Экзистенциальные состояния в социальных медиа | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Экзистенциальные состояния в социальных медиа

Рассматриваются примеры отражения экзистенциальных состояний в социальныхмедиа и делается вывод о том, что в современном обществе произошла почти полная замена телесных и ментальных переживаний экзистенциальных состояний на виртуальные.

Existentional dimensions of social media.pdf Памяти профессора,д-ра филос. наук А.Я. РайбекасаТочка зренияПридерживаясь хрестоматийной точки зрения, человек, чтобы ощутитьсебя как экзистенцию, должен оказаться в «пограничной ситуации» («экзи-стенциальный опыт» у Марселя [1], «понимание» у Хайдеггера [2], «экзи-стенциальное озарение» у Ясперса [3]), в состоянии, когда сознание переста-ет воспринимать субъективное и объективное в мире как противоположно-сти, и, наоборот, мир для человека становится настолько интимно близким,что духовное и материальное, сознательное и бытийственное сливаются длянего в единстве. В результате человек постигал свою сущность и поэтому могнести ответственность за каждое совершаемое им действие. Состояние про-живания сменяется переживанием жизни, происходит пересмотр ценностей,социальных ориентиров, различных межличностных отношений.К таким состояниям, вызывающим экзистенциальные переживания,обычно относят ожидание смерти, измененные состояния сознания, страхперед неизвестным, неопределенным при различных возрастных и социаль-ных переходах и т.д. Более того, раннее общество было устроено так, что че-ловек в своей жизни неоднократно был вынужден оказываться в таких ситуа-циях. То есть общественное устройство неоднократно сталкивало человека втечение его жизни с самим собой. Это порождало возникновение особых со-циальных институциональных форм. Речь идет о таких явлениях, как ини-циация, свадебные обряды, ряд условностей для молодых, предваряющихвступление в брак, паломничество и т.п.Если описать модель этих экзистенциальных институций, то ее можнопредставить в виде острого конфликта между желаниями человека и общест-венным устройством (правилами, ритуалами, условностями). Причем человекв таком конфликте заведомо оставался в меньшинстве (точнее в полном оди-ночестве), в очевидно более слабой позиции, т.е. аутсайдером в этом проти-востоянии. Кроме того, эта схватка сопровождалась для ее главного участни-ка как телесными, так и духовными экзекуциями.Обряд перехода подростка из мира детства в мир взрослых (инициация)сопровождался серьезными физическими и психологическими испытаниями[4], подразумевал преодоление, настоящую проверку человека «на проч-ность». Во время мучительных физических испытаний (лишение пищи, зарокмногодневного молчания, длительное пребывание в темноте и одиночестве,избиение (порка), нанесение татуировок, хирургические вмешательства (на-пример, обрезание)) подросток символически возвращался к изначальному,ещё не оформленному состоянию, вызывавшему символическое переживаниесмерти и нового рождения [5]. Опыт инициации подразумевал открытие под-ростку новых истин и горизонтов, прежде всего, в сфере священного, смертии сексуальности, всего того, с чем в детской жизни он не сталкивался лично.При этом взрослые (шаманы, родители и т.д.) отвечали за то, чтобы телесноесопровождалось у нового члена общества получением нового духовного опы-та, а именно религиозно-мистических переживаний [6].Ритуал священного брака составляет сокровенную основу инициации современ её зарождения. Русский свадебный обряд, сформировавшийся к XIII-XIV векам, при всей вариативности в зависимости от местных обычаев, доXX в. сохранял свою общую структуру, всегда включая такие составляющие,как сватовство, смотрины, рукобитие, запоручивание, вытие, девичник, вы-куп, таинство венчания, гуляние, свадебный пир [7]. Каждый из этих обрядовподразумевал совмещение телесных и духовых практик. Например, даже ес-ли невеста была рада замужеству, ей после рукобития полагалось причитать,затушить свечу перед иконами и начать прятаться, убегать из