«Яже суть толковины»: к проблеме хозяйственного уклада древнерусского населения Карпато-Днестровских земель | Русин. 2014. № 2 (36). DOI: 10.17223/18572685/36/3

«Яже суть толковины»: к проблеме хозяйственного уклада древнерусского населения Карпато-Днестровских земель

Потомки тиверцев, уличей и хорватов основали Галицкое княжество и сыграли важную роль в создании Древнерусского государства, формировании древнерусской народности и этногенезе украинского, польского, венгерского, молдавского, румынского народов. В дальнейшем часть древнерусского населения Карпатской Руси в условиях иноконфессионального и иноязычного окружения смогла сохранить свою этнокультурную идентичность и самоназвание «русины». В связи с этим представляет интерес изучение истории формирования данной общности и ее хозяйственно-экономического уклада. Упоминание в русских летописях тиверцев, «яже суть толковины», и «выгонцев галицких» свидетельствует о роде занятий населения данного региона (слова «толока» и «выгон» означают пастбище) - пастушестве. Впоследствии общность хозяйственного уклада, а также единство веры (православие) привели к установлению мирных контактов с волохами и совместной «волошской колонизации». Слово «волох» (влах, валах) указывало не только на этническую принадлежность, но и на род занятий (пастух). Позже скотоводство играло большую роль в созданном на землях Галицкой Руси Молдавском княжестве, где русины составляли значительную часть населения.

Who are tolvoviny": in regard to the Economic Structure of the Old Russian Population in the Carpatho-Dniestrovian Land.pdf Тиверцы и уличи, фрагментарно упомянутые на страницах «Повести временных лет», до сих пор являются наименее изученными из всех восточнославянских племен. Данный им в свое время археологами Л. Нидерле и Б. Рыбаковым эпитет «загадочные»1 вполне уместен и сегодня. Потомки тиверцев, уличей2 и хорватов основали Галицкое княжество, сыграли важную роль в создании древнерусской государственности, формировании древнерусской народности и этногенезе украинского, польского, венгерского, молдавского, румынского народов. Часть насельников Карпатской Руси в условиях иноконфессио-нального и иноязычного окружения сумела сохранить свою этнокультурную идентичность и самоназвание «русины» до сегодняшнего дня. Одной из задач, стоящих перед современной историографией, является изучение эволюции и преемственности хозяйственного уклада восточнославянского (древнерусского) населения и его потомков - русинов (руснаков), проживающих в Карпато-Днестров-ском регионе. Согласно «Повести временных лет» уличи и тиверцы «сидели по Днестру и соседили с Дунаем». На основании письменных источников и археологических данных многие исследователи в целом согласны с летописными сведениями о расселении этих племен3. Тиверцы жили в Пруто-Днестровском междуречье до Дуная, а часть уличей, вероятно, после взятия их племенного центра Пересечена Свенельдом в 940 г., переселилась в междуречье Буга и Днестра. В «Повести временных лет» (по Лаврентьевской летописи) дана локализация тиверцев и уличей: «... а Оуличи Тиверьци . сЬдАху бо по ДнЬстру . присЪдАху къ Дунаеви бЬ мн°жьство ихъ . сЬдАху бо по ДнЬстру . или до морА . [и] суть гради ихъ . и до сего дне . да то са зваху w Грекъ. Великага Скуфь»4. ПВЛ по Ипатьевской летописи указывает: «а Оуличи И Тиверци сЪдАху по Бугу . и по ДнЬпру . и при(при)сЪдАху къ Дунаеви . и бЬ множтво ихъ . сЪдАху бо по Бугу . и по Днепру . шли до морА . и суть городи ихъ и до сего дне . да то са зовАху w . ГрЬкъ Великага Скуфь»5. Так же - «по Бугу и Днестру» - в Радзивиловской летописи (Московско-Академическом списке). А к Лаврентьевскому варианту «по Бугу къ Дунаеви» близко изложение в Софийской первой, Никоновской (Патриаршей), Воскресенской и других летописях6. Северными соседями тиверцев и уличей были хорваты, жившие в Прикарпатье7. Современное украинское Прикарпатье, а также район Перемышля (Польша) составляли территорию Великой Хорватии, о которой писал Константин Багрянородный в X в.8 В 885 г. князь Олег с ними воевал: «а с Уличи . и ТЬверци имАше рать»9. В 907 г. «Иде Млегь на Грекы». Со множеством других племен, участвовавших в походе, упоминаются тиверцы, «яже суть толкови-ны» (в Лаврентьевской летописи: «и Тиверци . гаже соут толковины . си вси звахуть w Грекъ Великага Скоуб»10; в Ипатьевской: «и Тиверци . гаже суть толковины . си вси звахуть^ Великага Скуфь»11; в Софийской первой летописи: «Тиверци ° иже суть