Концептуальные модели управления развитием города | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Концептуальные модели управления развитием города

Сущность управления развитием города может пониматься по-разному. Существует две основные причины такой ситуации. Причина первая - наличие различных парадигмальных способов понимания города. Причина вторая - многоаспектность городской жизни. В статье заданы парадигмальные рамки моделирования явлений городской жизни. В рамках парадигм выделены и описаны двенадцать моделей города. Указаны основные проблемы управления для каждой модели.

Conceptual models of management development of the city.pdf Парадигмальные рамки моделирования явлений городской жизниУправление территориальным и пространственным развитием россий-ского общества в последнее время всё чаще связывают с городами как точ-ками роста, с урбанистическими ресурсами и механизмами развития. В лите-ратуре о городе давно отмечено, что атрибутивными характеристиками го-родской среды, её главными отличительными чертами в сравнении с други-ми видами сред являются инновационность и проективность. В то же времяисследователи городской жизни давно столкнулись с ситуацией сложной,гетерогенной (состоящей из различных по своим свойствам элементов), из-менчивой, индивидуальной городской средой. Город как реальность - этоконтинуум разнородных по своей природе явлений и процессов, но это все-гда некоторый порядок. При всей своей разнообразности и качественной ин-дивидуальности различных городов городская жизнь содержит инвариант-ные черты и характеристики, что даёт основание говорить о городе как осо-бой социокультурной системе, о специфических характеристиках городскогообраза жизни. Об этом достаточно убедительно и содержательно писалиМ. Вебер, Г. Зиммель, представители Чикагской школы социальной эколо-гии. И продолжают писать современные исследователи.Современные многочисленные дискуссии о перспективных формах испособах развития города привели к появлению множества моделей город-ского развития. Стратегическая цель моделирования города понимается какпоиск эффективных и оптимальных методов и средств управления процес-сами, происходящими с городами и в городах. Эта стратегическая цельпредполагает выработку ясных критериев сравнения частных моделей горо-да как тактических способов совершенствования урбанистических форм ор-ганизации социума. «О развитии города говорят все или почти все. Однакодаже если все одинаково бы понимали существо развития (чего, разумеется,нет и в помине), неизбежно остается качественное различиеиспользование разных методологических средств их познания, что пока не-достаточно отражено в эпистемологии города. Поэтому сравнительный анализспособов построения знания о городе - насущная методологическая проблемагородских исследований. Интенсивные дебаты о формах городских измененийдолжны сопровождаться методологической рефлексией над основаниями и эв-ристическими возможностями используемых моделей городской жизни. «Реше-ние задачи по построению рабочего образа города во многом зависит от того, вкаких системах координат исследуется его морфология, какие методологиче-ские принципы кладутся в основание его описания» [2].Исходное и наиболее общее понимание модели - способ представленно-сти некоторой реальности в сознании познающего. Мы исходим из того, чточастные модели городской жизни формируются в рамках парадигм и пред-ставляют собой способ упорядочивания тех эмпирических данных, которыерелевантны той или иной парадигме. То, что когнитивные модели как логи-ко-семантические конструкции реальности возникают в рамках парадигм,демонстрируется в работе И.Ф. Девятко, которая пишет, что даже очень спе-циальные вопросы, касающиеся, например, техник измерения или сбораданных, не могут быть решены без обращения к более общим представлени-ям о природе доступных социологу эмпирических показателей и о норма-тивных критериях, используемых в процессе обоснования истинности и дос-товерности нового знания [3]. Таким образом, парадигма конституируетязык модели как систему понятий.Методологическим основанием стратегий построения моделей городскойжизни являются две группы методов как два различных эпистемологическихгоризонта познания: позитивизм и герменевтика. Позитивистская стратегияизучения города заключается в описании явлений городской жизни и объяс-нении урбанистических процессов на основе генерализующего метода. Гер-меневтическая стратегия изучения города включает в себя интерпретациюзначений предметов и фрагментов городской жизни с позиции различныхгородских сообществ, понимание процессов определения ситуации, конст-руирование смысла действия. Позитивистские модели основываются на до-пущении, что имеется «естественный порядок вне», существующий незави-симо от человеческих перцепций. «Противоположностью этим допущениями стратегиям построения теории являются взгляды этнометодологов, кото-рые ставят под вопрос релевантность этих занятий. … То, что наиболее под-дается наблюдению и отсюда является реальным, - это попытки взаимодей-ствующих индивидов убедить друг друга в том, что имеется порядок в спе-цифических социальных обстоятельствах и в более широком «обществе».