дома; подругиневесты должны были ловить её и вести к отцу. Затем отец закрывал лицоневесте платком, после этого она переставала вырываться и далее в течениенедели, а иногда и двух-трех, до свадьбы всегда находилась только в сопро-вождении «под руки» (как только её отпускали - невеста падала) и постояннопричитала, плакала. Накануне 6 и утром свадебного дня невеста должна былапосетить кладбище, сходить в баню (в Вологодской области с невестой в ба-ню ходила знахарка, которая собирала её пот в специальный пузырёк, а насвадебном пиру его подливали в пиво жениху), устроить девичник (на девич-нике происходил второй ключевой момент всего свадебного обряда (после«завешивания») - расплетание девичьей косы. Косу расплетали подруги не-весты. Расплетание косы символизировало окончание прежней жизни девуш-ки. Во время выкупа невесты устраивались кулачные бои между родами же-ниха и невесты. После венчания (духовная практика) и свадебного пира (те-лесная практика) осуществлялось «укладывание молодых». На следующееутро (иногда - спустя лишь несколько часов) дружка, сваха или свекровь«будили» молодых. Часто после «бужения» гостям демонстрировали «честь»невесты - рубашку или простыню со следами крови [7].Важным событием в жизни людей (часто целью какого-то длительного ееотрезка) было стремление совершить паломничество (у мусульман - Хадж,ритуальный обход вокруг какой-либо святыни в религиях Индии, Непала иТибета - Кора, у ламаистов - посещение Лхасы (Тибет); у индусов - посеще-ние Илахабада и Варанаси (Бенарес, Индия); у буддистов и синтоистов - по-сещение Нара (Япония) и т.д.), т.е. поклониться святым местам, помолитьсяперед чудотворными иконами, окунуться в святые источники или воды. Не-смотря на кажущуюся внешнюю схожесть паломничества с экскурсионнымтуризмом, внутренняя их суть весьма различается: в то время как экскурси-онный туризм имеет своей целью посещение интересных мест, паломничест-во предполагает предварительную духовную работу, «очищение души» передпосещением святыни [8].Празднование дня рождения имеет языческую основу, когда душу чело-века считали наиболее уязвимой в момент рождения, и любые пожелания илипроклятия в этот день воспринимались как заклинания. В России же до рево-люции именины считались для православных жителей более важным празд-ником, чем день рождения. В день тезоименитства человек должен был при-нять участие в службе и причаститься.Накануне праздников существовал обычай поститься, чтобы этим лучшеподготовиться к его встрече - застолью. Пиры, их традиции и обряды былипрактически идентичными в различных слоях общества, они давались попраздникам: Пасха, Рождество, Троица, Николин день, день Петра и Павла,масленица, а также по семейным праздникам: рождение, крещение детей,свадебный пир. Крестьяне получали от помещиков разрешение на пир 4 разав году: на Великий день, Дмитровскую субботу, масленицу и Рождество, атакже на крестины и свадьбу. Крестьян отпускали на пир на 3 дня или на не-делю. Начало и конец застолья сопровождала коллективная молитва.Смерть и похороны были одними из самых регламентированных тради-цией событий во всех обществах. Ожидание смерти присуще каждому чело-веку, является длительным актом, а сама кульминация - остановка, прекра-щение жизнедеятельности - главный акт жизни (религиозно воспринимае-мый как переход в другой мир, начало новой жизни). Культура и обществочерез обряды сделали всё, чтобы выразить в них временность, историчностьи конечный характер существования [9]. Отпевание, погребение, поминки,уход за могилой - институционально определяют не только судьбу усопшего,но и его родственников и знакомых, т.е. других людей, со смертью встреча-ется не сам человек, а его окружающие, это их экзистенциальное испытание -телесное (обряды омовения тела, длительные шествия с гробом на плечах ит.д.) и духовное.