толковины: си звахутся от Грекъ Великая Скуфия»12; в Воскресенской летописи: «и Тиверци, иже суть тълкованные: сш звахуся от Грекъ Великаа Ску0iя»13). Некоторые исследователи считают, что слово «толковины», помимо тиверцев, может относиться либо ко всему предложению14, либо к и хорватам, и дулебам15, либо и к уличам16. Слово «толковины» встречается в описании сна великого князя Святослава Всеволодовича в «Слове о полку Игореве» (XII в.): «Сы-пахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великыи женчюгь на лоно, и нЪгують мя»17. Последний раз тиверцы появляются на страницах летописи под 944 г., когда они вместе с другими племенами участвовали в походе князя Игоря на греков18. Несколько ранее последний раз пишется об уличах. В Воскресенской летописи говорится: «Иде Игорь на Древляны, и победи а, и возложи на ня дань болши Олговы. И бЪ у него воевода, именемъ Свентелдъ, и премучи Углецы, и возложи на нихъ Игорь дань и вдасть Свентелду; и не вдашется единъ градъ, именемъ ПересЪченъ, и сЪде около его 3 лЪта, и едва взя и°. И бЪша сЪдяще Углици по ДнЪпру внизъ; и по семъ прiидоша межи вои ДнЪстръ, и сЪдоша тамо»19. Это событие датируется 940 г. (в Новгородской первой летописи младшего извода: «В лето 6448. Въ се лето яшася уличи по дань Игорю, и ПресЪченъ взъять бысть. В се же лЪто дасть дань на них СвЪнделду.»20). Но русское население Карпато-Днестровских земель летописец упоминает и позже. В 1223 г., перед битвой на Калке, к русским войскам подошло подкрепление: «а въ1гонци ГаличькыА придоша по ДнЪпроу . и воиидоша в море . бЪ бо лодеи тысАща . и воидоша во ДнЪпръ . и возведоша порогы и сташа оу рЪкъ ХорьтицЪ. на бродоу оу Протолчи . бЪ бо с ними ДомамЪричь Юрьгш и Держикраи . Воло-диславичь»21. Воскресенская летопись уточняет, что «пршдоша же и выгонци Галичьскiе въ лодьяхъ по ДнЪстру, и выидоша въ море, бЪ бо лодiй 1000, и войдоша въ рЪку ДнЪпр, и возведоша пороги, и сташа у рЪки Хортици на бродЪ на протолчьи; бЪ же съ ними ДомарЪчичь Юрьи и Дръжикрай Володиславичь»22 (по Днестру, а не по Днепру, как указано в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях23). Интересно, что все остальные воины пришли «кыиждо съ своими кнзьми», в том числе галичане и волынцы24, причем «придоша коньми»25. Полемика о том, как трактовать летописных «толковинов»26 и «выгонцев», не утихает до сих пор. Причем в основу ставится лингвистический подход. Большая часть исследователей придерживается двух мнений: речь идет о союзниках (помощниках) или толмачах (переводчиках). Точку зрения, что «толковины» - союзники, поддерживали В.И. Григорович, П.А. Иванов, Н.В. Молчановский, Д.А. Расовский, Б.А. Рыбаков, И.П. Русанова, Б.А. Тимощук, Г.Б. Федоров, А.Н. Сахаров, И.А. Фроянов, Н.П. Тельнов27. Вторая версия - переводчики (для нашего исследования не столь важно, со славяно-тюркского или славяно-греческого). Ее сторонники - А.А. Шахматов, Д.С. Лихачев (при переводе «Повести временных лет»), В.М. Истрин, Ю.В. Готье, М.Н. Тихомиров, В.В. Седов, Ф.П. Филин, А.С. Стрижак, П.П. Толочко28. А.А. Шахматов и А.А Зимин считали, что «толковинов» «Слова о полку Игореве» нельзя отождествлять с летописными «толковина-ми» - тиверцами29. «Поганыхъ тлъковинъ» «Слова о полку Игореве» (с. 31) тоже переводили по-разному: «поганых иноземцев» (Д.С. Лихачев, с. 89), «в нечистых раковинах» (В.А. Жуковский, с. 132), «мерзких раковин» (М.Д. Деларю, с. 146), «из поганых половецких» (А.Н. Майков, с. 159), «вражьих» (К.Д. Бальмонт, с. 174), «чужаков-толмачей» (С.В. Шер-винский, с. 193), «вражьего изделья» (Н.А. Заболоцкий, с. 218), «по-ловчин лукавый» (Н.И. Рыленков, с. 241), «половецких» (И.И. Шкля-ревский, с. 263)30. Очевидно, что во многих случая литераторы, исходя из контекста, интуитивно заменяли «толковин» на «половцев», которые были кочевниками (скотоводами, пастухами). Получили новую жизнь и т. н. альтернативные трактовки. Р. Рабинович подробно останавливается на двух из них: «мореходы» и «толкователи»31. Он полагает, что тиверцы (они же тервуняне) обитали ранее в приморской части на балканском побережье32. Не отвергает он и «сакральную» гипотезу С. Львова33, считавшего, что толкование (от «преложити - прекладити») - не перевод, а гадание, прорицательство, заговаривание, растолкование снов, примет, природных явлений и т. д.34 Сторонником этой гипотезы является и молдавский краевед Ю. Иванов35. Поскольку, на наш взгляд, две последние и иные интерпретации не имеют достаточно убедительных обоснований, остановимся на анализе первых двух наиболее популярных предположений: союзники, помощники (производное от древнерусского *tolk - «толока» -общественная помощь) и толмачи, переводчики (от древнерусского *tblk - «тълкэрь» - «тълковати», «толковникъ» - переводчик). Сторонники данных теорий подвергли тщательному разбору версии свои и оппонентов, и приведенная ими аргументация позволяет усомниться в правильности и той, и другой. А.