Множественность векторов социальной интеграции: российские студенты во Франции | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Множественность векторов социальной интеграции: российские студенты во Франции

Рассматриваются вопросы адаптации российских студентов во Франции в условиях признания публичной риторикой значимости социальной интеграции и латентно протекающего за кулисами политической сцены процесса диверсификации. Сложность адаптации обусловлена многомерностью пространства взаимодействия, наложением друг на друга контекстов коммуникации, многовекторностью интеграционных процессов. Языковая игра и переописания становятся успешной тактикой восприятия мира в условиях неопределенности инокультурной среды.

Mutlplicity of social integration vectors: russian students in France.pdf Несмотря на то, что образование в современных условиях не может раз-виваться вне контекста глобализации, каждая страна пытается сохранитьуникальные национальные системы подготовки кадров: конкурентное пози-ционирование на мировом рынке образовательных услуг с большой вероят-ностью приносит экономические преференции. Системы образования испы-тывают сильное влияние культурных паттернов, будучи включенными в ин-ституциональные механизмы трансляция ценностей и норм как элементовкультуры из поколения в поколение. Они направлены на усвоение обучаю-щимися специфических способов восприятия и оценивания внешнего мира,формируют принятые и не требующие оправдания в определенной социо-культурной среде модели поведения.Развитие международных образовательных программ и обмена студен-тами приводит к распространению практик обучения в межкультурной сре-де, в которой взаимодействуют партнеры с разными «картинами мира» - нетолько языковыми, но и социально-коммуникативными (нормы, ценности,особенности мировоззрения и т.п.) [1]. Успешность (результативность) взаи-модействия во многом зависит от способности участников адаптироваться кнепривычным моделям поведения, интегрироваться в новую систему правил,а также от их толерантности как навыка принятия и уважения других ценно-стных ориентаций [2]. Коммуникация в сфере интернационального образо-вания должна складываться исключительно на базе конвенций, в которыхподразумеваются или артикулируются нормы и ценности совместных дей-ствий в условиях, когда представители разных культур могут ориентиро-ваться на конкурирующие между собой паттерны поведения и этическиестандарты [3. C. 216].Франция относится к странам с высокой долей иностранцев среди обу-чающихся в сфере высшего образования [4. С. 117-118]. На внутреннемрынке образовательных услуг наблюдается превышение предложения состороны университетов и высших школ над спросом, вследствие этого сти-мулируется приток иностранных студентов, в том числе российской моло-дежи. Вместе с тем воспроизводство культурно обусловленных моделейобучения в образовательных программах принимающего французского вузаимеет следствием сложность интеграции иностранных студентов, котораяпредопределяется многомерностью пространства взаимодействия, наложе-нием друг на друга контекстов коммуникации и возможным диссонансомправил как нормативных аспектов поведения в каждом из них [5. C. 125].Кроме того, на адаптацию студентов влияют их индивидуальные особенно-сти и личностные характеристики (открытость, доброжелательность, дели-катность, гибкость и т.п.), коммуникативные компетенции: умение адекват-но реагировать на развитие ситуации, преодолевать влияние на свое поведе-ние культурно обусловленных образцов, критическое мышление, толерант-ность к необычным - иногда шокирующим - действиям партнеров и т.п. Не-смотря на принадлежность аффективных компонентов уровню личностнойсистемы, в социуме они могут выступать средством интеграции [6. С. 247-248].Вне всякого сомнения, Франция занимает особое положение в европей-ской зоне. Как показывает глобальный финансово-экономический кризис,именно Франция - наряду с Германией - выступают гарантами стабильностиэкономики Евросоюза. Интерес мирового сообщества прикован к особойвнутренней политике современной Франции в области культуры. Само поня-тие «культурная политика» является сугубо французским «изобретением» [7.С. 13]. Благодаря защите и сохранению национальной самобытности страны,в том числе французского языка, она на рубеже XX-XXI веков превратиласьв мировой культурный центр. Уникальность Франции проявляется в гипер-трофированной политизированности социума, которая находит отражение нетолько в риторике политических деятелей, но и в повседневной жизни рядо-вых граждан. Даже неискушенному наблюдателю заметно, что политическиебаталии формируют передний план жизненной сцены, а все остальное нахо-дится за ее кулисами.