Решение проблемы сознания: методологический аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Решение проблемы сознания: методологический аспект

Выявляются методологические проблемы философского осмысления сознания, определяются возможные перспективы их преодоления и функции интуиций здравого смысла в методологической структуре философского решения проблемы сознания.

Solving the problem of consciousness in philosophy: methodological aspect.pdf Составной частью проблемы сознания являются вопросы методологии еёрешения. Существуют позиции, согласно которым многие проблемы, связан-ные с пониманием, описанием и объяснением сознания, коренятся в исход-ных философских и методологических установках и постулатах, на основекоторых формулируется главная задача анализа сознания. Характерный длясовременной философии сознания методологический плюрализм проявляет-ся, прежде всего, как множество исследовательских стратегий решения про-блемы сознания и их интерпретаций. При этом каждая из исследовательскихстратегий имеет свои достоинства в решении проблемы сознания, но сталки-вается с различного свойства (теоретическими, методологическими, логиче-скими) трудностями.Анализ стратегических подходов к решению проблемы сознания [1] по-зволил выявить установки, на которых формировались стратегии, сущностьподходов, опирающихся на эти установки, их методологические достоинстваи слабости. Были определены базовые структурные элементы стратегическо-го решения проблемы сознания: «направление - установка - подход». Фило-софская установка представляет собой аксиоматические положения, метафи-зические параметры, онтологические постулаты, явно или неявно выражаю-щие существенные характеристики сознания и задающие методологическиеосновы интерпретации в осмыслении той или иной проблемы, аспекта созна-ния. Философская установка - это ориентация философской рефлексии, со-держащая в себе отношение к объекту мысли и предварительное, предельносхематизированное представление о нём; она аксиоматична по своему стату-су, интуитивна по своей природе, а потому не поддаётся логически строгомуопределению. В её структуре - субъективные и объективные составляющие.На базе одной философской установки могут сосуществовать различныеподходы, понимаемые как интерпретации установок, участвующие в разра-ботках тех или иных аспектов проблемы сознания. Поиск адекватного фило-софской установке подхода - методологическая основа решения проблемысознания [2. С. 268]. При этом следует учитывать специфику методологиче-ской установки в отношении сознания, на основе которой разрабатываетсяисследовательская программа. Суть методологической установки состоит втом, чтобы не только определить границы исследования феномена сознания,сохранить (на уровне конкретных исследовательских программ) философ-ский смысл проблематики, актуальность поиска ответа на вопрос о сущностисознания, но и осуществить выбор конкретных методов и интерпретаций поотношению к привлекаемому в процессе исследования материалу. Иначе го-воря, существуют «внешний» и «внутренний» аспекты методологическойустановки. «Внутренняя» установка касается уяснения границ самого фено-мена сознания (эта установка важна при выдвижении собственной концепциисознания), «внешняя» - уяснения границ исследования феномена сознания врамках заданной исследовательской программы. Методология конкретногофилософского исследования учитывает наличие различных интерпретацийфеномена сознания, в результате чего исследователь, определяя аспекты фе-номена сознания, непосредственно проблемой природы и сущности сознанияне занимается. Однако может возникнуть необходимость в корректировкеисследовательской программы посредством адаптации естественнонаучныхположений к общепринятым философским установкам в отношении феноме-на сознания. В рамках «внешних» и «внутренних» границ интерпретациисознания истины здравого смысла выполняют разные функции: в первомслучае они могут быть обнаружены в исходных положениях, во втором - винтерпретациях.