидеологического». В первом случаепредполагается оценочное отношение в рамках заданного конструкта. Второйкак будто бы опирается на мышление когнитивное, как его определяетК. Гирц [6]. Либо мы можем говорить об идеологиях, которые условно могутбыть разделены в соответствии с классическими формами на либерализм,консерватизм, социализм, национализм, прочие «измы» и их современныемодификации. Так или иначе каждая из этих форм может выступать как ис-каженная картина реальности, вмещающая в себя представления об опреде-ленном срезе этой реальности (ограниченной мировоззренческими рамками).Исключая, преувеличивая, разделяя, означивая, идеология тем самым иска-жает реальность и осуществляет работу по созданию виртуального мира.Любое разграничение в представлениях о мире политического определяетграницы «должного», границы «соответствия», маркирует мир в категорияхценностей и уже потому является «идеологическим».Так, Дж. Шварцмантель отмечает, что большую часть XX века идеологи-ческая картина мира имела два основных конфликтных полюса: либерализм икоммунизм. Именно первый был назван «внеидеологичным» в смысле отказа∗ А.Б. Баллаев отмечает, что, вопреки сложившемуся мнению многих исследователей марксиз-ма, термин «идеология», согласно Марксу, вовсе не тождествен «ложному сознанию» и Маркс неиспользует термин «ложь» для объяснения феномена идеологического. Тезис об идеологии как о«ложном сознании» принадлежал Энгельсу. «Ложное сознание» есть следствие классового конфликтаи, в частности, выражение партикулярных интересов, выдаваемых за всеобщие, другими словами,такое сознание, когда знание об обществе и социальных конфликтах преломляется сквозь призмукаких-либо интересов.от навязывания систем убеждений [7. С. 23] и, возможно, признавался тако-вым, как явный антипод тоталитарной идеологии. Следует упомянуть приэтом, что и советская марксистско-ленинская идеология претендовала на«неидеологичность», акцентируя внимание на научности обоснования ком-мунистического строя. Но вместе с тем именно либеральные западные демо-кратии подвергались наибольшей фрагментации идеологического поля. Какпишет Шварцмантель, в силу своей приверженности плюрализму либераль-ные идеологии являлись «открытыми» системами и могли дополняться, на-пример, социал-демократическими идеями в ответ на общественные вызовы.И здесь мы подходим к вопросу «масштабности» идеологии, а именно: в ка-ких пределах мир идеологии может быть сформирован?С падением коммунистического режима с авансцены исчез явный идео-логический конфликт. Именно с этого момента, как утверждает Шварцман-тель, современная политика и общество стали «постидеологическими» [7.С. 33-34]. На смену «старым» тотальным идеологиям, предлагающим наибо-лее «общую» картину социально-политического мира и проекты масштабныхизменений, пришли идеологии «молекулярные», как их определяет автор.Новый тип идеологий стал результатом фрагментации общества, где прежниеколлективные формы и социальные тотальности утратили свое значение ивлияние на деятельность людей. «Молекулярные» идеологии ориентированы,в первую очередь, на решение конкретных задач и проблем макрогрупп,представляя тем самым более специализированный проект общества и соци-ально-политических изменений. Тем не менее, сам Шварцмантель отмечает:«Найти достойное обоснование любой кампании - борьбе за решение кон-кретной проблемы - можно только исходя из некоторой общей философии -то есть идеологии. […] Любую проблему можно выделить исключительно вструктуре более глобальной идеологической политики, которая, выражаясьметафорическим языком, формирует карту мира и позволяет определить, по-чему какая-то проблема действительно является проблемой и за нее стоитбороться или выходить на демонстрацию» [7. С. 19]. Иными словами, дейст-вуя в рамках единого идеологического поля, тотальная идеология определяетрамки для идеологий фрагментарных.Группа российских авторов также предложила свою концепцию тоталь-ной и частичной идеологии, основанную на анализе трудов К. Мангейма [8].Частичная идеология (обозначаемая также как политическая или партийная)является продуктом определенной группы, отражающим её представления округе вопросов, касающихся воспроизводства власти, целей и действий дляих реализации. Эти идеологии всегда направлены на динамику социально-политической системы, и формирование частичных идеологий есть произ-водство проектов радикальных изменений. Идеология же тотальная, по мне-нию авторов, не может быть сформирована и оформлена в готовую идеоло-гическую модель. Концептуализация тотальной идеологии может осуществ-ляться лишь при наличии определенного «социального запроса» и лишь какпроцесс по «выявлению и воспроизведению основных ее референций в явнойформе» [8. С. 17]. Тотальные идеологии выступают в качестве культурныхформ, являясь при этом самовоспроизводящимися системами, символическиподдерживающими и структурирующими универсум. Необходимо отметить,что в данном случае концепция тотальной идеологии существенно отличает-ся от трактовки тотальных идеологий, предложенной Шварцмантелем. Здесьпонятие «тотальная идеология» по своему объему выходит за пределы «по-литического» и предстает как некий субстрат воспроизводства конкретныхформ поведения и деятельности, находя свое выражение в традиции. Также иидеологии частичные представляются более масштабными, чем «молекуляр-ные» идеологии, поскольку рассматривают более широкое «поле действия» ипредлагают программу всеобщих политических и социальных изменений.Таким образом, мы можем выделить следующие идеологические формывидения мира политики. Во-первых, фрагментарные идеологии («молекуляр-ные»), сформированные как специфические проекты, отвечающие конкрет-ным целям, задачам и запросам малых групп. Во-вторых, тотальные идеоло-гии в узком смысле, как формы видения социально-политического мира,предлагающие широкомасштабные проекты изменений. И, наконец, тоталь-ные идеологии в широком смысле - глобальные картины (и проекты) соци-ально-политического мира, несущие в себе культурные основания формиро-вания идеологий и идеологических трансформаций.Наряду с процессом «искажения», то есть процессом создания и сущест-вования идеологических форм, осуществляется более глубинный процессинтеграции мира в целое посредством символических форм. Семиотическийподход К. Гирца демонстрирует, как сформированные идеологические фор-мы становятся матрицами, организующими социальные и психические про-цессы. Кроме того, идеология является тем «внешним источником информа-ции», который позволяет индивидам постичь, сделать доступным воспри-ятию незнакомое политико-культурное пространство и обеспечивает общест-венно-политическими смыслами и моделями политического действия.Для Гирца эффективность идеологии заложена в успешной корреляциимежду символикой и семантикой. Символ несет в себе болеески уникальных способах осуществления властной конкуренции и коммуни-кации [10. С. 8-9]. Символическая коммуникация, являясь уникальным типомвластного принуждения, предполагает высокий адаптационный потенциалсреды. Компенсаторно-адаптационные функции символического мышлениясвязывают воедино фрагментарные и часто противоречивые проявления ре-альности. При этом нам необходимо отметить, что, определяя идеологию каксимволическую систему, мы подразумеваем определенный контекст, предпо-лагающий отношения власти, господства и влияния. Процесс адаптации суть«понимание человеком силы и ресурсов верховной власти, а, следовательно,осознание им потенциальной угрозы […]» [11. С. 7] зафиксирован в симво-лах. В таком контексте идеология выступает как особая форма символиче-ского принуждения. Такое действие само по себе выступает как символ, ис-пользующий символические ресурсы для легитимации и упрочнения сущест-вующего политического порядка.И, таким образом, мы подходим к центральному уровню идеологическогопроцесса, осуществляемого на стыке «искажения» и «универсализации»,процессу легитимации власти идеологией. Идеология выступает как прояв-ление символической власти, однако не всякие политические практики, но-сящие символическую форму, возможно наделить идеологическими функ-циями, но лишь те, которые способны обеспечить легитимацию или делеги-тимацию существующего порядка.Как пишет Ш. Эйзенштадт, путем актуализации тех или иных идей и об-ращения к каким-либо концепциям социально-политического (и культурного)порядка в институциональной сфере формируется принцип легитимности,поддерживающий процессы властеотношений и целедостижения [12. С. 78].Идеология задает и определяет те способы, в которых значения, мобилизо-ванные посредством символических форм, служат установлению, поддержа-нию и признанию определенного порядка и власти. Легитимация обеспечи-вает связь общего и частного, связывая воединотриадной модели идеология предстает как средство, позволяющее властисвершиться.