В условиях глобализации наблюдаются два противоположных вектораразвития - одновременно действующие тенденции к диверсификации и ин-теграции социальных сообществ (по аналогии с физическим миром, центро-бежные и центростремительные силы). Как показывает исторический опыт,не существует однонаправленной тенденции ни к диверсификации, ни к ин-теграции. Эти два процесса уравновешивают друг друга, однако на короткомисторическом отрезке один из них может быть более ярко выраженным.Факт интенсивной общественно-политической дискуссии об интеграции всовременном французском обществе демонстрирует, что социальная системастолкнулась с таким масштабом диверсификации, который ей кажется опас-ным. Речь, скорее, идет о «системной интеграции», пользуясь терминоло-гией Э. Гидденса, - целостности, свойственной ситуациям взаимодействиямежду акторами и объединениями, которые простираются в пространстве иво времени, вне зависимости от условий соприсутствия [8. С. 501]. Интегра-ция - это чрезвычайно идеологически привлекательный для современногосоциума конструкт, который можно трактовать как своеобразный индикаторуспешности деятельности политических субъектов. В связи с этим пробле-матика солидарности социального ансамбля, будучи ярко представленной впубличной риторике, постепенно внедряется в повседневное сознание насе-ления.Множественность контекстов и факторов адаптацииУспешность социальной адаптации (в более широком смысле - социаль-ной интеграции) иностранных студентов в целом и российских, в частности,зависит от множества факторов, изучение которых находится в фокусе вни-мания мониторинга, проводимого с января 2010 г. под руководством автораданной статьи. На первом этапе были опрошены студенты Новосибирскогогосударственного университета, проходящие (прошедшие) обучение в выс-ших школах и университетах Франции1. Исследовательская стратегия опира-ется на качественные методы сбора и анализа данных. Для поиска инфор-мантов используется база данных Французского Центра НГУ2, рекрутирова-ние респондентов осуществляется посредством обращения по электроннойпочте3. В настоящее время проведено 34 углубленных личных интервью вПариже и Новосибирске, в том числе 9 по скайпу4. Совокупность участниковданного мониторинга имеет ряд особенностей, отражающих специфику под-готовки в национальном исследовательском университете. Известно, чтонаибольшей популярностью во Франции у российских студентов в целомпользуются такие направления подготовки, как экономика, управление,французский язык как иностранный. Практически две трети опрошенныхстудентов НГУ обучаются (обучались) на инженерном цикле в парижскихвысших школах, поэтому полученные результаты не могут претендовать нарепрезентативность и распространение на более широкую совокупность.При проведении беседы принципиальным моментом выступал отказ отиспользования интервьюером слов «интеграция» и «адаптация» (а также од-нокоренных), поэтому особенно важно их проявление в речевых практикахопрошенных. Импульсом для рефлексии на эти темы выступала «провока -ция» исследователя - проблематизация различных аспектов жизни и учебыво Франции и стимулирование обсуждения ситуаций, в которых нарушалисьпривычные схемы действия и нормативные модели, не требующие оправда-ния в своей социокультурной среде. Их восприятие часто сопровождалосьчувственными переживаниями респондента и имело эмоциональную окраскув дискурсе (удивление, возмущение, дискомфорт и др.). Беседа имела осо-бый формат коммуникации, предполагающий более симметричные отноше-ния ее участников, - так называемое активное интервью, в котором инфор-манты рассматриваются в качестве компетентных аналитиков, способных1 В настоящее время среди респондентов есть студенты (выпускники) НГТУ и Алтайского гос-университета.2 База данных представлена на сайте НГУ http://www.nsu.ru/ root.php/ omss/ fr_center/ proposition.xml3 Автор выражает благодарность Мишель Дебренн, директору Французского центра НГУ, запомощь в проведении исследования.4 Skype (Скайп) - бесплатное программное обеспечение с закрытым кодом, обеспечивающеешифрованную голосовую связь через Интернет между компьютерами.встраивать пережитые эпизоды в свой жизненный мир [9. С. 163]. Пользуясьтерминологией Л. Болтански, это «моральные наблюдатели» (le spectator morale),характерными чертами которых является не только беспристрастность,но также воображение, эмоциональность [10]. Все интервью записывалисьна диктофон, впоследствии они были расшифрованы и подготовлены к ана-лизу как тексты разговоров. Интервьюирование в данном случае рассматри-вается как форма интерпретативной практики, в которую включены оба уча-стника. Респондент как представитель своей культуры (носитель смыслов,воплощенных в символических формах) в контексте интернациональногообразования трансформирует, наполняет эти смыслы собственным опытом,переживаниями, представлениями, установками. На первом этапе анализаданных в текстах были выделены фрагменты разговоров, в которых проис-ходило обсуждение «проблематизированных зон». На следующем этапе ана-лиза использовались методы сравнения (поиск повторяющихся по содержа-нию смысловых элементов) и аналитической индукции (обобщение пересе-кающихся значений (meaning) в рассуждениях участников, находящихся наразных этапах образовательной траектории).