Гендерные особенности личностного потенциала студенческой молодежи в динамике обучения в педагогическом вузе | СПЖ. 2017. № 66. DOI: 10.17223/17267080/66/1

Гендерные особенности личностного потенциала студенческой молодежи в динамике обучения в педагогическом вузе

Представлены результаты исследования личностного потенциала студенческой молодежи с использованием психологических тестов «Самодетерминация личности», «Самоорганизация деятельности», «Жизнестойкость», «Удовлетворенность жизнью», «Дифференциальная диагностика рефлексивности», «Качество жизни и удовлетворенность». Полученные результаты свидетельствуют о гендерных различиях в динамике показателей за время обучения. Сделано предположение о том, что специфика изменений психосоциального состояния студенческой молодежи в период обучения в вузе в значительной степени зависит не только от образовательной среды, но и от уровня социально-экономического и культурного развития региона в целом.

Gender differences in dynamics of students' personal potential indicators.pdf Введение Реформирование современной педагогической системы с перестройкой ее структуры и приоритетов предполагает новый, более высокий уровень требований к качеству образования в высшей школе, готовности выпускников вуза к полноценной жизни и профессиональной деятельности в условиях современных социальных вызовов. Вместе с тем значительные изменения в качественном составе контингента обучаемых, недостаточное финансирование высшей педагогической школы и тенденция превращения системы образования в сферу услуг неизбежно ведут к падению социального статуса педагога, потере престижа педагогического образования и оттоку интеллектуальной молодежи из педагогической среды [1, 2]. В этой связи проблема своевременной оценки потенциала студента вуза и разработка соответствующей стратегии его реализации, возможно, является ключевым фактором разрешения сложившихся противоречий и эффективным инструментом повышения качества образования в высшей школе [3, 4]. Несмотря на то что влияние интеллектуального потенциала человека на академические достижения обоснованно рассматривается в качестве важной предпосылки успешной профессиональной деятельности [5-8], ряд авторов считают определяющими факторами в достижении успешной деятельности в целом личностные качества человека [8-11]. Однако в литературе недостаточно подробно описаны гендерные особенности динамики показателей личностного потенциала студентов в период обучения в вузе и специфика их реакции на влияние социально-средовых и психофизиологических факторов [12, 13]. Кроме этого, остается актуальной проблема оттока квалифицированных кадров из системы образования, особенно в провинции, в связи с культурно-экономической отсталостью районных центров [14]. В этой связи для нас представляет интерес оценка гендерных особенностей динамики личностных качеств студентов в процессе обучения в вузе малого города. Методы и организация исследования Для реализации поставленной цели в Куйбышевском филиале Новосибирского государственного педагогического университета (КФ НГПУ) было проведено исследование личностных характеристик студентов 1-го и 4-го курсов: юношей (n = 54) и девушек (n = 100), обучающихся по естественнонаучному и гуманитарному направлениям. Подготовительные мероприятия и процедуру тестирования проводили в первой половине дня в комфортных санитарно-гигиенических условиях. На момент проведения исследования все студенты были практически здоровы и не имели острых заболеваний. Для характеристики личностного потенциала использовали диагностический комплекс «Экспресс-оценка параметров личностного потенциала» [15] с применением компьютерной программы «Оценка социально-психологической адаптации и личностного потенциала студентов» [16]. В состав диагностического пакета включено семь методик, характеризующих различные показатели личностного потенциала: «Шкала самодетерминации личности (Б. Шелдон; в адаптации и модификации Е.Н. Осина, 2007)», «Шкала удовлетворенности жизнью» (Э. Динер, 1985; в адаптации Д.А. Леонтьева, Е.Н. Осина, 2005), «Опросник самоорганизации деятельности» (Е.