Современное общественное устройство, ликвидирующее все возможныетабу, стирающее сословные, гендерные и прочие границы, презирающее ри-туалы и условности, не предлагает человеку альтернативных институцио-нальных экзистенциальных форм. Человек теперь наедине с самим собой все-гда и никогда, так как у него остается всё меньше и меньше возможностейощутить одиночество настолько, чтобы почувствовать от этого страх, отчая-ние, безысходность. События в жизни людей, которые раньше имели экзи-стенциальный статус, теперь проходят незамеченными, так как пересталибыть телесными и духовными испытаниями. Акт инициации современнаякультура заменила, по сути, сдачей единого государственного экзамена и по-лучением аттестата «зрелости», свадебные обряды мимикрировали к потреб-ностям общества потребления, массовый туризм практически полностью вы-теснил паломничество и т.д. Более того, в современном обществе экзистен-циальные институции становятся всё более виртуальными - либо происходятпрямо в сети, либо отражаются только в ней или исключительно для ее поль-зователей. Инфраструктура, а также идеология социальных сетей (медиа)наиболее адаптирована для абсорбции экзистенциального из реального бытияв виртуальное существование.ПримерыАктам рождения и инициации в социальных сетях соответствуют регист-рация и авторизация, которые представляют собой заполнение предложенныхформ. Так, например, каждую секунду в социальной сети Twitter регистриру-ется 11 новых пользователей [10], а в мире каждую секунду рождается всего4 человека. С момента регистрации при начале сеанса человек регулярно ав-торизуется в социальной сети, т.е. получает права автора в мире, где этот ав-тор уже полвека как умер [11], т.е. каждый пользователь, формально стано-вясь автором, на самом деле является лишь звеном в глобальной коммуника-тивной сети, не источником, а проводником информации. По-настоящему,чтобы стать автором, нужно, чтобы автор родился, т.е. совершить физическоеи духовное перерождение [12]. Чтобы автор родился нужно страдать, иличтобы кто-нибудь пострадал. Чтобы автор родился, нужно стать реальным,востребованным и своевременным источником информации, а для этого не-обходимо обладать знанием. Чтобы автор родился, нужно понимание, кото-рое дается лишь через озарение. Формальный же фактор авторизации без на-стоящего рождения автора, без его инициации со всеми физическими и ду-ховными испытаниями, лишает людей возможности им стать.Чтобы молодые люди могли познакомиться и начать общаться, раньшеим необходимо было преодолеть определенные общественные преграды.Общественные условности в отношениях полов способствовали возникнове-нию острого экзистенциального конфликта в человеке, т.е. реального пере-живания влюбленности. В истории мировой литературы существуют десяткипримеров описания этой коллизии - «Евгений Онегин», «Страдания юногоВертера» и т.д. Например, влюбленность Татьяны Лариной сопровождаласьпограничными состояниями, болезнью и галлюцинациями (сны).Социальные сети позволяют вступить в коммуникацию с понравившимсялицом противоположного пола мгновенно. Современная ситуация сделаланевозможным появление писем Татьяны Лариной, которая, конечно, и теперьне флиртует ВКонтакте, но страдает от неразделенного чувства значительноменьше (ведь у нее есть несколько сот френдов и возможность найти срединих или среди френдов френдов себе нового партнера для отношений). Опи-санное положение дел подтверждает и статистика. В 2011 г. Всероссийскийцентр изучения общественного мнения провел опрос 1600 респондентов в46 субъектах РФ, по которому 46% респондентов называют социальные сетинаилучшей площадкой для знакомств и развития отношений, 36% уже имеютопыт таких знакомств, причем из них 28% называют свой опыт положитель-ным и лишь 8% - отрицательным [13].В современных путешествиях преобладает массовый туризм конвейерно-го типа, когда миллионы людей перемещаются по одинаковым маршрутам,бывают в одних и тех же местах, видят одни и те же достопримечательностииз одних и тех же ракурсов, а в вопросах выбора тура отдают предпочтениеформальным вопросам (уровень сервиса, климат и т.д.), а не содержательным(отставляя без ответа вопросы о том, зачем им это путешествие, что оно в нихможет поменять, как изменить их жизнь и т.