Напряжённая конкурентная борьба множит подходы к решению пробле-мы сознания: наряду с собственно философскими решениями в философиюсознания вовлечены специально-научные и междисциплинарные интерпрета-ции. Анализ научных результатов в сфере познания сознания стимулируетоперативное реагирование философии на научные инновации, делает воз-можным удовлетворение ею и «собственного» интереса. Например, с помо-щью когнитивных наук экспериментально проверить некоторые философ-ские идеи в отношении решения проблемы сознания. Кроме того, результатыэкспериментальных исследований когнитивных структур и механизмов врамках нейронаук создают опору для эмпирического обоснования целого ря-да теоретических положений в философии. Кроме того, для описания меха-низмов работы сознания в философии всё чаще используются естественнона-учные методологии и модели. Имеются в виду модели искусственного интел-лекта, синергетические модели (модель динамического хаоса, модель процес-са самоорганизации), классическая модель физики (для описания обыденногосознания), квантовая модель (для решения проблем соотношения сознания ибессознательного, моделирования психических процессов). Однако сущест-вует проблема методологического свойства, касающаяся использования есте-ственнонаучных методов исследования и основанных на них обобщений вфилософском объяснении феномена сознания. Суть её - «методологический»дуализм: объективные методы исследования используются в познании субъ-ективного.Определённые перспективы преодоления противоречия, связанного с«методологическим» дуализмом и стратегическим решением проблемы соз-нания, связываются с созданием когнитивной философии, в рамках котороймогли бы быть реализованы методологические принципы когнитивных наук,предусматривающие в качестве основного познавательного средства модели-рование и метафоры как средства моделирования. При этом имеются воз-можности применения двух видов когнитивных практик: 1) по образу и по-добию естественных наук и 2) на основе гуманитарных и художественныхформ мышления. В первом случае исследование приобретает эпистемологи-ческий и логико-методологический характер, во втором - исследование ори-ентируется на художественные формы мышления и экзистенциально-антропологические традиции. В синтезе двух видов когнитивных практиквидится методологическое решение проблемы сознания. В этом случае воз-никает проблема взаимопроникновения и соотнесения языков этих разных потипу когнитивных практик, которая может быть преодолена посредством ис-пользования языка повседневности.Однако не всё так просто. Процедура согласования различных интерпре-таций (подходов) требует решения вопросов: На какой основе согласованиевозможно? Каким образом адаптировать методологические принципы когни-тивных наук к философским потребностям, если когнитологию удовлетворя-ет информационный подход в качестве ведущей методологии, а философия,по разным причинам, с таким «диктатом» согласиться не может?В рамках информационной парадигмы «трудная проблема сознания»(«сознание - мозг») решается на основе гипотезы о трёх уровнях нейронныхпроцессов, образующих иерархическую систему: 1. Энергетические процес-сы; 2. Информационные процессы, обеспечивающие когнитивные функциимозга и порождающие идеальные объекты (смыл, содержание, код); 3. Соз-нание как способность субъекта в идеальной форме представлять энергетиче-ские и информационные процессы, понимать и управлять. В такой интерпре-тации сознание понимается как виртуальная реальность [3. С. 221]. Основан-ная на информационном подходе компьютерная интерпретация сознания -сознание как результат самоорганизации нейронных отношений - перспек-тивна в отношении возможностей получения убедительных результатов вобъяснении связи материального и идеального, мозга и сознания. Однако фи-лософская позиция остаётся не удовлетворённой, поскольку на данных стра-тегических направлениях происходит сужение понимания сознания. В этомотношении для философского решения проблемы сознания квантовая мета-фора оказывается предпочтительнее, так как позволяет описывать сознаниекак нечто неопределённое, многомерное, имеющее вероятностный характер,что не противоречит и обыденным представлениям о сознании (сознание естьнечто особое, оно отличается от физического мира, события в котором имеютфизические причины).Попытки адаптации различных подходов к исследованию феномена соз-нания в рамках определённой философской установки сопряжены с дополни-тельными трудностями в виде «наследства» - комплекса тех специфическихпроблем, которые или не были решены, или возникли в процессе решенияпроблемы в рамках отдельных подходов. Так, например, анализ сознания врамках материалистического и естественнонаучного подходов приводит кпопыткам объяснить сознание из природных закономерностей. Однако воз-никает проблема, связанная с исключением человеческой субъективности измирового бытия на том основании, что рефлексия по поводу законов бытияуже содержится в самих объективных законах. Подходы к сознанию, опи-рающиеся на