ВЛИЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОГО КОМПЛЕКСА НА ПРОЦЕССЫ СПАЙКООБРАЗОВАНИЯ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2014. № 1(48).

ВЛИЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОГО КОМПЛЕКСА НА ПРОЦЕССЫ СПАЙКООБРАЗОВАНИЯ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

В работе проведен анализ известных способов профилактики спаечного процесса, на основании которого предложен альтернативный вариант воздействия на формирование спаек в брюшной полости. Проведен анализ влияния антиоксидантного комплекса на формирование спаек в эксперименте.

EFFECT OF ANTIOXIDANT COMPLEX ON THE PROCESSES OF ADHESION IN THE EXPERIMENT.pdf ВВЕДЕНИЕ Спаечная болезнь брюшной полости на сегодняшний день официально является отдельной нозологической формой заболевания, а варианты лечения и профилактики её всё больше привлекают пристальное внимание различных специалистов [1, 4-6]. Заболевание характеризуется наличием внутрибрюшных сращений, основными причинами которых являются: травмы брюшины и внутренних органов во время операции, инородные тела, инфицирование брюшной полости, раздражение брюшины лекарственными средствами, местная ишемия тканей, хронические заболевания органов брюшной полости, врожденные спайки, образующиеся при пороках развития брюшины в эмбриональном периоде, системные заболевания соединительной ткани, склонность к образованию гипертрофических и келоидных рубцов, аллергическая предрасположенность - аутоиммунный фон или сенсибилизация внешними агентами и другие [2]. Наибольшую актуальность данная патология представляет для абдоминальных хирургов, что объясняется высокой частотой ее развития после хирургических вмешательств (67-93%). По данным Международного спаечного общества, по поводу спаечной болезни брюшной полости ежегодно в хирургических стационарах лечится 1% всех ранее прооперированных пациентов, рецидивы после хирургического адгезиолизиса составляют от 32 до 71%, а распространенность спаечной болезни колеблется от 1,5 до 10%. Из числа больных спаечной болезнью в течение года только 22,1% мужчин и 17,1% женщин полностью сохраняют работоспособность, а более 30% повторно обращаются за медицинской помощью [5-7]. Для профилактики спаечного процесса брюшной полости используют множество различных мероприятий [3-5], однако высокая частота возникновения спаек в брюшной полости и постоянно увеличивающееся количество пациентов, страдающих спаечной болезнью, заставляют искать новые пути решения этой важной социальномедицинской проблемы. В последние годы возрос интерес к использованию в медицине препаратов растительного происхождения [8, 9]. В НИИ фармакологии Вопросы реконструктивной и пластической хирургии №1(48) март’2014 32 Тихонов В.И., Плотников М.Б., Логвинов С.В., Грищенко М.Ю., Шкатов Д.А. СО РАМН разработана смесь диквертина с аскорбиновой кислотой, которая относится к флавоноидам растительного происхождения. Многогранное действие этих соединений на организм, не вызывающее при этом каких-либо токсических, аллергических и иммунодепрессивных реакций, позволяет широко использовать их в клинической практике [10-13]. Диквертин - гидролизированный по гетероциклическому фрагменту аналог дигидрокверцетина с химической формулой 3,3’,4’,5,7-пентагидроксифлаван. Его получают их измельченной древесины лиственницы даурской (Larix dаhuriса Т.) и лиственницы сибирской (Larix sibirica L.) [15]. Диквертин относится к флавоноидам растительного происхождения и содержит в своем составе 90% дигидрокверцетина и 10% биогенных предшественников - дегидрокемпфенола и нарингенина. Как представитель флавоноидов он оказывает нормализующее воздействие