Аристотель об универсальном, обыденном и деятельном знании в «Первой аналитике» II 21 | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Аристотель об универсальном, обыденном и деятельном знании в «Первой аналитике» II 21

Уточняется аристотелевское понимание «универсального», «обыденного» и «деятельного» знания и вносятся соответствующие поправки к существующим комментариям к фрагменту An. Pr. II 21, 67a8-67b11. Особое внимание уделятся «обыденному знанию», показывается, чем оно отличается как от знания о частном, так и от индуктивных посылок «подстановочных» силлогизмов.

Aristotle on knowing by means of universal knowledge, ordinary knowledgeand exercising knowledge.pdf Аристотель различает приобретение универсального знания иприменение универсального знания к частным случаям. Нас в данной статьебудет интересовать, прежде всего, второе - применение универсальногознания, что на языке Аристотеля называется «деятельным знанием»(hJ ejpisth>mh wJv ejnergei>a| - букв. знание как деятельность)1. О деятельномзнании Аристотель ведет речь, в частности, в An. Pr. II 21. Существующиеистолкования соответствующего фрагмента этой главы и комментарии кнему нам представляются спорными. Цель данной статьи - уточнитьаристотелевское понимание «универсального» (kaqo>lou), «обыденного»(oijkei~n) и «деятельного» знания и внести соответствующие поправки ккомментариям к фрагменту An. Pr. II 21, 67a8-67b11.IПрежде чем приступить к An. Pr. II 21, 67a8-67b11, вспомним, что вооб-ще Аристотель говорит о деятельном знании. Из вторичной литературышироко известно, что Аристотель в своей онтологии разделяет сущее ввозможности и сущее в действительности. Меньше внимания в той жевторичной литературе уделяется тому обстоятельству, что возможность при-сутствует у Аристотеля двояко, как возможность возникновения (возмож-ность как материя сущности, possibilitas) и как возможность-способностьдвижения, или же изменения, уже возникшего (potentia). А.Ф. Лосев пишетпо этому поводу:Нельзя сказать, чтобы Аристотель дал вполне четкую формулировку этихдвух совершенно различных моментов. Однако они у него настолько яркопротивопоставляются один другому и сопровождаются настолько яснымипримерами, что смешивать их значило бы просто не усваивать всей пробле-мы [1. С. 97]2.1 В англоязычном аристотелеведении «деятельное знание» учитывается как exercising knowledge.2 Отметим, что В.Ф. Асмус [2] и А.Н. Чанышев [3] в своих изложениях философии Аристотелядвоякость «возможности» должным образом не учитывают.С двоякостью возможности у Аристотеля мы встречаемся и в связи сознанием. Он пишет об этом в De An. II 5 и Phys. VIII 4. Рассмотрим оба соот-ветствующие фрагмента. В De An. II 5 Аристотель ведет речь о чувственномвосприятии как способности (hJ memei) и как деятельности (hJ de< wJvejnergei>a|). Однако в этой же главе есть фрагмент, касающийся эпистемы(знания, разумения). Мы рассмотрим именно его.417a21-22: Нам надо произвести разделение возможности (duna>mewv) идействительности (ejntelecei>av), ибо ныне мы говорили о них просто1.417a22-29: Ибо, во-первых, есть нечто знающее (ejpisth~mo>n) так, как мыбы назвали человека знающим (ejpisth>mona), потому что человек из [рода]знающих и имеющих знание; во-вторых, [так], как мы называем знающимграмотного [человека, т.е. человека, владеющего грамматикой]; в каждом изэтих двух [случаев] возможность [присутствует] не тем же способом: в пер-вом случае [знание возможно], потому что род и материя [человека] таковы,во втором же случае, потому что [человек], пожелав, способен (dunato; но один [становитсязнающим], превращаясь через обучение, т.е. часто изменяясь из [одного] ук-лада в противный; другой же, владеющий арифметикой или грамматикой,[становится знающим] иным способом, [переходя] от недеятельного [владе-ния тем или иным знанием] к деятельному.В этом фрагменте Аристотель разделяет знание в возможности (в двухвариантах) и знание в деятельности. Одно дело, когда человек способензнать, потому что он способен приобрести знание; другое дело, когда человекспособен к знанию, потому что он способен применить уже приобретенноезнание; и третье дело - деятельное знание, т.