Н. Сахаров указывал, что в войске были вятичи и другие племена, которые в то время не входили в состав Руси и действительно являлись союзниками, помощниками киевского князя. Но, несмотря на это, он считает, что летописец назвал именно тиверцев «союзниками, помощниками, потому что еще вчера они были противниками Олега». Недавние противники, так и не подчинившиеся, потребовали, по его мнению, дополнительной характеристики летописца36. Напомним, что согласно летописи в 885 г. князь Олег воевал с тиверцами и, вероятно, их покорил. В свою очередь Д.А. Расовский сомневается в необходимости участия в походе такого количества переводчиков. Он, как и Г.Б. Федоров, выражает сомнение, что целое племя выполняло данную функцию37. Никаких убедительных аргументов, зачем киевскому князю Олегу в 907 г. нужно было столько переводчиков в походе на греков, или почему из всех принявших участие в походе племен только это (хотя он 22 года назад воевал с ним) названо союзником, на наш взгляд, до сих пор нет. Через 316 лет в летописи упоминаются проживавшие в Карпато-Днестовских землях «выгонцы галицкие». Большинство историков считает, что русские наемники, с которыми возвращается в Болгарию Иван Асень II в 1217 г., тоже «выгон-цы»: «20. И снова речь пойдет о делах болгар. Первый царь болгар Асань имел двух сыновей: Иоанна и Александра. Когда в Болгарии воцарился вышеупомянутый Борил, сын Асаня Иоанн, предпочтя изгнание, ушел в страну росов, прожил там довольно долго и, собрав вокруг себя некоторых беглецов росов (переводится по-разному: «сброд, сборище росов» (В.И. Златарски); «росов, которых он случайно встретил» (В. Блюм)), потребовал отцовского наследства, а затем сразился с Борилом, победил его и стал владеть значительной территорией...»38. Еще в 1897 г. Ю.А. Кулаковский39, а затем В.Т. Пашуто40 предположили, что здесь речь идет о галицких «выгонцах», беглецах, боярах, изгнанных из Галицкого княжества в Галицкое Понизье князем Романом Мстиславичем. Недавно появилось еще одно предположение, выдвинутое А. Юсуповием, на наш взгляд, недостаточно аргументированное. Исследователь считает, что «выгонцы» - производное от слова «выгон», которое имеет в некоторых русских диалектах значение «отток воды в устье реки», связывая это слово с «бродниками»41. Прижившаяся у историков версия о «галицких изгнанниках» имеет разные трактовки. В.Т. Пашуто и Н.Ф. Котляр придерживаются мнения, что это галицкие бояре и их окружение42. Котляр поясняет, что речь идет о сбежавших в годы правления Романа Мстиславови-ча (первые годы XIII в.). Хотя тут же оговаривается, что «наиболее естественным будет думать, что они нашли прибежище в Венгрии, как всегда бывало и во второй половине XII, и в XIII в.» Предводители «выгонцев» Юрий Домамирич и Держикрай Володиславич названы по имени и отчеству, что свидетельствует об их знатности (по Н.Ф. Котляру - «великие бояре»)43. П.П. Бырня и Н.А. Мохов полагали, что речь идет обо всех галиц-ких беглецах44, т. е. боярах и крестьянах. Действительно, галицкое боярство играло большую роль в княжестве, что отличает его от других русских земель. Заняв в 1199 г. га-лицкий престол, Роман Мстиславович, укрепляя княжескую власть, ослабил позиции земельной аристократии: часть бояр истребил, часть изгнал45. Однако после его смерти в 1205 г. власть в городах и землях перешла к отдельным князьям и боярам46. В ходе борьбы за галицкий престол северские князья Игоревичи истребили около пятисот великих бояр. Часть спаслась бегством, найдя приют в Венгрии. Среди спасшихся были Володислав Кормиличич, Судислав и Филипп47. Несмотря на это, позиции бояр оставались по-прежнему сильными. В сентябре 1211 г. они выкупили из венгерского плена князей Романа и Святослава Игоревичей и повесили их «мьсте ради»48. Это единственный случай в истории Руси, когда бояре казнили потомков Рюриковичей. Затем бояре, пригласив Даниила на княжение, «въ1гнаша Даниловоу . мтрь изъ Галича»49. Володислав, вернувшись от венгерского короля, «воЪха в Галичь . и вокнажиса»50. Это тоже единственный случай, когда боярин - не Рюрикович захватил княжеский престол. Бояре со своими войсками активно участвовали в междоусобицах. Судислав позже получил от Мстислава Удалого в держание Звенигород51. Сам же Мстислав, княживший в Галиче с 1219 по 1228 г., был, по выражению М.