Факторы, влияющие на успешность вхождения в многомерное инокуль-турное пространство, можно условно разделить на две большие группы:внешние по отношению к студенту (от него не зависящие) и внутренние,связанные с его личностными характеристиками и жизненными обстоятель-ствами. К основным внешним факторам, определяющим общий фон адапта-ционного процесса, относятся место жительства (город), статус (рейтинг)высшего учебного заведения, тип программы обучения, специальность, ис-точники финансирования обучения.На жизнь российских студентов оказывает влияние их место прожива-ния, особенно заметны различия между нестоличными городами и Парижемс более сложными отношениями между людьми, напряженным ритмом ме-гаполиса и т.п. «Париж - не типичный город Франции, потому что это сто-лица, тут очень много приезжих рабочих, учащихся приезжих, национально-стей, языков разных. И это делает город особенным, очень сильно. В Парижевсе очень эгоистичные, целеустремленные, вся эта вежливость и доброжела-тельность - это очень поверхностно» (респондент № 13, студентка Универ-ситета Париж-10, магистратура, 1-й год обучения). Информанты отмечают,что в столичном городе сложнее найти жилье. При отсутствии собственныхобщежитий университета или высшей школы иностранец сталкивается с не-обходимостью самостоятельно искать место проживания, что требует нема-ло времени и соответствующих усилий. У стипендиатов различных фондов,как правило, есть возможность получить комнату в университетском городкеСите Университе, другие студенты снимают жилье в Париже или пригороде,осознавая ограниченность своего выбора в условиях искусственного дефи-цита на рынке недвижимости. «В Париже очень тяжело с жильем, когда тынашел, нужно очень много гарантий: гарантия от родителей, с места работыи что-то еще, много-много бумаг» (респондент № 7, студентка Высшей шко-лы ресторанного бизнеса, живет третий год во Франции).По мнению респондентов, сложнее адаптироваться к более высокомууровню подготовки в высших школах, чем в университетах. «Высших обра-зований во Франции два вида. Это две совершенно разные вещи с совершен-но разным подходом, с совершенно разным финансированием, с совершенноразными целями в жизни» (респондент № 26, студент Эколь Политекник,цикл инженера, 4-й год обучения). Для поступления в высшие школы фран-цузам необходимо пройти подготовительные курсы (классы) Prepare, выдер-жать жесткий конкурс, это формирует более конкурентную среду, что неможет не создавать определенную напряженность в отношениях студентов.«Берут самых лучших, поэтому у них есть такая особенность - поскольку этонекое соревнование, они не дают списывать. Здесь рейтинговая система ипервые 20 мест получают возможность выбрать специальную подготовку,стать чиновниками высокого ранга» (респондент № 10, студент Эколь Поли-текник, цикл инженера, 2-й год обучения). Кроме того, на отношения в сту-денческом коллективе влияет количество обучающихся, например, на потоке(промасьон) в университетах и некоторых школах (например, Эколь Политек-ник) около 500 студентов, в то время как в парижских Эколь де Мин, Высшейшколе передовых технологий, Высшей школе статистики и управления эконо-микой, Высшей школе химии и др. - более компактный коллектив (от 60 до 100человек) и комфортная обстановка. «На потоке у нас порядка девяноста человек,мы разбиты на четыре группы, примерно 23-25 человек в группе. Половинаточно интересуется и спрашивает, если нужна какая-то помощь. Допустим, уменя знания химии не такие высокие, как у них. Я спрашиваю, они мне объяс-няют, откуда какая формула берется» (респондент № 6, студентка Высшей шко-лы химии, магистратура, 1-й год обучения).Тип образовательной программы, на которую попадают студенты, можетоказывать влияние на «скорость» адаптации. Обучение на полном инженер-ном цикле подразумевает более «плавное» вхождение в учебный процесстика. Собственно, никуда не деться…у нас минимальная разница» (респон-дент № 21, студент Высшей школы передовых технологий, магистратура,1-й год обучения). Для «гуманитариев» уровень владения французским язы-ком более важен, в том числе знание специфической терминологии: в сме-шанной аудитории - французы и иностранцы - преподаватели излагают ма-териал на своем родном языке, не снижая скорости речи и не беспокоясь,понимают ли их студенты. «Мне настолько хотелось интегрироваться, чтопервое время это ЖУТКО просто было! Когда ты открываешь книгу нафранцузском по экономике, первое - ты не знаешь, о чем здесь написано, икогда тебе нужно выучить за короткий период на сложном французскомязыке, здесь начинаются проблемы. Недолго это длилось, несколько меся-цев я читала книги со словарем» (респондент № 16, выпускница магистрату-ры Эколь Насиональ, Клуни, Бургундия, в настоящее время учится в магист-ратуре Университета Париж-4).