на ферментативные системы клетки, регулируя эндоцитоз и активность лизосомальных ферментов; ингибирует активность ферментов, таких как протеинкиназа С, тирозинкиназа, фосфолипаза А2, участвующих в процессе активации клетки, фосфодиэстераза. Диквертин оказывает белковоанаболическое действие, вследствие чего увеличивается число эритроцитов в периферической крови и повышается содержание в них гемоглобина. Он обладает антидиабетическим действием за счет уменьшения накопления сорбита в эритроцитах человека [16]. По данным литературы [10-12], совместное применение этих двух активных биогенных веществ: • укрепляет стенки сосудов и капилляров, повышая их прочность и эластичность; • препятствует формированию внутренних кровяных тромбов; • снижает вязкость и свертываемость крови, ослабляет агрегацию эрит-роцитов; • препятствует возникновению воспалительных процессов в организме, обладает противоотечным действием; • тормозит действие гиалуронидазы - фермента, нарушающего целостность сосудистой стенки. Диквертин в сочетании с аскорбиновой кислотой действует не только как синергист. Связывая ионы железа в биологических системах в неактивные комплексы, диквертин предотвращает прооксидантный эффект аскорбиновой кислоты. Оба компонента способны обратимо окисляться, взаимодействуя со свободными радикалами, и вновь взаимно восстанавливаться. воспалительной и антиоксидантной активностью, а также улучшающего микроциркуляцию, с целью профилактики спаечных осложнений в послеоперационном периоде представляется патогенетически обоснованной при операциях на органах брюшной полости. Цель работы: провести оценку влияния антиоксидантного комплекса на процессы спайкообразования в сравнении с известными антиадгезивными средствами в эксперименте Задачи исследования: 1) оценить эффективность антиоксидантного комплекса в условиях развития спаечных сращений в брюшной полости у экспериментальных животных; 2) оценитьэффективность препарата «Полиглюкин» в условиях развития спаечной болезни у экспериментальных животных; 3) оценить эффективностьпрепарата «Мезогель» в условиях развития спаечной болезни у экспериментальных животных; 4) сравнить антиадгезивный эффект антиоксидантного комплекса, препаратов «Полиглюкин» и «Мезогель» в условиях развития спаечных сращений брюшины. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ Эксперимент выполнен на кафедрах общей хирургии (заведующий каф. - д-р мед. наук, профессор В.И. Тихонов), гистологии, эмбриологиии цитологии (заведующий кафедрой - д-р мед. наук, профессор С.В. Логвинов), в ЦНИЛ СибГМУ(директор - д-р мед. наук, профессор А.Н. Байков). Опыт проводился на 144 белых здоровых крысахсамцах линии Вистар массой тела 200-250 г. Выбор крыс в качестве экспериментального материала обусловлен тем, что их использование экономически выгодно, в первую очередь при исследованиях, в которых для достоверности статистических показателей необходимо большое число наблюдений; во-вторых, проведенный анализ литературы показал, что слепая кишка грызунов хорошо зарекомендовала себя в качестве объекта для моделирования спаечной болезни брюшной полости. В качестве способа спайкообразования у экспериментальных животных нами была взята известная модель (А.Д. Мясников, В.А. Липатов и соавторы, уд. на рацпред. 