Ключевые слова

политическая идеология, динамическая система, идеологическое поле, идеологические процессы, political ideology, dynamic system, ideological field, ideological processes

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Скочилова Вероника ГеннадьевнаНациональный исследовательский Томский государственный университетассистент кафедры политологии философского факультетаveronas@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996.
Шматко Н. Введение в социоанализ Пьера Бурдье // Бурдье П. Социология политики. М., 1993.
Бурдье П. Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.
Рикёр П. Память, история, забвение. М.: Издательство гуманитарной литературы, 2004.
Баллаев А.Б. Проблема идеологии в творчестве Карла Маркса // История философии. 1989. № 3. Электронный ресурс: http://www.philosophy.ru/iphras/library/i_ph_3/_03.html
Гирц К. Идеология как культурная система // НЛО. 1998. № 29. С. 7-38.
Шварцмантель Дж. Идеология и политика. Х.: Изд-во Гуманитарный Центр, 2009. 312 с.
Барботько Л.М., Войтов В.А., Мирский Э.М. Тотальная идеология против тоталитарного государства // Вопросы философии. 2000. №11. С. 12-27.
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995.
Соловьёв А.И. Политическая идеология в российском транзите: возможности и пределы влияния // Власть. 2001. № 8. С. 8-15.
Соловьёв А.И. Политическая идеология: логика исторической эволюции // Полис. 2001. № 2. С. 5-23.
Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. М.: Аспект Пресс. 1999.
 Динамическая модель идеологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 3 (15).

Динамическая модель идеологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 3 (15).

Полнотекстовая версия