д.). Особое внимание уделяетсяфактическим доказательствам пребывания в том или ином месте - фотогра-фиям, сувенирам и т.п. Если паломник привозил из Палестины - освященнуюводу (или воду из реки Иордан), святую землю и т.п., т.е. то, что приобреталодля него сакральное значение; то современных туристов обслуживает целаяиндустрия, в том числе и производства одинаковых, стандартизированныхсувениров. Путешественники сегодня совершают свою поездку, чтобы сфо-тографироваться, а затем выложить эти фотографии на своих страницах всоциальных сетях. В мире 2,5 млрд человек имеют цифровые фотоаппаратыименно для того, чтобы ежедневно выкладывать в социальные сети болеемиллиона фотографий (например, за новогодние каникулы 2011 г. пользова-тели Facebook загрузили около 750 млн фотографий) [14, 15]. Выложенная всоциальной сети ВКонтакте «фотография на фоне моря с заходящим сол-нышком на ладошке» заменила духовное и физическое перерождение чело-века во время совершения паломничества.Аналогичным образом, во многом ради фотографий совершается торже-ственная церемония по заключению брака. То есть если порядок свадебныхмероприятий определялся традицией, то сегодня фотографом, с точки зрениятого, насколько эти обряды и посещаемые места могут быть фотогеничными.Свадьба, таким образом, перестает быть важнейшим элементом в акте ини-циации человека, а становится в один ряд с другими вполне злободневнымисобытиями, так как нисходит до уровня одного из альбомов в личной фотога-лерее пользователя сети, наравне с фотографиями после веселого корпорати-ва или прошлогоднего дня рождения.В 2011 г. 16-летняя Тесса из Гамбурга по ошибке пригласила на день ро-ждения не только друзей, но и весь Facebook, забыв отметить приглашениекак частное. Желание участвовать подтвердили около 15 тыс. человек. В на-значенный день у дома именинницы собралось почти две тысячи незнакомыхей людей. Девушке пришлось уехать на время из города, а шумная вечеринкапьяных подростков на улице продолжалась до глубокой ночи. Некоторые изгостей держали в руках спешно нарисованные плакаты с надписью «Где Тес-са?». Многие принесли девушке подарки и торт [16]. Этот случай прекрасноиллюстрирует суть происходящего. Социальные сети ликвидируют разницумежду личным и публичным, пренебрегают любыми обычаями, традициями,если они не укладываются в концепцию свободной коммуникации. Традициявесь день рождения встречаться с друзьями и избегать врагов, т.е. своеобраз-ного ритуального оформления личного пространства, круга общения, попра-на самой идей совместного бытия миллионов людей, замкнутых (объединен-ных) в единую коммуникативную сеть. Событие дня рождения - больше неинтимный праздник, который Тесса может отпраздновать с родителями, ба-бушкой и дедушкой и близкими друзьями, а повод обратить на себя внима-ние, каким-то образом выделиться в среде френдов. Немаловажно, что каж-дый может праздновать свой день рождения несколько раз в году, для этогонужно просто изменить дату в личной информации, или даже определить вкачестве праздника любую условную дату. Пожелания в день рождения -больше не языческие заклинания, а лишь контент, проходящий по звеньямикоммуникативной сети.Если в прошлом пиры, застолья устраивались по наиболее значимым по-водам, предполагали длительную подготовку - как финансовую (для этогонужно было много трудиться), так и физическую (нужно было поститься) идуховную (молиться, соблюдать определенные ритуалы), то сегодня вопрособ организации вечеринки решается спонтанно. Тенденцией последних летявляется также перенос в виртуальную плоскость и такой части общения, каксовместное употребление алкоголя, «онлайн-пьянки». В США и Европе былпроведен опрос 224 молодых людей от 18 до 29 лет, у которых есть Facebook-аккаунты. Исследователи пришли к выводу, что чаще употребляют алкогольте молодые люди, которые затем выставляют свои алкогольные достиженияна всеобщее обозрение - выкладывают фотографии, видео с вечеринок, ведутпрямые текстовые трансляции и т.