1544-03 от 03.03.2003 г.) [7]. Крысы под наркозом фиксировались в положении на спине. После предварительного удаления волосяного покрова с передней брюшной стенки в условиях операционной выполнялась лапаротомия. Брюшная стенка в подвздошной области справа после предварительной гидравлической препаровки париетальной брюшины десерозировалась на площади 1 см2. Вся по Таким образом, попытка использования анти-верхность слепой кишки подвергалась щадящей оксидантного комплекса, обладающего противо-скарификации до появления на ее поверхности №1(48) март’2014 Вопросы реконструктивной и пластической хирургии Экспериментальная хирургия 33 «кровавой росы». Таким образом создавались две соприкасающиеся раневые поверхности: одна стандартных размеров, другая покрывала всю поверхность слепой кишки, нивелируя индивидуальные различия животных по их величине, что стандартизирует модель. Экспериментальные животные были разделены на 4 группы. Всем животным проводилось оперативное вмешательство и создавались условия для развития спаечного процесса по описанной выше методике. Группа №1 ( основная) - 36 крыс. Животные на фоне оперативного вмешательства в течение 5 сут получали внутрижелудочно антиоксидантный комплекс. Первое введение композита осуществлялось за двое суток до операции из расчёта 20 мг/кг диквертина и 50 мг/кг аскорбиновой кислоты в сут. Непосредственно перед введением сухое вещество соединяли с 1% раствором крахмала. Полученную взвесь животные получали внутрижелудочно с помощью жесткого зонда. Группа №2 (группа сравнения) - 36 крыс. Животным после травмирования висцеральной и париетальной брюшины в брюшную полость заливался препарат «Полиглюкин» в объеме 3 мл (как довольно часто применяемый препарат в ургентной хирургии). Далее брюшная полость ушивалась наглухо. Группа №3 (вторая группа сравнения) - 36 крыс. Животным после травмирования висцеральной и париетальной брюшины в брюшную полость вводился препарат «Мезогель» в объеме 1,5 мл (как наиболее эффективный современный противоспаечный препарат). Группа №4 (контрольная) - 36 крыс. Животным производилось только травмирование висцеральной и париетальной брюшины, и брюшная полость ушивалась наглухо. Необходимо отметить, что для чистоты эксперимента животные из групп сравнения и группы контроля также получали внутрижелудочно 1%-й раствор крахмала в равнообъёмном количестве. Животные выводились из эксперимента на 3-и, 7-е и 14-е сут после оперативного вмешательства - по 12 животных из каждой группы в указанные сроки. Во всех группах оценивались: • количественная характеристика спаечного процесса; • виды спаечных сращений; • локализация спаечного процесса; • макро- и микроскопические изменения в зоне поврежденных тканей слепой кишки и париетальной брюшины. Полученные результаты были обработаны с применением критерия .2 для таблиц сопряженности n.n в случае выявления достоверности различий качественных признаков (долей, выра женных в %) и Н-критерия Краскалла-Уоллиса при выявлении достоверности различий количественных признаков (суммарная оценка уровня спаечных процессов). Достоверными считали различия, уровень значимости которых был менее 0,05. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ Количество животных со спайками и характер спаек определяли в каждой группе в момент выведения из эксперимента - на 3-и, 7-е и 14-е сут. Полученные результаты представлены в табл. 1. Наименьшее количество животных со спайками обнаружено в группе с использованием антиоксидантного комплекса (АОК) - 8 из 36 (22,2%). Также хороший результат зафиксирован в группе с использование препарата «Мезогель », где спайки сформировались у 14 животных (38,8%). Результаты, полученные при использовании препарата «Полиглюкин», практически не отличались от группы контроля и составили 22 (61,1%) и 25 (69,4%) животных соответственно. Высокодостоверные различия получены между 1-й и 2-й и 1-й и 4-й группами (р1-2=0,002; р1-40,05 р1-4>0,05 8 (66,6%) 4 (33,3%) 10 (83,3%) 22 (61,1%) 100/0 0/100 0/100 р2-1=0,049 р2-4=0,05 р2-1=0,002 р2-1=0,002 