С. Грушевского, «бездумным орудием» в руках боярских политиков52. В 1226 г. он разгромил у Звенигорода вторгшихся в княжество венгров, хотя ранее «Мьстислав же по совЪтЪ . льстивъ1хъ боАръ Галичькихъ . вда дщерь свою . меншоую за королевича АндрЪА. и дасть емоу Перемъ1шль .»53. Потом «Мьсти-славъ дасть Галичь королевичю АндрЪеви . а самъ вза Понизье»54, где и умер в 1228 г. Окончательно Даниил смог овладеть Галичем только в конце 1238 г. Из приведенных отрывков видно, что изгнанные бояре (причем, кто и когда был изгнан в Понизье, неизвестно - бояре бежали в основном в Венгрию) возвратились после смерти Романа Мстисла-вовича, поддерживали разных претендентов на галицкий престол, имели большое влияние, в т. ч. и на Мстислава Удалого. Жители По-низья были лояльны к князю (приход «выгонцев» на битву на Калке, уход Мстислава на княжение в Понизье). Л.В. Войтович считает, что в это время галицкий князь еще контролировал устье Днестра, в т. ч. и Белгород. Поэтому часть рати Мстислава Удалого в 1223 г. пошла на соединение с другими войсками речным путем, спустившись по Днестру. Это указывает, по мнению исследователя на то, что устье Днестра (Белгород и округа) принадлежали Галицкому княжеству. Галицкий князь собрал рать «выгонцев галицких» воевод Юрия Домамирича и Держикрая Володиславича именно в этой волости, наверное, сняв часть гарнизонов, т. к. половцы в это время были союзниками55. Как видим, это население, жившее в непосредственной близости от половцев, обладало значительной военной силой (которая сама могла кого угодно «выгнать») и активно участвовало в общерусских делах. В.Т. Пашуто определил численность войска «причерноморских "выгонцев"», принявших участие в битве на Калке в 1223 г., в 30-40 тыс. чел.56 Если численность лодей была летописцем и преувеличена, то все равно речь идет о довольно крупном воинском контингенте, военачальники которого пользовались авторитетом57. Таким образом, версия о галицких «выгонцах» как «изгнанниках» не находит своего подтверждения. Еще в 1997 г. кишиневский журналист Е.М. Ткачук предпринял попытку связать название «толковины» с «толокой» - полем, отводимым после уборки урожая под выпас, связывая это с отгонным скотоводством, развитым в лесостепи. Причем молдавское «толоакэ» имеет тот же смысл58. Он же указал, что слово «выгонцы», связанное с существительным «выгон», имеет то же значение, что и «толковины», заметив, что гуцулы, как и волохи, традиционно занимались пастушеством59. Ранее В.Д. Королюк поднимал вопрос о существовании пастушества у славян. Он выделил особую контактную зону, куда входила и современная Молдавия (Пруто-Днестровское междуречье). Длительное взаимодействие кочевого, земледельческого и пастушеского хозяйств и культур привело здесь к этническому и социально-экономическому синтезу и наложило глубокий отпечаток на процесс формирования государственности и народностей60. Основываясь на следах существования у славян хозяйства пастушеско-земледельче-ского типа в трудах античных авторов, ученый считал, что у славян с древних времен было два типа хозяйства: земледелие и пастушество. Основным, конечно, являлось земледелие61. Действительно, слово «толока» в ряде диалектов русского языка, украинском языке, русинских говорах имеет и другое значение - «пастбище для скота», а слово «выгон» является его синонимом; соответственно, производные от них - «толковины», «выгонцы» - пастухи, скотоводы62. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даль указывал, что слова «толока» (Симбирская, Пензенская губернии), «толок» (Курская) - пар, на котором скот пасется, выгон, поскотина. «Толока» (юго-западное) - скотский выгон, городское, сельское общее пастбище, пар, парина, паровое поле, на которое пускают скот при трехпольном хозяйстве63. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона передает одно из значений слова «толока»: «В нашей черноземной полосе и, в частности, в Новороссийском крае толокой называется вообще ближайшая к поселку земля, находящаяся под выгоном»64. В украинском языке одно из значений слова «толока» - оставленное под пар поле, которое служит пастбищем для скота65. В русинских говорах древнерусское слово «толока» сохранилось в значении «пастбище». На Буковине «толока» употребляется в одном значении - пастбище66. В Закарпатской области - тоже67. В Наддестрянском региональном словаре - общая помощь соседей и пастбище68. В говоре села Ковалёвка Коломыйского района Ивано-Франковской области - большое ровное поле, пастбище, площадь и общая бескорыстная работа многих людей69. У гуцулов, помимо общей бесплатной помощи, - пастбище, невспаханная земля70. В лемковском говоре - бескорыстный выход на работу целой общиной в интересах одного человека и истоптанная трава, которая не годится для скашивания и идет на выпас скоту71. В бойковском -пастбище, пастбище в лесу, необработанное поле, на котором пасут скот, и бесплатная помощь соседей72. Тот же В.И. Даль писал, что «выгон» - пастбище, выпуск, толока, место паствы скота; сборное место для скота, откуда его гонят на дальнее пастбище по прогону73. То есть в данном значении слова «толока» и «выгон» - синонимы, следовательно, таковыми являются и производные от них «толковины» и «выгонцы» (пастухи, скотоводы). Таким образом, речь идет о сформировавшемся на территории Карпатской Руси особом типе хозяйственно-культурного уклада населения, отличном от других регионов Руси. Здесь население, помимо земледелия, активно занималось скотоводством (пастушеством), что и посчитали уместным подчеркнуть летописцы. Тот факт, что скотоводство играло значительную роль в хозяйственном укладе местного населения, отмечают и исследователи74. С середины XII в. на территории между Карпатами и Днестром появились волохи75. Само славянское по происхождению слово «влах»-«волох»-«валах» в то время означало прежде всего занятие, профессию (пастухи-скотоводы) и лишь затем - этнос. Позже это слово, представленное во всех основных славянских языках, стало применяться ко всем, кто в Карпато-Балканском регионе занимался скотоводством и пастушеством76. В «волошской колонизации» принимали активное участие и русины Карпато-Днестровского региона. В латиноязычных документах Венгерского королевства мигранты нередко обозначались как VaLachi et Rutheni или VaLachi seu Rutheni, причем под именем руте-нов имелись в виду пастухи русинского происхождения из Восточных Карпат77. Во второй половине XIV в. в Карпато-Днестровских землях было создано волошско-русинское Молдавское княжество. В результате волошско-русинских этнокультурных контактов образовался молдавский этнос78. В средние века скотоводство (пастушество) было одним из основных видов сельскохозяйственной деятельности в Молдавии79. Г.Б. Федоров считал, что если сопоставить археологическую карту восточнославянских поселений по обоим берегам Прута и в Пруто-Днестровском междуречье в IX-XIII вв. с границами Молдавского средневекового княжества, то две эти карты в основном совпадут80

Ключевые слова

Carpathian Rus', Moldavia, Moldavian Principality, Vallachian Colonization, Volokhs, Rusins, Galician Principality, Galician Rus', shepherds, vygontsy, tolkoviny, Khorvats, Uliches, Tivertsy, Eastern Slavs, Карпатская Русь, Молдавия, Молдавское княжество, волошская колонизация, русины, волохи, Галицкая Русь, Галицкое княжество, пастухи, выгонцы, толковины, хорваты, уличи, тиверцы, восточные славяне

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Суляк Сергей ГеоргиевичПриднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченкокандидат исторических наук, доцент, главный редактор; председательsergei_suleak@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Фёдоров Г.Б. Этногенез волохов, предков молдаван, по данным археологии (историографический аспект) // Stratum plus. СПб. - Кишинев - Одесса - Бухарест. 1999. № 5. С. 15
Драгнев Д.М. Сельское хозяйст- во феодальной Молдавии (конец XVII - начало XIX в.). Кишинев: Штиинца, 1975. С. 25-27
Costăchel V., Panaitescu P.P, Cazacu A. Viaţa feudală în Ţara Românească şi Moldova: sec. XIV-XVI. Bucureşti: Ed. Stiinţifică, 1957. P. 16
Xenopol A.D. Istoria Românilor din Dacia Traiană. Iaşi, 1896. P. 186
Giurescu G. Studii de istorie socială. Vechimea rumâniei în Ţara Românească şi legătura lui Mihai Viteazul. Despre rumâni. Despre boieri Bucureşti, 1943. P. 251
Pământul sătenii şi stăpânii în Moldova. T. 1. De la origini până la 1834. Bucureşti: Ateliergele grafice Socec & Comp, Soieitate Ationimă. P. 1907
Luptele romînilor cu turcii până la Mihai Viteazul. Cultura veche romînă. Două conferinţe ţinute în sala Ateneului romîn din Bueureşti, in zilele de 25 şi 29 Ianuarie 1898. De Ioan Bogdan, professor la Universitatea din Bucureşti. Bucureşti: Editura librariei Socecu & Comp, 1898. P. 42