Ю. Мандрикова, 2007), «Тест жизнестойкости» (С. Мадди 2002; в модификации Д.А. Леонтьева и Е.И. Рассказовой, вариант Е.Н. Осина 2006), «Методика дифференциальной диагностики рефлексивности» (Д.А. Леонтьев, 2009), «Опросник качества жизни и удовлетворенности» (М. Рицнер; в адаптации Е.И. Рассказовой, 2012), а также личностный опросник карьерных ориентаций «Якоря карьеры» (Э. Шейн; в адаптации В.А. Чикера, В.Э. Винокуровой, 2012). Для анализа данных были использованы методы описательной статистики (^-критерий Стьюдента); основные расчеты выполнены с помощью пакета программ Statistica 7.0. и считались достоверными прир < 0,05. Результаты исследования и их обсуждение Большое значение для успешной психосоциальной адаптации студентов, формирования условий личностного роста и реализации целевых установок имеет способность молодых людей к рациональной организации жизнедеятельности. Полученные результаты по шкале «Самоорганизация деятельности» (таблица) указывают на то, что в обеих гендерных группах по субшкалам «планомерность», «настойчивость», «фиксация», «ориентация на настоящее» статистически достоверных различий в динамике показателей не выявлено, а уровень значений характеризуется как средний по сравнению с нормативными значениями, определенными для студентов университетских городов [17. С. 71]. По шкалам «целеустремленность», «индекс целеустремленности», «индекс планомерности» и суммарному показателю самоорганизации с 1-го к 4-му курсу наблюдалась положительная динамика показателей у юношей. Этот факт свидетельствует о том, что молодые люди за период обучения в определенной степени сформировали способность рационально организовывать свою деятельность, достигать цели, преодолевать трудности и в целом контролировать свои чувства, мысли и действия. Однако по абсолютным значениям уровень показателей самоорганизации оставался средним, что говорит о затруднениях при планировании своей деятельности, возможно, связанных с социально-средовыми факторами малого города. Шкала «удовлетворенность жизнью» измеряет когнитивную оценку соответствия жизненных возможностей ожиданиям человека и отражает общую меру внутренней гармонии и психологической удовлетворенности. Полученные нами результаты по тесту «Удовлетворенность жизнью» (см. таблицу) говорят о низком (у юношей) и среднем (у девушек) уровне показателей. Если у юношей наблюдались незначительные положительные изменения ко времени окончания вуза, то у девушек обнаружены статистически достоверные различия с отрицательной динамикой показателя. Эти данные могут указывать на то, что в начале обучения обследуемые имели достаточно высокий уровень удовлетворенности жизнью, были готовы решать жизненные задачи и осваивать новые формы деятельности, однако к концу обучения они или разочаровались в своем выборе, или значительно изменили мнение о своем социальном статусе, пересмотрели критерии качества жизни и более реально подошли к оценке перспектив профессиональной и личностной самореализации. Таблица Показатели личностного потенциала студентов КФ НГПУ (М± а, баллы) Опросник Шкала Юноши 1 курс Девушки 1 курс Достоверность Юноши 4 курс Девушки 4 курс Достоверность Достоверность Юноши курс Девушки курс Самоорганизация деятельности Планомерность 16,3 ± 0,79 17,2 ± 0,78 н/д 16,9 ± 1,03 16,8 ±0,71 н/д н/д н/д Целеустремленность 32,1 ±0,98 36,7 ±0,56 ** 34,5 ± 1,22 35,7 ± 0,62 н/д * н/д Настойчивость 23,3 ± 0,79 22,6 ± 0,60 н/д 24,6 ± 1,01 22,3 ± 0,86 н/д н/д н/д Фиксация 18,3 ±0,82 21,5 ±0,65 ** 19,7 ±0,91 20,9 ± 0,66 н/д н/д н/д Самоорганизация 6,2 ±0,52 7,8 ± 0,49 ** 6,0 ± 0,49 7,4 ±0,51 н/д н/д н/д Ориентация на настоящее 8,9 ±0,35 9,2 ± 0,34 н/д 8,7 ±0,37 9,3 ± 0,34 н/д н/д н/д Суммарный показатель 105,0 ±2,39 115,0 ± 1,88 ** 110,5 ±2,78 112,4 ± 2,22 н/д * н/д Индекс целеустремленности 27,7 ± 0,69 29,7 ± 0,46 * 29,6 ± 0,95 29,0 ±0,61 н/д * н/д Индекс планомерности 20,8 ±0,55 22,0 ± 0,45 н/д 22,2 ± 0,66 21,6 ±0,55 н/д * н/д Жизнестойкость Суммарный показатель 111,8 ±3,72 111,9 ±2,49 н/д 112,8 ±4,31 106,4 ±3,36 н/д н/д н/д Самодетерминация Аутентичность 13,8 ±0,36 15,7 ±0,41 ** 14,0 ± 0,72 14,5 ±0,37 н/д н/д * Самовыражение 8,9 ±0,28 10,0 ±0,26 ** 