е. применение уже приобретен-ного знания [4. С. 70].Схожее содержание имеет фрагмент Phys. VIII 4, 255a33-b5:255a33-34: Иначе [знает] в возможности учащийся, знающий [в возмож-ности], и тот, кто уже владеет [знанием], но деятельно его не [применяет].255a34-255b5: Всегда, когда действующее и претерпевающее суть вме-сте, возможное становится деятельным, например, учащийся из возможнознающего становится по-другому возможно знающим (ибо владеющий зна-нием, но [теоретически] не созерцающий, есть каким-то образом знающий ввозможности, но не таким [способом], как до обучения); и когда [человек]так владел бы [знанием, т.е. был бы уже обученным], если бы ничто не меша-ло, [становится] деятельным и [теоретически] созерцающим, или он будет впротиворечии [со своей способностью] и в неведении.В этом фрагменте мы вновь встречаемся с аристотелевским разделениемзнания в возможности (в тех же двух вариантах) и деятельным применениемзнания. Обратим внимание на глагол qewrei~n (созерцать), к корню которого(с точки зрения словообразования) восходит современное слово «теория». Вобоих вышеприведенных фрагментах мы перевели его как «[теоретически]1 Здесь и далее Аристотель цитируется в переводах автора статьи.созерцать». В этих фрагментах Аристотель указывает этим глаголом надеятельное применение уже имеющегося знания.А теперь обратимся собственно к An. Pr. II 21. Нас будут интересовать,прежде всего, гносеологические особенности деятельного знания. Мы ужеобращались к проблематике применения универсального знания в книге«Философский язык Аристотеля» [4. С. 299-307]. Сейчас мы продолжим рас-смотрение этой проблематики.IIВообще в An. Pr. II 21 речь идет о возможных ошибках при допущениисиллогических посылок (66b18-19):Иногда получается [так, что] как при постановке терминов ошибаемся,так и на основании допущения (kata< thlhyin) возникает ошибка...1Следует обратить внимание на то, что речь идет об ошибке (hJ ajpa>th), ане о лжи (to< yeu~dov). Однако нас будут интересовать не столько сами ошиб-ки, сколько один пример, который Аристотель рассматривает в качестве по-яснения одного из вариантов таких ошибок (67a8-30), а также часть после-дующего текста, в котором говорится о «деятельном знании» (67a30-67b11).Итак, Аристотель пишет в An. Pr. II 21, 67a8-67b11:67a8-11: Ибо такая ошибка сходна [с тем], как ошибаемся касательно ча-стного, например, если всему, чему [присуще] B, присуще A, B же всем Г,[то] A будет присуще всем Г.67a11-12: Если же кто-то ведает, что A присуще всему, чему присуще B,[то он] ведает и [то], что [A присуще] Г.67a12-14: Однако ничто не мешает не ведать, что Г есть [т.е. не познать:есть ли Г], например, если A [означает] два прямых [угла], В же -треугольник, а Г - чувственно воспринимаемый треугольник.67a14-16: Ибо если бы кто-то принял, [что] Г нет, ведая, что всякий тре-угольник содержит два прямых угла, то он то же вместе и будет ведать(ei]setai), и не будет ведать (ajgnoh>sei).67a16-19: Ибо вéдение [того, что углы] всякого треугольника [равны]двум прямым, не есть простое; но, с одной стороны, это [вéдение] благодаряобладанию кафолическим знанием, с другой стороны, единичным.67a19-21: Так, с одной стороны, ведает Г ([т.е. ведает], что [у Г углы рав-ны] двум прямым) благодаря кафолическому [знанию]; с другой стороны, неведает - благодаря единичной; поэтому не будет иметь противностей.67a21-22: Сходно [следует истолковывать] довод в «Меноне», что учебаесть припоминание.67a22-24: Ибо никогда не получается знать единичное заранее [А Г], а[получается] принять знание о частном [А Г] вместе с наведением [В Г], какбы узнавая [единичное] [В Г].67a24-25: Ибо о некоторых сразу ведаем, например, что [углы равны]двум прямым [А Г], если бы увидели, что [это] треугольник [В Г].67a26: Сходно же и для иных.1 Р. Смит справедливо указывает, что ошибки «при постановке терминов» Аристотель рассмат-ривает также в An. Pr. I 33 [5. C. 213].67a27-30: [Ведая] кафолически, [теоретически] созерцаем частное, обы-денно же [частное] не ведаем; таким образом можно и ошибиться [относи-тельно] него, [т.