То, что «действительно реально», таким образом, - это методы, используе-мые людьми при построении, поддержании и изменении друг у друга смыслапорядка безотносительно к содержанию и субстанции их формулировок» [4.С. 430]. Герменевтические модели основываются на допущении о когнитив-ном характере реальности. Реальность здесь понимается как организацияструктур человеческого опыта. Неклассическая методология апеллирует нетолько к аналитическим категориям и абстракциям, но и к перцептивнымобразам, смысловым горизонтам, проектам и переживаниям. Так, например,предметом социальной феноменологии является процесс идеального консти-туирования объектов как смысловых образований.Когнитивное моделирование - создание различных когнитивных струк-тур, направленных на достижение разных целей исследования: как объясне-ния существующих или существовавших явлений, так и конструированиявозможных состояний исследуемого объекта. В структуре когнитивного мо-делирования присутствует не только теоретико-познавательная процедура,но и социально-управленческая: «тип явления» интересует исследователя несам по себе, а в связи с возможностями его реконструкции или ослаблениятех свойств, которые считаются нежелательными. В этом плане типизациивсегда содержат аксиологическую составляющую, проявляющуюся в ориен-тации, хотя и не всегда явной, на благо, пользу, ценность и смысл. Об этомначинал говорить уже М. Вебер, создавая своё учение о типизациях. Когни-тивный подход позволяет различать когнитивные конструкции различногопроисхождения: психосенсорного, рационально-сциентистского, эмоцио-нально-образного, ценностно-смыслового, прагматико-технологического,коммуникативно-интерпретативного. Когнитивный подход обращает внима-ние на социо-инженерный компонент знания - понимание когниции как кон-струкции, помогающей решать актуальные и ситуативные задачи. Это об-стоятельство существенно в плане методологической рефлексии о моделяхгородского развития, поскольку когнитивные науки (когнитивная психоло-гия, когнитивная социология, когнитивная антропология, когнитивная лин-гвистика и др.) показывают множество структур организации знаний, а зна-чит, вариантов и механизмов изменения реальности, наряду с традиционнымсциентистским.В рамках выделенных стратегий (позитивизм и герменевтика), на нашвзгляд, можно различать следующие парадигмы: натурализм, структурализм,конструктивизм, феноменологию. В рамках этих парадигм были сформули-рованы дефиниции двенадцати моделей города. В натуралистической пара-дигме, или парадигме артефактов, город определяется как искусственно соз-данная среда обитания, система технических артефактов. В рамках структу-ралистской парадигмы мы выделяем следующие системные модели города:город как социотехническая система; город как функционально структури-рованное пространство - система зон жизнедеятельности и город как семио-тическая система - текст. В рамках конструктивизма оформляются моделипроективного типа. По когнитивной форме проекты можно подразделить надва типа: утопические и рационалистические. В утопическом варианте кон-структивизма город представлен такими моделями, как мифологическийконструкт и как идеологический проект. В рационалистическом вариантегород представлен следующими моделями: город как сциентистский проекти социоинженерная конструкция, ценностно-рациональный проект, социо-культурный проект, виртуальный (имиджевый) проект. В рамках феномено-логической парадигмы просматриваются две дефиниционные модели: городкак композиция жизненных миров горожан или динамическая система топо-сов и город как синергетическая (аутопойетическая) система.Концептуальные модели, аспекты развития и проблемы управлениягородом1. Город как ремесленное изделие, система технических артефактов. Врамках этой концепции город понимается как искусственно созданная средаобитания, «вторая природа». Отношение к городу как к вещи, сработанноймастером, производит градоохранительную деятельность: хранение, ремонти реставрацию в соответствии с первоначальным видом. Основная проблема,которая здесь обсуждается, - сохранения культурно-исторического наследиягородской среды. Эта проблематика наиболее часто артикулируется в кон-тексте административного управления. Однако отношение человека к исто-рико-культурной среде гораздо сложнее схемы сохранение/преобразование ипредставляет собой диалектику преемства и наследования, суть которой -удержание элементов прошлого как условие осмысленного отношения к на-стоящему и как ресурс смыслополагания в будущем. Если преемство естьпростое владение и сохранение традиций, то наследование - осмысленное,творческое включение усвоенного в структуру инновационной деятельностипо преобразованию среды обитания.2. Город как социотехническая система; социальный агрегат для удов-летворения витальных потребностей. Социотехнический подход представ-ляет город как сложно устроенную машину, обеспечивающую витальныеаспекты жизнедеятельности. Концептуально эта дефиниция представлена впонятии Мегамашины Л. Мэмфорда. Город - пространственная форма суще-ствования Мегамашины постольку, поскольку жизнь в городе построена напринципе функционального разделения