Роль упругого восстановления в формировании трибологических свойств сверхвысокомолекулярного полиэтилена с разным размером исходных порошков | Изв. вузов. Физика. 2020. № 5. DOI: 10.17223/00213411/63/5/141

Роль упругого восстановления в формировании трибологических свойств сверхвысокомолекулярного полиэтилена с разным размером исходных порошков

Исследованы механические и трибологические характеристики сверхвысокомолекулярного полиэтилена (СВМПЭ) с идентичной молекулярной массой, но с разным размером исходного полимерного порошка (5-15, 120-150 и 330 мкм) при различных нагрузочно-скоростных параметрах трибоиспытаний ( P × V ). Выполнен структурный анализ подповерхностных слоев под дорожкой трения в исследованном интервале нагрузок и скоростей трибонагружения (P = 60-140 Н, V = 0.3-0.5 м/с). Прослежена взаимосвязь между интенсивностью износа и уровнем упругого восстановления (обратимой деформации) с целью оценки возможности последующего практического использования его величины для прогнозирования ресурса работы изделий в различных условиях эксплуатации. Показано, что размер исходного порошка СВМПЭ определяет параметры структурных элементов (сферолитов), а также уровень кристалличности образцов, полученных горячим прессованием. Для исследованных материалов и диапазона нагрузочно-скоростных параметров показано, что соотношение кристаллической и аморфной фаз, а также величина нагрузки при трибонагружении определяют уровень упругого восстановления. Показано, что при умеренных условиях трибонагружения ( P × V = 60 Н×0.3 м/с) наибольшей величиной упругого восстановления (63 %) обладает СВМПЭ, полученный из мелкодисперсного порошка и имеющий максимальную степень кристалличности 56.5 %. В образцах СВМПЭ, полученных из средне- и крупнодисперсного порошков, имеющих кристалличность порядка 30 %, уровень упругого восстановления составляет около 40 %. В жестких условиях трибоиспытаний ( P × V = 140 Н×0.5 м/с) уровень упругого восстановления для всех размеров порошка СВМПЭ не превышает 8 %. Из полученных результатов следует, что уровень упругого восстановления (обратимой деформации) сверхвысокомолекулярного полиэтилена является одним из факторов, лимитирующих допустимые интервалы работы ( P × V ) изделий в трибоузле, и может быть использован для прогнозирования ресурса его работы.

The role of elastic recovery in the formation of tribological properties of ultra-molecular polyethylene with different .pdf Введение Сверхвысокомолекулярный полиэтилен занимает особое место среди полимерных смол благодаря низкому коэффициенту трения, химической стабильности и износостойкости, и представляет значительный интерес для применения в качестве конструкционного полимера [1, 2], в том числе медицинского назначения [3-8]. Его молекулярное строение (при молекулярной массе более 1.5 млн г/моль) определяет высокое сопротивление воздействию абразивных частиц и изнашиванию при сухом трении. В биомедицинских приложениях основной износ искусственных суставов с СВМПЭ-компонентами происходит именно в условиях отсутствия смазки синовиальной жидкостью [9]. Для биомедицинских приложений также приоритетным остается использование ненаполненного СВМПЭ. При этом недостаток износостойкости компенсируют радиационной сшивкой либо защитой от развития трибоокислительных процессов введением витамина Е (альфа-токоферола). Одной из основных причин широкого применения СВМПЭ в составе искусственных суставов, помимо высокой износостойкости и стойкости к агрессивным средам (в данном случае щелочной среды человеческого организма), является способность к демпфированию ударных воздействий, что не может быть исключено в процессе жизнедеятельности