е. частного], однако, не [впадая] в противность; но, имея ка-фолическое [знание], ошибаться [относительно] частного.67a30-33: Сходно и с вышеприведенными [посылками]; ибо ни ошибкана основании среднего не противна знанию на основании силлогизма, ни до-пущение на основании каждого из двух средних [не противно знанию на ос-новании силлогизма].67a33-37: Ничто не мешает, ведая, и что А присуще в целом В, и опятьже, что это [В] - Г, думать, что А не присуща Г, например, что всякая самкамула бесплодна, и [что] это - самка мула, [и] думать, что она зачала; ибо безсовместного созерцания (sunqewrw~n) обеих [посылок] не разумеется, что А[присуще] Г.67a37-39: Таким образом, ясно, что если одно ведает, а другое не ведает,обманется; как [раз так] имеются кафолические [знания] относительно знанийна основании части.67a39-67b3: Ибо о чувственно воспринимаемом, вне чувственного вос-приятия оставшемся, ничего не ведаем, даже если бы нам случалось чувст-венно воспринимать, разве что кафолически, и имея обыденное знание, но недеятельно.67b3-5: Ибо «знать» говорится трояко: или кафолически, или обыденно,или деятельно, так что и ошибаться [можно] столькими [же способами].67b5-7: В самом деле, ничто не мешает и ведать, и ошибаться относи-тельно того же, однако не противно.67b7-8: Так получается [у того, кто], ведая каждую из двух посылок, нерассмотрел [их] раньше [вместе].67b8-11: Ибо он, принимая [допущение] «самка мула зачала», не имеетдеятельного разумения, но не из-за допущения ошибки, противной эпистеме:ибо ошибка противная кафолическому - силлогизм.Суть этого фрагмента сводится к строкам (67b3-5):Ибо «знать» говорится трояко: или кафолически [т.е. универсально], илиобыденно, или деятельно, так что и ошибаться [можно] столькими [же спосо-бами].Существующие переводы всех трех вариантов знания мы представили втабл. 1.Таблица 1An. Pr. II 21, 67b3-5Переводчики wJv th~| kaqo>lou -универсальноwJv th~| oijkei>a| -обыденноwJv tw~| ejnergei~n -деятельноДженкинсон [6] knowledge of the universalknowledge proper tothe matter in handto exercise such knowledgeФохт [7] [знание] общее частное действительноеМикеладзе [8] общее знание частное знаниев действииСмит [5] as knowing by meansof universal knowledgeknowing by means ofthe peculiar knowledgeof somethingas knowing by meansof exercising knowledge«Кафолически» значит универсально. Что значит «знать универсально»?Это значит обладать универсальным знанием, например обладать умозаклю-чением АаВ, ВаГ ├ АаГ (Г в данном случае обозначает универсальный тер-мин).Что значит «знать деятельно»? Это значит применить универсальное зна-ние к частному случаю, например сделать умозаключение АаГ, Гg ├ Ag. Ари-стотель в разных фрагментах обозначает заглавной буквой Г и универсаль-ные термины, и единичные. Мы же для наглядности, как и в [4. С. 299-307],универсальные термины обозначаем заглавной буквой Г, а единичные, вхо-дящие в логический объем универсальных, - прописной буквой g.Что значит «знать обыденно»? Это значит «знать» Ag без всякого умо-заключения, т.е. ведать об этом на основании обыденного опыта.Ошибочным было бы знание «А не присуще g». Почему это ошибка, а неложь? Для АаГ ложью было бы АоГ, ибо именно АоГ противоречит АаГ. «Ане присуще g» не противоречит АаГ, потому что в этих суждениях субъектыразные.Что значит «ошибаться можно столькими же способами»? Ошибочноезнание «А не присуще g» можно получить трояко:1) применить к частному случаю ложное универсальное знание (АеВ,ВаГ ├ АеГ), т.е. умозаключитьАеГ, Гg ├ «A не присуще g»;2) ошибиться при применении универсального знания, т.е. умозаключитьАаГ, «Г не есть g» ├ «A не присуще g»;3) ошибочно подумать без всякого умозаключения, т.е. обыденно, что «Aне присуще g».Проиллюстрируем также наше истолкование этого положения аристоте-левским примером из этой же главы (67a33-37, 67b8-11):Универсальное знание: всякая самка мула бесплодна.