труда и функционального зонирова-ния территории. Важными характеристиками как Мегамашины, так и город-ского социума является объединение в единую систему мелких общин, цен-трализованное авторитарное управление, устранение культурно-мировоз-зренческих различий и появление унифицированного, космополитического,рационалистического, в перспективе - сциентистского 088 р\u1074 взгляда на мирной и саморазвивающейся системой, изменение которой невозможно про-гнозировать на основании имеющегося опыта и методом простой экстрапо-ляции существующих тенденций [7]. Фрагментация пространства городскойжизни на институциональные подсистемы не позволяет увидеть город какцелостность, как уникальную социокультурную систему. В рамках даннойпарадигмы, по существу, невозможно даже обсуждать проблему эмерджент-ных свойств города как системы - характеристик городской среды, не сво-димых к совокупности объективных параметров относительно гомогенныхсоциальных систем: территориальных, экономических, политических и т.п.Методологической основой этой практики являются принципы позитивизмаи, прежде всего, функционалистский тип объяснения - истолкование соци-ального действия, общественного феномена или института с точки зренияего функционального предназначения (полезности) для общества в целом.Однако свести разнообразие городской жизни к инвариантному набору эле-ментов и функций - значит отказаться от поиска разнообразных, а зачастуюи уникальных вариантов проектов развития конкретных городов, обладаю-щих эмерджентным системным качеством.3. Город как функционально структурированное пространство - систе-ма зон жизнедеятельности. Городское пространство здесь понимается какпространство расположения артефактов и тел. Первоначально такое модели-рование городского пространства возникло в рамках Чикагской школы и бы-ло представлено моделями концентрических зон Э. Берджесса, секторальноймоделью Х. Хойта, многоячеистой моделью К. Харриса [8]. В этой моделигорода-предприятия отдельные зоны городской территории понимаются какфункциональные элементы города. Методологические предпосылки, зало-женные в таком видении города, имеют реальное воплощение в облике со-ветских/российских городов. Влияние такого парадигмального дискурса нареальную урбанистическую политику обеспечивалось общими принципамицентрализованного планирования. Тезис о том, что функционально структу-рированное пространство воспроизводит социально-производственные от-ношения, является машиной по производству прибавочной стоимости, меха-низмом «урбанизации капитала» (А. Лефевр), был характерен для западныхмарксистов 1960-70-х гг. Наиболее яркая фигура этого направления - фран-цузский социолог А. Лефевр. Однако он же явился одним из первых крити-ков функционалистского подхода к городской среде. Он, в частности, писал:«Городские ансамбли, особенно самые большие, демонстрируют в действиианалитическую мысль (или, если угодно, чисто аналитический разум), дове-денную до крайних пределов … Вопрос сейчас в том, не пришло ли времяпоставить под сомнение преобладание аналитической мысли» [9]. Сомнениев релевантности восприятия реальности аналитическим разумом возникает всвязи с тем, что пространство вообще, городское особенно, воспринимаетсявсегда как культурно-символическое пространство - пространство значимыхпредметов. Уже Г. Зиммель, отмечая рационализм и прагматизм жизнибольшого города, утверждал, что пространство города - это пространствосоциально-смысловых отношений и конвенциональных норм [10]. Культур-ная география подняла тему культурного ландшафта - территории со встро-енными в него смыслами. Результаты исследований восприятия городскойсреды показали, что городская среда оценивается горожанами не только сфункциональных позиций, но и воспринимается и интерпретируется различ-ными группами горожан в зависимости от ценностно-мировоззренческихособенностей их сознания и их жизненных интересов [11, 12, 13]. Функцио-налистское представление о структуре города сталкивается с другой реаль-ностью - отсутствием однозначной территориальной локализации как видовдеятельности, так и компактного проживания гомогенных статусных групп.Статистическая картина социально-статусной структуры города, «дополнен-ная» перечислением и описанием институциональных механизмов организа-ции различных видов деятельности, мало что даёт для изучения и прогнози-рования процессов, происходящих в городах, - как миграционной динамики,так и функциональной динамики районов города и городов в целом: однисоциальные функции появляются, другие - исчезают, меняется «удельныйвес» отдельных социальных функций на конкретных территориях и в кон-кретных городах. Поэтому карта функциональных зон города отражает, таксказать, одномоментную ситуацию и не способна выразить намечающиесятенденции изменений как социоструктурного плана - в потребностях и ин-тересах статусных групп, так и социо-территориального плана - в социаль-ном составе населения конкретных районов города. Сменившая натурализмструктурно-функциональная парадигма также показала свою недостаточ-ность. Методологическая ограниченность структурно-функциональной па-радигмы стала очевидна по мере развития новых тенденций урбанизации:рост социального неравенства и сегрегации в городах; возрастание значимо-сти символического ресурса субъектов городской жизни как фактора терри-ториальной и пространственной мобильности; возрастание значимости пре-стижа места как фактора формирования социально-пространственной струк-туры города. Эти тенденцииние в этом мире» [14. С. 329]. В рамках функционалистской модели управ-ление развитием города понимается, хотя и не всегда явно, как регулирова-ние материальными (в том числе и финансовыми) потоками и ресурсами.