человека. Указанная способность обеспечивается за счет фибриллярного строения данного полукристаллического полимера. Воздействие динамических нагрузок неизбежно должно приводить к развитию процессов упругого деформирования. В результате конформации молекул полимер после снятия нагрузки должен принимать исходное состояние. Подобно металлическим сплавам [10] данный эффект в литературе именуется памятью формы [11-15]. Для высокомолекулярных соединений в литературе анализируют особенности восстановления размеров после термических воздействий, так называемое термостимулируемое восстановление [11, 12]. При этом характер укладки молекул в аморфной и кристаллической фазах полимеров определяет количество упорядоченных кристаллических элементов (характеризуемый уровнем кристалличности). Таким образом, именно количество кристаллической (упорядоченной) фазы будет определять способность к упругому восстановлению полукристаллического полимера после снятия механической нагрузки. Исследований, посвященных эффекту «памяти формы» в СВМПЭ, крайне мало [13, 14]. Между тем упругое восстановление (обратимая деформация) данного полимера должно быть неразрывно связано с его сопротивлением изнашиванию (помимо аспектов трибоокисления/деструкции в зоне трибоконтакта, равно как и необратимой деформации в подповерхностном слое, вызванной действием сдвиговых и касательных нагрузок, передаваемых от контртела) и может служить основой прогнозирования ресурса работы изделий в трибоузлах (в медицине, машиностроении). В настоящей работе поставлена задача исследовать взаимосвязь размера исходного порошка СВМПЭ, степени кристалличности горячепрессованых (в идентичных условиях) образцов с уровнем упругого восстановления (обратимой деформацией) материала под дорожкой трения при варьировании нагрузочно-скоростных параметров трибоиспытаний при сухом трении скольжения. Материал и методика исследований Для изготовления образцов использовали порошки СВМПЭ (Celanese Corporation, Irving, TX, USA), данные о которых представлены в табл. 1 и на рис. 1. Объемные заготовки полимерных образцов изготавливали горячим прессованием порошковых смесей различного размера (имеющих практически идентичную степень кристалличности  = 48.7-53.6) при давлении 10 МПа и температуре 200 ºС с использованием лабораторной установки на базе гидравлического пресса МС-500 (ООО «НПК ТехМаш», Москва), оборудованного размыкаемой кольцевой печью с цифровым управлением температурным режимом (ООО «ИТМ», Томск). Охлаждение заготовок после выдержки при указанной температуре осуществлялось в течение 30 мин без снятия нагрузки. Скорость охлаждения составляла T = 5 °С/мин. Таблица 1 Порошки, используемые для изготовления образцов Обозначение Марка Молекулярная масса, млн Размер частиц, мкм Кристалличность, % Мелкодисперсный «Ticona GUR-2122» 4.5 5-15 (слабо агломерированы в агрегаты размером 120-150 мкм) 53.6 Среднедисперсный «Ticona GUR-4120» 4.7 150 48.7 Крупнодисперсный «Ticona GUR-4022-6» 4.6 330 51.6 Рис. 1. РЭМ-микрофотографии исходных порошков СВМПЭ: GUR 2122 (a); GUR 4120 (б); GUR 4022-6 (в) Твердость по Шору D определяли на приборе Instron 902 (ASTMD 2240). Механические характеристики образцов при разрывных испытаниях определяли на электромеханической испытательной машине Instron 5582 на образцах в форме двойной лопатки. Коэффициент трения образцов в режиме сухого трения скольжения определяли по схеме «шар-по-диску» на трибометре CSEM CH2000 («CSEM», Швейцария) при нагрузке 5 Н (контактное давление Pmax = 31.8 МПа) и скорости скольжения V = 0.3 м/с. Радиус контртела в виде шарика из стали ШХ15 составлял 6 мм. Cопротивление изнашиванию при варьировании нагрузочно-скоростных