Бромлей Ю.В., Грацианская Н.Н. Этнографические аспекты карпатоведения (в связи с работой международной комиссии карпатской культуры) // Советское славяноведение. 1973. № 6. С. 66
Стати В.Н., Суляк С.Г. Русины в молавской историографии. Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2014. № 1 (35). С. 71
Бромлей Ю.В., Грацианская Н.Н. Этнографические аспекты карпатове- дения. С. 66
Бырня П.П. Сельские поселения Молдавии XV-XVII вв. Кишинев: Изд. ЦК КП Молдавии, 1969. С. 27
Возний I. Історико-культурний розвиток населення межиріччя Верхнього Сірету та Середнього Дністра в Х-ХІV ст. Ч. 2. Матеріальна культура, госпо- дарство та історичний розвиток. Чернівці, Золоті Литаври. С. 71
Полевой Л.Л. О хозяйст- венно-культурном типе волохов // Социально-экономическая и политиче- ская история Юго-Восточной Европы (до середины XIX в.). Кишинев: Шти- инца, 1980. С. 49
Иванов В.В., Топоров В.Н. К вопросу о происхождении этнонима «ва- лахи» // Этническая история восточных романцев. Древность и средние века / Отв. ред. В.Д. Королюк. М.: Наука, 1979. С. 74
Гуцульські говірки. Короткий словник. Відповід. ред. Я. Закревська. Львів: Інститут українознавства, 1997. С. 185
Пиртей П.С. Словник Лемківської Говірки. Матеріали для словника. Легніца-Вроцлав, 2001. C. 388
Онишкевич М.Й. Словник бойківських говірок. Ч. 2. Київ: Наукова думка, 1984. C. 295
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. I. М.: Рус- ский язык, 1989. С. 285
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 137
Шило Г. Наддністрянський реґіональний словник. Львів; Нью-Йорк: Інститут українознавства, 2008. С. 254
Поп Д. Словарь русинсько-украйинсько-руський и русско-украинско- русинский. Ужгород: Вид. ПП «Повч Р.М.», 2007. С. 153
Алмашій М., Поп Д., Сидор Д. Русинсько-украйнсько-руськый словник. Ужгород: Видавництво В. Падяка, 2001. С. 115
Лесюк М. Мовний свiт сучасного галицкого села (Ковалiвка Коломий- ского району). Івано-Франкiвськ: Нова Зоря, 2008. С. 121
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. IV. М.: Рус- ский язык, 1991. С. 413
Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т. XXXIII. СПб.: Семеновская типолитография (И.А. Ефрона), 1901. С. 438
Словник української мови. Т. 10. Київ: Наукова думка, 1979. С. 180
Словник буковинських говірок / За заг. ред. Н.В. Гуйванюк. Чернівці: Рута, 2005. С. 548
Суляк С.Г. Русины в истории: прошлое и настоящее // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2007. № 4 (10). С. 29-56
Суляк С.Г. Молдавская Русь (к 650-летию образования молдавской государственно- сти) // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2010. № 2 (20). С. 10-19
Суляк С.Г. Сын самодержца всея Руси // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2005. № 2 (2). С. 11-41
Суляк С.Г. Русины: этапы истории (ч. 1) // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2005. № 1 (1). С.49-60
Королюк В.Д.Пастушество у славян в I тысячелетии н.э. и перемещение их в Подунавье и на Балканы. Славяне и волохи // Королюк В.Д. Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья. Политическая и этни- ческая история. М.: Наука, 1985. С. 162
Галицко-Волынская летопись: текст, комментарий, исследование / со- ставители Н.Ф. Котляр, В.Ю. Франчук, А.Г. Плахонин; под ред. Н.Ф. Котляра, СПб.: Алетейя, 2005. С. 212
Ткачук Е.М. Каннибалы против идиотов // Кодры. Молдова литера- турная. Ежемесячный литературный журнал Союза писателей Молдовы. № 1-2. Кишинев, 1997. С. 139
Королюк В.Д. Основные проблемы формирования раннефеодальной государственности и народностей славян в Восточной и Центральной Европы // Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья. Политическая и этническая история. М.: Наука, 1985. С. 24-25
Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. М.: Наука, 1968. С. 283
Войтович Л.В. Границы Галицко-Волынского государства // Русин. Международный исторический журнал/ Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2011. № 3 (23). С. 22
ПСРЛ. Т. II. 750
ПСРЛ. Т. II. 748-749
Грушевський М.С. Історія України-Руси. В 11 т., 12 кн. Т. III. До року 1340. Київ: Наукова думка, 1993. С. 41
ПСРЛ. Т. II. Стб. 738
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волын- ской Руси. С. 203
ПСРЛ. Т. II. Стб. 727
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 198
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Во- лынской Руси. С. 197