р2-4>0,05 р2-4>0,05 р2-4>0,05 р2-4=0,50 р2-1=0,50 р2-4=0,19 р2-4=0,62 5 (41,6%) 5 (41,6%) 4 (33,3%) 14 (38,8%) 100/0 57,1/42,9 0/100 р3-1=0,33 р3-1=0,33 р3-1=0,32 р3-4=0,017 р3-4>0,05 р3-4>0,05 р3-4>0,05 р3-4=0,11 р3-4=0,21 р3-4=0,21 9 (75%) 9 (75%) 7 (58,3%) 25 (69,4%) 100/0 81,8/18,2 0/100 .2=12,8; .2=11,4; .2=16,5 .2=0; .2=8,9; .2=0; р=0,046 р=0,08 р=0,011 р=1,0 р=0,03 р=1,0 ВИДЫ СПАЕЧНЫХ СРАЩЕНИЙ Отдельные виды спаечных сращений имеют различные значения и клинические проявления (табл. 2). На 3-и сут эксперимента в группах с полиглюкином, мезогелем и группе контроля преобладали плоскостные спаечные сращения, тогда как в группе АОК - плёнчатые. На 7-е сут во всех исследуемых группах большинство спаек представляли собой плоскостные сращения. На 14-е сутки в группах с полиглюкином и контрольной в большинстве случаев выявлены плёнчатые спаечные сращения, в группе с мезогелем - плоскостные, а в группе АОК - равное количество плёнчатых и плоскостных. В целом во всех группах преобладали плоскостные спайки практически во все сроки исследования. Однако в эксперименте отмечено, что в группе с использованием АОК значительно реже формируются шнуровидные и плоскостные спаечные сращения, возможно, благодаря его системному влиянию на организм. ЛОКАЛИЗАЦИЯ СПАЕЧНОГО ПРОЦЕССА Локализация спаек описывалась в зависимости от того, какие органы или отделы органа были вовлечены в спаечный процесс (табл. 3). Локализация спаечного процесса в группах с использованием противоспаечных средств во всех контрольных точках практически однотипна (сальник-шов, сальник-купол слепой кишки, сальник-париетальная брюшина) и отличаетсятолько в количественном отношении. В группе же контроля спаечный процесс дополнительно формируется между интактной кишкой и швом (Ик-Ш - 2 (6,1%)), и у 6 животных (18,2%) в него вовлекаются 3 структуры: кишка-париетальная брюшина-шов (К-Пб-Ш), то есть без проведения противоспаечных мероприятий спаечный процесс захватывает более широкие площади. Выявлено, что спаечный процесс в каждой группе и во всех группах в целом наиболее часто формируется между сальником и послеоперационным швом - в 45 случаях (51,1%), реже - между сальником и поврежденным куполом слепой кишки - в 23 случаях (26,1%) и париетальной брюшиной - в 11 (12,5%). В целом же сальник принимает наибольшее участие в спайкообразовании во всех группах - у 79 животных (89,8%). Довольно часто в спаечный процесс вовлекается послеоперационный шов - у 54 (61,4%) из 88 животных. Поврежденные поверхности (купол слепой кишки и париетальная брюшина) участвуют в формировании спаек всего в 41 случае (46,6%). Таким образом, послеоперационный шов оказывается более агрессивным фактором в образовании спаек, нежели десерозирование различных поверхностей брюшины. Очевидно, к этому приводят травма и кровоизлияния при рассечении и ушивании брюшины, её подсыхание и ишемия при завязывании швов. На это следует обратить особое внимание при проведении лапаротомии и ушивании раны. №1(48) март’2014 Вопросы реконструктивной и пластической хирургии Экспериментальная хирургия 35 Таблица 2 Сравнительная характеристика видов спаечных сращений в брюшной полости в зависимости от способа профилактики Вид спаек 3-и сут Шнуровидные Плоскостные Пленчатые 7-е сут Шнуровидные Плоскостные 14-е сут Шнуровидные Плоскостные Пленчатые Группы в зависимости от вида профилактики спаек Полиглю АОК кин Мезогель Контроль 1 2 3 4 1 (8,3%) 0 0 2 (16,7%) 1 (8,3%) 8 (66,7) 5 (41,7%) 7 (58,3%) 2 (16,7%) 0 0 1 (8,3%) 0 0 0 2 (16,7%) 3 (25%) 4 (33,3%) 5 (41,7%) 7 (58,3%) 0 0 1 (8,3%) 2 (16,7%) 1 (8,3%) 4 (33,3%) 4 (33,3%) 3 (25%) 1 (8,3%) 6 (50%) 0 4 (33,3%) Уровень значимости