ВЫДАЮЩИЙСЯ ХИРУРГ: НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ТАЛАНТ И НЕСОСТОЯВШАЯСЯ КАРЬЕРА (К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭРНСТА ЕГЕРА) | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2013. № 3 (46).

ВЫДАЮЩИЙСЯ ХИРУРГ: НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ТАЛАНТ И НЕСОСТОЯВШАЯСЯ КАРЬЕРА (К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭРНСТА ЕГЕРА)

Впервые в отечественной исторической литературе представлены уникальные данные многолетних исследований авторов по пребыванию в Томской губернии австрийского военнопленного времен первой мировой войны, известного врача, лидера раннего этапа сердечно-сосудистой хирургии Эрнста Егера.

THE OUTSTANDING SURGEON: UNUSUAL TALENT AND CUT SHORT CARRIER (TO THE 130 ANNIVERSARY OF ERNST YEGER).pdf В 2006 г. мы познакомились со статьей крупнейшего кардио-торакального хирурга современной Германии, профессора хирургии медицинского университета Ганновера, доктора Ханса Георга Борста (Hans G. Borst, MD) под названием «Сто лет после Людвига Рена — чем стала немецкая кардиохирургия?». Эта статья была опубликована в 1997 г. в книге «История сердечно-сосудистой хирургии» под редакцией Л. А. Бокерия (с. 96—102). В ней мы обратили внимание, прежде всего, на очень интересный, с нашей точки зрения, блок, который объясняет общеизвестный факт многолетнего научного лидерства Германии в области медицины, начиная со второй половины XIX в. Х. Г. Борст (1997) писал: «История науки в каждой конкретной стране отражает ее интеллектуальную зрелость, политические и экономические условия. Германия дает ярчайший пример этому. Во второй половине XIX в., в частности, в период существования Империи с 1871 г. до начала Первой мировой войны, все три упомянутых фактора находились в полной гармонии: одаренные люди могли получить блестящее университетское образование, правительство, в частности, и сам император Вильгельм II, признавали значение новых научных идей для благополучия нации и престижа государства, экономика процветала. Результаты были очевидны: в годы, предшествовавшие Первой мировой войне, Берлинский университет дал миру больше Нобелевских лауреатов, чем какое-либо иное учреждение. В мире, в котором не существовало виз и были все возможности для удобства сообщений, международный обмен людьми и идеями достиг беспрецедентного уровня. Первая мировая война положила конец этой славной эпохе, но несмотря на инфляцию, экономический спад и изоляцию, поразившие страну в послевоенные годы, в ней сохранялся высокий академический стандарт». На с. 99 Х. Г. Борст написал следующее: «Завершая описание событий, происходивших до Первой мировой войны, я хотел бы привлечь ваше внимание к личности Эрнста Джегера (Ernst Eger), возможно, самого интересного персонажа раннего этапа сердечнососудистой хирургии. Результаты его экспериментальных работ были опубликованы в 1913 г. под заголовком «Хирургия кровеносных сосудов Рис. 1. Портрет Эрнста Егера (Ерусалема) (9 ноября 1884 — 30 августа/13 сентября 1915 гг.) и сердца». Джегер, как и Зауэрбрух, начинал работать в Бреслау, а продолжил свои изыскания в Рокфеллеровском институте в Нью-Йорке, где работал вместе с Алексисом Каррелем (Alexis Carrel). В книге Джегера речь идет о различных проблемах, например, обходе сердечных клапанов и хотите — верьте, хотите — нет, о системно-легочном анастомозе, который позднее получил название Блелока — Тауссига (Blalock — Taussig). В заключительной главе Джегер предсказал скорую возможность создания метода искусственного кровообращения. Это предсказание впервые было реализовано в России в ходе экспериментов Брюхоненко и Чечулина в 1929 г. К сожалению, Джегер, как и другие многообещающие деятели того времени, погиб во время войны — он умер от тифа в лагере военнопленных