параметров оценивали по схеме «вал-колодка» на машине трения 2070 СМТ-1 (ПО «Точприбор», г. Иваново). Нагрузка составляла 60 и 140 Н (контактное давление Pmax = 9.7 и 32.4 МПа), а скорость скольжения V = 0.3 и 0.5 м/с. Контртело из стали ШХ15 имело форму диска (вала) диаметром 35 мм и шириной 11 мм. Температуру контртела измеряли бесконтактным ИК-термометром CEMDT-820 («Shenzhen Everbest Machinery Industry Co., Ltd.», Китай). Шероховатость поверхности контртела составляла 0.2-0.23 мкм. Исследование топографии поверхности дорожек трения проводили на оптическом микроскопе Neophot 2 («Carl Zeiss Jena»), оборудованном цифровой камерой Canon EOS 550D («Canon Inc.», Япония), и контактном профилометре Alpha-Step IQ («KLA-Tencor»). Структурные исследования выполняли на растровом электронном микроскопе «LEOEVO 50» («Carl Zeiss», Германия) при ускоряющем напряжении 20 кВ на поверхности скола образцов с надрезом, разрушенных после выдержки в жидком азоте. Кристалличность определяли на совмещенном анализаторе SDTQ600 («TA Instruments», США). Результаты и их обсуждение Механические свойства. На рис. 2 приведены диаграммы растяжения образцов СВМПЭ, полученных горячим прессованием порошков различной дисперсности. В табл. 2 приведены физико-механические свойства образцов СВМПЭ из порошков трех марок. Видно, что несмотря на идентичность режимов их компрессионного спекания отличаются как деформационно-прочностные, так и физические свойства полученных образцов. При этом нельзя говорить о том, что различие механических характеристик имеет четкую корреляцию с размером исходного порошка. Рис. 2. Диаграммы растяжения образцов СВМПЭ марок GUR 2122 (кр. 1), GUR 4120 (кр. 2), GUR 4022-6 (кр. 3) Таблица 2 Физико-механические свойства СВМПЭ с разным исходным размером порошка Марка СВМПЭ Плот- ность ρ, г/см3 Твердость по Шору D Модуль упругости E, ГПа Предел теку- чести σY, МПа Предел проч- ности σT, МПа Удлинение до разруш. ε, % Кристал- личность (χ), % GUR 2122 0.934 57.7±0.6 711±40 21.6±0.6 42.9±3.1 485±28 56.5 GUR 4120 0.928 55.9±0.6 624±61 20.2±0.8 33.7±4.1 420±33 30.5 GUR 4022-6 0.938 57.9±0.4 826±45 23.7±0.3 44.5±3.5 429±41 30.8 Однако наибольшее различие наблюдается для степени кристалличности: для средне- и крупнодисперсного СВМПЭ она на ~ 25 % ниже, чем для мелкодисперсного. Указанный эффект является следствием разного размера сферолитов (рис. 3). Видно, что надмолекулярная структура всех трех исследованных полимеров GUR2122, GUR4120, GUR4022-6 представляет собой набор сферолитов различного размера (50-100 мкм, 400-500 мкм и 600-1000 мкм соответственно). Таким образом, при идентичности использованных 1) методе, 2) параметрах компрессионного спекания и 3) молекулярной массе величина исходного порошка СВМПЭ определяет размер элементов формирующихся при спекании сферолитов и уровень кристалличности образцов (табл. 2). Рис. 3. РЭМ-фотографии надмолекулярной структуры спеченных образцов СВМПЭ: GUR 2122 (а), GUR 4120 (б) и GUR 4022-6 (в) Исследованы трибологические характеристики образцов СВМПЭ, полученных из порошков различной дисперсности, при испытании по схеме «шар-по-диску». Данные о коэффициенте трения и объемном износе образцов приведены на рис. 4. Видно, что при использованной схеме испытаний коэффициент трения слабо зависит от дисперсности исходного порошка (рис. 4, а), в то время как объемный износ GUR 2122 несколько ниже такового для GUR 4120 и GUR 4022-6 (рис. 4, б). Следует также отметить, что выраженной корреляции между коэффициентом трения и интенсивностью износа не наблюдается. Рис. 4. Коэффициент трения (а) и объемный износ (б) GUR 2122 (кр. 1), GUR 4120 (кр. 2), GUR 4022-6 (кр. 3); схема