Образ законодательной власти в сознании граждан современной России: постановка проблемы | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2013. № 3 (23).

Образ законодательной власти в сознании граждан современной России: постановка проблемы

Анализируются данные по образам Государственной думы РФ и Совета Федерации РФ, полученные в ходе политико-психологических исследований восприятия власти и политического менталитета, а также рассматриваются некоторые факторы, обусловливающие формирование образов политических институтов.

Image of legislative branch in contemporary Russian citizens' perception: problem Definition.pdf Постановка проблемы Со времен Ш. Монтескье принцип разделения властей является безусловной ценностью для теории политической науки, как и понимание того, что стабильное функционирование законодательной власти это основа, инструмент и условие осуществления демократии. Если для экспертов этот тезис является нормативным [1, 2], то отношение российских граждан к законодательной власти в целом и ее институтам в частности вопрос не столь однозначный. Исследование фонда «Общественное мнение», проведенное в 2005 г., «К 100-летию Манифеста о создании первой Государственной думы» показывает, что только треть россиян (34%) считают, что в современной России парламент необходим, данные приведены в табл. 1 [3]. Таблица 1 «До 1905 года в России не было Парламента, все законы издавались лично царем или императором. Как Вы думаете, а в современной России Парламент (Дума) необходим или без Парламента сегодня в России можно обойтись?» (данные в % от всех опрошенных) Теоретическая модель исследований политического восприятия [4. С. 2130] предлагает обратить внимание на следующие факторы, которые могли бы объяснить столь «незначительное» положение законодательной власти в массовом сознании: 1) Устойчивые факторы политического контекста. Отсутствие в российской политической культуре эталонных представлений о необходимости разделения властей и, наоборот, значимость патерналистских ориентаций [5; 6. С. 25-55; 7]. 2) Ситуативные факторы политического контекста. Законодательные преобразования, коснувшиеся институтов представительной власти 20002008 гг. [8-11], которые затронули порядок формирования обоих институтов законодательной власти и повлиявшие на состав и распределение властных сил. Указанные изменения сформировали современную конфигурацию политической системы и место парламентских институтов в ней и не прошли незамеченными российскими гражданами. В табл. 2 приведены данные исследования образов власти кафедры социологии и психологии политики МГУ им. М.В. Ломоносова в 2000 и 2010 гг. Таблица 2 «Кто, по Вашему мнению, обладает наибольшей властью в сегодняшней России?» (данные в % от полученных ответов) 3) Коммуникативные факторы. Исследования И.И. Чистова [12] по образу Государственной думы в российских СМИ показывает, что с начала 2000-х годов происходит изменение тональности и содержания в сообщениях о работе законодательной власти. Госдума РФ лишается статуса самостоятельного политического института, формируется образ подчиненного Президенту РФ учреждения и тем самым обусловливается тема предсказуемости результатов ее деятельности. Это определяет невысокий интерес граждан к деятельности Государственной думы РФ. По итогам ФОМ в опросе июля 2012 г. только 24% населения сообщили о своем интересе, данные приведены в табл. 3 [13]. Таблица 3 «Вы интересуетесь или не интересуетесь работой Государственной думы?» (данные в % от всех опрошенных) понимания политические события и объекты с помощью характеристик личностей политиков, вовлеченных в процесс. Так складывается процесс персонификации, который является закономерным психологическим фильтром, упрощающим политическую реальность, и который неоднократно отмечался в исследованиях образов российской власти, проводимых на кафедре социологии и психологии политики МГУ им. М.В. Ломоносова [6]. Но в отличие от других объектов политического восприятия, образы институтов законодательной власти неперсонифицированы, что говорит о психологическом отчуждении и, как правило, негативном дистанцировании российских граждан от политики и институтов законодательной власти. Юрий Левада называл это «рассеянным и беспомощным недовольством» [16. С. 12-17]. Это объясняет высокий уровень недоверия институтам представительной власти. По опросам ФОМ в 2010-2012 гг. число тех, кто не доверяет Государственной думе РФ, превышает число «доверяющих» [17], данные приведены в табл. 4. Таблица 4 «Скажите, пожалуйста, Вы доверяете или не доверяете Государственной думе РФ?» (в % от всех опрошенных) доверяю доверяю Интересное объяснение предлагает российский социолог Б. Дубин [18. С. 291-304]. Он рассматривает установку российского общества «адаптация к существующему», которая в том числе выражается в массовом недоверии к социальным и политическим институтам. Поскольку в современных обществах «доверие» необходимо коррелирует с «ответственностью», то высокий уровень недоверия может говорить о самоустранении от ответственности. Так, граждане голосуют на выборах депутатов в Государственную думу РФ или не приходят голосовать, но не готовы связывать свое принятое решение с тем результатом, который выражается в деятельности Государственной думы РФ, т.