Архипресвитер Кассиан Богатырец - исследователь церковной истории Буковинской Руси | Русин. 2014. № 1 (35). DOI: 10.17223/18572685/35/11

Архипресвитер Кассиан Богатырец - исследователь церковной истории Буковинской Руси

Статья посвящена известному общественно-политическому и церковному деятелю Буковины о. Кассиану Богатырцу, одному из лидеров старорусинской партии в австрийской части Буковины. В 1916 г. во время Второго венского политического процесса за свои убеждения был приговорен к смертной казни. В последние годы жизни о. Кассиан работал над историей православной церкви Буковины. В «Истории Буковинской епархии» им был описан период с древнейших времен до 1943 г., причем, помимо церковной, изложена и история края. Останавливаясь на периоде австрийского господства, о. Кассиан уделяет внимание общественно-политической обстановке, гонениям на русофилов со стороны австрийских властей. Также он подробно освещает церковно-религиозную жизнь на Буковине в годы Первой мировой войны, репрессии австрийских властей против православного духовенства за сочувствие России.

Archpriest Kassian Bohatyrets - researcher of church history in Bukovinian Rus'.pdf Подготовлена к изданию и скоро увидит свет первая публикация рукописи труда доктора богословия архипресвитера Кассиана Богатырца, посвященного истории Буковинской православной епархии. Эта работа заслуживает внимания прежде всего потому, что представляет первый на Буковине опыт обобщающего исследования прошлого церковно-исторической жизни края, написанного коренным буковинцем-руснаком. До него изучением истории Буковинской православной епархии занимались почти исключительно австрийские, румынские и отчасти российские исследователи1. А украинская историография проблемы была представлена лишь фрагментарными и отрывочными публикациями таких буковинских авторов, как С. Дашкевич, Э. Воробквич, Е. Пигуляк и И. Ткачук2. Выдержки из труда о. Кассиана Богатырца планируется опубликовать на страницах международного исторического журнала «Русин». Надо отметить, что о. К. Богатырец в полной мере использовал в работе значительное научное наследие своих предшественников, в большей или меньшей мере затронувших церковную историю Буковины. Он обращался к опубликованным и неопубликованным документам, материалам прессы, устным свидетельствам участников событий. Он был человеком нескольких эпох, смена которых в свете геополитических изменений в Европе конца XIX - первой половины ХХ в. оказала существенное влияние как на политическое положение Буковины, так и на судьбу ее жителей, в частности и самого К. Богатырца. Он появился на свет 5 ноября 1868 г. в с. Кабин3 Сторожинецкого уезда4 австрийского коронного края Буковина. Родители его, Дмитрий и Ксения, принадлежали, очевидно, к окрестьянившимся резешам-земледельцам. По документальным источникам доподлинно известно, что представители довольно многочисленного резешского рода Богатырцов проживали и владели отчинными участками земли в Кабине еще во второй половине XVIII в., то есть в период, когда край принадлежал Молдавскому княжеству. Эти земельные участки, правда, уже сильно подробленные между многочисленными родственниками, Богатырцы сохранили за собой и тогда, когда край перешел под скипетр австрийских Габсбургов. Так, в документах, датированных 1772 и 1783 гг., среди кабинских резешей упомянуты Ион Бoгaтырец, а также Константин Богатырец - зять резеша Василия Браги5. Характерно, что в ведомостях переписи населения Молдавской земли за июнь 1774 г. среди жителей с. Кабинул Черновицкой волости Ион Бахатерицу, Василий - брат его и Косташ, сын Бахатерицу записаны как рупташи, владевшие отчинными грунтами6. Надо отметить, что к упомянутой категории, как правило, принадлежали потомки священнослужителей, которые, подобно резешам, владели мелкими вотчинами и платили налог - рупту. Таким образом, род Богатырцов изначально принадлежал в социальном плане к резешам, которые, обеднев, в XIX в. превратились в обычных земледельцев. Это, очевидно, послужило для о. Кассиана Богатырца основанием указать в формулярном списке, датированном 1944 г., в графе «социальное происхождение» - «сын земледельцев»7, а в послужном списке - что он по происхождению «сын крестьян»8. После обучения в народной школе9 он получил образование в Первой императорско-королевской немецкой государственной гимназии в Черновцах, которую c отличием закончил в 1889 г.10 Затем обучался на православном богословском факультете Черновицкого университета