На адаптационный процесс оказывают влияние источники финансирова-ния обучения. Большинство опрошенных студентов имели стипендии, раз-мер которых позволял им сконцентрироваться на учебе. Однако среди рес-пондентов оказались представители социально-экономических и гуманитар-ных направлений (экономисты, историки, филологи и др.), которые не имелиспонсорской поддержки, в том числе не могли рассчитывать на помощь ро-дителей. Таким студентам пришлось параллельно решать не только пробле-мы вхождения в образовательную среду, но и искать жилье, работу, совме-щая ее с учебой. «Я приехала в Париж, оказалось не так легко, как мне каза-лось, ходить на уроки и не думать больше ни о чем, то есть нужно было ис-кать жилье, нужно было искать работу, мне нужно было как-то жить» (рес-пондент № 7, студентка Высшей школы ресторанного бизнеса, живет третийгод во Франции).На множество внешних факторов, которые от студента не зависят, на-кладываются его личностные характеристики (толерантность, коммуника -бельность, открытость), долгосрочная жизненная стратегия, предыдущиепрактики межкультурного общения, замешивая причудливый коктейль об-стоятельств и трудностей, которые необходимо преодолевать. Например,студенты, у которых обучение во Франции вписывалось в их долгосрочныепланы (давно планировали продолжить учебу за границей), имеют предвари-тельную моральную подготовку в качестве своеобразной «подушки безопас-ности». Немногочисленные респонденты, собравшиеся во Францию бук-вально за два-три месяца, с большей вероятностью переживают шоковое со-стояние от быстрой смены обстановки и общей неподготовленности к «пе-ремене мест». «У меня это было импульсивным решением, то есть я не гото-вился абсолютно. Я сидел на лекции после работы, читал «Lenta.ru» на пере-мене. Подумал, что пора попробовать куда-нибудь поехать. Это был вечерсреды, а в понедельник был последний день подачи документов. Я решилпопробовать их подать и поступил» (респондент № 21, студент Высшейшколы передовых технологий, магистратура, 1-й год обучения).Комбинация внешних и внутренних факторов предопределяла выбортактики адаптации информантов, некоторые из которых переживали жиз-ненные ситуации, относящиеся к разряду «кризисных», «критических» или«трудных», так как невозможно найти простые ответы на сложные вызовыкультурного многообразия в современном мире [11. С. 152]. Признаком«критической ситуации» является нарушение привычного течения событий,наличие «непредсказуемых обстоятельств радикального разобщения (нару-шения) целостности» [8. С. 112]. Ее отличительной чертой является состоя-ние деятельностной амбивалентности, т.е. рассогласование привычных спо-собов деятельности. Кризисный период нередко активизирует прагматиче-скую рефлективность индивида, выступает импульсом для размышлений оновых моделях поведения на «крутых виражах» жизненного пути, влияю-щих на дальнейшие сценарии развития событий. Несмотря на то, что эти си-туации нарушают «нормальную» (привычную, повседневную) последова-тельность, с точки зрения действующего индивида, они все же являются су-щественным элементом целостности социальной жизни и имеют очевиднуютенденцию к рутинизации.Многовекторность интеграционных процессовПроведенное исследование не подтверждает представление о последова-тельности этапов адаптационного процесса1: казалось бы, что сначала про-исходит языковая адаптация, потом культурная и т.п. Они накладываютсядруг на друга, формируя многовекторную структуру интеграционного про-странства. Большинство участников мониторинга столкнулись с множест-венностью параллельно возникающих проблем, требующих решения «здесьи сейчас». «Надо как-то не так действовать, как в России…если ты толькоприехал и не жил до этого, то вообще невозможно понять поначалу…и этоне хорошо и не плохо, ну просто не так, и к этому тоже долго привыкаешь»(респондент № 9, студент Эколь Политекник, магистратура, 1-й год обуче-ния). В речевых практиках опрошенных отражаются следующие основныевекторы различий двух «жизненных миров», усложняющих их интеграцию всоциум.Во-первых, происходит осознание непривычности 73 бсистемы обучениякостяк есть какой-то. И каждый семинар ты себя очень уютно чувствуешьсреди своих товарищей. А во Франции предметы выбираются, там каждыйраз меняется группа» (респондент № 20, студент Эколь Политекник, циклинженера, 1-й год обучения). Осознание разных целей обучения в НГУ (под-готовка, прежде всего, научных кадров) и в высших школах (формированиекорпуса инженеров с более прикладным мышлением и умением работать слюдьми) приводит респондентов к пониманию различий в методах препода-вания. «НГУ - это все-таки академический вуз и требуется от людей «не зна-ешь решение - придумай свое». Из нас готовили будущих ученых по складуума. В Эколь готовят будущих инженеров, людей, которые умеют применятьготовые решения. Меньше внимания уделяется строгому теоретическомуобоснованию какого-то метода