10,1 ±0,48 10,3 ±0,25 н/д ** н/д Выбор 17,8 ± 0,42 18,5 ±0,47 н/д 18,0 ±0,71 18,0 ±0,45 н/д н/д н/д Индекс 13,5 ±0,26 14,7 ± 0,30 ** 14,1 ±0,46 14,3 ± 0,25 н/д н/д н/д Дифференциальная диагностика рефлексивности Системная рефлексия 36,4 ± 0,72 35,9 ±0,65 н/д 34,3 ± 1,44 35,8 ±0,63 н/д н/д н/д Самокопание 20,8 ± 0,68 21,9 ±0,53 н/д 19,4 ± 1,32 23,7 ± 0,64 ** н/д * Квазирефлексия 23,4 ± 0,96 23,2 ± 0,63 н/д 19,9 ± 1,29 24,5 ± 0,72 ** ** н/д Индекс рефлексии 26,9 ± 0,64 27,0 ± 0,46 н/д 24,5 ± 0,94 28,0 ± 0,40 ** ** н/д Удовлетворенность жизнью и качеством жизни Физическое здоровье 13,4 ± 0,46 14,7 ± 0,34 * 14,5 ±0,54 12,5 ±0,37 ** * ** Активность в свободное время 10,2 ±0,31 10,6 ± 0,25 н/д 12,3 ± 0,43 10,1 ±0,28 ** ** н/д Переживания 17,6 ±0,55 21,3 ±0,30 ** 19,4 ±0,61 19,9 ± 0,40 н/д ** ** Сфера общения 19,4 ± 0,46 21,4 ±0,33 ** 18,4 ±0,80 20,6 ± 0,38 * н/д н/д Индекс 15,8 ±0,34 17,3 ± 0,23 ** 16,7 ± 0,45 16,1 ±0,28 н/д * ** Удовлетворенность жизнью Суммарный показатель 21,3 ±0,84 24,6 ± 0,60 ** 21,8 ± 1,09 20,9 ± 0,86 н/д н/д ** Якоря карьеры Служение 4,8 ±0,12 5,2 ±0,12 * 4,9 ±0,19 5,4 ±0,10 ** н/д н/д Вызов 4,3 ±0,18 4,2 ±0,13 н/д 4,7 ± 0,20 4,2 ±0,14 н/д н/д н/д Предпринимательство 4,3 ± 0,20 4,2 ±0,16 н/д 4,2 ± 0,22 3,6 ±0,18 * н/д * Свобода для 4,5 ±0,18 4,7 ±0,12 н/д 5,1 ±0,17 4,9 ±0,12 н/д ** н/д Свобода от 4,8 ±0,13 4,8 ±0,12 н/д 4,9 ±0,17 4,8 ±0,11 н/д н/д н/д Жизнестойкость характеризует меру способностей человека выдерживать экстремальные и стрессовые ситуации, сохраняя внутреннюю сбалансированность и эффективность мышления, которые обеспечивают успешность деятельности в целом [18]. По нашим данным, значения показателей жизнестойкости в обеих группах оценивались как низкие, причем у юношей от 1-го к 4-му курсу не было изменений, а у девушек отмечалась тенденция к снижению показателя к концу обучения. Эти данные свидетельствуют не столько о высокой подверженности студентов стрессам (результаты по остальным шкалам были в пределах нормы), сколько об осторожности в оценке собственной значимости и ценности, нежелании или неумении расширять границы своих возможностей. Сознательное планирование личностного роста задает направленность на поиск и формирование профессиональной среды, необходимой для саморазвития и самореализации. Карьерное продвижение человека в адекватном направлении обеспечивает возможность достижения высокой степени уважения и признания, а также высокой удовлетворенности качеством собственной жизни. Для студентов, в силу благоприятных возрастных и психофизиологических особенностей, такие обстоятельства приобретают решающее значение, так как сформировавшись, карьерные ориентации могут оставаться стабильными у человека в течение длительного времени [19. С. 125]. Полученные результаты по тесту «Якоря карьеры» указывают на статистически значимую динамику показателей в обеих гендерных группах по шкалам «предпринимательство» и «свобода для», причем уровень показателей в обеих группах оценивался как средний. У девушек динамика показателя «предпринимательство» была отрицательной, из чего можно заключить, что у студенток вуза за время обучения потребности создавать что-то новое, иметь собственное дело и финансовую независимость, к сожалению, снизились. Вероятно, отчасти это объясняется повышением к концу обучения реалистичности студенток в оценке собственной значимости и возможностей активного влияния на окружающий мир. Однако более весомой причиной, с нашей точки зрения, могут являться специфические социально-средовые и экономические факторы малого города, где, несмотря на достаточно высокий уровень подготовки выпускниц, вероятность трудоустройства и создания карьеры им представлялась невысокой [20. С. 106]. У юношей от 1-го к 4-му курсу показатели по данной шкале изменились незначительно, однако уровень показателя к концу обучения был значительно выше, чем у девушек (см. таблицу). Кроме того, в группе юношей наблюдалась положительная динамика показателя «свобода для», что свидетельствует об определенном личностном росте, стремлении создавать нечто свое, появлении потребности в самостоятельности действий. Таким образом, юноши, в