Франца Иосифа I, который также закончил с отличием в 1893 г.11 В 1897 г. получил степень доктора богословия12. Параллельно изучал историю и славистику. Как наиболее способного выпускника доктора К. Богатырца прочили преподавателем на кафедру пастырского богословия в Черновицком университете, но австрийское Министерство культов и образования не сочло возможным удовлетворить это предложение деканата богословского факультета университета, согласованное с митрополитом Буковины и Далмации Аркадием (Чуперковичем), из-за принадлежности кандидата к русофильскому кружку13. Вместо него был утвержден священник-украинофил Дионисий Еремийчук-Еремиев (уроженец с. Новые Мамаевцы на Буковине), предложенный президентом края. 11 мая 1897 г. доктор богословия К. Богатырец женился на девице Стефаниде, дочери священника из с. Ошихлибы Александра Велигорского и его жены Февронии (урожденная Драбык). Таинство венчания совершил священник Е. Андрийчук из Новых Мамаевцев14. 28 июня 1897 г., после хиротонии в диакона, митрополит Аркадий хиротонисал о. Кассиана в иерея15. В том же году Богатырец был назначен администратором (заведателем) прихода в Садогуре (теперь район в пределах г. Черновцы). В 1898 г. он был отмечен похвальным декретом за службу на прежнем месте и переведен администратором прихода в с. Оршевцы. В 1899 г. определен администратором прихода в Верхних Станивцах, а в 1901 г. стал настоятелем упомянутого прихода16. Будучи сельским священником, о. К. Богатырец при ревностном исполнении своих пастырских обязанностей неутомимо трудился над повышением культурного и экономического уровня своей паствы, основывая читальни и кооперативные общества и редактируя популярные издания для народа17. Он также активно занимался общественно-политической деятельностью, принимал участие в русофильских обществах, играя главную роль в руководстве «Народной Рады», занимался предвыборной агитацией18. За пастырскую деятельность в 1908 г. о. Кассиан был награжден саном екзарха (иконома)19. В том же году по линии общественно-политической деятельности он посетил Санкт-Петербург, где прочитал лекцию по буковинской истории. Поскольку поездка не была согласована с духовным руководством, а во время выступления Богатырец допустил антиавстрийские высказывания, против него по возвращении на Буковину было начато дисциплинарное расследование. В итоге в 1910 г. решением Министерства культов и образования о. Кассиан был лишен места настоятеля прихода в Верхних Станивцах и переведен на низшую должность - помошником настоятеля прихода в Веренчанке20. В том же году австрийские власти начали наступление на старорусинские организации. Несколько из них было закрыто, а графу В. Бобринскому, который прибыл из России и ездил по Буковине, выступая с антиавстрийской агитацией, был запрещен въезд в пределы Австро-Венгрии. Все это вызвало негодование как в Российской империи, так и за ее пределами. Так, в Черновцах пророссийски настроенные русины устроили протесты. В частности, съезд «мужей дверия» организовал шествие и направил делегацию с петицией-протестом к краевому президенту. Наряду с другими видными буковинскими деятелями русинского движения в состав делегации вошел и о. К. Богатырец21. В 1911 г. он баллотировался от «Народной Рады» в Буковинский сейм, но не прошел туда. 1 октября 1911 г. на последнем общем собрании общества «Народная Рада» К. Богатырца снова избрали его председателем22. Усиление преследования русофилов в Австро-Венгрии в начале 1914 г., в частности арест по обвинению в шпионаже в пользу России Геровских в Черновцах, не поколебали политических воззрений о. Кассиана. С приближением военного конфликта между Австро-Венгерской и Российской империями угроза репрессий в отношении старорусинских деятелей Буковины становилась все более ощутимой. И они не заставили себя долго ждать. В первый же день Первой мировой войны, 1 сентября 1914 г., о. К. Богатырца и его единомышленников арестовали по приказу директора черновицкой полиции К. Тарангула фон Валеуца. Сначала он находился в тюрьме в Черновцах. Через несколько дней была арестована жена о. Кассиана Стефанида. Как неблагонадежную ее отправили в лагерь Телергоф (Штирия), где она пребывала до конца войны. А Кассиан Богатырец сначала был вывезен в концлагерь Санкт Марьям (Верхняя Австрия), а позднее отправлен в гарнизонную тюрьму в Вене для следствия по делу о государственной измене23. Следствие продолжалось до апреля 1916 г. Второй венский политический процесс, на котором в