Индуктивная посылка: вот это - самка мула.Деятельное знание: если всякая самка мула бесплодна, а вот это - самкамула, то она бесплодна.Обыденное знание: эта самка мула бесплодна.Ошибка универсального знания: не всякая самка мула бесплодна.Ошибка деятельного знания: если всякая самка мула бесплодна, а это -самка мула (а на самом деле это - ослиха), то она бесплодна.Ошибка обыденного знания: эта самка мула зачала.Возможна еще одна познавательная ситуация:Не всякая самка мула бесплодна, а это - самка мула, и она зачала.В данном случае мы имеем дело с первым вариантом ошибки, т.е. сошибкой универсального знания.Аристотель различает универсальное знание (АаВ, ВаГ ├ АаГ) и частное,или же единичное, будь то деятельное (АаГ, Гg ├ Ag) или обыденное (Ag).Вот тут и возникают спорные комментарии. Так, Р. Смит считает, что Ари-стотель в данной главе ведет речь о двух дистинкциях: о знании универсаль-ном и частном (universal and particular) и знании имеющемся и применяемом(т.е. о знании в возможности и деятельности). Он пишет [5. С. 215, прим. к67a38-67b11]:Эти две дистинкции независимы друг от друга: и универсальное знание,и частное знание может быть или применяемым, или имеющимся, но не при-меняемым..., -У Р. Смита получается, что при применении универсального знания к ча-стному случаю (АаГ, Гg ├ Ag) посылка Гg оказывается деятельным частнымзнанием, а заключение Ag - деятельным универсальным знанием, что пред-ставляется нам спорным. Более того, Гg оказывается у него еще и обыденнымзнанием.Применительно к рассмотренному выше примеру с самкой мула у негополучается:Индуктивная посылка: вот это - самка мула - оказывается примеромдеятельного частного знания (хотя тут же он называет его чувственным вос-приятием: the actual perception of sensible objects - «деятельное чувственноевосприятие чувственно воспринимаемых предметов»).Деятельное знание: если всякая самка мула бесплодна, а вот это - самкамула, то она бесплодна, - оказывается примером деятельного универсальногознания (the actual making of inferences - «деятельное умозаключение»).Отметим, что и в русских переводах An. Pr. II 21 не различают знание очастном (АаГ, Гg ├ Ag), обыденное знание (Ag) и вторую (индуктивную) по-сылку подстановочных силлогизмов (Гg). Это приводит к тому, что в русскихпереводах «обыденное» (oijkei~on) переводят как «частное» (см. табл. 1). Там,где Аристотель пишет:[Ведая] кафолически, [теоретически] созерцаем частное, обыденно же[частное] не ведаем», -З.Н. Микеладзе (сходно с Б.А. Фохт) дает перевод (67a27-28):Таким образом, зная общее, мы усматриваем частное, но через само зна-ние частного (th~| dΔ oijkei>a|) мы его не знаем [8].Более того, «деятельное знание» Б.А. Фохт истолковывает следующимобразом [7. Прим. 11 к An. Pr. II 21]:Действительное [т.е. деятельное. - Е.О.] знание, по Аристотелю, есть со-единение знания общего со знанием частного (с чувственным восприятием).Это соединение знания общего (знания большей посылки) со знанием част-ного (знанием меньшей посылки) происходит, говорит Аристотель, черезсредний термин.В данном случае Б.А. Фохт называет «частным знанием» вторую (индук-тивную) посылку деятельного силлогизма, т.е. посылку: вот это - самка мула.Далее в данной статье мы рассмотрим, что есть «частное знание» у Ари-стотеля, затем - что есть «обыденное знание». И, наконец, - что собой пред-ставляет вторая (индуктивная посылка) подстановочного силлогизма.IIIВ нашей статье «Аристотель о частных и универсальных доказательствахво "Второй аналитике" I» мы уже писали, что у Аристотеля надо различатьчастное суждение (А присуща некоторым В) и частное доказательство (а до-казательство есть эпистема, т.е. знание) [9]. Частность и универсальностьдоказательства (и знания) не зависят от частности или универсальности за-ключения доказывающего силлогизма, они зависят от универсальности субъ-екта заключения. Например, если мы доказали, что сумма внутренних угловвсякого равнобедренного треугольника равна двум прямым, то мы произвеличастное доказательство, а если доказали, что сумма внутренних углов всякоготреугольника равна двум прямым, то мы доказали универсально. Для внут-ренних углов, равных двум прямым, универсальным подлежащим будет тре-угольник, а равнобедренный треугольник - частное.