и больше внимания тому, как конкретно этотметод применить. Это прикладное знание» (респондент № 26, студент ЭкольПолитекник, цикл инженера, 4-й год обучения). Наши студенты оцениваютрежим обучения в высших школах как более интенсивный, требующий же-сткой самоорганизации во время семестра, так как нет сессий, поэтому нетвремени на подготовку перед экзаменами. «Экзамены проходят сразу в семе-стре, и бывает так, что в одну неделю бывает пять-шесть экзаменов. Приэтом учеба не останавливается: могут быть утром пары, вечером экзамен,потом ещё какой-нибудь спорт, на следующий день утром экзамен, в обе-денный перерыв язык, и вечером тоже экзамен» (респондент № 8, студентЭколь де Мин, цикл инженера, 3-й год обучения). Необычный график учеб-ного процесса, письменная форма большинства экзаменов, их фокусирова-ние на решении задач, а не на теории, и ограниченность во времени форми-руют ощущение не столько сложности, сколько запутанности структурыобучения. «Ритм другой. Знаете, как попал на лошадь неправильно и все -так можешь дальше ехать, не понятно как» (респондент № 4, студент ЭкольПолитекник, цикл инженера, 3-й год обучения).Во-вторых, необычная система образования усиливается неопределен-ностью социокультурного пространства с другой организацией повсе-дневной жизни. Несмотря на фокусирование внимания на учебе, приходитсярешать множество бытовых проблем за пределами учебного заведения. Мно-го написано про бюрократизм, с которым сталкиваются иностранцы приоформлении вида на жительство, медицинской страховки, открытии банков-ского счета и т.п. [12. С. 17]. Приехавшим из России студентам кажетсястранной система отношений человека с разными организациями. «Еслинужно оформить какие-то документы, нужно написать письмо, потом придетответ, потом опять надо написать письмо. И каждый день, когда приходишьв общежитие, полный почтовый ящик писем. Если какой-то вопрос, то эторешается по почте и занимает время: я пишу письмо, пройдет неделя, покаоно дойдет туда, и неделя, пока не придет ответ. И не факт, что этот ответменя устроит» (респондент № 3, студентка Высшей школы передовых тех-нологий, цикл инженера, 1-й год обучения). Католические традиции странывлияют на режим работы организаций в сфере обслуживания, не очень при-вычный для наших студентов. «Все магазины закрыты после 20.00 и по вы-ходным они тоже закрыты, и поначалу я попадал в такие ситуации, потомучто просто в пятницу вечером уставал и думал, что я куплю что-нибудь всубботу или в воскресенье. А потом забывал это купить - уже все, поездушел» (респондент № 9, студент Эколь Политекник, магистратура, 1-й годобучения). Кроме того, в выходные французские студенты, с которыми учат-ся и живут иностранцы, разъезжаются по домам, общежитие становится пус-тым, и приходится заниматься организацией своего досуга (часто объединя-ются в компании обучающиеся из разных стран). Эти нюансы социальнойжизни надо быстро уловить и к ним приспособиться.В-третьих, настораживает необычный менталитет французских сту-дентов, с которыми иностранцы начинают встречаться на занятиях. Нередкоприезжие вливаются в уже сформированные коллективы обучающихся сосложившимися отношениями. «Есть люди, которые учатся там с первогокурса, и они уже нашли себе друзей, они такими группками сохраняются, аесть люди, которые из других университетов, из других стран, которые как-то организуются» (респондент № 30, студентка Университета Париж-10, ма-гистратура, 1-й год обучения). Местные жители неохотно идут на контакт синостранцами, которые говорят на французском языке с акцентом и неиз-бежно допускают какие-то ошибки. «Французам все-таки нужно терпение,чтобы слушать, чтобы иногда поправлять, чтобы правильно помочь выразитьидею, не каждый на это пойдет. Они как-то не совсем толерантны в этом во-просе, если ты начинаешь как-то пык-мык, они сразу начинаются нервни-чать» (респондент № 18, студентка Университета Савои, Шамбери, магист-ратура, 2-й год обучения).Политика «открытых дверей» высших учебных заведений Франции ав-томатически не привела к расширению контактов иностранных студентов сместными «аборигенами». Это еще один индикатор процесса диверсифика-ции, который протекает латентно за кулисами публичной сцены, но именнотам происходит социализация подрастающего поколения, не стремящегося кусилению интеграции с приезжими. «Они могут бытьВ-четвертых, предыдущие контексты усиливаются осознанием иногопринципа организации социально-политической жизни. Несмотря наприоритет индивидуалистических ориентаций в приватной жизни, в публич-ном пространстве происходит переключение регистров так, что в фокусевнимания оказывается солидарность. «Французы очень общественные, у нихколлективное мышление, такое не эгоистическое, сильное коллективное чув-ство» (респондент № 11, студент Эколь Политекник, цикл инженера, 4-й годобучения). На контрасте с россиянами французы выглядят социально и по-литически активными. У них развито «чувство гражданина» как готовностьпомочь своим согражданам, оказавшимся в сложной ситуации. «Каждыйпредоставлен сам себе. И каждый знает, что «самость» - это мало, она неизолирована, а встраивается в сложную и мобильную ткань отношений» [14.