качестве обвиняемых проходили К. Богатырец и другие подследственные, проходил без перерыва с 14 сентября 1916 г. по 17 февраля 1917 г. Отца Кассиана вместе с 16 другими общественными деятелями Галиции и Буковины приговорили к смертной казни через повешение. Но обвиняемые подали аппеляцию, и дело приняло затяжной характер. Вскоре по амнистии императора Карла I К. Богатырца освободили из тюрьмы и отправили в Грац. Возвратившись на Буковину, он занял прежнее место на приходе в Веренчанке. Надо сказать, что Австро-Венгерская империя к этому времени распалась и Буковина вошла в состав Румынского королевства, аннексировавшего эту территорию в ноябре 1918 г.24 В 1919 г. К. Богатырец стал настоятелем парафии в с. Веренчанка. В 1925 г. его избрали депутатом Епархиального собрания вместе со священником-украинцем Петром Катеринюком. Остальные 58 делегатов были румынами. Он принимал активное участие в работе бюджетной комиссии. В 1929 г. был возведен в сан протопресвитера. В 1930 г. К. Богатырца перевели на парафию в Кицмань, одновременно назначив благочинным Днестрянского протоиерейства. В 1931 г. был возведен в архипресвитеры-ставрофоры25. В Кицмане он служил до 1940 г. Как авторитетный священник он не раз избирался депутатом Епархиального собрания, был председателем и референтом бюджетной комиссии. Отстаивал права украинцев в Буковинской митрополии, в том числе право на преподавание в школе религии на родном языке. В 1937 г. как благочинный Днестрянского округа о. Кассиан сопровождал митрополита Виссариона (Пую) во время канонической визитации надднестрянских сел. При этом он попросил разрешения на издание для украинцев-русинов славянского молитвослова. Митрополит дал устное согласие, но консистория этого не позволила26. После присоединения к митрополии Буковины и Хотина Марамурешской епархии архипресвитер К. Богатырец по поручению владыки Виссариона ездил туда с миссионерскими проповедями27. Летом 1940 г., когда в северной части Буковины после ее присоединения к СССР была установлена советская власть, 112 православных священников, в основном румыны, вместе с Митрополичьей консисторией эвакуировались в Румынию, а 132 священника остались в своих приходах. Позднее 109 из них, в основном украинцы, а также несколько румын, не успевших выехать в Румынию, воспользовались немецкой переселенческой акцией28. Покинул СССР из-за негативного отношения советской власти к церкви и архипресвитер К. Богатырец. Вместе с женой Стефанидой, сыном Николаем и дочерью Надеждой ему удалось выехать в Германию, где из-за болезни он задержался на шесть месяцев в монастыре Лейбус в Силезии. Оттуда, благодаря румынской комиссии, о. Кассиан вместе с супругой перебрался в Румынию. Там он некоторое время служил священником в Монтэору29. После занятия румынскими войсками северной части Буковины в июле 1941 г. и возобновления на этой территории деятельности Буковинской митрополии К. Богатырец, как и большинство священников, вернулся в Черновцы30. Буковинский митрополит Тит (Симедря) определил его духовником в Свято-Введенский женский монастырь в Черновцах (с жалованием 10 000 леев)31. Когда в марте 1944 г. северная часть Буковины снова стала советской, большинство представителей буковинского духовенства вместе с митрополитом Титом эвакуировалось в Румынию, но архипресвитер К. Богатырец и еще около 20 священников остались в крае и продолжали служить на парафиях явочным порядком, полагаясь на те позитивные изменения в сфере государственно-церковных отношений в СССР, которые произошли во время войны. Как старший по рангу клирик он взял на себя временное руководство епархией в Черновцах. В июле 1944 г. он передал управление Черновицкой епархией делегату митрополита Киевского и экзарха Украины Иоанна (Соколова) протоиерею Евфимию Ковернинскому, который возглавил ее как епархиальный благочинный (а с февраля 1945 г. - как епископ Черновицкий и Буковинский под именем Феодосий)32. 1 августа 1944 г. архипресвитер К. Богатырец подал прошение в Черновицкое епархиальное управление о принятии его вместе с приходом в каноническое общение с Русской православной церковью. Из-за нехватки священников архипресвитер К. Богатырец одновременно служил духовником в Свято-Введенском женском монастыре, а также исполнял функции настоятеля церкви Св. Николая и клирика кафедрального собора33. 30 августа 1944 г. о. Кассиан овдовел - умерла его супруга Стефанида34. 