вблизи Томска в 1916 г.». Разумеется, мы как томичи, не смогли пройти мимо этого факта и практически целых 7 лет работали с многочисленными архивами Сибири с одной лишь целью, а именно — найти конкретное место пребывания и захоронения бывшего врача-ассистента (помощника врача) хирургических клиник Университетов Берлина и Бреслау (Вроцлава), Эрнста Егера (Ерусалем) на территории современной Западной Сибири. Эту работу мы завершили в преддверии 130-летия со дня его рождения (рис. 1). КРАТКАя БИОГРАФИя ЭРНСТА ЕГЕРА (1884—1915) Егер (Ерусалем) Эрнст — Eger ( Jerusalem) Ernst — происходил из еврейской семьи Ерусалем, проживавшей в Вене. Родился 9 ноября 1884 г. Получил медицинское образование в старейшем и известнейшем в Европе Венском университете, основанном в 1365 г. В возрасте 24 лет, после окончания медицинского факультета Венского университета, становится сотрудником отделения экспериментальной биологии Института патологии клиники «Шарите» в Берлине (рис. 2). Сама клиника была основана в 1710 г. В 1908 г. директором Института патологии клиники «Шарите» был профессор Adolf Bickel (1875—1956) (рис. 3). В Институте патологии молодой врач занимался биохимическими исследованиями после выполнения порто-кавального Рис. ??? Мать Эрнста Егера — Камилла а б а б Рис. 2. Клиника «Шарите» в Берлине (фото В. Ф. Байтингера): а — главный корпус, б — институт патологии им. Р. Вирхова Рис. ??? Эрнст Егер со своей сестрой Рис. 3. Директор института патологии клиники «Шарите» в 1908 г. профессор Adolf Bickel (1875—1956) анастомоза (фистула Экка) при эксперименталь-1. Jerusalem E. Eine Vereinfachung in der ном циррозе печени. По результатам этих ис-Operationstechnik der Eckschen Fistel//Zbl. следований им были опубликованы две научные Physiol., 1910, Bd.24, S.837 — 840. работы: 2. Jerusalem E. und Franke Eck’sche Fistel zur а б а б Рис. 4. Директор первой хи-Рис. 5. Руководители стажировки Э. Егера в США (1911—1912): рургической клиники Венско-а — профессор Charles A. elsberg (1871—1948) в госпитале «Маго университета в 1910 г. — унт-Синай», б — член Совета Рокфеллеровского института, специпрофессор Anton F. eiselberg алист в области экспериментальной трансплантологии Alexis Carrel (1860—1939) (1873—1944) Behandlung des Ascites bei Lebercirrhose// Verh. Dtsch. Ges. Chir., 1911, Bd.40, S.267 u. 271. В соответствие с существующим тогда регламентом право на врачевание после окончания медицинского факультета Венского университета давал именно этот университет. Поэтому это право нужно было заслужить. Выполнив научное исследование в клинике «Шарите» (Берлин), в 1910 г. Эрнст Ерусалем возвращается в Вену, где получает возможность стажироваться в качестве помощника врача (assistenzarzt) в Первой хирургической клинике Венского университета под руководством профессора Anton Freiherr von Eiselsbеrg (1860—1939) и в венской Больнице общего профиля (рис. 4.). В 1911 г. он уезжает в годичную командировку в Америку, в Нью-Йорк. Выбор пал на два учреждения: 1 — госпиталь «Маунт-Синай»— один из старейших и крупнейших в США, основанный в 1852 г. как еврейское медицинское учреждение на Манхэттене; 2 — Рокфеллеровский институт медицинских исследований (с 1965 г. — Рокфеллеровский университет) на Манхэттене, основанный в 1901 г.). В госпитале «Маунт-Синай» Эрнст Ерусалем уже проходит как Эрнст Егер. Почему? Нам неизвестно! Но все последующие его работы были затем опубликованы под другой фамилией. В госпитале «Маунт-Синай» Эрнст Егер приобретал хирургические навыки под патронажем основателя хирургии спинного мозга «Adjunct Surgeon» Charles Albert Elsberg (1871—1948). В Рокфеллеровском институте молодой стажер познакомился с будущим лауреатом Нобелевской премии Carrel A. (1873—1944), который сориентировал его на новое научное направление — экспериментальную хирургию сердца и сосудов (рис. 5.) Впоследствии именно в этом направлении Эрнст Егер серьёзно преуспел, поэтому крупнейший кардиохирург — Х. Г. Борст (Германия) заслуженно назвал его «самым интересным персонажем раннего этапа сердечно-сосудистой хирургии». В 1912 г. Эрнст Егер возвращается из НьюЙорка в Берлин, где продолжает свою врачебную подготовку в качестве помощника врача в хирургической клинике Берлинской еврейской больницы (директор — James A. Israel) (рис. 6 а). Не прекращает и свою научную работу. Прежде всего, он публикует результаты своих исследований, проведенных в Рокфеллеровском институте медицинских исследований (разработка различных инструментов для сосудистой хирургии, оценка кровотока через сосудистый анастомоз инвагинационного типа). Только в 1912 г. в монои редко в соавторстве им были опубликованы сразу четыре научные статьи. В 1913 г. Эрнст Егер переезжает из Берлина в Бреслау, где устраивается в качестве помощника врача в Университетскую хирургическую клинику, которой руководил в то время Hermann Kuttner (1870—1932) (рис. 6 б). 1913-й год стал для Э. Егера особенно und des Herzens» (Хирургия кровеносных сосудов и сердца» объемом 331 с. Он посвятил эту книгу «доктору Алексису Каррелю в знак благодарности и уважения». Справедливости ради надо поблагодарить Издательство «VDM Verlag Dr. Muller Aktiengesellschaft und Co.) в Саарбрюкене, выпустившее недавно репринтное издание этой книги, которое мы использовали в работе над этой статьей (рис. 7). В издании книги Эрнсту Егеру помогал его шеф по Университетской хирургической клинике в Бреслау, Рис. 6. Руководители врачебной подготовки Эрнста Егера в 1911— доктор Герман Кюттнер, кото1912 гг.: а — директор хирургической клиники Берлинской еврей-рый высоко ценил Э. Егера как ской больницы, профессор James Israel (1848—1926); б — дирек-врача и ученого. Хотя на самом тор университетской хирургической клиники в Бреслау профессор деле Э. Егер — автор выдающейhermann Kuttner (1870—1932) ся монографии — официально был всего лишь помощником врача! Ему в это время было 29 лет. Впереди колоссальные возможности и перспективы! 15(28) июля 1914 г. АвстроВенгрия объявила войну Сербии (под давлением Германии). Поводом было Сараевское убийство: убийство австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда, принявшего участие в провокационных маневрах австровенгерской армии у сербских границ. Россия, следуя своему союзническому долгу по отношению к Сербии, объявила о начале мобилизации, но продолжала переговоры о пре Рис. ??? Клиника Израэля. Эрнст Егер второй справа дотвращении войны. 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила войну России, а затем плодотворным. В разных немецких журналах он Великобритании и Франции. Так началась (по опубликовал 6 крупных научных статей по экс-официальной версии) Первая мировая война, в периментальной хирургии сосудов (шов сосудов которую было втянуто большое число стран Евбокв-бок, конец-в-бок, а также по технике забо-ропы, Азии, США и др. (38 государств с населера почки для будущей трансплантации, технике нием 1,5 млрд человек). использования аутовенозных вставок для вос-Эрнст Егер, как гражданин Австро-Венгрии, в становления магистрального кровотока и др.). 