испытаний «шар-по-диску»(5 Н и 0.3 м/с) Упругая деформация. Далее приведены результаты исследований сопротивления изнашиванию ненаполненного СВМПЭ с разным размером исходного порошка при варьировании скоростей скольжения 0.3 и 0.5 м/с и нагрузок 60 и 140 Н (испытания по схеме «вал-колодка»). Влияние дисперсности исходного порошка на закономерности упругого восстановления (деформирования) и изнашивания более детально анализировали при испытаниях в мягких (60 Н, 0.3 м/с) и жестких (140 Н, 0.5 м/с) условиях трибонагружения (рис. 5, а и 6, а). В отличие от большого количества работ, посвященных трибоиспытаниям СВМПЭ [16-18], в данном исследовании применяли схему «вал-колодка», обеспечивающую менее локализованное (т.е. более распределенное) воздействие на поверхность трения полимера. При этом поверхность трибоконтакта контртела является постоянно «обновляемой», поскольку в каждый конкретный момент времени с полимером контактирует разный сегмент стального вала (в отличие от схемы «шар-по-диску»). Авторами в [19] показано, что при варьировании нагрузочно-скоростных параметров для СВМПЭ повышение скорости скольжения преимущественно приводит к увеличению температуры. Это приводит к пластификации материала в трибоконтакте. В то же время увеличение нагрузки оказывается более решающим фактором с позиции влияния на сопротивление изнашиванию ненаполненного СВМПЭ в силу развития процессов обратимого и необратимого деформирования. Рис. 5. Интенсивность изнашивания, измеренная сразу после (а) и спустя 24 ч после трибоиспытаний (б): GUR 2122 (1), GUR 4120 (2), GUR 4022-6 (3); «вал-колодка», P = 60 Н, V = 0.3 и 0.5 м/с Рис. 6. Интенсивность изнашивания, измеренная сразу после (а) и спустя 24 ч после трибоиспытаний (б): GUR 2122 (1), GUR 4120 (2), GUR 4022-6 (3); «вал-колодка», P = 140 Н, V = 0.3 и 0.5 м/с Показано, что в меньшей величине прикладываемой нагрузки (P = 60 Н) интенсивность изнашивания (рассчитываемая как параметр Wear Factor, мм3/(Нм)), измеренная без учета упругого восстановления (т.е. сразу после окончания испытаний), линейно уменьшается с увеличением размера исходного порошка (и размера сформировавшихся сферолитов) (рис. 5, а). При большей величине прикладываемой нагрузки (P = 140 Н) величина интенсивности изнашивания всех марок СВМПЭ либо слабо зависит, либо постепенно повышается при увеличении размера исходного порошка (рис. 6, а). В случае учета упругого восстановления (при измерении Wear Factor спустя 24 ч после трибоиспытаний) наблюдается иная картина (рис. 5, б и рис. 6, б). Во-первых, общий тренд изменения интенсивности изнашивания при варьировании размеров порошков СВМПЭ сохраняется везде, кроме наиболее «мягкого» режима (60 Н и 0.3 м/с). Во-вторых, величина «истинного» износа снижается на 7-63 % относительно такового, оцененного без учета упругого восстановления (при варьировании параметров нагружения PV). В-третьих, наибольшее восстановление дорожки трения наблюдается в мелкодисперсном GUR 2122 (имеющем максимальную кристалличность) при мягких условиях трибонагружения. При самых жестких условиях трибонагружения (140 Н и 0.5 м/с) восстановление минимально для всех марок СВМПЭ. На рис. 7 отображены изменения профилей дорожек трения как для мягкого, так и для жесткого режимов трибоиспытаний. На рис. 8 приведены значения интенсивности «истинного» изнашивания и упругого восстановления (разность между величиной Wear Factor после трибоиспытаний и спустя 24 ч) образцов трех марок СВМПЭ в различных условиях трибонагружения, поясняющие результаты рис. 7. Видно, что общий характер изменения интенсивности изнашивания слабо зависит от исходного размера порошка СВМПЭ (равно как и от степени