различий с контролем 1-4 (травма) 2-4 3-4 1,0 0,027 1,0 0,49 1,0 1,0 0,49 0,68 1,0 0,49 0,21 0,49 0,41 0,49 0,68 0,49 0,59 0,32 0,49 1,0 0,68 1,0 1,0 0,09 Статистика .2 .2=3,9; р=0,27 .2=9,7; р=0,021 .2=3,9; р=0,27 .2=6,2; р=0,10 .2=3,0; р=0,38 .2=3,9; р=0,27 .2=2,7; р=0,45 .2=10,7; р=0,013 Таблица 3 Сравнительная характеристика локализации спаечного процесса в брюшной полости в зависимости от способа профилактики Общее число С-Ш С-К С-Пб Ик-Ш К-Ш К-Пб-Ш спаек АОК (36 животных) 10 (100%) 6 (60%) р1-4=0,33 1 (10%) р1-4=0,57 2 (20%) р1-4=0,52 0 (0%) р1-4=0,58 1 (10%) р1-4=0,23 0 (0%) р1-4=0,18 Полиглюкин (36 животных) 26 (100%) 16 (61,5%) р2-4=0,17 р2-1=0,61 10 (38,5%) р2-4=0,041 р2-1=0,10 0 (0%) р2-4=,047 р2-1=0,67 0 (0%) р2-4=0,31 0 (0%) р2-1=0,28 0 (0%) р2-4=0,025 Мезогель (36 животных) 19 (100%) 8 (42,1%) р3-4=0,52 р3-1=0,30 7 (36,8%) р3-4=0,08 р3-1=0,14 4 (21,0%) р3-4=0,43 р3-1=0,67 0 (0%) р3-4=0,40 0 (0%) р3-1=0,34 0 (0%) р3-4=0,05 Контрольная группа (36 животных) 33 (100%) 15 (45,4%) 5 (15,1%) 5 (15,1%) 2 (6,1%) 0 (0%) 6 (18,2%) Всего 88 (100%) 45 (51,1%) 23 (26,1%) 11 (12,5%) 2 (2,3%) 1 (1,1%) 6 (6,8%) Примечание: С - сальник; Ш - послеоперационный шов; К - купол слепой кишки; Пб - париетальная брюшина; Ик - интактная кишка Вопросы реконструктивной и пластической хирургии №1(48) март’2014 36 Тихонов В.И., Плотников М.Б., Логвинов С.В., Грищенко М.Ю., Шкатов Д.А. ИЗМЕНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩИХ ТКАНЕЙ Особое значение имеет динамика изменений, характеризующих выраженность воспалитель Представляют большой интерес изменения ной и сосудистой реакций, таких как отёчность, поврежденных тканей как при формировании выпадение фибрина, инфильтрация, синюшность спаечного процесса, так и в условиях профилак и петехиальные кровоизлияния (табл. 4). тики спайкообразования. Таблица 4 Сравнительная характеристика макроскопических изменений повреждённых тканей в зависимости от вида профилактики спаек Группы животных контрольные точки критерии оценки состояния повреждённых тканей отечность фибрин петехии синюшность инфиль трация АОК, 36 животных (1) 3-и сут 4 (33,3%) р1-2=0,001 р1-3=0,04 р1-4=0,50 1 (8,3%) р1-4=0,08 3 (25%) р1-2=1,0 р3-1=0,40 р1-4=0,11 0 0 7-е сут 0 р1-2

Ключевые слова

prevention of adhesions, peritoneal adhesions, профилактика спайкообразования, спаечный процесс брюшины

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шкатов Дмитрий АнатольевичГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России; ФГБУ «НИИ фармакологии им. Е.Д. Гольдберга» СО РАМН; Центральная научно-исследовательская лаборатория ГБОУ ВПО СибГМУ
Тихонов Виктор ИвановичГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России; ФГБУ «НИИ фармакологии им. Е.Д. Гольдберга» СО РАМН; Центральная научно-исследовательская лаборатория ГБОУ ВПО СибГМУ
Плотников Марк БорисовичГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России; ФГБУ «НИИ фармакологии им. Е.Д. Гольдберга» СО РАМН; Центральная научно-исследовательская лаборатория ГБОУ ВПО СибГМУ
Логвинов Сергей ВалентиновичГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России; ФГБУ «НИИ фармакологии им. Е.Д. Гольдберга» СО РАМН; Центральная научно-исследовательская лаборатория ГБОУ ВПО СибГМУ
Грищенко Максим ЮрьевичГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России; ФГБУ «НИИ фармакологии им. Е.Д. Гольдберга» СО РАМН; Центральная научно-исследовательская лаборатория ГБОУ ВПО СибГМУтел.: (моб.): 8-906-950-25-21Grishenko83@mail.ru
Всего: 5

Ссылки

Shkarenko A.A., Beloshapko A.A., Kuznetsov Yu.B. et al. Issues of biologic, medical and paharmaceutical chemistry,1998, №3, p. 36-39 (in Russian).