Вся жизнь города ориентирована на повышение эффективности производст-ва. Например, в работе В.И. Ресина и Ю.С. Попкова показывается, какструктура города формируется посредством распределения материальныхобъектов, взаимосвязи между которыми и представляют собой функцио-нальную структуру города [15]. И до сих пор в отечественной урбанистикепреобладает функционалистская парадигма с её методологией, основанной напонятии «градообразующих факторов». Однако появилась и развиваетсямысль, что для развития городского пространства, личности горожан и их ин-новационной потенции необходимо «выйти за пределы функционалистскойпарадигмы как таковой и начать рассматривать город не как образование, про-изводное от каких бы то ни было функций, а как образование самоценное, какдостояние национальной или мировой истории и культуры, как достояние всехживущих, живших и будущих жить в нем людей» [16]. В рамках критикифункционалистского подхода артикулируется новая проблема управления раз-витием города - механизмы инновационного развития городской среды каксреды экзистенциального обитания, а не только витального существования.В такой теоретической перспективе исчезает инвариантная структурно-функциональная система города, и он предстаёт как система знаков - текст,по-разному прочитываемый горожанами, как процесс интерпретации и конст-руирования смыслов.4. Город как семиотическая система - текст. Когда на первый план го-родской жизни выходит проблема инновационного развития, то городскаяпроблематика становится проблематикой коммуникативного пространствагорода. Актуальным вопросом текстуальной реальности города, поставлен-ным в рамках семиотического анализа, является вопрос о соотношении«идеи города», т.е. его 026502символического содержанияпознании коммуникативных процессов. Для этого необходимо обратитьвнимание на то, что город - это «образ города», различный для разных акто-ров - символических агентов городской жизни. Представляется, что можноразличать два уровня текстов: текст всей среды города в слитности террито-риального (культурный ландшафт) и пространственного (события духовнойжизни) аспектов - семантика городской среды, смысловое звучание мест,«дух города» и его «настроение»; тексты городских сообществ. Разные го-родские сообщества говорят на разных языках. Таким образом, в зависимо-сти от акцентуации структурного или процессуального модусов существова-ния текст определяется двояко. Во-первых, текст как система высказыва-ний - семиотическая (знаково-символическая) модель мотивированной ак-тивности, «застывший смысл», который существует в двух видах: город каксистема семантических структур - знаковых образов городской среды и го-род как система социолингвистических структур - языковых сообществ. Во-вторых, текст как смыслопорождающая структура - текстовая деятельность,деятельность по созданию знаковых структур - смыслопорождающая дея-тельность, которая существует в виде диалогов и дискурсивных практик го-родских сообществ. «…Думаем, что к осознанию миссии и выработке стра-тегии города можно прийти только путем организации коммуникации, таккак и миссия, и стратегия есть производные от понимания места и его исто-рии или исторической ситуации, мировых глобальных тенденций, касаю-щихся развития устройства самого города, возможностей работать с ресур-сами своего развития» [18]. В процессе коммуникации возникает интерсубъ-ективное знание - социальное (групповое) определение ситуации - социаль-ная когниция или когнитивная модель ситуации. Социальная когниция пред-ставляет собой схематизацию социальных знаний о мире - социальныйтекст, позволяющий индивидам ориентироваться в нём и строить совмест-ные модели поведения как способы реагирования на изменение ситуации.Собственно говоря, совместная деятельность людей возможна лишь в томслучае, если они обладают некой системой общих суждений о мире и при-нимают общие схемы поведения. Семиотическая модель города является, нанаш взгляд, переходной формой моделирования от структурализма к конст-руктивизму. Структуралисты показали, что значение не «природно» и неконстантно, а социально и контекстуально-ситуативно. Постструктуралистыпошли дальше и представили текст как развивающуюся систему интерпре-тационных рядов. Целью структурного анализа текста является обнаружениекультурных кодов, лежащих в основе социального поведения и взаимодейст-вия, в частности, городских сообществ. Целью постструктуралистского (пост-модернистского) текстового анализа является поиск механизмов и источниковсмыслополагания социального действия, без понимания которого также не-возможно обойтись, изучая жизнь и поведение горожан. Знание «образа го-рода» и интенций различных городских сообществ становится непременнымусловием мотивационного и интенционального управления как сознанием иповедением акторов городской жизни, так и символико-коммуникативнымипроцессами в городах. Текст города как вторичная знаковая система, над-страиваемая над реальностью, имеет различную структуру и формы, в томчисле мифологическую. Под мифом мы понимаем систему представлений,задающих смысловое пространство, в котором протекает процесс жизнедея-тельности. Учёт этих представлений является непременным условием при-нятия релевантных и эффективных управленческих решений [19]. Кроме то-го, конструкты стратегического развития города (бренд, аттрактор, миссия) вкакой-то степени всегда миф, т.