С. 44]. Для формирования чувства сопричастности иностранцам необходимоне только усвоить социальные нормы, но и чувствовать общность своейсудьбы и судеб окружающих. Одним из индикаторов включения в глубин-ные пласты интеграционных процессов становится осознание социальнойответственности: «действительно считать себя частью этого общества и пе-реживать вместе с ними их проблемы» (респондент № 12, студент Эколь По-литекник, цикл инженера, 4-й год обучения), при этом не происходит потериидентификации себя с представителем другой (российской) культуры.Если признать - вслед за публичной риторикой - значимость для современ-ной Франции социальной интеграции, то следует помнить об одновременнопротекающем процессе диверсификации, который идет фоном или искусствен-но размещен за кулисами разыгрываемого политического спектакля. Респонден-ты отмечают, что успешность социальной интеграции предопределяется моти-вированным движением навстречу друг другу, в данном случае, иностранцев ифранцузов. «Нужна взаимная интеграция: не только нас пытались бы интегри-ровать во французское общество. Иногда этовится «ускорителем» интеграции в социум, так как в профессиональной сфе-ре формируются взаимоотношения между людьми.Роль языковой игры и переописаний в процессе социальной интеграцииРоссийские студенты, интегрируясь во множественные контексты, неиз-бежно включаются в языковую игру, начинают использовать переописаниякак инструмент согласования интересов сообщества со своим собственным,возможно противоположным, приватным интересом. Привлекательностьконцепта языковой игры, введенного Л. Витгенштейном [15] и поддержан-ного У. Эко, Ж.-Ф. Лиотаром, Р. Рорти и др., предопределяется фокусирова-нием внимания на поиске не столько истины, сколько интерпретаций соци-альной реальности. Последователей лингвистического поворота объединяетпонимание мира как релятивного, наполненного случайностями и не отде-ленного от языка, который становится «еще одним способом, каким людиприспосабливаются к своему окружению, производят действия и удовлетво-ряют желания» [16].Согласно представлениям У. Эко, язык является основанием культуры[17. С. 74], символическим отражением социокультурного порядка. Не чело-век говорит на языке, а язык «проговаривает» человека, так как его законыявляются первичными по отношению к индивиду [18. С. 428]. В отсутствииструктуры коммуникации есть только локус непрестанной «игры» [18.С. 457-458]. Языковая игра в современном полинарративном мире воспри-нимается как игнорирование канонов и абсолютных правил, творчествовнутри каждой ситуации общения - каждый новый диалог создает новыеправила игры [14. С. 157]. Ж.-Ф. Лиотар и Р. Рорти, признавая инструмен-тальное значение языка, по-разному интерпретируют цели языковой игры.Если Лиотар подчеркивает антиконсенсусное восприятие мира: «говорить -значит бороться - в смысле играть; языковые акты показывают общее про-тивоборство (агонистику)» [14. С. 33], то Рорти фокусирует внимание на со-лидарности, умении участников договориться относительно правил игры,достигнуть консенсуса.Для «виртуозной» языковой игры необходимо владеть словарем. «Всечеловеческие существа придерживаются того запаса (set) слов, которые ониупотребляют для оправдания своих действий, убеждений и своих жизней. Спомощью этих слов мы рассказываем истории своих жизней, иногда с точкизрения будущего, иногда с точки зрения прошлого. Я буду называть эти сло-ва «конечным словарем» личности» [19. С. 52]. Свойствами словаря являют-ся рецептивность (содержит описание ситуаций и возможность контроля) ипрагматичность (полезность для принятия конкретных решений). Рорти счи-тает, что нельзя придерживаться какого-то одного словаря, необходимо ис-кать переходы и сходства между различными словарями - именно это будетявляться залогом мирного сосуществования сообществ.Смысловое ядро концептуальных построений Рорти - редескрипция (пе-реописание). Сличение конечного словаря или какой-либо версии истолко-вания бытия с объективной реальностью невозможно, а референция непо-стижима, поэтому речь нужно вести не столько о дескрипции (описании)мира, сколько о переосмыслении и перетолковании предшествовавших кон-цепций. Иностранные студенты как генераторы новых описаний используютязык как инструмент вхождения в инокультурную среду, который сам посебе становится действием. В ходе интервью информанты производят пере-описания событий, наделенных определенной субъективной значимостью,людей и себя так, что факты действительности приобретают определенныйоттенок, тем или иным образом окрашенную версию преподнесения. Жиз-ненный опыт индивида репродуцируется исходя из той релевантности, ка-кую он имеет для самого информанта, однако можно предположить, что спо-собы интерпретации мира респондентами являются по своей природе интер-субъективными - в некотором роде типифицированными и понятными длядругого.