Нaraguchi H., Ohmi L., Fukuda A., Tamura Y., Mizutani K., Tanaka O., Chou Wh. Biosci Biototechnol. Biochem., 1987, Vol. 61, N4, p. 651-654.
Plotnikov M.B., Aliferova V.M., Aliev O.I. et al. Меdical pharmaceutical Siberian journal, 2002, № 2, p. 67-69 (in Russian).
Sufiyarov I.F. System of complex intraoperative prevention of adhesive disease of the abdomen. Author. Doct dis. Ufa, 2010, 45 p ( in Russian).
Plotnikov, M.B., Logvinov S.V., Pougachenko N.V. et al. Bulletin of experimental biology and medicine, 2000, Vol. 130, № 11, p. 543-547 (in Russian).
Plotnikov M.B., Aliev O.I., Maslov M.Yu. et al. Experimental and clinical pharmacology, 1999, Vol. 62, № 6, p. 45-47 (in Russian).
Plotnikov M.B., Aliev O.I., Maslov M.Yu. et al. Issues of medical and pharmaceutical chemistry, 2000, № 2, p. 31-33 (in Russian).
Pastoushenkov, Lemovskaya Ye.Ye. Vegetables-antioxidants( phytotherapy). Saint-Petersbourg, 1991, 96 p. (in Russian).
Lipatov V.F. Substantiation of using methylcellulose gel to prevent postoperative adhesion of the abdomen. Author. dis. cand. med. sci. Koursk, 2004, 148 p (in Russian).
Paventyev T.N., Pashinski V.G., Zelenskaya I.L. et al. Actual problems of pharmacology and seeking new drugs. 1999, Vol. 10, P. 104-108 (in Russian).
Cremer P.B., Bebourishvili A.G., Mikhin I.V. et al. Endoscopic surgery, 2006, N1, p. 20 - 21 ( in Russian).
Cremer P.B., Goushoul A.V., Minayeva Ye.A. Сurrent barrier means to prevent formings of postoperative adhesions of the abdomen. Proceedings of the 65-th jubilee open scientific-practical conference of young scientists and students with international participation. Volgograd, 2007, p. 72 ( in Russian).
Vyazmina K.Yu. Prevention of adhesive process in wiomen of reproductive age after myomectomy. Author. dis. cand. med. sci. Moscow, 2010. 11 p. (in Russian).
Vorobyov A.A., Bebourishvili A.G. Surgical anatomy of operated on abdomen and laparoscopic surgery of adhesions. Volgograd, 2001. 240 p ( in Russian).
Bova Lus., Semenyuta N.M., Ful’shes M.M. Clinical Surgery, 1989, № 6, p. 57-59 ( in Russian).
Vorobyov A.A., Bebourishvili A.G., Pisareva Ye.Ye. et al. Surgery, 1998, № 3, p. 65-67 (in Russian).
Нaraguchi H., Ohmi L., Fukuda A., Tamura Y., Mizutani K., Tanaka O., Chou Wh. Inhibition of al. dose reductase and sorbitol accumulation by astilbin and taxitolin dihydroflavonols in Engelhardtia chrisolepis // Biosci Biototechnol. Biochem. - 1987. - 61 (4): 651-654. REFERENCES
Шкаренко А.А., Белошапко А.А., Кузнецов Ю.Б., Боровкова М.В. и др. Доклиническое токсикологическое изучение диквертина // Вопр. биол., мед. и фарм. химии. - 1998. - №3. - С. 36-39.