кристалличности спеченных образцов). При этом при малой нагрузке (P = 60 Н), независимо от использованной скорости, интенсивность изнашивания достаточно мала и практически не меняется. В то время как при большой нагрузке (P = = 140 Н) увеличение скорости также сопровождается заметным ростом интенсивности износа (рис. 8, а). С другой стороны, кристалличность СВМПЭ заметно влияет на упругое восстановление только при мягких условиях трибонагружения (рис. 8, б), величина которого снижется почти в 2 раза для крупнодисперсного GUR 4022-6. Увеличение скорости скольжения до 0.5 м/с Рис. 7. Профили дорожек трения: 1 - сразу после испытания, 2 - через 24 ч; PV = 60 Н0.3 м/с (а, б, в) и 140 Н0.5 м/с (г, д, е); GUR 2122 (а, г), GUR 4120 (б, д), GUR 4022-6 (в, е); «вал-колодка» Рис. 8. «Истинная» интенсивность изнашивания (а) и упругое восстановление (б) (через 24 ч): GUR 2122 (кр. 1), GUR 4120 (кр. 2), GUR 4022-6 (кр. 3); «вал-колодка», P = 60 и 140 Н, V = 0.3 и 0.5 м/с несколько нивелирует это различие. При увеличении нагрузки PV = 140 Н0.3 м/с абсолютная величина упругого восстановления вновь возрастает, что связано с увеличением удельного давления и соответственно объема материала, к которому передается нагрузка от контртела. Наконец, последующее повышение скорости скольжения PV = 140 Н0.5 м/с кратно снижает упругое восстановление, что авторы связывают как с существенным повышением износа, так и с ростом температуры (см. ниже рис. 9, г). Таким образом, уровень упругого восстановления (обратимой деформации) сверхвысокомолекулярного полиэтилена является одним из факторов, определяющих интервалы работы СВМПЭ в различных условиях трибонагружения в зависимости от размера исходного порошка (размера сферолитов, кристалличности). Необратимая (сдвиговая) деформация и износ. Величина интенсивности износа без (кривая 1) и с учетом упругого восстановления (кривая 2) в СВМПЭ трех исследованных марок приведена на рис. 9, а-в. Видно, что независимо от размера исходного порошка интенсивности изнашивания за вычетом упругого восстановления в СВМПЭ с различным уровнем кристалличности близки при всех режимах трибонагружения (PV) (за исключением мелкодисперсного GUR 2122 в самых мягких условиях нагружения, 60 Н0.3 м/с). Приведенный ниже анализ структуры под дорожками трения (рис. 10) подтверждает это. Рис. 9. Интенсивность изнашивания (в терминах Wear Factor), измеренная через 24 ч после трибоиспытаний (кр. 1) и упругое восстановление (в тех же единицах) (кр. 2) (а-в): GUR 2122 (а), GUR 4120 (б), GUR 4022-6 (в); «вал-колодка», P = 60 и 140 Н, V = 0.3 и 0.5 м/с; температура контртела после трибоиспытаний (г): GUR 2122 (кр. 1), GUR 4120 (кр. 2), GUR 4022-6 (кр. 3); «вал-колодка», P = 60 и 140 Н, V = 0.3 и 0.5 м/с РЭМ-фотографии структуры слоев под дорожкой трения для трибоиспытаний в режиме (140 Н0.3 м/с) представлены на рис. 10. Видно, что при разном размере сферолитов характер изменения картин локализованных сдвигов, ориентированных в направлении скольжения контртела, слабо отличается. В мягких условиях нагружения (60 Н0.3 м/с) в подповерхностном слое образца мелкодисперсного GUR 2122 наблюдается «слоистая» мезоструктура, сформированная продольными сдвигами параллельно направлению скольжения; толщина такого слоя около 100 мкм (рис. 10, а). Для средне- и крупнодисперсных порошков сдвиговый характер деформации фрагментов поверхностного слоя при мягких нагрузочно-скоростных режимах трибонагружения менее заметен (рис. 10, б, в). В жестких условиях нагружения (140 Н0.5 м/с) независимо от размера сферолитов необратимая деформация кратно снижается (рис. 9). Это связано с удалением материала в дорожке трения. Рис. 10. Структура