д. Более того, все чаще в назначенное вре-мя участники сети начинают распивать алкоголь наедине с самими собой исвоим компьютером, делясь впечатлениями через социальные сети и видео-конференц-связь (например, Skype). Распространяется также обычай чокатьсячерез монитор, ударяя бутылкой или стаканом по экрану [17].«Мы понимаем, что для многих существование мемориальных профилейможет оказаться этически неоднозначным вопросом, однако для большинствалюдей такой вид памяти об умерших оказывается морально оправданным иэтически приемлемым», - пишет в официальном блоге Facebook Макс Келли[18]. Решение о создании виртуального акрополя приняли в компании Facebookпосле массового убийства в Виргинском политехническом университете16 апреля 2007 г. [18]. Так как сам пользователь не может уведомить админи-страцию Facebook о своей кончине, это право передано лицам, которым из-вестны персональные данные пользователя (обычно это родственники, близ-кие, друзья усопшего). Запрос может содержать просьбу о переводе аккаунтапокойного в статус мемориального, либо об его удалении.Смерть в социальных сетях не подразумевает страданий самого покойно-го, буквальной остановки его жизнедеятельности, дальнейшего физическогоразложения, череды скорбных мероприятий, горя близких. Аккаунт живого инеживого человека мало чем друг от друга отличаются. Виртуальный акро-поль - это шаг в сторону нивелирования сакральности смерти. Когда героюпьесы Александра Вампилова «Утиная охота» Виктору Зилову его друзьядарят венок с траурной лентой «Незабвенному, безвременно сгоревшему наработе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей», то это при-водит зрителя в состояние шока в связи с нарушением всяких норм, разрывомправильного порядка вещей, совершением чего-то недопустимого. Венок уВампилова - символ духовной смерти героя, имеющий огромное значениедля построения художественного мира всего произведения [19]. Совсем дру-гое отношение в современности к розыгрышу с переводом страницы в соци-альной сети живого человека в статус мемориальной. Так, приятель амери-канца Саймона Талборна заполнил запрос о его признании умершим (в ос-новном общедоступные данные - имя, дата рождения, e-mail и т.д.), прило-жил ссылку на некролог, в котором фигурировал некий преподобный СаймонТорберн (этот Торберн упоминался в некрологе не в качестве покойного, а вкачестве лица, проводившего обряд погребения). Через два дня Талборн не-ожиданно для себя получил сообщение о том, что его учётная запись недос-тупна, поскольку имеет особый памятный статус. В течение тех двух суток,пока компания Facebook обрабатывала обратный запрос по переводу аккаун-та из статуса мемориального в активный, друзья Талборна (по крайней мерете, кто был уже в курсе того, что Талборн не умирал), оставляли издеватель-ские комментарии на предусмотренной сервисом «мемориальной стене» [20].Проблема смерти в социальных сетях имеет и юридическое значение, таккак актуализирует вопрос о нематериальном наследстве человека: аккаунтах,емейл-переписке и т.д. Так, сейчас Yahoo! Mail открывает доступ к электрон-ной переписке умерших только по решению суда, причем паролей не разгла-шает даже в этом случае: письма просто копируются на диски, Hotmail иGmail по свидетельству о смерти и свидетельству о родстве выдают копииписем родственникам умерших. Кроме того, появились сервисы для сохране-ния «электронного наследства», которые берутся хранить пароли от аккаун-тов, некие файлы или письма, которые надлежит разослать адресатам послекончины [21]. Зафиксированы случаи, когда страницу умершего пользователяведут его друзья: обновляют фотографию, статусы и т.д. - создается впечат-ление, что человек по-прежнему живет. Также случается, что страницыумерших взламываются и используются хакерами для рассылки спама [20].То есть возможно существование человека без его участия. В качестве мыс-ленного эксперимента предположим, что какой-то человек умер и есть люди,которые заинтересованы в том, чтобы скрыть его смерть. Эти люди обладаютдоступом к аккаунту в социальной сети умершего человека и при помощиспециальной программы (так называемый «бот») проанализировали комму-никативное естество этого человека, т.