Суфияров И.Ф. Система комплексной интраоперационной профилактики спаечной болезни брюшины: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. - Уфа, 2010. - 45 с. Вопросы реконструктивной и пластической хирургии №1(48) март’2014
Плотников М.Б., Алиферова В.М., Алиев О.И., и др. Эффективность комплекса диквертина и аскорбиновой кислоты в терапии больных с дисциркуляторной энцефалопатией // Мед. фарм. сиб. журнал. - 2002. - № 2. - С. 67-69.
Плотников М.Б., Логвинов С.В., Пугаченко Н.В. и др. Церебропротективный эффект смеси диквертина и аскорбиновой кислоты // Бюл. эксперим. биологии и медицины. - 2000. - Т. 130, № 11. - С. 543-547.
Плотников М.Б., Алиев О.И., Маслов М.Ю. и др. Коррекция гемореологических расстройств при острой ишемии миокарда у крыс комплексом диквертина и аскорбиновой кислоты // Вопр. мед. и фарм. химии. - 2000. - № 2. - С. 31-33.
Плотников М.Б., Алиев О.И., Маслов М.Ю. и др. Коррекция синдрома повышенной вязкости крови в условиях ишемии мозга у крыс комплексом диквертина и аскорбиновой кислоты // Эксперимент. и клинич. фармакология. - 1999. - Т. 62, № 6. - С. 45-47.
Пастушенков Л.В., Лемовская Е.Е. Растения-антиоксиданты (фитотерапия). - СПб., 1991. - 96 с.
Павентьев Т.Н., Пашинский В.Г., Зеленская И.Л. и др. Особенности адаптогенного и антигипоксического действия растительных средств // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных преперетов. - 1999. - Т. 10. - С. 104-108.
Липатов В.А. Обоснование применения геля метилцелюлозы для профилактики послеоперационного спаечного процесса брюшной полости: Дис. …канд. мед. наук. - Курск, - 2004. - 148 с.
Кремер П.Б., Гушул А.В., Минаева Е.А. Современные барьерные средства для профилактики образования послеоперационных сращений брюшной полости // Актуальные пробл. эксперимент. и клинич. медицины - Матер. 65-ой юбилейной открытой научно - практической конфер. молодых ученых и студентов с междунар. участием. Волгоград. - 2007. - С.72.
Кремер П.Б., Бебуришвили А.Г., Михин И.В. и др. Применение барьерного средства «Interceed» у пациентов с острой спаечной кишечной непроходимостью // Эндоскопическая хирургия- №1, 2006. - С.20 - 21.
Вязьмина К.Ю. Профилактика спаечного процесса у женщин репродуктивного возраста после миомэктомии: Автореф. дис. … канд. мед. наук. - М., 2010. - 11 с.
Воробьев А. А., Бебуришвили А. Г. Хирургическая анатомия оперированного живота и лапароскопическая хирургия спаек. - Волгоград, 2001. - 240 с.
Воробьев А.А., Бебуришвили A.Г., Писарева Е.Е. и др. Профилактика спаечной болезни брюшной полости - (обзор зарубежной литературы) // Хирургия.- 1998. - № 3. - С. 65-67.
Бова Люс., Семенюта Н.М., Фульшес М.М. Спаечная болезнь // Клин. хир. - 1989. - № 6. - С. 57-59.
 ВЛИЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОГО КОМПЛЕКСА НА ПРОЦЕССЫ СПАЙКООБРАЗОВАНИЯ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2014. № 1(48).

ВЛИЯНИЕ АНТИОКСИДАНТНОГО КОМПЛЕКСА НА ПРОЦЕССЫ СПАЙКООБРАЗОВАНИЯ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2014. № 1(48).