отличие от девушек этого же возраста, видели больше возможностей для трудоустройства, профессиональной пригодности и самореализации в условиях малого города, а при необходимости и для смены самой среды на более «перспективную». Личностный потенциал представляет собой интегральную характеристику уровня личностной зрелости, а главным ее феноменом и формой проявления является уровень самодетерминации личности [21. С. 95]. Для оценки уровня самодетерминации обследуемого контингента мы использовали конструкт «Шкала самодетерминации личности» [22. С. 165]. По показателю «аутентичность» девушки уже на первом курсе значительно опережали юношей (см. таблицу), однако к выпускному курсу абсолютные значения этого критерия практически сравнялись, что указывало на отрицательную динамику показателя в группе девушек (р < 0,05) и отсутствие существенных изменений у юношей. Аналогичная ситуация отмечалась в группах и по шкале «самовыражение»: превышение показателя в женской группе в начале обучения и более значительный прогресс (р < 0,01) у юношей в динамике обучения, в результате чего к 4-му курсу значения показателей стали сопоставимыми в обеих группах (см. таблицу). В целом уровень самодетерминации у студентов обоего пола, несмотря на разную «внутригрупповую» динамику, оценивался как средне низкий. Полученные результаты свидетельствуют об определенной зависимости молодых людей от мнения окружающих, об их неполной удовлетворенности жизнью, неготовности принимать на себя ответственность за собственную жизнь. Следовательно, при общем невысоком уровне показателей, характеризующих личностные качества, обнаружены значительные гендерные различия в их динамике за период обучения в вузе: положительная тенденция у юношей и отсутствие динамики или отрицательная направленность у девушек. Опросник «Качество жизни и удовлетворенность» позволяет диагностировать и сопоставлять удовлетворенность и качество жизни в сфере физического здоровья, эмоциональной и социальной сферах, активности в свободное время [24. С. 85]. Результаты тестирования свидетельствуют о наличии динамики показателей «физическое здоровье» и «эмоциональные переживания» в обеих группах, однако в группе юношей результаты прогрессировали в процессе обучения (р < 0,05), а у девушек, наоборот, существенно снижались (р < 0,01). Возможно, такие различия обусловлены ген-дерными особенностями субъективного психоэмоционального восприятия социально-бытовой среды и более высоким уровнем самооценки у юношей. По шкале «активность в свободное время» юноши также показали статистически достоверную положительную динамику показателя (р < 0,01), тогда как у девушек она практически отсутствовала. Это может свидетельствовать о быстрой адаптации к новым условиям и, как следствие, возможности больше времени уделять освоению нового пространства, увлечениям, общественной жизни, спорту. Подтверждением этому служит динамика показателя «индекс удовлетворенности качеством жизни», который также статистически достоверно возрастал у юношей и снижался у девушек. Вероятно, за время обучения у девушек сформировались более высокие критерии качества жизни, но они не смогли в полной мере реализовать желаемые «стандарты качества», что и привело к снижению индекса удовлетворенности качеством жизни. Таким образом, уровень удовлетворенности качеством жизни куйбышевских студентов наглядно демонстрирует гендерные различия восприятия социально-средовых условий жизни в районном центре. Рефлексивность предполагает умение самодистанцироваться и видеть себя со стороны, позволяет охватить вниманием одновременно полюс субъекта и полюс объекта, является наиболее адаптивной величиной и тесно связана с самодетерминацией. Испытуемым предлагалось оценить утверждения по 4-балльной шкале [25. С. 146]. При обработке результатов теста «Дифференциальная диагностика рефлексивности» по шкале «самокопание» наблюдалась положительная динамика показателей у девушек, что может свидетельствовать об определенной неудовлетворенности своим социальным статусом, разочарованием в перспективах послевузовской профессиональной деятельности. По шкале «квазирефлексия» у юношей отмечалась