1914 г. был призван из резерва на обязательную Апофеозом 1913 г. стало событие, до конца не-военную службу. В соответствие со своим обраоцененное и в настоящее время. Речь идет о по-зованием он получил назначение в качестве гражявлении в свет фундаментального труда моногра-данского врача в гарнизон города-крепости Пшефического плана — «Die Chirurgie der Blutgefasse мысль (Перемышль). Этот город расположен на а б Рис. 7. Обложка знаменитой книги Э. Егера «Хирургия кровеносных сосудов и сердца» (1913) реке Сан (юго-восток Польши) и находился во владении Австро-Венгрии как часть Галиции. Еще до Первой мировой войны Пшемысль был превращен в мощную, хорошо укрепленную военную крепость с гарнизоном в 140 тысяч солдат. Город бы окружен двумя кольцами фортификационных сооружений и имел свой аэродром. Общая протяженность внешнего кольца крепости Пшемысль составила около 45 км. Командовал гарнизоном этой крепости генерал Герман фон Кусманек. Во время Первой мировой войны эта крепость в сентябре 1914 — марте 1915 гг. (с перерывом) дважды осаждалась русскими войсками. (Первая осада — передовым отрядами 3-й русской армии генерала Радко-Дмитриева 22—24 сентября 1914 г.). Русские войска были отбиты с большими потерями. Вторая осада — осадной армией генерала А. Н. Селиванова, окружившей крепость широким кольцом (зима 1914 г.). По численности русская армия была меньше гарнизона крепости и не имела осадной артиллерии. Расчет был на истощение всех запасов продовольствия. Гарнизонному врачу Э. Егеру, как и его коллеге по Венскому университету врачу-отоларингологу, приват-доценту Роберту Барани, нужно было заниматься военно-полевой хирургией. Трудно было себе представить, но это было: в осажденной крепости Эрнст Егер не только оказывал помощь раненым, но и занимался обобщением своего опыта в военно-полевой хирургии. Примечательно, что в 1913—1914 гг., как будто предчувствуя свой уход на войну, Эрнст Егер представил в различные научные медицинские журналы 11 научных статей, появившихся в свет в 1914 г., причем одна из них (Kriegschirurgische Erfahrungen ueber die Blutgefassnaht // Berliner klin. Wochenschr., 1914, Bd. 51, S. 1907—1911), Рис. ??? Эрнст Егер — военврач австро-венгерской армии (1914) Рис. 8. Крепость «Пшемысль» после капитуляции перед армией генерала А.Н. Селиванова (март 1914) широко цитируемая хирургами в первой половине ХХ века, была направлена уже из Пшемысля и посвящена первому личному опыту выполнения сосудистого шва в военно-полевых условиях. Э. Егер впервые в лазарете осажденной крепости Пшемысль выполнил 8 операций по поводу огнестрельного ранения магистральных артерий конечностей: в 5 случаях сосудистые швы были успешно выполнены и кровоток через анастомозы был адекватным, наступило выздоровление; в 3 случаях огнестрельное ранение осложнилось тяжелым гной ным воспалением, приведшим к ампутации конечностей. Один из восьми случаев был просто уникальным для того времени: при огнестрельном ранении верхней конечности на уровне плеча Э. Егер зафиксировал отломки раздробленной плечевой кости, наложил сосудистые швы на плечевую артерию и плечевую вену, выполнил периневральные швы на срединный и локтевой нервы. Примечательно, что рукопись статьи о сосудистом шве и ряд других статей были переправлены из осажденной крепости Пшемысль в Берлин одним из пилотов этого гарнизона («воздушная почта»). «Публикация этих работ, вывезенных воздушной почтой из осажденной Пшемысли, взбудоражила весь мир», — писал в 1915 г. учитель Э. Егера — профессор Герман Кюттнер (Бреслау). После окончания Первой мировой войны знаменитый Август Бир (August Bier) в книге «Врачебный опыт в Мировой войне 1914/18 годов» дал весьма осторожную оценку результатам восстановления сосудов в военно-полевых условиях. В 1922 г. он писал: «Но они же (Егер, Эндерлен, Е. Рэн и др.) сделали всего несколько операций и их результаты уж точно нельзя назвать выдающимися. У других и вовсе были плохие результаты. Тем не менее, шов должен быть нашей целью». В осажденной крепости Э. Егер не только оказывал помощь раненым, но и проводил патологоанатомическое вскрытие трупов погибших солдат. В ряде случаев ему удавалось экспериментировать. На 20 трупах он разрабатывал технологию мезентерико-кавальных анастомозов через венозную вставку из наружной яремной вены. Наверняка Э. Егер думал о