подповерхностного слоя под дорожкой трения; режим 60 Н0.3 м/с (а, б, в) GUR 2122 (а), GUR 4120 (б), GUR 4022-6 (в) В результате существенно минимизируется объем материала, способного к обратимой деформации, и постепенно повышается температура контртела (рис. 9, г), вызывающая пластификацию полимера. Одновременно интенсивно уносится материал с ранее сформированной «слоистой мезоструктурой сдвиговой деформации». Однако большие величины нормальных и касательных напряжений, передаваемых от контртела, приводят к развитию сдвиговых деформаций не только в подповерхностном слое, но и значительно глубже (рис. 11) [19, 20]. Рис. 11. РЭМ-фотографии структуры под дорожкой трения СВМПЭ GUR 4022-6; PV = 60 Н0.3 м/с (а) и PV = 140 Н0.5 м/с (б) Указанный эффект должен коррелировать с размером сферолитов, т.е. в пределах одного «слоя» сферолитов сдвиговая деформация должна развиваться легче, чем при мелкодисперсной сферолитной надмолекулярной структуре. Видимо по этой причине при самых жестких условиях трибонагружения по мере увеличения размера сферолитов повышается интенсивность износа (рис. 8, а). При этом в жестких условиях трибонагружения повышение температуры в трибоконтакте (рис. 9, г) уменьшает уровень упругого восстановления изнашивания независимо от кристалличности и размера сферолитов (рис. 9, а-в). Отметим, что показанное невысокое различие в интенсивности изнашивания при варьировании размеров исходного порошка СВМПЭ не позволяет более строго доказать предлагаемые авторами трактовки выявленных закономерностей. Таким образом, в умеренных условиях трибонагружения (60 Н0.3 м/с) наибольшим упругим восстановлением (63 %) обладает СВМПЭ, полученный из мелкодисперсного порошка и имеющий кристалличность 56.5 %. В образцах СВМПЭ, полученных из средне- и крупнодисперсного порошков, имеющих кристалличность около 30 %, уровень упругого восстановления составляет около 40 %. В жестких условиях трибоиспытаний (140 Н0.5 м/с) уровень упругого восстановления независимо от величины исходного порошка СВМПЭ не превышает 8 %. В этой связи величину размера исходного порошка СВМПЭ (а соответственно, и размера сферолитов и кристалличности) можно считать одним из факторов, влияющих на формирование трибомеханических свойств горячепрессованного СВМПЭ при равной молекулярной массе полимеров. Заключение Исследованы механические и трибологические характеристики сверхвысокомолекулярного полиэтилена с различным исходным размером порошков (5-15, 150-180 и 330 мкм) в различных условиях трибоиспытаний (PV). Выполнен структурный анализ поверхностного и подповерхностного слоев сверхвысокомолекулярного полиэтилена в широком интервале нагрузок и скоростей трибонагружения (60-140 Н, 0.3-0.5 м/с). Проанализирована надмолекулярная структура подповерхностных слоев трибосопряжений в различных условиях испытаний. Показано, что исходный размер порошка СВМПЭ определяет параметры структурных элементов (сферолитов) и уровень кристалличности образцов, полученных горячим прессованием. Соотношение кристаллической и аморфной фаз и величина нагрузки определяют уровень упругого восстановления деформированных образцов в свободном состоянии (память формы). Установлена взаимосвязь интенсивности износа СВМПЭ с уровнем упругого восстановления в свете возможности его последующего практического применения для оценки ресурса работы изделий в различных условиях эксплуатации. Из полученных результатов следует, что уровень упругого восстановления (обратимой деформации) сверхвысокомолекулярного полиэтилена является одним из факторов, лимитирующих допустимые интервалы работы (PV) изделий в трибоузле и может быть использован для прогнозирования ресурса его работы.