е. одновременно интерпретация прошлого ипроект будущего.5. Город как мифологический конструкт. Мифология города выраженаобразами городской среды, обладающими символическим значением, т.е.содержащими программу социокультурного развития и смыслы человече-ской экзистенции. Миф выполняет свою проективную функцию благодарясдвигу значений артефактов, наполнение их новым символическим содержа-нием. Миф выступает матрицей изменения способов видения реальности,специфической семиотической оптикой, позволяющей увидеть контуры ещёне существующего или существующего как грёзы, как мечта, как утопиче-ский проект. Однако миф не «работает», если нет субъекта, раскодирующегои принимающего его символическое значение. Если миф - своеобразныйтекст, то при его конструировании на первое место выходят проблемы изу-чения аудитории: чем точнее «портрет» адресата, тем эффективнее «работа-ет» миф. Главная проблема проективного потенциала мифа как инструментауправления развитием - его включенность в коммуникативные процессымежду городскими сообществами.6. Город как идеологический проект социальных отношений. Идеологиякак взгляд на реальность есть проект определённых социальных групп, кото-рые стремятся реализовать свои идеалы, в том числе и через организациюморфологической структуры города. В основе идеологии градостроения все-гда лежат определённые ценностно-мировоззренческие принципы и пред-ставления об идеальном обществе, экспликация которых необходима дляадекватного понимания действительных, часто не до конца осознанных це-лей и результатов реорганизации городской среды. Одним из наиболее ярковыраженных вариантов влияния идеологии на градостроение явился совет-ский город. Собственно, идеологическое содержание градоустройстватрансформировалось в технократическую политику государства, приорите-тами которой были интересы производства, а не людей. «Пожалуй, именноздесь следует искать истоки безликости большинства советских городов…»[20. С. 92]. Современный российский город стал объектом идеолого-рыночного конъюнктурного манипулирования. Переход от одной идеолого-мировоззренческой концепции проектирования города к другой в практикеградостроительства и градоустройства сопровождается деструктивно-разрушительными процессами и поэтому нуждается в социокультурной экс-пертизе, основанной на методологии социокультурной экологии. «В услови-ях распространения частных приватных практик на общественную публич-ную действительность социальная жизнь в городе теряет свою открытость иопределенность. Она распадается на не связанные между собой автономныезамкнутые образования, каждое из которых живет по собственным прави-лам» [21. С. 104]. Столкновение идеологем с реальностью приводит к час-тичной их реализации в непредсказуемых и малоперспективных формах, адля городской среды это оборачивается деградацией её культурно-символического потенциала, а значит, и ресурсов инновационного развития.7. Город как сциентистский (модернистский) проект и инженерная кон-струкция. Зиммель связывает «характер города» с духом эпохи модерн,сущностными чертами которой являлся рациональный расчёт и «атрофияиндивидуальной культуры, вследствие гипертрофии объективной» [10.С. 34]. «Идеей» индустриального города, идеологией модернизма являютсяидеалы рациональности и оптимальности как таковой. Но в том-то и про-блема, что эти идеалы могут наполняться разным содержанием, т.е. иметьразную интерпретацию. Социокультурная амбивалентность модернистскойорганизации городской жизни заключается в том, что наряду с возрастаниемтехнического могущества и материального комфорта, социотехническая сис-тема города как Мегамашина является базой авторитарного управления иподавления творческих инициатив. Мэмфорд предлагает, во избежание дис-пропорции социально-культурного развития, параллельно совершенствоватьсистему общественного самоуправления и создавать условия для развитиятворческих организаций. Развитие техники, по его мнению, следует направ-лять для усиления того аспекта человеческого бытия, который Мэмфорд на-зывает «личным», но не в направлении сужения человеческой жизни рамка-ми власти и силы. Историческое развитие города, по его мнению, содержитобе тенденции [22. С. 31-32].8. Город как ценностно-рациональный проект. М. Вебер свои рассужде-ния о городе начинает с мысли о том, что город является не просто формойпоселения, а социокультурным феноменом, т.