Вообще, аристотелевское противопоставление «универсальное - частное»относительно. Если равнобедренный треугольник - частный по отношению ктреугольнику вообще; то равнобедренный треугольник вообще по отношениюк единичному по числу чувственно воспринимаемому вот этому равнобед-ренному треугольнику - универсальный. Более того, выражения to< katarov (частное) и to< kaqΔ e[kaston (единичное) на языке Аристотеля могутозначать «частное по числу, по виду и по роду», «единичное по числу, повиду и по роду». В An. Pr. II 21 Аристотель отождествляет знание о частномсо знанием о единичном, т.е. употребляет слово «частное» в смысле «частноепо числу». Выражения «частная посылка» и «единичная посылка» означают уАристотеля разное; а выражения «эпистема о частном (по числу)» и«эпистема о единочном (по числу)» означают с формально-логической точкизрения одно и то же (единичную посылку), а с эпистемической точкизрения - или заключение подстановочного силлогизма, или единичноедопущение без всякого силлогизма. Выражения, указывающие у Аристотеляна «субъект» эпистемы о частном, мы представили в табл. 2 и 3.Таблица 2to< ejn me>rei, to< kata< me>rov - частноеПереводчики 67a9 67a23-24 67a27 67a30Дженкинсон [6] concerningparticularsof the particulars the particularsin apprehending theparticularФохт [7] при частных[суждениях]о частном частное относительно част-ного [знания]Микеладзе [8] в отношении ча-стногочастного частное относительно част-ногоСмит [5] particular remises of the particulars the articulars about the particularПредлагаемые пер. касательно част-ногоо частном частное [относительно]частной [эпистемы]Таблица 3to< kaqΔ e[kaston - единичноеПереводчики 67a18-19 67a20 67a22-23Дженкинсон [6] of the particulars with a knowledge of theparticularsthe particularФохт [7] знание о частном через [знание] частного единичноеМикеладзе [8] знание частного зная частное единичноеСмит [5] in virtue of having theparticular knowledgeas by means of the particularknowledgethe particularПредлагаемые пер. [благодаря обладанию]единичной [эпистемой]благодаря единичной [эпи-стеме]единичноеПри чтении An. Pr. II 21 мы считаем нужным отличать «знание о част-ном» или же «единичную [эпистему]» от «обыденного знания». Как «обы-денное» мы переводим аристотелевское oijkei~n. В «Греческо-русском слова-ре» А.Д. Вейсмана [10] мы находим следующие переводы прилагательногоoijkei~n (от сущ. oJ oi+kov - дом):1) домашний, родственный, родной; собственный, свой, частный;2) приличный, подобающий, свойственный.Это - общеупотребительные значения указанного прилагательного в ес-тественном (для античных эллинов) древнегреческом языке. Нас же интере-сует употребительное значение этой лексемы в философском языке Аристо-теля. Слово oijkei~on желательно отличать от аристотелевских слов и выраже-ний to< kata< me>rov (или to< ejn me>rei) (частное), to< kaqΔ e[kaston (единич-ное), к которым мы обратимся далее, а также от i]dion (свое) и to< i]dion(свойство). Поэтому мы предлагаем перевод «обыденное», который, отлича-ясь от вышеперечисленных слов, отчасти содержит смыслы «домашнее»,«свойственное», и в то же время слово «обыденное» используется в фило-софском словаре при противопоставлении теоретического и обыденного по-знания. Аристотель, употребляя лексему oijkei~on, имеет в виду нечто анало-гичное именно этой гносеологической дистинкции. Перевод этот предлагает-ся прежде всего для An. Pr. II 21. В других главах «Аналитик» и других рабо-тах Аристотеля этот перевод, возможно, будет неудобен стилистически илипо иным соображениям. Сами мы переводим oijkei~on в других местах как«свойственное» (но не «свое»). Отметим, что английские переводы proper иpeculiar фактически не отличают «обыденное» (oijkei~on) от «своего» (i]dion),которое на английский язык также переводят как proper и peculiar. Сущест-вующие переводы oijkei~on (обыденное) мы представили в табл. 4.