Ключевые слова

сверхвысокомолекулярный полиэтилен, механические свойства, коэффициент трения, интенсивность износа, упругое восстановление, надмолекулярная структура, ultrahigh molecular weight polyethylene, mechanical properties, friction coefficient, wear factor, elastic recovery, permolecular structure

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Панин Сергей ВикторовичИнститут физики прочности и материаловедения СО РАН; Национальный исследовательский Томский политехнический университетд.т.н., профессор, зав. лаб. механики полимерных композиционных материалов ИФПМ СО РАН, профессор НИ ТПУsvp@ispms.tsc.ru
Корниенко Людмила АлександровнаИнститут физики прочности и материаловедения СО РАНк.ф.-м.н., ст. науч. сотр. ИФПМ СО РАНrosmc@ispms.tsc.ru
Буслович Дмитрий ГеннадьевичИнститут физики прочности и материаловедения СО РАН; Национальный исследовательский Томский политехнический университетмл. науч. сотр. ИФПМ СО РАН, аспирант, инженер НИ ТПУbuslovichdg@gmail.com
Алексенко Владислав ОлеговичИнститут физики прочности и материаловедения СО РАНмл. науч. сотр. ИФПМ СО РАНvl.aleksenko@mail.ru
Всего: 4

Ссылки

Friedrich K. // Ad. Industr. Eng. Polymer Res. - 2018. - V. 1. - No. 1. - P. 3-39.
Briscoe B.J. and Sinha S.K. // Tribology of polymeric nanocomposites / eds. K. Friedrich and A.K. Schlarb. - Amsterdam: Elsevier Science, 2008. - P. 1-14.
Kurtz S. // UHMWPE Biomaterials Handbook. - 3-rd Edition / ed. by S.M. Kurtz. - Norwich; N.Y.: William Andrew Publishing, 2016. - P. 434-448.
Galetz M.C. and Glatzel U. // Tribology Lett. - 2010. - V. 38. - P. 1-13.
Baena J.C., Wu J., and Peng Z. // Lubricants. - 2015. - V. 3. - P. 413-436.
Bracco P., Bellare A., Bistolfi A., and Affatato S. // Materials. - 2017. - V. 10 (791). - P. 1-22.
Bakshi S.R., Tercero J.E., and Agarwal A. // Compos. Part A. - 2007. - V. 38. - P. 2493-2499.
Campo N. and Visco A.M. // Int. J. Polymer Anal. Charact. - 2010. - V. 15. - P. 438-449.
Plumlee K. and Schwartz C.J. // Wear. - 2009. - V. 267. - P. 710-717.
Тимофеева Е.Е., Ларченкова Н.Г., Панченко Е.Ю. и др. // Изв. вузов. Физика. - 2018. - Т. 61. - № 8. - С. 102-109.
Liu Y. and Sinha S.K. // Wear. - 2013. - V. 300. - P. 44-54.
Белошенко В.А., Варюхин В.Н., Возняк Ю.В. // Успехи химии. - 2005. - Т. 74 (3). - С. 285-306.
Hussain M., Naqvi R.A., Abbas N., et al. // Polymers. - 2020. - V. 12 (323). - P. 1-28.
Maksimkin A., Kaloshkin S., Zadorozhnyy M., and Tcherdyntsev V. // J. Alloys Compounds. - 2014. - V. 586 (1). - P. S214-S217.
Martinez-Nogues V., Medel F.J., Mariscal M.D., et al. // J. Phys.: Conf. Ser. - 2010. - V. 252. - P. 1-8.
Wannomae K.K., Christensen S.D., Micheli B.R., et al. // J. Artroplasty. - 2010. - V. 25(40). - P. 635-642.
Alison L., Kang L., Udofia I., et al. // J. Biomechanics. - 2009. - V. 42. - P. 1898-1902.
Dangsheng X. // Mater. Lett. - 2005. - V. 59. - No. 2-3. - P. 175-179.
Panin S.V., Kornienko L.A., Alexenko V.O., et al. // Materials. - 2020. - V. 13 (338). - P. 1-21.
Zhang R., Wang S., Tian J., et al. // Polymers. - 2020. - V. 12 (483). - P. 1-15.
 Роль упругого восстановления в формировании трибологических свойств сверхвысокомолекулярного полиэтилена с разным размером исходных порошков | Изв. вузов. Физика. 2020. № 5. DOI: 10.17223/00213411/63/5/141

Роль упругого восстановления в формировании трибологических свойств сверхвысокомолекулярного полиэтилена с разным размером исходных порошков | Изв. вузов. Физика. 2020. № 5. DOI: 10.17223/00213411/63/5/141