31 августа она была похоронена в семейном склепе на Черновицком городском кладбище (квартал № 6). В 1945 г. архипресвитер К. Богатырец написал по поручению епископа Черновицкого и Буковинского Феодосия (Ковернинского) для передставления в Св. Синод РПЦ «Краткую историю Буковинской епархии»35. Кроме того, он составил исторические справки о старообрядцах, баптистах, адвентистах, а также о строительстве резиденции буковинских митрополитов по запросу советских властей через Черновицкую епархию и по просьбе дирекции Краеведческого музея в Черновцах36. В 1946 г. архипресвитер-ставрофор К. Богатырец был награжден митрой37. В том же году от советского правительства за патриотическую деятельность во время войны получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»38. В мае 1947 г., продолжая работу над обширной «Историей Буковинской епархии», о. Кассиан обратился к епископу Черновицкому и Буковинскому Феодосию с просьбой посодействовать ему в отыскании в архиве Киевской митрополии недостающих для работы материалов, касающихся управления Буковинской епархией в 1914, 1940 и 1944-1945 гг. В начале июня владыка распорядился запросить в архиве Киевской консистории его документы о хиротонии в епископа Черновицкого и Буковинского39. В конце 1947 г. епископ Феодосий, назначенный на кафедру епископа Кировоградского и Николаевского, рекомендовал патриаршему экзарху Украины митрополиту Киевскому и Галицкому Иоанну в качестве своего преемника на Черновицкую епископскую кафедру кандидатуру архипресвитера К. Богатырца и отзывался о нем как о высокообразованном, добром, заслуженном и авторитетном пастыре, украинце-русофиле по своим взглядам, который как местный уроженец хорошо ориентировался во всех проявлениях религиозной жизни Буковины и знал местные языки (украинский, русский и румынский)40. Однако владыкой о. Кассиана так и не поставили, поскольку в патриархии больше всего ценились церковная дисциплина и послушание, а не личная позиция и ученые аргументы. К тому же в 1946-1947 гг. о. Кассиан имел неосторожность затеять с патриархией затяжную переписку, в которой требовал оставить ему заслуженный еще в Румынской православной церкви сан архипресвитера, в коем он вступил в каноническое общение с Русской православной церковью в августе 1944 г. Ответ патриархии об отсутствии такого сана в Русской церкви и распоряжение впредь именоваться протоиереем К. Богатырец расценил как понижение и унижение его заслуг41. В 1954 г. Богатырец был восстановлен в правах гражданина СССР и получил паспорт42. В 1955 г. из-за тяжелой болезни о. Кассиан вышел на пенсию, однако определенных ему пенсионным комитетом 300 рублей в месяц едва хватало на жизнь и оплату квартиры (по ул. Квитки-Основьяненко, 21)43. Будучи больным и находясь в бедственном материальном положении (его дом по ул. Газеты Правда,19 был национализирован еще в 1949 г., имущества, кроме большой научной библиотеки и денежных накоплений, не было, дополнительных пособий также не получал, а сын и дочь пребывали за границей), К. Богатырец обратился в консисторию с прошением об увеличении пенсии44. Принимая во внимание его «высокие заслуги перед церковью и русским народом во времена Австрии», а также научно-исследовательскую работу, в марте того же года епископ Черновицкий и Буковинский Евмений ^орольский) выхлопотал в пенсионном комитете Московской патриархии для протоиерея К. Богатырца персональную научную пенсию в размене 2000 рублей в месяц, которая была определена пенсионным комитетом для выплаты с 1апреля 1955 г.45 В последние годы жизни о. Кассиан занимался научной деятельностью - работал над историей Черновицкой епархии. Упокоился митрофорный протоиерей К. Богатырец 26 июля 1960 г.46 Похороны состоялись 28 июля при огромном стечении духовенства и верующего народа47. Погребен в семейном склепе на Черновицком городском кладбище (ул. Зеленая, квартал 6). После смерти о. Кассиана Богатырца неопубликованная «История Буковинской епархии» хранилась в семье его племянника. Машинописную копию этого труда для публикации любезно предоставила жена племянника о. Кассиана - Евгения Васильевна Горжу. Переходя к общей характеристике работы и анализу ее содержания, нужно отметить, что собственно историю Буковинской православной епархии автор предваряет описанием развития исторических событий на территории края. В этой первой части труда исследователь, исходя из имевшихся у него источников и состояния современной ему историографии, рассказывает о заселении края задолго до нашей эры. Далее он останавливается на происхождении названия «Буковина». Давая в