е. явлением, возникшим подвоздействием культурно-мировоззренческих, ценностных обстоятельств.Город для Вебера - это, прежде всего, особый образ жизни, а образ жизниобусловлен, прежде всего, ценностно-мировоззренческими интенциями лю-дей [23]. Возникновение и быстрое распространение городского образа жизтельную и в целом наиболее успешную попытку человека преобразоватьмир, в котором он живет, в наибольшем соответствии со своими сокровен-ными желаниями» [26].9. Город как социокультурный проект. Парк, как и Вебер, полагал, чтоинституты и социальные структуры любого вида могут рассматриваться какрезультаты коллективного действия. «А согласие представляет собой небиологические адаптации, но социальные аккомодации» [27]. Понимая городкак живой организм, Парк не редуцирует понимание городской жизни к био-тическому уровню и борьбе за существование. Смысловые коннотации орга-низма у него противопоставляются техническим коннотациям города какартефакта. Но вместе с тем город есть конструкция. «Он не естественен и несвященен, но прагматичен и экспериментален» [26]. Развитие города пони-мается здесь как конструирование благоприятной среды обитания для само-развития как символических сообществ, так и отдельной личности. Собст-венно, предметом моделирования становится жизненное пространство-времяили среда обитания, которая стала рассматриваться и как фактор поведениягорожан, и как результат жизнедеятельности городских сообществ. Поведе-ние горожан следует понимать как результат интерпретации ситуации. Из-менение поведения производно от нового определения ситуации, в соответ-ствии с «теоремой Томаса». Предметная среда города обладает высокимуровнем символичности: в ней закодированы программы поведения. Мате-риальное пространство города превращается в овеществлённые атрибутысообществ. Городская среда - социокультурная экология горожанина, и раз-рушение её приводит к деформации личности и наоборот. Артефакты, оп-редмеченные воспоминания и ценностно-эмоциональное отношение к тем идругим - это статическая сторона городской среды. Городская среда дина-мична, изменчива. В ней всегда присутствуют элементы новой жизни: новыеспособы взаимоотношений и новые смыслы. Управление городской жизньютакже должно основыватьсяразмышление о том, как с помощью других людей воплотить её в жизнь. Со-циокультурный проект - проект совместной жизни.10. Город как виртуальный проект. Город как идеальный конструкт исоциокультурный проект содержит черты не только реального города, но ивоображаемого города. «Город существует благодаря сфере воображаемого,которая в нем рождается и в него возвращается, той самой сфере, котораягородом питается и которая его питает, которая им призывается к жизни икоторая дает ему новую жизнь» [28]. Город как конструкт - это идея города,которая, конечно, может быть разной. «Виртуальные реальности города -это культурно-символические реальности, которые не имеют жестко задан-ной связи со своим материальным референтом. Виртуальная реальность яв-ляется социально производимой, сконструированной реальностью: по сути,она создается людьми в ходе символического взаимодействия» [29]. Соци-альная реальность возможна только как интерсубъективная реальность. Со-бытие как конститутивный акт реальности есть суждение, разделяемое дру-гими. Реальность, данная нам в совместности, возникает как акт коммуника-ции: «Он и я, т.е. мы, - до тех пор, пока длится процесс - разделяем общееживое настоящее, наше живое настоящее, позволяющее и ему, и мне сказать:«Мы пережили это событие вместе». Благодаря установившемуся таким об-разом Мы-отношению мы оба - он, обращающийся ко мне, и я, внимающийему, - живем в нашем общем живом настоящем, направленные на мысль,которая должна быть воплощена в процессе коммуникации и посредствомпроцесса коммуникации» [30. С. 413-414]. В процессе коммуникации город-ских сообществ виртуальная реальность города возникает как интерсубъек-тивный проект совместной жизни. Проблема появляется тогда, когда вирту-альные образы города (в том числе и в СМИ) утрачивают связь с реальнымиожиданиями горожан и превращаются в симулякры (Ж. Бодрийяр) - образыотсутствующей действительности, стирающие различия между реальнымлогическое моделирование городской жизни содержит три аналитическиепроцедуры: выявление качественно разнородных жизненных сред и, соот-ветственно, образов жизни различных городских сообществ; определениестепени представленности каждого топоса в жизни всего населения города,что позволяет определить тип города - через доминирующий тип отноше-ний, характер интенции, структуру ментальности - ментального образа го-рода - как целостного, так и образа города отдельных сообществ; описаниемеханизмов синергетики каждого отдельного топоса, тенденции аттракторагорода: направления формирования представлений о миссии города в созна-нии горожан. Лейтмотивом городских исследований здесь является вопрос:как устроено жизненное пространство жителей конкретного города и как егооптимально обустроить.12. Город как синергетическая (аутопойетическая) система. Самораз-витие города можно понять, если допустить, что структура системы «город»состоит не из инвариантных элементов - статусных групп, а