е. предпочитают дистанцироваться и заранее не доверять всем решениям. В итоге нам представляется, что обозначенные выше замечания, а также важные и быстрые изменения, которые происходят в общественных настроениях и массовом сознании в настоящее время [19], задают необходимость более глубокого изучения образов институтов российской власти. Законодательная власть в структуре образа российской власти: результаты исследований На кафедре социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова с 1993 г. проводятся исследования образов власти. И хотя Федеральное собрание РФ никогда не было фокусом этих исследований и направленные вопросы не задавались, нам представлялось возможным посмотреть спонтанное появление Госдумы РФ или Совета Федерации РФ в образах власти в целом, и контекст, в котором они присутствуют. Мы предполагали, что это позволит нам получить представление о месте и положении законодательной власти в общей политической системе. Для анализа брались открытые вопросы исследования образа власти в ноябре 2010 г. и исследования политического менталитета весной 2012 г., а также результаты проективного теста «Рисунок» (2005-2011 гг.). Рациональный уровень восприятия. В исследовании образа власти в 2010 г. приняли участие около 700 респондентов, каждый из которых отвечал на 6 вопросов, касающихся идеальной и реальной власти, власти в историческом контексте. Из всего массива качественных данных мы нашли только 2 ответа, в которых присутствовала законодательная власть в контексте перечисления институтов государственной власти, причем на последнем или предпоследнем месте. Можно смело говорить о ничтожном уровне, который занимает образ институтов представительства в структуре общего образа власти. В исследованиях политического менталитета спонтанное упоминание Госдумы, Совета Федерации или Парламента также было столь незначительным, что количественному анализу не поддается. Если посмотреть на контекст упоминаний, то это: 1) в обсуждении «демократия это...», как правило, в сравнении с представительной демократией Древней Грецией; 2) в упоминаниях выборов и фальсификаций результатов; 3) в перечислении институтов власти в вопросе «государство это.»; 4) в образе идеальной власти в контексте разделения и независимости всех ветвей власти. Дополнительный материал для анализа мы получили из ответа на вопрос «Какое место в системе политического управления он должен занимать -Президент, премьер-министр, лидер самой крупной политической партии, спикер Госдумы, председатель Общественной палаты, другое? Какие ключевые политические задачи он должен решать?». То есть респондентам предлагалось расставить фигуры во властной системе по местам и описать их функционал. Место в политической системе группы ответов распределились следующим образом: 1. Лидирует точка зрения, что спикер Госдумы должен занимать почетное третье подотчетное Президенту и премьер-министру место. 2. Равнозначная по количеству группа ответов, что спикер Госдумы «не нужен», «должен занимать незначительное положение», сюда можно включить ответы «не знаю», так как о других политических фигурах они находили ответы. 3. Достаточно большая группа ответов, которую можно назвать «демократической» о принципе разделения властей: «никто не должен занимать лидирующее положение, у каждой фигуры своя группа функций». 4. И единичные ответы «Все должны быть подотчетны парламенту». Из ответов видно, что за каждой позицией стоит понимание или непонимание функций законодательной власти в политической системе. Первая группа задач спикера Госдумы это атрибуция функций самого института, причем важно ответить, что за редким исключением респондент не называет более одной функции: 1. Законодательная функция (хотя здесь расходится понимание для кого принимаются законы «для народа», «для всех» или «для первого лица государства»). 2. Контрольная функция (но опять же расходится понимание подконтрольных сфер «должен контролировать депутатов», «должен контролировать Правительство»). 3. Представительная функция «должен отстаивать наши интересы». Вторая группа функций это описание необходимых задач именно для позиции спикера Госдумы РФ, включая экзотические: 1. Функция модератора «договаривается со всеми», «должен искать компромисс». Здесь важно отметить, что есть представление, что для эффективного выполнения этой функции спикер «не должен быть всегда представителем одной партии», т.е. должна быть ротация. 2. Функция секретаря «передает информацию о проблемах Президенту». 3. Функция «отдела кадров» «фильтрует политиков». Отдельно выделим группу ответов, когда функции Госдумы или спикера не просматриваются, «я не понимаю функций этого «говорилки». Ни партии, ни Дума в России не нужны, так как они никакой роли сегодня не играют». Неосознаваемый уровень восприятия. В течение нескольких лет (с 2005 по 2011 г.) на кафедре политической психологии проводилось исследование с помощью проективных методик, когда респондентов просили нарисовать власть, тем самым анализировался визуальный образ власти. Мы проанализировали около 200 рисунков, институты Госдума и Совет Федерации -появляются только в рисунках, изображающих власть как систему или структуру с прописанными объектами и связями (10% рисунков). На неосознаваемом уровне образ выявляется чаще, чем в рациональном поле. Возможно, вербально большинству респондентов сложно охарактеризовать деятельность политического института, а в рисунках он проявляется четче. Подобные визуальные образы, поскольку они схематичны, довольно сложно проанализировать по традиционной схеме «Привлекательность Сила Активность», поэтому для этого типа изображений были выбраны следующие параметры: 1. Расположение объектов относительно друг друга (находится «над», «под» или «рядом» с другими субъектами). 2. Дистанция («далеко» «близко»). 3. Наличие и характер связей («нет связей», «есть взаимные связи», «является подчиняющейся инстанцией», «является руководящей инстанцией»). Типичный образ парламентских институтов в рисунках следующий: находится под Президентом или исполнительной властью, близко, связей или нет совсем (опосредованы другими инстанциями), или есть связь подчинения. Примеры приведены ниже. Полученные фрагментарные данные из исследований образов власти и политического менталитета показывают, что тема интересна для исследования с более фокусированным методологическим и методическим аппаратом. Необходимы направленные вопросы в количественных опросах и блоки фокусированного глубинного обсуждения основных параметров образа в качественных исследованиях. Также необходимо проработать теоретико-методологическую базу, чтобы объяснить такие зафиксированные данные, как высокий уровень недоверия, сомнения в целесообразности института, низкий интерес к деятельности Госдумы.