целом верную его трактовку и отмечая, что «распространение этого названия на весь край, названный сегодня Буковиной, вошло только со времени присоединения его к Австрийской империи», К. Богатырец, однако, говорит, что оно впервые документально зафиксировано в грамоте молдавского господаря Романа I в 1392 г. Однако это утверждение ошибочно, поскольку в упомянутой грамоте речь идет о «буковине» в цинуте Ботошань (ныне община Вырфу Кымпулуй), и к исторической Буковине она отношения не имеет48. Первое документальное упоминание о «больших лесах, которые называются Буковиной», встречается в Любовельском мирном договоре от 15 марта 1412 г. между королем Венгрии Сигизмундом I Люксембургским и польским королем Владиславом Ягелло49. Говоря о древней истории края, автор дал краткую характеристику различным племенам и народам, жившим на территории исторической Буковины до появления там славян. Среди них он упомянул скифов, сарматов, гетов, даков, вестготов, гуннов, гепидов, аваров. Далее исследователь остановился на появлении в крае славянского населения и пребывании этой территории под властью киевских и галицких князей. Затем К. Богатырец описал процесс поселения в крае волохов из Марамуреша, образования Молдавского государства и основания католического епископства в Сирете. Значительное место в работе автор уделил освещению конфликта между Молдавией и константинопольским патриархом из-за определения Иосифа (Мушата) молдавским владыкой и процесса урегулирования церковных отношений между Сучавой и Константинополем при воеводе Александре Добром. Рассказывает он и об обстоятельствах перенесения из Белгорода в Сучаву мощей св. вмч. Иоанна Нового, приводя при этом цитаты из жития святого, составленного Григорием Цамблаком. Далее исследователь делает общий обзор Черновицко-Буковинской православной епархии. Вторая часть труда посвящена освещению вопроса основания Буковинской епархии, история которой началась с Рэдэуцкого епископства. Автор рассмотрел исторические обстоятельства и вопросы датировки открытия епископской кафедры в г. Рэдэуць на юге Буковины. После этого К. Богатырец сделал экскурс в историю христианизации населения на территории Буковинской епархии, указывая на давние корни этого явления в крае. Далее автор переходит к истории Рэдэуцкой епархии от ее основания до присоединения Буковины к Австрии (1472-1775). Опираясь в основном на работу Д. Дана «Хроника Рэдэуцкого епископства», исследователь приводит хронологический перечень рэдэуцких владык с короткими биогафическими данными и годами их архиерейского служения на кафедре в Рэдэуць. По сравнению с предыдущей главой более насыщена фактическим материалом третья часть работы, посвященная истории Буковинской епархии во время австрийского правления (1775-1918). В ней автор сосредоточил внимание на вопросах установления границ, изменения церковной юрисдикции бывшей Рэдэуцкой епархии и переименования ее в Буковинскую, рассмотрел обстоятельства ликвидации большинства монастырей и основания Буковинского православного религиозного фонда, рассказал о нормативном упорядочении православной церкви на Буковине, духовном образовании. Отдельно остановился на деятельности буковинских архиереев, церковном строительстве (в частности на постройке кафедрального собора Св. Духа и резиденции буковинских владык), национальной борьбе в церкви между румынами и русинами, гонениях на русофилов со стороны австрийских властей. Много внимания уделил церковно-религиозной жизни в крае в годы Первой мировой войны, описывая репрессии австрийских властей против православного духовенства за симпатии к России. Он представил информацию и о собственном пребывании под следствием в Вене во время второго политического процесса (14 сентября 1916 - 17 февраля 1917 г.). Кроме того, остановился на событиях 1918 г. на Буковине, в частности на обстоятельствах включения края в состав Румынского королевства. Сведения об управлении Буковинской митрополией протоиереем Ф. Титовым - профессором Киевской духовной академии, назначенным в августе 1916 г. представителем протопресвитера военного и морского духовенства в генерал-губернаторстве областей Австро-Венгрии, занятых русской армией во время войны, о. Г. Шавельского в работе отсутствуют. Это указывает на то, что материалов, запрошенных через епископа Феодосия в мае 1947 г. из архива Киевской консистории50, о. Кассиан для работы над историей Буковинской епархии так и не получил. Поэтому, коротко рассказав о восстановлении румынами на