противоположную установку - «мир дан человеку в формах егосубъективности», - сталкиваются с другой неразрешимой проблемой, а имен-но, проблемой выхода сознания за рамки своей содержательности и субъек-тивности. Коммуникативный подход к сознанию отвергает принцип тождест-ва, на который опираются материалистический и идеалистический подходы,когда либо сознание выводится из объективного бытия мира, либо внешниймир - из субъективного содержания сознания. При коммуникативном подхо-де сознание рассматривается как феномен взаимодействия разных субъектовв диалоге. Однако и этот подход имеет свои «непреодолимые» препятствия:сама ситуация диалога предполагает некоторое сознание.На путях решения проблемы сознания существуют немало препятствийметодологического происхождения. Основной трудностью анализа в отно-шении явлений и содержания сознания, по мнению Д.И. Дубровского, явля-ется проблема, как достичь интерсубъективного уровня описания сознания,если в нём присутствует субъективный элемент - «я» исследователя. Выходиз этой эпистемологической ловушки видится в углублении аналитическихпроцедур в отношении явлений сознания. Имеется в виду поэтапный и диф-ференцированный анализ явлений сознания. Дубровский выделяет три ста-дии описания явления сознания: 1) предположительная категоризация и сим-волизация явления сознания во внутренней речи; 2) формирование личност-ного инварианта, преимущественно на том же уровне - на уровне внутреннейречи, содержания первичного анализа, в результате чего оно приобретаетдиспозициональный статус; 3) формирование посредством внешней комму-никации межличностного инварианта данного содержания, выраженного влингвистической или иной знаковой форме [4. С. 29].Кроме проблемы достижения уровня интерсубъективности, на путях ана-лиза сознания существуют и другие «камни преткновения» методологиче-ской природы. Так, противоречивы ситуации, связанные с: а) представления›CИ|Dв-ми, с одной стороны, о структурности содержания сознания, а с другой, - осознании как процессе; б) культурно-исторической обусловленностью трак-товок сознания и разнообразием подходов даже в рамках одной культурнойтрадиции; в) различием образов сознания и языками его описания в когни-тивных и гуманитарных науках и др.Существенным методологическим препятствием является ситуация, сло-жившаяся в отношении обыденных представлений о сознании, явно или не-явно присутствующих в философских решениях проблемы сознания, когдаони, с одной стороны, рассматриваются как позитивный фактор (истиныздравого смысла - индикаторы адекватности того или иного концептуальногоподхода), а с другой - их игнорируют, дают негативную оценку. При этомабсолютизация роли истин здравого смысла в решении философских проблемлишает понимание сознания философичности, а категорическое игнорирова-ние установок здравого смысла в решении проблемы сознания или превраща-ет философские интерпретации сознания в спекулятивные измышления, илиделает их экстравагантными, вступающими в противоречие с устойчивымиобыденными представлениями о сознании.Исходная методологическая позиция данного исследования - истины(интуиции) здравого смысла необходимы в решении проблемы сознания. Этоаприорные структуры сознания, предшествующие всякому опыту, в том чис-ле и опыту философского познания, определяющие порядок его содержательно-го наполнения. На уровне повседневности в отношении сознания функциониру-ет ряд интуиций здравого смысла, выполняющих роль установок обыденногосознания: человек обладает сознанием; сознание зависит от мозга, локализованов нём; сознание есть нечто особенное, оно отличается от физического мира, со-бытия в котором имеют физические причины; сознание влияет на поведение;человек непосредственно контактирует с миром вещей и др.Цель данной статьи - выявление сущности методологических проблемисследования сознания и определение функциональной роли интуиций здра-вого смысла в философском осмыслении феномена сознания.Ответ на вопрос о том, насколько уместны попытки решать сложные фи-лософские проблемы посредством обращения к здравому смыслу, его исти-нам, может быть найден посредством определения функциональной роли ин-туиций здравого смысла в философии сознания. Интуиции здравого смысла,имеющие вневременной, внеконтекстуальный статус, функционируют какнормативы, они - истины. Проблема в том, что такие истины не только недоказуемы, но и не нуждаются в доказательстве: свидетельством их истинно-сти является наше знание об их истинности. Для философии истины здравогосмысла, с одной стороны, - предмет философской рефлексии, с другой - ис-точник общезначимого, основа и критерий достоверности, неформальныйкритерий рациональности.