Ключевые слова

политическая психология, политическое восприятие, образы политических институтов, парламентаризм, political psychology, political perception, images of political institutions, parliament

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Моисеева Ирина ВладимировнаМосковский государственный университет им. М.В. Ломоносова соискатель ученой степени кандидата политических наук, кафедра социологии и психологии политики факультета политологииirina.movses@gmail.com; Moiseeva@fusionagency.ru
Всего: 1

Ссылки

Пляйс Я.А. и др. Парламентаризм в России и Германии: история и современность (материалы круглого стола) // Власть. 2006. №2. С. 9-34.
Коваленко В.И. Парламентаризм и прямая демократия: противоречия и взаимосвязи // Демократия в современном мире / Под общ. ред. Я.А. Пляйса и А.Б. Шатилова. М.: РООСПЭН, 2009. С. 43-50.
К 100-летию Манифеста о создании первой Государственной думы. База данных ФОМ, 20.10.2005. Опрос населения http://bd.fom.ru/report/cat /power/ pow_rei/ duma_confidence/ dd054223.
Психология политического восприятия в современной России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: РООСПЭН, 2012.
Пивоваров Ю.С. Политическая культура: методологический очерк. М.: ИНИОН, 1996.
Образы российской власти: от Ельцина до Путина / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: РООСПЭН, 2008.
Нестерова С.В. Некоторые особенности политической культуры в современной России (психологический аспект) // Гражданская культура в современной России / Под ред. Е.Б. Шес-топал. М.: МОНФ, 1999.
Федеральный закон РФ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации» от 05.08. 2000 г. № 113-ФЭ.
Федеральный закон РФ о внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» от 20.12.2004 г. № 168-ФЗ.
Федеральный закон РФ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» от 18.05.2005 г. № 51-ФЗ.
Федеральный закон РФ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» от 21.07.2005 г. №93-ФЗ.
Чистов И.И. Формирование образа законодательной власти РФ в российских СМИ: на примере Государственной думы Федерального собрания РФ: автореф. дис.. канд. полит. наук. М., 2009.
Отношение к Госдуме. База данных ФОМ, 05.07.2012. Опрос населения. http://bd.fom.ru/report/map/dominant/dom2612/d261205.
Fiske, Susan T. Social being: a core motives approach to social psychology. New York: Wiley, 2004. P. 7-9.
Лейенс Ж.-Ф., Дарден Б. Основные концепции и подходы в социальном познании // Перспективы социальной психологии. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. С. 140-141.
Левада Ю. Человек недовольный? // Вестник «Общественное мнение». 2006. № 5. С. 12-17.
Доверие политическим институтам. База данных ФОМ, 08.11.2012. Опрос населения. http://bd.fom.ru/report/map/dominant/dom4412/d441202.
Дубин Б.В. Россия нулевых: политическая культура историческая память повседневная жизнь. М.: РООСПЭН, 2011.
Российское общество накануне выборов: круглый стол кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова // Полис. 2012. № 1. С. 149-164.
 Образ законодательной власти в сознании граждан современной России: постановка проблемы | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2013. № 3 (23).

Образ законодательной власти в сознании граждан современной России: постановка проблемы | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2013. № 3 (23).

Полнотекстовая версия