представляетсобой в каждом случае конкретных городов ансамбль городских сообществ,различающихся своей символической структурой и образом жизни. Органи-зация города состоит не только из формальных организационно-управленческих институтов, но также представлена самоорганизационнымисоставляющими, действующими параллельно официальной организации,усиливая или ослабляя её. Именно выявление и анализ механизмов самоор-ганизации городских сообществ, а также механизмов взаимоперехода фор-мальной и неформальной организаций города и составляет предмет синерге-тики города. Разнообразие городской среды - главная причина привлека-тельности города как для проживания, так и для размещения ресурсов разви-тия: финансовых, технологических, политических. Основой разнообразиягородской жизни в целом является насыщенность городского пространстваотношений коммуникативными практиками городских сообществ. В комму-никативном пространстве города происходит взаимообмен символическимиресурсами (ценностями, смыслами, стратегическими целями) между город-скими сообществами, что приводит к появлению новых форм организациижизнедеятельности города - диссипативным структурам городской жизни:более дифференцированным и информативно ёмким, способным к большемуразнообразию проявлений. Город не подчиняется рациональному планиро-ванию. Во-первых, существует структурно-территориальное дублированиефункций (например, районные рынки). Во-вторых, районы города асинхрон-ны в своём функционировании и изменениях. В-третьих, «место» имеетсвою имманентную логику жизни в силу своей истории и социокультурнойспецифики населения. В целом, можно сказать, что город живёт своей жиз-нью, порой «отвергая» решения и планы управленческих структур. Городесть феномен, а не только структурно-функциональная система. Всё акту-альнее становится проблема развития инновационных механизмов в направ-лении синергийной коммуникации городских сообществ.Общим выводом, вытекающим из теоретико-методологического анализамоделирования города, является то, что резервы познаваемости городскойжизни находятся в области изучения механизмов взаимоперехода объектив-ных и субъективных компонентов городской жизни. Изучение этой областипредполагает «переопределение теории» с объектно-субъектных отноше-ний - на процессы саморазвития и самоорганизации города и городских со-обществ, актуализирует интеграционно-коммуникативные проблемы взаи-модействия всех субъектов городской жизни. В то же время демаркация эпи-стемологических кругов различных теоретических традиций (составлениепарадигмальной карты городских исследований) может способствовать эф-фективному выбору адекватных методологических средств анализа и опти-мизации управленческого воздействия на различные по своей природе явле-ния городской жизни. Построение моделей различного типа позволяет ана-литически устраняться от информации, которая не релевантна цели созданияконкретной модели, и тем самым фокусировать внимание на определённыхаспектах и модусах существования города в сознании исследователя. Это вдальнейшем даёт возможность организовать (классифицировать) типическигомогенный эмпирический материал, а также осознать и сформулироватькакую-либо одну или несколько проблем городской жизни, временно «от-ключившись» от других. Наиболее актуальными и вместе с тем предпола-гающими использование принципиально различных методологическихсредств, на наш взгляд, следует назвать следующие проблемы изучения го-родской жизни: диалектика преемства и наследования культурно-исторического потенциала города; совершенствование коммуникативныхмеханизмов инновационного развития городской среды; гуманизация средыобитания через разработку и проведение социокультурной экспертизы гра-достроительных проектов; совершенствование механизмов саморазвитиягородских сообществ как условия синергетики (саморазвития) города; опре-деление режимов самореализации имеющегося инновационного потенциалаконкретных городов.

Ключевые слова

концепции города, модели города, управление городом, city concept, city model, city management

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Пирогов Сергей ВладимировичНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат философских наук, старший преподаватель кафедры социологии философского факультетаpirogoff@ngs.ru
Всего: 1

Ссылки

Глазычев В.Л. Средовый подход в развитии города [Электронный ресурс] // В. Л. Глазычев. Избранные лекции по муниципальной политике // Сайт В. Л. Глазычева. - Лекция 4. - Электрон. дан. - URL: http://www.glazychev.ru/courses/mp/mp_04.htm (дата обращения: 2
Волков В.Е. Осмысленность города [Электронный ресурс] // Кентавр: сетевой журнал. - Электрон. дан. - URL: http://www.circleplus.ru/content/summa/26 (дата обращения: 06.04.2010).
Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования. М., 1996. 174 с.
Тернер Дж. Структура социологической теории: пер. с англ. / Общ. ред. Г.В. Осипова. М.: Прогресс, 1985. 470 с.
Мэмфорд Л. Техника и природа человека // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986. С. 225-239.
Форрестер Дж. Динамика развития города. М.: Прогресс, 1974. 285 с.
Форрестер Дж. Мировая динамика. М.: Наука, 1978. 167 с.