Оппозицию языковой игре составляет здравый смысл, провоцирующий«преданность словам» [19. С. 53]. Рорти отмечает, что трагедия современно-го общества состоит в том, что большинство людей демонстрируют здравыйсмысл, нежели ироническое восприятие мира, то есть они не признают аль-тернативных описаний, хотят быть принятыми в их собственных словах,рассмотрены так же серьезно, каковы они сами, и как они говорят. Такимобразом, единственный язык, которого придерживается большая часть об-щества, создает ограничения как для познания, так и для взаимодействия. Впроцессе адаптации к инокультурной среде обладающие здравым смысломлюди чаще испытывают «культурный шок», столкнувшись с противоречиемреального ожидаемому, с несоответствием конкретных действий и слов то-му, что принято, закреплено в нормах той или иной культуры. Следуя логикеРорти, успешнее интегрируется в новое сообщество так называемый «иро-ник», потому что он признает, что в зависимости от переописания все можетвыглядеть хорошим или плохим [19. С. 53]. Основные характеристики такойличности - это отсутствие серьезности по отношению к себе и признаниевозможности меняться в соответствии с ситуацией, то есть включаться вязыковую игру, так как мы живем в мире, «основанном на неоднозначности,постоянного пересмотра имеющихся ценностей и непреложных истин» [17.С. 38].В инокультурной среде идет «процесс, в ходе которого мы начинаем по-степенно рассматривать другие человеческие существа как «нас», а не как«их» [19. С. 9] посредством тщательного описания «чужих» и переописаниясамих себя, своей ситуации, своего прошлого и т.п. «Каждый человек живетв рамках данной ему культурной модели и истолковывает свой опыт в соот-несении с миром воспринятых и усвоенных им форм» [17. С. 161-162]. Покаон взаимодействует с представителями только своей культуры, она воспри-нимается как нечто самоочевидное и не требующее оправдания. Включениев процесс интернационального образования подразумевает выход человеказа пределы своей социокультурной среды, при этом усвоенные в процессесоциализации культурные паттерны перестают быть «очевидностями жиз-ненного мира» [20].В публичной ситуации опроса (углубленного интервью) респондентырассказывают на новом языке, выходящем за пределы их «конечного слова-ря», свои жизненные истории. «Здесь, вот что мне очень нравится, ты мо-жешь начать говорить с человеком на улице, это никого не будет шокиро-вать. Если на остановке стоишь, то это сто процентов, что ты будешь гово-рить со всей остановкой. У нас в России долбится с самого детства, нельзя го-ворить с незнакомцами. Если честно, я не знаю, как я вернусь в Россию. Будуходить по улицам и не улыбаться. Я вообще не знаю, как я буду себя вести, дляменя это очень сложно» (респондент № 18, студентка Университета Савои,Шамбери, магистратура, 2-й год обучения). Особенно быстро подвержен изме-нению «конечный словарь» при изучении новых предметов со специфическойтерминологией. «Если ты учишься на французском языке, потом тебе сложнееобъяснить русскому человеку, о чем ты прочитал вообще, если не перевел, по-тому что точные термины надо знать, как переводятся» (респондент № 16, вы-пускница магистратуры Эколь Насиональ, Клуни, Бургундия, в настоящее времяучится в магистратуре Университета Париж-4).Расширение репертуара альтернативных описаний одной и той же ситуа-ции позволяет «отследить причины своего индивидуального бытия», расска-зав о них историю на новом языке [19. С. 26]. «Конечный словарь» респон-дента восприимчив к наиболее характерным ситуациям для сообщества, помере налаживания культурного диалога меняет и саму личность. Приняв но-вую «мораль», респонденты зачастую начинают пересматривать привычныедля них нормативные модели, усвоенные в процессе социализации в своейкультурной среде. «Я не очень хотела ехать во Францию, мне было оченьхорошо дома. Я пожила здесь всего полгода и поехала зимой домой. И ужесразу в Москве меня настолько шокировал - говорят, к хорошему привыка-ешь быстро, - наш менталитет, с которым я прожила до двадцати трех летспокойно. Я больше не могу жить в России, я больше не могу понять лю-дей…рабочие аэропорта, которые говорят: «Паспорт Ваш!». Ни здравствуй-те, ни до свидания!» (респондент № 7, студентка Высшейдентов, при этом «публичная мораль» призывает к солидарности и необхо-димости приспосабливаться друг к другу, а «приватная мораль» требует са-мосовершенствования, открытости к окружающим и иронии по отношениюк самому себе. Несмотря на разнообразие практик вхождения студентов вконтекст интернационального образования, различные ступени развития ихсамосознания, успешность социальной интеграции обусловлена способно-стью расширять конечный словарь и воспринимать его как продукт времении случайности.