е. с кем и на какие темы он общается,его лексикон, стилистические особенности речи и т.д. Более того, с опреде-ленного момента эта программа начинает полностью имитировать поведениепользователя в сети. Как можно проверить, какое количество наших вирту-альных друзей является ботами в мире, в котором явно наметился тренд надоминирование сетевого общения над реальным?С самого основания пользователи Facebook стали настаивать на появле-нии возможности полностью удалить свой аккаунт и данные из социальнойсети. Зафиксированы примеры многомесячной переписки со службой техни-ческой поддержки социальной сети и даже судебные иски. Общедоступныйже функционал по полной и частичной деактивации учетной записи появилсялишь в конце 2009 года (т.е. через 5 лет с момента основания социальной се-ти). Желание удалить себя из социальной сети (т.е. прекратить свое бытие всоциальных медиа) есть своеобразный аналог самоубийства, т.е. целенаправ-ленного лишения себя жизни, добровольного и самостоятельного (которое внекоторых случаях осуществляется с помощью других людей).ВыводыЭкзистенциальное переживание всегда (по определению и по сути) вклю-чает в себя телесные (тошнота, голод, боль, холод, жар, головокружение ит.д.) и духовные (ментальные, мистические и пр.) реакции человеческого ор-ганизма и существа на события его жизни. Культура институализироваларазличные необходимые для каждого (должные, обязательные) социальныеформы для таких экзистенциальных переживаний (инициация, свадьба и т.д.),но на современном этапе развития цивилизации в силу повсеместного отказаот ритуальности, обрядовости, условностей, они нивелировались, лишилисьсвоего значения и, главное, своей неизбежности для каждого. Кроме того,современный человек всё более проживает ключевые события своей жизнине в реальном, а в сетевом мире, разделяя их не с конкретными, а с абстракт-ными, виртуальными знакомыми, друзьями, родственниками. Таким образом,по причине утраты значения и необходимого характера социальных экзи-стенциальных форм и потери телесной и духовной составляющих в вирту-альном мире, человеческая событийность всё более лишается экзистенциаль-ного статуса. Перенос в жизни человека акцента с реальности в виртуаль-ность одновременно предполагает возрастание отстраненности, абстрагиро-ванности во взгляде самого человека на сущности, в том числе на свою соб-ственную. В такой ситуации особо актуален разрыв между абстрактнымисущностями человека (в социальных сетях и виртуальном бытии) и экзистен-циальной реальностью, места для которой, как это ни парадоксально, в со-временном мире совсем не остается.различные необходимые для каждого (должные, обязательные) социальныеформы для таких экзистенциальных переживаний (инициация, свадьба и т.д.),но на современном этапе развития цивилизации в силу повсеместного отказаот ритуальности, обрядовости, условностей, они нивелировались, лишилисьсвоего значения и, главное, своей неизбежности для каждого. Кроме того,современный человек всё более проживает ключевые события своей жизнине в реальном, а в сетевом мире, разделяя их не с конкретными, а с абстракт-ными, виртуальными знакомыми, друзьями, родственниками. Таким образом,по причине утраты значения и необходимого характера социальных экзи-стенциальных форм и потери телесной и духовной составляющих в вирту-альном мире, человеческая событийность всё более лишается экзистенциаль-ного статуса. Перенос в жизни человека акцента с реальности в виртуаль-ность одновременно предполагает возрастание отстраненности, абстрагиро-ванности во взгляде самого человека на сущности, в том числе на свою соб-ственную. В такой ситуации особо актуален разрыв между абстрактнымисущностями человека (в социальных сетях и виртуальном бытии) и экзистен-циальной реальностью, места для которой, как это ни парадоксально, в со-временном мире совсем не остается.