Таким образом, вопрос об адекватности подхода (интерпретации) философ-ской установке трансформируется в вопрос об адекватности философских уста-новок и интерпретаций установкам, представлениям обыденного сознания (вформе нормативов, истин здравого смысла) в отношении сознания.По сути, современные методологии философии сознания направлены навыявление связей, взаимодействий, отношений. Разные подходы справляютсяс этой задачей по-разному. Так, в рамках когнитивного подхода исследуютсяоперации, позволяющие выявить существенные связи в пределах сознания,понимаемого как биологическая система, между физическими состояниямичеловеческого организма и психическими процессами. Исследования в рам-ках коэволюционного подхода направлены на разработку проблемы взаимо-действия сознания как биосистемы и окружающей среды. При этом сознаниеи окружающая среда понимаются как сложноорганизованные системы с ко-ординированными отношениями, в основе которых лежат изменения пара-метров взаимодействия биосистемы и внешней среды. Динамический подходоснован на идее, что сознание и бессознательное - это необходимые и взаи-мосвязанные компоненты когнитивной системы человека. Индивидуальнаякогнитивная система здесь мыслится как динамическое, иерархически слож-ное и высокоорганизованное целое, состояние которого определяется отно-шением сознательного и бессознательного. В процессе эволюции возникаютновые формы взаимоотношения этих фундаментальных подсистем, наблюда-ется тенденция к расширению сознания и усилению его управленческихфункций по отношению к бессознательному.В условиях методологического плюрализма актуален вопрос о том, какойфилософский подход является более продуктивным и целесообразным. Оп-ределённых критериев оптимальности выбранной стратегии нет. Разнообраз-ные, но односторонние подходы не дают желаемого результата. В этих усло-виях возможны альтернативы: 1) рассмотрение философского знания о соз-нании с позиций принципа дополнительности, тогда различные интерпрета-ции - это дополнительные по отношению друг к другу способы описаниясознания; 2) разработка комплексного подхода (однако комплексный подходпредполагает некую универсальную установку, универсальную методологию,представляющую собой методологические инварианты конструирования раз-личных подходов и концепций, и адекватный задачам комплексного исследо-вания язык); 3) использование возможностей междисциплинарных исследо-ваний в философских интересах. Однако при выборе любой из этих альтерна-тив предполагается, что есть некая общая (метафизическая, теоретическая,методологическая) основа для её реализации. В качестве такой основы могутбыть использованы установки и истины здравого смысла.На реализацию идеи методологии синтезирования результатов различныхвидов анализа и разрешение теоретических и методологических парадоксоврешения проблемы сознания направлена гипотеза В.П. Гриценко о смыслекак «всеобщем эквиваленте» различных сфер сознания, обладающем конти-нуальными свойствами, поскольку смысл проявляет себя на всех уровняхструктурно-функционального единства сознания: отражения, переживания,целеполагания, самосознания, творчества и др. [3]. Категориальный аппаратаналитического описания сознания в рамках смысловой парадигмы сознанияможет быть реализован на основе алгоритма: «смысл» → «код», →→ «текст» → «понимание». Однако возможности данной гипотезы в отноше-нии проблемы синтеза ограничены: она применима в отношении второго ти-па когнитивных практик - в сфере гуманитарных форм мышления.Вопросы эффективности, адекватности установок и подходов, методоло-гических трудностей имеют «выход» на проблему рефлексии. Основной фи-лософский метод осознания сознания - многоуровневая рефлексия [5]. Про-блема заключается в том, что рефлексия как процедура изучения сознанияодновременно является и его свойством, и его уровнем. Кроме того, на выборспособа рефлексии влияет внерефлексивное (обыденное) понимание созна-ния, которое есть априори исследователя. Исследовательское априори - однаиз причин различных подходов к сознанию внутри философии. И здесь скла-дывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, в обыденных представ-лениях видится одна из причин множества философских интерпретаций соз-нания, а с другой, - они представляются в качестве неявной основы решенияпроблемы сознания.