Таблица 4oijkei~on - обыденноеПереводчики 67a27-30 67a39-67b3 67b3-5Дженкинсон [6] by the kind of knowledgewhich is proper tothemthe knowledge which isproper to the particularproper to the matter inhandФохт [7] через само знаниечастногознание частного частноеМикеладзе [8] через само знаниечастногознание частного частноеСмит [5] in virtue of theirpeculiar knowledgepeculiar knowledge peculiar knowledge ofsomethingПредлагаемые пер. обыденно обыденное знание обыденноДля истолкования «обыденного знания» полезно обратиться к фрагменту67a27-30 (в котором подводится итог предыдущего фрагмента 67a8-26):[Ведая] кафолически, [теоретически] созерцаем частное, обыденно же[частное] не ведаем (Th~| melou qewrou~men ta< ejn me>rei, th~|dΔ oijkei>a| oujk i]smen); таким образом можно и ошибиться [относительно] не-го [т.е. частного], однако, не [впадая] в противность; (67a29-30), но, имеякафолическую [эпистему], ошибаться [относительно] частной (ajllΔ e]ceinmesqai de< th~| kata< me>rov [throv]).Здесь требуется комментарий к редакции древнегреческого текста 67a29-30. Р. Смит указывает [5. С. 215], что в этой фразе артикль ththn), отме-чая, что глагол ajpata~sqai часто требует однокоренное существительное какпрямое дополнение (как в An. Post. I 5, 74a6), т.е. он ведет речь об аккузативевнутреннего объекта (аккузативе содержания). Однако, считает Р. Смит, этоеще могло бы означать «частное знание» (по сравнению с «кафолическим»).Мы согласны с Р. Смитом. В этом случае конъектура не требуется.Обратим внимание на противопоставление, которое делает Аристотель вэтом фрагменте: с одной стороны, «[ведая] кафолически» (соответствует спо-собности к разумению в смысле владения уже приобретенным знанием),«[теоретически] созерцаем частное» (соответствует деятельному разумению,т.е. применению уже приобретенного знания к частному случаю), - с другойстороны, «обыденно же [частное] не ведаем». Получается, что Аристотельпротивопоставляет «обыденное вéдение» «теоретическому созерцанию» (т.е.применению уже приобретенного знания к частным случаям). Дело в том, чтоо частном (по числу) мы можем высказываться двояко: или, владея уже при-обретенной эпистемой, применить ее к частному случаю и тем самым полу-чить заключение о частном, или, не владея никакой эпистемой, сделать до-пущение о том же частном.Например, доказав теорему о том, что сумма внутренних углов всякоготреугольника равна двум прямым, мы можем применить ее (через индукциюи умозаключение) к вот этому треугольнику; в этом случае мы будем, гово-ря словами Аристотеля, «[теоретически] созерцать», что «сумма углов вотэтого (т.е. начерченного нами) треугольника равна двум прямым» (А Г). Од-нако мы можем, не доказывая никакой теоремы, аккуратно начертить тре-угольник и измерить с помощью транспортира его внутренние углы, и темсамым с некоторой степенью точности сказать, что «сумма углов вот этого(т.е. начерченного нами) треугольника равна двум прямым» (А Г). Однако этовысказывание не будет эпистемой, если под эпистемой иметь в виду некийсиллогизм. Аристотель пишет в An. Post. I 31, 87b34-37:...Очевидно, что нет знания через чувственное восприятие, однако ясно,что если и воспринималось бы чувственно, что треугольник имеет углы, рав-ные двум прямым, искали бы доказательство, а не знали бы [уже], как гово-рят некоторые...В этом смысле Аристотель и пишет в 67a27-30, что то, что мы теоретиче-ски созерцаем, обыденно не ведаем, т.е. обыденно не знаем («обыденно» -значит «без силлогизма», без предварительно приобретенного знания).В 67a27-28 «обыденное вéдение» упоминается лишь отрицательно(«обыденно не ведаем»). Позднее же, в 67b2-3 и b4, об «обыденном знании»говорится положительно: «имея обыденное знание», «знать ... обыденно».