Ключевые слова

социальная диверсификация и интеграция, межкультурная коммуникация, языковая игра, переописания, social diversification and integration, intercultural communication, language game, re-description

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Саблина Ирина АнатольевнаНовосибирский государственный технический университеткандидат исторических наук, доцент кафедры социальной работы, социальной антропологииskalaban@ngs.ru
Всего: 1

Ссылки

Саблина С.Г. Барьеры коммуникации в межкультурной среде // Актуальные проблемы теории коммуникации: Сб. науч. трудов. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004. С. 52-74.
Sisko L.A., Reinhard K. Learning to See What's Invisible: The Value of International Faculty Exchange // Business Communication Quarterly. 2007. Vol. 70. P. 356-363.
Sablina S., Struminskaya B. The Invisible Dimension of International Communication: Is It Possible to Teach Others "the Right Ethical Standards"? // Ethical Issues in International Communication / Ed. by A.G. Nikolaev. Palgrave Macmillan UK, 2011. P. 201-
Тремблэй К. Интернационализация: формирование стратегий в национальном контексте // Вестник международных организаций: Образование, наука, новая экономика. 2010. № 3. С. 110-168.
Саблина С.Г. Российские студенты во Франции: роль языковой игры и переописаний в процессе социальной интеграции // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Психология. 2010. Т. 4, вып. 2. С. 124-128.
Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1998.
Косенко С. Политика культуры или культура политики. Опыт Франции. М.: Восток - Запад, 2008.
Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М.: Академический про- ект, 2005.
Qualitative Research: Theory, Method and Practice, 2nd ed./ Ed. by D. Silverman. Padstow: Sage, 2004.
Boltanski L. La souffrance a distance. Morale humanitaire, medias et politique; suivi de La presence des absents (Отдаленное страдание: нравственность, средства массовой информации и политика), 2e ed. Paris: Gallimard, 2007.
The SAGE Handbook of Qualitative Research, 3rd ed. / Ed. by N.K. Denzin, Y.S. Lincoln. Thousand Oaks: Sage, 2005.
Дебренн М. Как избежать культурного шока // Сотрудничество с Францией в Сибири в области высшего образования: проблемы и решения: Тезисы докладов международной научно-практической конференции. Новосибирск: НГУ, 2007. С. 16-20.
Schwartz S.H. Cultural Value Orientation: Nature and Implications of National Differences. Moscow: Publishing house of SU HSE, 2008.
Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н.А. Шматко. М.: Ин-т экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 1998.
Витгенштейн Л. Избранные работы / Пер. с нем., англ., коммент. В. Руднева. М.: Территория будущего, 2005.
Философия без оснований. Беседа М. Рыклина с Р. Рорти // Логос. 1996. №8. С. 132-154.
Эко У. Открытое произведение: Форма и неопределенность в современной поэтике. СПб.: Академический проект, 2004.
Эко У. Отсутствующая структура: Введение в семиологию. СПб.: Symposium, 2004.
Рорти Р. Случайность, ирония и солидарность / Пер. с англ. И. Хестановой, Р. Хестанова. М.: Русское феноменологическое общество, 1996.
Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Пер. с нем.; под ред. Д.В. Скляднева. СПб.: Наука, 2000.
Бауман З. Рассказанные жизни и прожитые истории // Социологические исследова- ния. 2004. № 1. С. 5-14.
 Множественность векторов социальной интеграции: российские студенты во Франции | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Множественность векторов социальной интеграции: российские студенты во Франции | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Полнотекстовая версия