значительная отрицательная динамика показателей, что свидетельствует об определенном психосоциальном прогрессе студентов, предпочитающих реалистичный подход ненужной концентрации внимания на объектах, не имеющих отношения к актуальным жизненным ситуациям. Кроме того, этот факт подтверждает тезис о психофизиологических особенностях рассматриваемого возрастного периода. Анализ результатов диагностики динамики параметров личностного потенциала студентов КФ НГПУ показал, что в обеих гендерных группах уровень показателей по различным шкалам колебался от низкого до среднего в сравнении с нормативными значениями, установленными для крупных университетских городов. Выявлено отсутствие динамики показателей в обеих группах по шкале «жизнестойкость». Гендерные различия в динамике обнаружены по шкалам «удовлетворенность жизнью», «предпринимательство», «аутентичность» «самокопание»: у девушек отрицательная динамика показателей, а у юношей - положительная. По шкалам «индекс целеустремленности», «индекс планомерности», «суммарный показатель самоорганизации деятельности», «свобода для», «самовыражение» и «активность» юноши имели улучшение показателей за время обучения в вузе, а по шкалам «индекс рефлексивности», «квазирефлексия» - отрицательную динамику. Результаты по субшкалам «физическое здоровье», «переживания», «индекс удовлетворенностью жизнью и качеством жизни» отражали улучшение показателей у юношей и отрицательную динамику у девушек. Полученные результаты свидетельствуют о наличии существенных гендерных различий в динамике показателей личностного потенциала и профессиональных ориентаций студентов КФ НГПУ в период обучения в вузе. Специфика таких различий связана не только с психофизиологическими особенностями возрастного периода данной страты общества, но и с изменением психосоциального состояния студенчества в период обучения в вузе малого города под воздействием как положительных, так и негативных социально-средовых, экономических и культурных факторов. Эти результаты имеют важное значение для практической реализации учебно-воспитательного процесса в студенческой среде в зависимости от курса обучения и пола обучающихся.

Ключевые слова

гендерные различия, социокультурная среда, личностный потенциал, рефлексивность, жизнестойкость, самоорганизация, качество и удовлетворенность жизнью, карьерные ориентации, gender differences, socio-cultural environment, personal potential, reflexivity, resilience, self-organization, life satisfaction, career orientations

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Галай Игорь АлексеевичНовосибирский государственный педагогический университетдоцент кафедры педагогики Куйбышевского филиалаgalay.igor@mail.ru
Айзман Роман ИделевичНовосибирский государственный педагогический университетдоктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой анатомии, физиологии и безопасности жизнедеятельности, директор НИИ здоровья и безопасностиaizman.roman@yandex.ru
Богомаз Сергей АлександровичТомский государственный университетдоктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой организационной психологииbogomazsa@mail.ru
Всего: 3

Ссылки

Маврина Н.А. Проблемы финансирования высшей школы // Вестник Челябинского государственного университета. 1999. Т. 8, № 1. С. 101-102.
Лиман И.А. Проблемы финансирования высшего образования в РФ // Университет ское управление: практика и анализ. 2005. № 5. С. 31-39.
Подольская Е.А. Противоречивость социального статуса современного студента: социологическое измерение // Ценности и смыслы. 2010. № 3 (6). С. 79-91.
Бочарская И.А. Профессиональная и социально-психологическая адаптация студен тов в вузе как процесс воспитания социально-ориентированной и конкурентноспо-собной личности // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2006. № 3. С. 125-127.
Абакумова Н.Н., Богомаз С.А. Мониторинг образовательных результатов в вузе: проблема содержания психолого-педагогической диагностики // Психология обучения. 2015. № 3. С. 62-68.
Волкова Е.В. Интеллект, креативность и продуктивность освоения профессиональ ной деятельности // Психологический журнал. 2011. Т. 32, № 4. С. 83-94.