Слова «знать», «знание» здесь используются Аристотелем с некоторой сте-пенью условности. Речь идет о высказываниях о частном, которые мы допус-каем без всякого предшествующего знания (силлогизма). Важно иметь в ви-ду, что одно и то же высказывание о частном, например Аg, может оказатьсяили заключением силлогизма (А В, А Г├ А g) (при теоретическом созерца-нии), или единичным допущением (А g) безотносительно к какому-либо сил-логизму (при обыденном знании).А теперь давайте обратимся ко второй индуктивной посылке подстано-вочного силлогизма, посредством которого осуществляется деятельное зна-ние. Как мы уже отмечали, с формально-логической точки зрения обыденноезнание (Аg), вторая индуктивная посылка деятельного силлогизма (Вg) и ча-стное знание (Аg) (имеется в виду заключение деятельного силлогизма АаГ,Гg ├ Аg) выглядят одинаково, как единичное суждение. Однако для Аристо-теля между ними есть разница.В статье «К вопросу о «двух типах предикации» у Аристотеля» мы писа-ли, что комментаторы различают у Аристотеля т.н. сильную (Сократ - чело-век) и слабую (Сократ - белый) предикацию [11. С. 41]. С точки зрения Ари-стотеля, речь идет о двух разных типах высказываний, хотя современнымкомментаторам эта дистинкция не всегда представляется убедительной. Втрактате «Категории» эти два типа предикации различаются так: слабый пре-дикат называется качеством, а сильный предикат - качеством сущности, адалее утверждается, что в случае качества сущности о подлежащем говоритсякак имя вида (и рода), так и определение вида, например, если Сократ чело-век, а «человек», допустим, «животное двуногое», то можно сказать, что Со-крат есть животное двуногое; в случае просто качества имя качества можетговорить о подлежащем, а определение имени - нет. Например, если мы го-ворим, что Сократ белый, а «белое» определяем как «цвет, рассеивающийзрение», то мы не можем сказать, что Сократ есть цвет, рассеивающий зрение[11. С. 42]. Далее дистинкция качества сущности и просто качества переходиту Аристотеля в важнейшую для его системы мышления дистинкцию прису-щего в сути и сопутствующего. В свете этих дистинкций вторая посылка«подстановочных» силлогизма Гg содержит в себе сильную предикацию (илиже выражает присущее в сути), а обыденное и частное знание Аg - слабуюпредикацию (или же выражает сопутствующее).С гносеологической точки зрения вторая посылка «подстановочного»силлогизма Гg представляет собой «узнавание». В книге «Философский языкАристотеля» мы писали, что Аристотель называет «узнаванием» (gnwri>zein)особый вид познания (gignw>skein) [4. С. 48-53]. Узнавание у Аристотелясопряжено с наведением (индукцией). Ибо Аристотель в отличие от совре-менных специалистов называет индукцией (наведением - hJ ejpagwgh>) нетолько переход от единичного к универсальному, но и обратный переход отуниверсального к единичному.Таким образом, с гносеологической точки зрения, вторая посылка «под-становочного» силлогизма (Гg) представляет собой узнавание, сопряженное снаведением, в то время как обыденное «знание» (Аg) представляет собой до-пущение, а частное знание (Аg) - силлогистический вывод.IVВ связи с применением универсального знания к частному случаю Ари-стотель вспоминает об апории Менона (67a21-26):Сходно [следует истолковать] довод в «Меноне», что учеба есть припо-минание. Ибо никогда не получается знать единичное заранее [А Г], а [полу-чается] принять знание о частном [А Г] вместе с наведением (th~| ejpagogh~|)[В Г], как бы узнавая [единичное] [В Г]. Ибо некоторые сразу ведаем, напри-мер, что [углы равны] двум прямым [А Г], если бы увидели, что [это] тре-угольник [В Г]. Сходно же и для иных.Фрагмент An. Pr. II 21, 67a8-30 является ключевым для дискуссии, ка-сающейся истолкования аристотелевской индукции. А данный фрагмент(67a21-26) наиболее информативен в этом смысле. Индукция упоминается в67a23. У.Д. Росс считает, что в этом фрагменте Аристотель использует имя«наведения» не-технически. Д. Хамлин же берет этот фрагмент за основу по-нимания аристотелевской индукции [12. С. 170-171]. Т. Энгберг-Педерсен,вслед за У.