ПСРЛ. Т. II. Стб. 727
ПСРЛ. Т. II. Стб. 729
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волын- ской Руси. С. 198
Бырня П.П. К вопросу о керамике галицкого типа на территории Мол- давии // Далекое прошлое Молдавии. Кишинев: Ред.-изд. отдел Академии наук Молдавской ССР, 1969. С. 100
Мохов Н.А. Молдавия эпохи феодализ- ма (от древнейших времен до начала XIX века). Кишинев: Картя молдове- няскэ, 1964. С. 80
ПСРЛ. Т. II. Стб. 718
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волын- ской Руси. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1950. С. 192
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 193
ПСРЛ. Т. II. Стб. 723-724
Галицко-Волынская летопись. С. 211-212
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галиц- ко-Волынской Руси. С. 144
Галицко-Волынская летопись: текст, комментарий, исследова- ние / составители Н.Ф. Котляр, В.Ю. Франчук, А.Г. Плахонин; под ред. Н. Ф. Котляра. СПб.: Алетейя, 2005. С. 211
Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1950. С. 169
Юсупович А. Галицкие «выгнаньцы» или «выгонци»? Rossica Antiqua. СПб., 2012. № 2 (6). С. 114-133
Галицько-Волинський літопис / За ред. М. Котляра. К.: Наукова думка, 2002. С. 193
Кулаковский Ю.А. Где находится Вичинская епархия константино- польского патриарха // Византийский временник. СПб.; Leipzig: К.Л. Рик- кер, 1897. Т. IV. Вып. 3 и 4. С. 333
Львов А.С. Лексика «Повести временных лет». М.: Наука, 1975. С. 5
Рабинович Р.А. «Поганые толковины». О происхождении тиверцев. 103
Иванов Ю. Этническое самосознание русинов севера Молдавии // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2007. № 4 (10). С. 91
Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси: IX - первая половина Х в. С. 99-100
Расовский Д.А. Тльковины // Seminarium Kondakovianum. Praha, 1936. T. 8. Р. 311-312
Федоров Г. Б. Славяне Поднестровья // По следам древних культур. Древняя Русь. М.: Государственное изд-во культурно-просветительской литературы, 1953. С. 124
Георгий Акрополит. История / пер., вступ. ст., коммент. и прил. П.И. Жаворонкова; отв. ред. Г.Г. Литаврин. СПб.: Алетейя, 2013. (Серия «Ви- зантийская библиотека. Источники»). С. 62, 196-197
Зимин А.А. Слово о полку Игореве. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006. С. 278
Слово о полку Игореве. Древнерусский текст. Переводы и переложе- ния. Поэтические вариации. М.: Художественная литература, 1986. - 360 с. 31
Рабинович Р.А. «Поганые толковины». О происхождении тиверцев. С. 102-104
Шахматов А.А. Дальнейшие судьбы русского племени. Издание Рус- ского «Исторического журнала». Пг.: 2-я государственная типография, 1919. С. 32
Готье Ю.В. Железный век в Восточной Европе. М.; Л.: Гиз, 1930. С. 224
Тихомиров М.Н. Исторические связи Русского народа с юж- ными славянами с древнейших времен до половины XVII в. С. 133
Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. // Археология СССР. Т. 14 / Отв. ред. Б.А. Рыбаков. М.: Наука, 1982. С. 129
Филин Ф.П. История общества и развитие двуязычия // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. Т. XXIX. Вып. 3. М., 1970. С. 196
Стрижак О.С. Тиверцi // Мовознавство. № 4, Киiв, 1969. С. 49-50
Толочко П.П. Древнерусская народность: воображаемая или реальная. СПб.: Алетейя, 2005. С. 76
Повесть временных лет. Ч. 2. Приложения. Статьи и комментарии Д.С. Лихачева / Под ред. чл.-корр. АН СССР В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1950. С. 263
Повесть временных лет. Ч. 1. Текст и перевод. Подготов- ка текста Д.С. Лихачева. Перевод Д.С. Лихачева и Б.А. Романова / Под ред. чл.-корр. АН СССР В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л: Изд-во Академии наук СССР, 1950. С. 220
Шахматов А.А. Введение в курс истории русского языка. Ч. 1. Исто- рический процесс образования русских племен и наречий. Пг., 1916. С. 98
Истрин В.М. Книги временные и образные Георгия Мниха. Хроника Геор- гия Амартола в древнем славяно-русском переводе. Текст. Пг.: Российская государственная академическая типография, 1922. С. 246
Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1980. С. 23
Тельнов Н.П. Восточнославянские древности Днестровско-Прутского междуречья VIII-X вв. С. 257
Русанова И.П, Тимощук Б.А. Древнерусское Поднестровье. Ужгород: Карпати, 1981. С. 48
Федоров Г. Б. Славяне Поднестровья // По следам древних культур. Древняя Русь. М.: Государственное изд-во культурно-просветительской литературы, 1953. С. 124