Ключевые слова

социальные сети, социальные медиа, экзистенциальные состояния, рождение, смерть, инициация, паломничество, свадьба, день рождения, social media, social network, existential being, birth, death, the rite of initiation, pilgrimage, wedding, birthday, part

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шалимов Андрей БорисовичСибирский федеральный университет (г. Красноярск)преподаватель кафедры журналистики Института филологии и языковой коммуникацииa_shalimov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Марсель Г. Трагическая мудрость философии. Избр. раб. М.: Изд-во гуманитарной литературы, 1995. 215 с.
Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М.: Гнозис, 1994. 464 с.
Ясперс К. Введение в философию. Минск: Пропилеи, 2000. 192 с.
Ван Геннеп А. Инициация / Арнольд ван Геннеп. Обряды перехода. Систематическое изучение обрядов. М.: Восточная литература, 1999. С. 64-107.
Генон Р. Заметки об инициации / Рене Генон. Кризис современного мира. М.: Эксмо, 2008. С. 141-442.
Тернер В. Символ и ритуал. М.: Наука, 1983. 277 с.
Балашов Д.М., Марченко Ю.И., Калмыкова Н.И. Русская свадьба. М.: Современник, 1985. 402 с.
Ювачев И.П. Паломничество в Палестину к Гробу Господню. СПб.: Слово, 1904. 365 с.
Ильясов Ф.Н. Феномен страха смерти в современном обществе // Социологические исследования. 2010. № 9. С. 80-86.
Countdown to 500 million redistricted Twitter account / Twopcharts, 10.04.2012. URL: http://twopcharts.com/twitter400million.php?source=nl
Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика. М.: Прогресс, 1989. 616 с.
Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М.: Касталь, 1996. 448 с.
Как я дружил в социальной сети: опыт российских и украинских интернетчиков / ВЦИОМ: Пресс-выпуск №1813, 04.08.2011. - URL: http://wciom.ru/index.php?id=515 &uid= 111848
People are changing their Facebook profile photo more often every year / Pixable, 27.05.2011. - URL: http://blog.pixable.com//2011/05/27/people-are-changing-their-facebook-profilephoto- more-often-every-year
Kilpatrick G. Facebook photo trends infographic / Fanpageflow, 04.03.2011. - URL: http:// fanpageflow.com/facebook-photo-trends-infographic/
Юрченко И. Немка по ошибке позвала на день рождения весь Facebook // Комсомольская правда. 06.06.2011. URL: http://kp.ru/print/article/25697.5/900403
Megan A. Moreno; Dimitri A. Christakis; Katie G. Egan; Libby N. Brockman; Tara Becker Associations Between Displayed Alcohol References on Facebook and Problem Drinking Among College Students / Arch Pediatr Adolesc Med. Published online October 3, 2011. d
Kelly M. Memories of Friends Departed Endure on Facebook / The Facebook blog, 27.10.2009. - URL: http://blog.facebook.com/blog.php?post=163091042130
Журчева Т. Поэтика «Утиной охоты» А. Вампилова // Поэтика реализма. Куйбышев: Изд-во Куйбыш. гос. ун-та. 1982. С. 100-133.
Боярский А., Двоеглазов В. Заказное убийство контента // Коммерсантъ Деньги. №38 (795), 27.09.2010. - URL: http://www.kommersant.ru/Doc-y/1504649
Faure G. How to Manage Your Online Life When You're Dead // Time, Aug. 18, 2009. URL: http://www.time.com/time/magazine/article/0,9171,1920295,00.html
 Экзистенциальные состояния в социальных медиа | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Экзистенциальные состояния в социальных медиа | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Полнотекстовая версия