Вагин В.В. Социология города [Электронный ресурс] // Библиотека Гумер - социология. - Электрон. дан. - URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Vagin/07.php (дата обращения: 12.04.2010).
Лефевр А. Идеи для концепции нового урбанизма: пер. с фр. [Электронный ресурс] / А. Лефевр; пер. С. А Эфирова // Социологическое обозрение. 2002. Т. 2. № 3. С. 1-8. - Электрон. версия печат. публ. - URL: http://club.fom.ru/books/doc1607071034.pdf (дата об
Зиммель Г. Большие города и духовная жизнь // Логос: журнал по философии и прагматике культуры. 2002. № 3-4. С. 23-34.
Портнов Б.А. Городская среда: феномен престижности // Социологические исследования. 1991. № 1. С. 69-74.
Трушина Л.Е. Образ города и городской среды // Виртуальное пространство культуры: материалы науч. конф. 11-13 апр. 2000 г. СПб.: С.-Петерб. филос. об-во, 2000. С. 97-99.
Трущенко О.Е. Престиж Центра: Городская социальная сегрегация в Москве. М.: Socio- Logos, 1995. 112 с.
Чернявская О.С. Социальное пространство: обзор теоретических интерпретаций // Вестн. Нижегородского ун-та им. Н.И. Лобачевского. Сер. Социология. Психология. Филосо- фия. 2008. № 5. С. 329-335.
Ресин В.И. Развитие больших городов в условиях переходной экономики (системный подход). М.: Эдиториал УРСС, 2000. 328 c.
Генисаретский О.И. Средовое проектирование и проектная культура [Электронный ресурс] // Antropolog.ru: электронный альманах о человеке. [Электрон. дан.] - URL: http: // www. antropolog.ru/doc/persons/genis/olgen2 (дата обращения: 25.05.2010).
Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 607 с.
Никитин В.А., Никитина Е.И. Принцип города: организационное предприятие [Электронный ресурс] [Электрон. дан.] - URL.: http://circle.ru/personalia/nikitin/pg.html (дата обращения: 12.04.2010).
Рожков С.А. Оценка руководителями административно-территориальных образований активности и значимости компонентов культурного мифа города (Психологический аспект): Дис. ... канд. психол. наук: 19.00.03: Тверь, 2002. 123 с.
Сенявский А.С. Российская урбанизация: некоторые историко-методологические проблемы // Урбанизация в формировании социокультурного пространства. М.: Наука, 1999. С. 153-163.
Лейбович О.Л., Кабацков Н., Пушкова Н.В. Большой город в постсоветском пространстве // Мир России. 2004. № 1. С. 91-105.
Митчем К. Что такое философия техники? М.: Аспект Пресс, 1995. 149 с.
Вебер М. Город // М. Вебер. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994. С. 309-446.
Шипилов А.В. Смысл города и город-смысл // Человек. 2006. № 1. С. 5-18.
Викери Дж. Возрождение городских пространств посредством культурных проектов - синтез социальной, культурной и городской политики // Визуальная антропология: городские карты памяти. М.: 000 «Вариант», ЦСПГИ, 2009. С. 205-234.
Парк Р. Город как социальная лаборатория [Электронный ресурс] // Социологические прогулки. - Социологическое обозрение. 2002. Т. 2. № 3. - Электрон. версия печат. публ. - URL: http://www.urban-club.ru/?p=50 (дата обращения: 30.04.2010).
Парк Р. Экология человека [Электронный ресурс] // Теоретическая социология: Антология: пер. с англ., фр., нем., ит.: в 2 ч. / Сост. и общ. ред. С.П. Баньковской. М.: Книжный дом «Университет», 2002. Ч. 1. С. 171-183. - Электрон. версия печат. публ. - URL:
Оже М. От города воображаемого к городу-фикции [Электронный ресурс] // Художественный журнал. № 24. [Электрон. дан.] - URL: http://www.guelman.ru/xz/362/xx24/x2402.htm (дата обращения: 15.06.2010).
Харламов Н. Виртуальные города: большой город в эпоху технической воспроизводимости [Электронный ресурс] // Визуальный анализ виртуальной реальности. [Электрон. дан.] - URL: http://vorona.hse.ru/sites/second_level/rf/UU2007IOP/Pokrovsky/Publ.02-Pokrovsky.
Шюц А. О множественных реальностях // А. Щюц. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М.: РОССПЭН, 2004. С. 401-455.
Пирогов С.В. Топология городской жизни // Вестник Томского гос. ун-та. 2010. № 333, апрель. С. 44-46.
 Концептуальные модели управления развитием города | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Концептуальные модели управления развитием города | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 1 (17).

Полнотекстовая версия