Итак, рефлексия имеет различные уровни. Нерефлексивная предметнаядеятельность обладает нулевым уровнем осознания. Осознание этой деятель-ности есть рефлексия первого уровня; осознание этого осознания - рефлексиявторого уровня и т.д. Таким образом, для схватывания рефлексии любогофиксированного уровня необходима рефлексия более высокого порядка, приэтом рефлексия любого уровня остаётся для самой себя «несхваченной».Следовательно, нужна «специальная рефлексия», способная обеспечить «те-матизацию и проблематизацию тех неосознаваемых предпосылок, установоки допущений, которые лежат в основании соответствующих концепций и за-дают в первую очередь осознание мыслителем самого себя, точнее, вскрыва-ют роль предполагаемого понимания сознания в тех выводах, которые иначеможно было бы счесть беспредпосылочными…» [5. С. 9]. В классическойфилософии сознание представляется прозрачным для самого себя, а потому вней нет и понятия о рефлексивной иерархии. В современной же философиианализ предпосылок - это ключ к осмыслению сознания. При этом, замечаетВ.Ю. Кузнецов, сами по себе рефлексивные уровни не дают никаких концеп-туальных преимуществ, если не осуществлён критический пересмотр фунда-ментальных философских оснований. Последовательное же наращиваниепорядков рефлексии в «неклассике» неизбежно приводит к рефлексивномузамыканию, когда философ не просто осознаёт свои действия, не только де-лает поправку на неустранимое воздействие различных имплицитных пред-посылок (в виде истин здравого смысла на уровне как исходных философ-ских установок, так и на уровне интерпретаций), но и предпринимает попыт-ку контролировать собственную исследовательскую позицию. При этом од-ним из средств такого контроля может выступать здравый смысл.Одной из первых попыток преодоления, с одной стороны, односторонно-сти в исследовании проблемы сознания, а с другой - обращения к обыденнымпредставлениям о сознании нерефлексирующего человека стала методологияестественного реализма А.Н. Книгина [6]. Она направлена, с одной стороны,на преодоление односторонности классических методологий и осуществле-ние рефлексивного анализа системы мировоззренческих взглядов нерефлек-сирующего (естественного) человека, с другой. Причину односторонностиклассической философии в осмыслении сознания автор данной методологиивидит в вопросе, имеющем для классики фундаментальное значение: какуюиз познавательных способностей считать ведущей на пути к истине - опыт,разум, практику или непосредственно данное? Основной недостаток класси-ческих методологий, таким образом, заключается в абсолютизации рацио-нальных способностей человека. При этом роль переживаний, иррациональ-ного и мистического, имеющих в познании «естественного» человека неменьшее значение, в философской классике игнорировалась без достаточныхна то оснований. Основные идеи методологии естественного реализма:1) все формы опыта сознания равнозначны, равноценны и равносильны.Индивидуальная экзистенция есть интегральный единый поток созерцания,переживания и мышления;2) одинаково реально всё, что дано в этих формах опыта сознания;3) равноценны их онтологическая, гносеологическая и экзистенциальнаязначимость;4) формы опыта сознания независимы, одинаково реальны, взаимно фан-томны, взаимно дополнительны и взаимно незаменимы. Суть фантомности:реальное, естественное и обычное в одной ипостаси в другой ипостаси вос-принимается как неральное, неестественное и необычное. Внутри той илииной формы опыта сознания фантомности нет. Этот принцип, допускающийразность мыслительных конструкций и, при этом, их одинаковую приемле-мость, особенно важен для современной философии сознания.К числу базовых для методологии естественного реализма в познаниисознания, наряду с принципами объективности, историзма, единства и связиформ культуры, относится принцип модельности. Основной пафос принципамодельности: научные концепции являются моделями, они могут сосущест-вовать, поскольку любая теоретическая модель представляет собой абстракт-ное одностороннее представление некой сложности. Совокупность моделейпознаваемого объекта способна восполнять неполноту отдельных моделей.Однако чтобы быть приемлемыми, философские модели одного и того жедолжны удовлетворять ряду требований, а именно:1) для модели имеется эмпирическая база хотя бы в виде одного факта(что достаточно для философского обобщения);2) модель функционально осмысленна (что-то объясняет в содержаниинаших представлений, может быть интерпретирована в некоторой про-блемной области, что-то делает понятным),3) модель опирается на свидетельства сознания, т.