Сахаров А.Н. Дипломатия Д ревней Руси: IX - первая половина Х в. М.: Мысль, 1980. С. 100
Молчановский Н.В. Очерк известий о Подольской земле до 1434 года (Преимущественно по летописям). Киев, 1885. С. 31
Рыбаков Б.А. Уличи (Историко-географические заметки) // Крат- кие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. Вып. XXXV. М.-Л., 1950. С. 4
Расовский Д.А. Тльковины // Seminarium Kondakovianum. Praha, 1936. Т. 8. P. 312-313
Иванов П.А. Исторические судьбы Волынской земли с древнейших времён до конца XIV века. С. 61
Григорович В.И. Что значит Россовлахия в греческих документах // Труды третьего археологического съезда в России. Т. II. Киев: Типография Императорского университета Св. Владимира, 1878. С. 49
Григорович В.И. Что значит слово «толковин» или «толковник» в русских летописях и в «Слове о полку Игореве» // Труды третьего археологического съезда в России. Т. I. Киев: Типография Императорского университета Св. Владимира, 1878. С. LIII
Толковин // Словарь- справочник «Слова о полку Игореве»: в 6 выпусках / Сост. В. Л. Виноградо- ва. М.; Л.: Наука. Ленингр. отделение, 1965-1984. Вып. 6. Т-Яидополнения. 1984. С. 40-42
Салмина М.А. Толковин // Энциклопедия «Слова о полку Игореве»: в 5 т. СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. Т. 5. Слово Даниила Заточника-Я. Допол- нения. Карты. Указатели. С. 126-128. URL: http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/ es5/es5-1261.htm (дата обращения: 18 августа 2014)
ПСРЛ. Т. VII. Л. 130
ПСРЛ. Т. II. Стб. 742
ПСРЛ. Т. I. Стб. 506
ПСРЛ. Т. II. Стб. 741-742
ПСРЛ. Т. I. Стб. 506
ПСРЛ. Т. II. Стб. 742
ПСРЛ. Т. I. Стб. 506
ПСРЛ. Т. VII. Л. 130
ПСРЛ. Т. II. Стб. 742
ПСРЛ. Т. II. Стб. 34
ПСРЛ. Т. VII. Л. 277
ПСРЛ. Т. III. Новгородская первая летопись старшего и младшего из- водов. М.; Л., 1950. Л. 110
ПСРЛ. Т. I. Стб. 45
Слово о полку Игореве / древнерусский текст, перевод Д. Лихачева, поэтические переложения В.А. Жуковского, Н.А. Заболоцкого, И.И Шкля- ревского. М.: Просвещение, 1984. С. 46
Тихомиров М.Н. Исторические связи русского народа с южными сла- вянами с древнейших времен до половины XVII в. // Славянский сборник. М.: ГИПЛ, 1947. С. 133
Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1980. С. 23
Тельнов Н.П. Восточно- славянские древности Днестровско-Прутского междуречья VIII-X вв. С. 256
Иванов П.А. Исторические судьбы Волынской земли с древнейших времён до конца XIV века. Одесса: Экономическая типография, 1895. С. 61
ПСРЛ. Т. I. Стб. 24, ПСРЛ. Т. II. Стб. 17
ПСРЛ. Т. I. Стб. 29
ПСРЛ. Т. II. Стб. 21
ПСРЛ. Т. V. Софийская первая летопись. Вып. первый, Л., 1925. Л. 18
ПСРЛ. Т. VII. Летопись по Воскресенскому списку. СПб., 1856. Л. 272
Майоров А.В. Великая Хорватия: этногенез и ранняя история славян Прикарпатского региона. СПб., 2006. С. 79
ПСРЛ. Т. II. Ипатьевская летопись. СПб., 1908. Стб. 9-10
Рабинович Р.А. «Поганые толковины». О происхождении тиверцев // Stratum plus. Древности антов. СПб. - Кишинев - Одесса - Бухарест. 2011. № 5. С. 90
Седов В.В. Восточные славяне в VI - XIII вв. С. 125
Михайлина Л. Слов’яни VIII-X ст. між Дніпром і Карпатами. С. 181
Рыбаков Б. А. Уличи. Вып. 35. М.; Л., 1950. С. 3
ПСРЛ. Т. I. Лаврентьевская летопись по Суздальскому и Академическо- му списку. М. Изд-во Восточной литературы, 1962. Стб. 13
Федоров Г.Б. Работы Прутско-Днестровской экспедиции в 1960-1961 гг. // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 99. 1964. С. 77-88, 85- 86
Михайлина Л. Слов’яни VIII-X ст. між Дніпром і Карпатами. Київ, 2007. C. 178
Тельнов Н.П. Восточнославянские древности Днестровско-Прутского междуречья VIII-X вв. // Stratum plus. СПб. - Кишинев - Одесса - Бухарест. 2001-2002. № 5. С. 255
Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М.: Наука, 1982. С. 129-130, 132
Нидерле Л. Славянские древности. М.: Изд-во Иностранной литерату- ры, 1956. С. 157
Рыбаков Б. А. Уличи (Историко-географические заметки) // Краткие сообщения института истории материальной культуры (КСИА). Т. XXXV. М.; Л., 1950. С. 3
Рабинович Р.А. Уличи и тиверцы в оценках историографии // Stratum plus. Мастера Средневековья. СПб. - Кишинев - Одесса - Бухарест. 2003-2004. № 5. С. 440-485
 «Яже суть толковины»: к проблеме хозяйственного уклада древнерусского населения Карпато-Днестровских земель | Русин. 2014. № 2 (36). DOI: 10.17223/18572685/36/3

«Яже суть толковины»: к проблеме хозяйственного уклада древнерусского населения Карпато-Днестровских земель | Русин. 2014. № 2 (36). DOI: 10.17223/18572685/36/3