Deary I., Strand J.S., Smith P., Fernandes C. Intelligence and educational achievement // Intelligence. 2007. Vol. 35 (1). P. 13-21.
Rajchert J.M., Zultak T., Smulczyk M. Predicting reading literacy and its improvement in the Polish national extension of the PISA study: the role of intelligence, trait-and state-anxiety, socio-economic status and school-type // Learning and Individual Differences. 2014. Vol. 33. P. 1-11.
Богомаз С.А., Мацута В.В. Оценка личностного потенциала и выявление основных типов ориентации на профессиональную деятельность у студентов // Психология обучения. 2010. № 12. С. 77-88.
Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д.А. Леонтьева. М. : Смысл, 2011.
Krapohl E., Rimfeld K., Shakeshaft N.G., Trzaskowski M., McMillan A., Pingault J.B., Asburyc K., Harlaard N., Kovas Yu., Philip S.D., Plomin R. The high heritability of educational achievement reflects many genetically influenced traits, not just intelligence // Proceedings of the National Academy of Sciences. 2014. Vol. 111 (42). P. 15273-15278.
Литвинова Н.А. Роль индивидуальных психофизиологических особенностей студентов в адаптации к умственной и физической деятельности : дис..д-ра биол. наук. Кемерово, 2008. 284 с.
Галай И.А., Айзман Р.И. Гендерные особенности личностного потенциала студентов первого курса педагогического вуза // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2017. Т. 7, № 1. С. 95-105.
Галай И.А., Айзман Р.И., Богомаз С.А. Гендерные особенности субъективной оценки значимости базисных ценностей и возможности их реализации у студентов первого курса педагогического вуза // Сибирский психологический журнал. 2015. № 56. С. 167-176.
Богомаз С.А., Мацута В.В. Опросниковые методы исследования личностного потенциала : методическое руководство. Томск : Том гос. ун-т, 2012. 39 с.
Айзман Р.И., Лебедев А.В., Айзман Н.И. Оценка социально-психологической адаптации и личностного потенциала студентов. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2013615200 от 11 апреля 2013 г. г. Москва, ФГУП НТЦ «Информрегистр».
Литвина С.А., Богомаз С.А., Галай И.А., Айзман Р.И. Особенности личностно-обусловленного восприятия вузовской молодежью среды города (на материале исследований в Иркутске, Томске и Куйбышеве) // Психология в экономике и управлении. 2014. № 1 (11). С.106-111; № 46. С. 67-75.
Богомаз С.А., Баланев Д.Ю. Жизнестойкость как компонент инновационного потенциала человека // Сибирский психологический журнал. 2009. Вып. 32. С. 23-28.
Богомаз С.А. Инновационный личностный потенциал современной молодежи // Психология обучения. 2010. № 1. С. 122-126.
Богомаз С.А. Модификация опросника «Якоря карьеры»: ценностная ориентация на инновационную и предпринимательскую деятельность // Сибирский психологический журнал. 2012. № 44. С.101-109.
Галай И.А., Лебедев А.В., Айзман Р.И. Сравнительная характеристика личностного потенциала юношей вуза в крупном городе и районном центре // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2015. Т. 7. 3 (25). С. 94-101.
Мартынова М.А., Богомаз С.А. Самодетерминация в структуре личностного потенциала современной российской молодежи // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 357. С. 164-168.
Рассказова Е.И. Методика оценки качества жизни и удовлетворенности: психометрические характеристики русскоязычной версии // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 4. Т. 9. С. 81-90.
Леонтьев Д.А., Лаптева Е.М., Осин Е.Н., Салихова А.Ж. Разработка методики дифференциальной диагностики рефлексивности // Рефлексивные процессы и управление : сб. материалов VII Междунар. симпозиума 15-16 октября 2009 г., Москва / под ред. В.Е. Лепского. М. : Когито-Центр, 2009. С. 145-150.
 Гендерные особенности личностного потенциала студенческой молодежи в динамике обучения в педагогическом вузе | СПЖ. 2017. № 66. DOI: 10.17223/17267080/66/1

Гендерные особенности личностного потенциала студенческой молодежи в динамике обучения в педагогическом вузе | СПЖ. 2017. № 66. DOI: 10.17223/17267080/66/1