е. является непосредст-венным выражением интуиции;4) модель есть непротиворечивое и последовательное развёртывание ис-ходной интуиции.Таким образом, эти требования, во-первых, означают возможность раз-личных объяснений и интерпретаций в отношении проблемы сознания, во-вторых, допускают расширение общекультурной базы разработки проблемысознания посредством использования в философии идей и результатов «не-философского» происхождения. Кроме того, эта методология предполагаетобращение к эмпирическому контексту мира сознания и эмпирической ин-терпретации теоретических результатов разработки проблем сознания. По-следние два условия функционирования теоретической модели сознания нетолько не отвергают, но, напротив, признают необходимость участия здраво-го смысла в философском осмыслении сознания.Структура «философская установка → концептуальный подход → общееметодологическое основание исследования → конкретная методология →теория сознания» представляет собой алгоритм решения проблемы сознания.Явным или неявным методологическим инвариантом в этой структуре вы-ступает здравый смысл [7]:1) как установка (философия сознания как сфера познания связана с обла-стью повседневности, истин здравого смысла как исходных ориентиров, «ес-тественные» установки «естественного» человека в ней уместны);2) как метод и результат (нет принципов, нет правил, нет процедур при-менения, однако он даёт вероятностный (с точки зрения логического значе-ния) и интуитивный результат - с включением в него интеллектуальныхчувств, эмоциональных переживаний и ценностей);3) как критерий оценки философского познания («лекарство» от спекуля-тивных схем на уровне теории; в этом смысле здравый смысл выполняет кри-тическую функцию; отсутствие противоречий между теорией и непротиворе-чивыми изначальными предписаниями здравого смысла на уровне установ-ки - как относительный индикатор адекватности теории сознанияПри этом конкретная методология исследования сознания должна бытьадекватной, с одной стороны, современному состоянию философии сознания,а с другой, - процессу трансформации методологических парадигм. Однакофилософии сознания необходима опора на обыденные представления: за пре-делами истин здравого смысла она не способна решить проблемы сознания -«отрыв» от повседневного опыта превращает её в спекулятивную систему;присутствие недвусмысленных истин здравого смысла в структуре философ-ского знания даёт ей возможность быть понятой, воспринятой на уровнеобыденного сознания. Следует иметь в виду и тот факт, что эксперименталь-ные данные могут подтверждать не только истинность некоторых философ-ских положений, но и истинность интуиций здравого смысла в отношениисознания.

Ключевые слова

установка, подход, парадигма, методология, алгоритм исследования, рефлексия, анализ, смысл, installation, approach, a paradigm, methodology, algorithm of research, reflection, analysis, sense

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мигуренко Раиса АфанасьевнаНациональный исследовательский Томский политехнический университеткандидат философских наук, доцент кафедры философииtatarova47@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Мигуренко Р.А. Индивидуальное сознание: метафизические основания, факторы и способы проявления его мифичности / Под науч. ред. д-ра филос. наук В.А. Суровцева. Томск: STT, 2010.
Шульга Е.Н. Философии сознания: концепции, подходы и теория интерпретации // Философия сознания: классика и современность. М.: Издатель Савин С.А., 2007. С. 268-274.
Гриценко В.П. Философия сознания: в поисках смысла // Философия сознания: классика и современность. М.: Издатель Савин С.А., 2007. С. 220-226.
Дубровский Д.И. Проблема сознания: опыт обзора основных вопросов и теоретических трудностей // Проблема сознания в философии и науке. М.: «Канон +» РООИ «Реабилитация», 2009.
Кузнецов В.Ю. Сдвиг от классики к неклассике и наращивание порядков рефлексии в философии // Вестник Моск. ун-та. Сер.7. Философия. 2008. № 1. С. 3-18.
Книгин А.Н. Философские проблемы сознания. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999.
Мигуренко Р.А. Повседневность, здравый смысл и проблема сознания // Вестник Том. гос. ун-та. Сер. Философия. Социология. Политология. 2011. № 2 (14). С. 114-121.
 Решение проблемы сознания: методологический аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Решение проблемы сознания: методологический аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Полнотекстовая версия