хирургии портальной гипертензии при циррозе печени и готовился к этому. Кроме того, вместе с Робертом Барани они впервые при проникающем огнестрельном ранении черепа применили первичную пластику твердой мозговой оболочки свободным фасциальным трансплантатом. Были также разработки по усовершенствованию технологии наркоза и внутривенного введения лекарственных препаратов. И это все было сделано в условиях осады крепости и активных боевых действий! Осада крепости Пшемысль была крупнейшей осадой Первой мировой войны. Расстреляв весь боезапас и взорвав форты, гарнизон Пшемысля капитулировал перед русскими войсками 9 (22) марта 1915 г. (рис. 8). Большая часть населения города — крепости бежала. Были захвачены в плен 115 000 австрийских и венгерских солдат и офицеров. Многие были интернированы во внутренние районы России, главным образом в Сибирь. Среди них был и врач Эрнст Егер. Весной 1915 г. Эрнст (Ерусалем) Егер оказывается в лагере для военнопленных в селе Зюзя Каинского уезда Томской губернии. Это было большое село с церковью, сельским училищем, волостным правлением, которое располагалось в 50 км от Каинска. В настоящее время село Зюзя находится на территории Барабинского района Новосибирской области, а город Каинск в 1935 г. был переименован в город Куйбышев (Новосибирская область). В лагере Э. Егер оставался врачом. Помогал не только военнопленным, но и местным жителям. Находясь в плену, он смог каким-то образом переправить на Родину свои многочисленные рабочие записи и статьи, которые были опубликованы уже после его смерти. Приводим список этих работ: 1. Jeger E. Eine vereinfachte Methode der intravenosen Zufuhr von Medikamenten // Berliner klin. Wochenschr., 1915, Bd. 52, S. 234. 2. Jeger E. Ueber primaere Faszienplastik bei Schlussverletzungen der Dura // Bruns Beitr. klin. Chir., 1915, Bd. 97, S. 418. 3. Jeger E. Zur Technik der Blutgefassnaht // Bruns Beitr.klin.Chir., 1915, Bd. 97, S. 553—558. 4. Jeger E. Einige kriegschirurgische Improvisationen // Bruns Beitr. klin. Chir., 1915, Bd. 97, S. 549—552. 5. Jeger E. Zur operativen Behandlung des Ascites bei Lebercirrhoze // Bruns Beitr. klin. Cir., 1916, Bd. 99, S. 94—98. Первая из перечисленных статей была посвящена разработанному им для военно-полевых условий упрощенному методу внутривенного введения сразу нескольких медикаментов, вторая — первичной пластике твердой мозговой оболочки при черепно-мозговом ранении, третья — технике перевязки бедренной артерии в канале приводящих мышц бедра при травматическом разрыве артерио-венозной аневризмы в подколенной ямке, четвертая — упрощенной технике иммобилизации при закрытом переломе плечевой кости при одновременном отведении конечности от грудной стенки с использований шин и деталей от дыхательного аппарата, применяемого при операциях в грудной полости, пятая — результатам разработки техники прямого мезентерико-кавального анастомоза бок-в-бок либо через венозную вставку из наружной яремной вены в эксперименте на 2 собаках (в Бреслау) и 20 человеческих трупах (в Пшемысле). В конце лета 1915 г. врач Егер заболел сыпным тифом. 29 августа/12 сентября был доставлен в тяжелом состоянии в военный лазарет Каинска, где на другой день умер. Ему было всего 30 лет! Был похоронен, по-видимому, на старом еврейском кладбище Каинска, которого в настоящее время нет. На его месте (по воспоминаниям местных сторожилов) в советское время были построены склады «Заготзерно». О смерти Эрнста Егера в далекой Сибири довольно быстро узнали в Германии. Он был неординарной личностью. Его учитель — доктор Герман Кюттнер (Бреслау) — написал некролог ([Todesanzeigen von H. Kuttner] Schlesische Arzte-Korrespondenz, 1915, № 1, P. 5). В нем Г. Кюттнер писал: «С падением Пшемысли, во время осады которой он приобрел выдающийся опыт в качестве