Д. Россом, рассматривает использование в этом фрагменте имени«наведение» как до-техническое [13. С. 303-304]1. С нашей точки зрения, ондопускает неточность. Р. Мак-Кирэхэн считает, что использование в данномслучае имени «наведение» технично, но это не единственный вариант пони-мания индукции у Аристотеля. Мы согласны с последней точкой зрения.Обратим внимание на переводы в данном фрагменте выражения th~| ejpagogh~|.А Дженкинсон (оксфордский пер.) дает перевод - along with the processof being led to see the general. Д. Хамлин считает такой перевод излишним[12. С. 170]. Р. Смит (1989) уже переводит by means of the induction. Следуетзаметить, что Б.А. Фохт (1952) переводит «индукция», а З.Н. Микеладзе(1978) - «наведение».Речь в данном фрагменте, как и ранее, идет о применении уже имеюще-гося универсального знания к частному случаю. Это применение осуществ-ляется с помощью силлогизма:бóльшая посылка - универсальная (универсальное знание) - сумма угловвсякого треугольника равна двум прямым;меньшая посылка - единичная и индуктивная (узнавание термина) - вотэто - треугольник;заключение - единичное (деятельное знание) - сумма углов вот этоготреугольника равна двум прямым.Интерес в данном случае представляет тот факт, что в этом фрагменте вявном виде указываются два момента деятельного разумения: «принять эпи-стему о частном [А Г] вместе», «вместе с наведением, как бы узнавая (ajnagnwri>zontav) [единичное] [В Г]». Т.е., во-первых, мы заранее владеем универ-сальной эпистемой, во-вторых, мы узнаем, что вот это - треугольник («вме-сте с наведением, как бы узнавая), в-третьих, мы умозаключаем («принятьэпистему о частном вместе»). Узнавание и умозаключение происходят «вме-сте», и тем не менее это два разных момента деятельного разумения.Итак, у Аристотеля следует различать деятельное знание, универсальноеи обыденное. При этом надо отличать вторую посылку «подстановочногосиллогизма» как от частного знания, так и от обыденного.1 В прим. 8 [13. C. 318] он пишет, что индукция в An. Pr. II 21, 67a23 означает то же, что и в Met. I8, 989а33.

Ключевые слова

Аристотель, универсальное знание, деятельное знание, обыденное знание, Aristotle, universal knowledge, ordinary knowledge, peculiar knowledge, exercising knowledge

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Орлов Евгений ВикторовичИнститут философии и права СО РАН (г. Новосибирск)кандидат философских наук, старший научный сотрудник сектора истории философииorlov@philosophy.nsc.ru
Всего: 1

Ссылки

Лосев А.Ф. История античной эстетики: Поздняя классика. М.: Искусство, 1975.
Асмус В.Ф. Античная философия. М.: Высш. шк., 2001.
Чанышев А.Н. Философия Древнего мира. М.: Высш. шк., 1999.
Орлов Е.В. Философский язык Аристотеля. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2011.
Aristotle. Prior Analytics / Tr. with Intr., Notes, and Comm. by R. Smith. Indianapolis-Cambridge: Hackett Publishing Company, 1989.
Aristotle. Prior Analytics / Tr. by A.J. Jenkinson // Great Books of Western World. Chicago: Encyclopaedia Britannica, Inc. 1952. Vol. 8. P. 39-96.
Аристотель. Аналитика первая и вторая / Пер. и ком. Б.А. Фохта. М.: Госполитиздат, 1952.
Аристотель. Первая аналитика / Пер. З.Н. Микеладзе // Аристотель. Соч.: в 4 т. М.: Мысль, 1978. Т. 2. С. 117-254.
Орлов Е.В. Аристотель о частных и универсальных доказательствах во «Второй аналитике» А // Вест. НГУ. Серия: Философия и право. 2003. Т. 1, вып. 1. С. 144-152.
Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь. М.: «Греко-латинский кабинет» Ю.А. Шичалина (репр. 5-го изд. 1899), 1991.
Орлов Е.В. К вопросу о «двух типах предикации» у Аристотеля // Гуманитарные науки в Сибири. 2005. № 1. С. 41-46.
Hamlyn D.W. Aristotelian Epagoge // Phronesis. 1976. № 21. P. 167-184.
Engberg-Pedersen T. More on Aristotelian Epagoge // Phronesis. 1979. № 24. P. 301-319.
 Аристотель об универсальном, обыденном и деятельном знании в «Первой аналитике» II 21 | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Аристотель об универсальном, обыденном и деятельном знании в «Первой аналитике» II 21 | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2012. № 2 (18).

Полнотекстовая версия