хирурга, он попал в плен к русским. Несмотря на молодость, заслуги и научные труды доктора Егера снискали ему всемирную известность. Большое число врачей приезжало во Вроцлав (Бреслау) познакомиться с его достижениями в области сосудистой хирургии. Даже в тяжелейших условиях военного времени Егер успешно продолжал заниматься научной деятельностью. Публикация его работ, вывезенных воздушной почтой из осажденной Пшемысли, взбудоражила весь мир. Также, находясь в русском плену, он выслал сестре многочисленные рабочие записи, которые в настоящее время находятся в печати; до их выхода из печати он не дожил. До конца своей жизни он оставался настоящим врачом, помогал своим пленным землякам и населению Сибири, работая сельским доктором. Егер умер слишком рано; он был одним из самых перспективных молодых хирургов — необыкновенный талант, обилие идей и трудолюбие обещали ему блестящую карьеру...». ЗАКЛюЧЕНИЕ Мы считаем, что статья о выдающемся хирурге Э. Егере была бы неполной, если бы не были расставлены акценты о его выдающейся роли для современной бурно развивающейся кардиохирургии и сосудистой хирургии. Это прежде всего: 1. Экспериментальная разработка технологии бедренно-подколенного шунтирования перевернутым аутовенозным трансплантатом большой подкожной вены. Операция была внедрена в клиническую практику французским хирургом Jean Kunlin в 1948 г. 2. Экспериментальная разработка на собаках операций по коррекции гемодинамических проблем, связанных со стенозом аортального или трехстворчатого клапанов (вентрикуло-аортальные и вентрикуло-легочные шунты) (рис. 9). Идея второго варианта шунтирования была внедрена в клиническую практику врачами из Балтимора — Альфредом Блелоком и детским кардиологом Хелен Тауссиг в 1945 г. при создании анастомоза между большим и малым кругами кровообращения при тетраде Фалло («синий порок»): шунт между левой подключичной артерией и легочным стволом для увеличения притока артериальной крови в малый круг кровообращения. 3. Разработка технологии биодеградируемых сосудистых протезов. И до сих пор это очень актуальный вопрос. а б а б Рис. 9. Схема операций вентрикуло-аортального и вентрикуло-легочного шунтирования при экспериментальном стенозе клапанов сердца у собак (по Э. Егеру) Таким образом, монографию Эрнста Егера «Хирургия кровеносных сосудов и сердца» (1913) можно назвать пророческой. Многие идеи, изложенные в ней, были экспериментально подтверждены, а десятилетия спустя стали применяться в клинической медицине. Удивительно, но на четвертой странице обложки репринтного издания этой книги имеется краткая биографи Авторы: ческая справка об Эрнсте Егере с неправильной датой смерти и отсутствием информации о его смерти в далекой Сибири! (рис. 7). Какой-то рок забвения над этим человеком — великолепном враче и выдающемся ученом, — который в свои 30 лет сделал так много, что к его научному наследию будут обращаться еще многие поколения историков медицины и практических врачей.

Ключевые слова

Егер эрнст, история медицины, сердечно-сосудистая хирургия, Yeger Ernst, history of medicine, cardiovascular surgery

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Байтингер Владимир ФедоровичАНО НИИ микрохирургииbaitinger@mail.tomsknet.ru
Приль Л.Н.Центр новейшей документации Томской области
Всего: 2

Ссылки

 ВЫДАЮЩИЙСЯ ХИРУРГ: НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ТАЛАНТ И НЕСОСТОЯВШАЯСЯ КАРЬЕРА (К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭРНСТА ЕГЕРА) | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2013. № 3 (46).

ВЫДАЮЩИЙСЯ ХИРУРГ: НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ТАЛАНТ И НЕСОСТОЯВШАЯСЯ КАРЬЕРА (К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭРНСТА ЕГЕРА) | Вопросы реконструктивной и пластической хирургии. 2013. № 3 (46).