мирополичьей кафедре в Черновцах отправленого австрийцами в отставку митрополита Владимира, К. Богатырец переходит к освещению румынского периода в истории Буковинской епархии. Он останавливается на описании внутренней жизни церкви, деятельности буковинских митрополитов, приводит тексты нормативных актов, которыми руководствовалась церковь в румынский период, акцентирует внимание на тех трудностях, которые переживали тогда украинские священники вследствие давления на них со стороны румынских светских и церковных властей. Говорит о контактах митрополита Буковинского Виссариона с липованами, о возобновлении Марамурешского епископства, включенного как суфрагия в состав Буковинской митрополии, а также о борьбе с сектантством. В контексте церковно-религиозной жизни Буковинской епархии К. Богатырец приводит также факты собственного участия в церковной жизни края. Например, описывает свою деятельность по отстаиванию прав украинцев в Епархиальном совете. Особо автор остановился на обстоятельствах отставки митрополита Виссариона и назначения в мае 1940 г. местоблюстителем Черновицкой кафедры романского епископа Лукиана, а также последующего назначения 13 июня 1940 г. буковинским митрополитом бывшего епископа Хотинского Тита (Симедря). О епископе Дамаскине (Малюте), который прибыл в Черновцы для налаживания церковной жизни после установления советской власти в июне 1940 г., К. Богатырец не упоминает, говоря лишь о том, что из-за военного положения инвестиция митрополита Буковинского Тита последовала только 13 марта 1941 г., а инсталляция (настолование) состоялась 25 марта 1941 г. в Сучаве, а не в Черновцах, так как Северная Буковина была занята советскими войсками. Отсутствие данных о событиях лета 1940 - весны 1941 г., поизошедших в церковной жизни северной части Буковины, опять-таки свидетельствуют о том, что и о епископе Черновицком Дамаскине запрошенную в мае 1947 г.51 через владыку Феодосия необходимую для работы информацию из Киевской консистории он также не получил. Остановившись на описании восстановления церковной жизни в Северной Буковине при митрополите Тите, который прибыл в Черновцы 25 июля 1941 г., К. Богатырец доводит повествование об архиерейском служении этого владыки до 1943 г. Далее он дает характеристику ряда религиозных общин, которые проживали на территории Буковинской епархии. В частности, он довольно подробно рассмотрел такие деноминации, как липоване-старообрядцы, римо-католики, армяно-католики, греко-католики (униаты), протестанты, иудеи, а также адвентисты, баптисты, пятидесятники. Заканчивается труд анализом причин перехода православных буковинцев в различные секты. Очевидно, работа была не завершена, поскольку в описании содержания труда декларировалась также глава, посвященная советскому периоду истории Черновицко-Буковинской епархии. По-видимому, К. Богатырец так и не успел ее написать, но материалы собирал. Об этом свидетельствует уже упомянутый запрос епископу Черновицкому Феодосию от 30 мая 1947 г. с просьбой предоставить ему для работы из Киевской консистории такие материалы, как: «3) Грамота, которой румынская патириархия отказалась от юрисдикции над православной церковью на территории Черновицкой области; 4) грамота учреждения Черновицко-Буковинской епархии в Черновицкой области; 5) грамота наречения Вашего преосвященства; 6) грамота рукоположения Вашего в епископы; 7) протокол Вашей инсталляции на престол Черновицко-Буковинского епископа»52. И все же основная часть труда, хотя и в черновом варианте, к 1960 г. была написана. Частично работа страдает компилятивностью, но отдельные ее части носят исследовательский характер, в них использованы оригинальные документы, приведены авторские суждения и оценки, порой субъективные, но интересные. Ряд приведенных в труде данных, основанных на личных воспоминаниях ш 3 vo О и re i ь 2 ^ O. ^ s Ф s x о = i2 ai Ф H о о и s о & о а 2 о я VO S S 3 о U и ге i " 1 = ^ ш ш £ ш >s и £ и re в 5 == S >s re о н re re S о О LO ш ^ г» а. о событиях конца XIX - первой половины XX в., не только восстанавливает картину церковно-религиозной и общественно-политической жизни Буковинской Руси, но и может служить источником для восполнения пробелов в биографии самого автора работы, а также дает возможность определить его вклад в историю православной церкви Буковины, служению которой он посвятил всю свою жизнь.

Ключевые слова

Kassian Bohatyrets, Russia, WWI, Orthodox Church, Bukovina, Bukovinian diocese, Austria, Orthodoxy, Кассиан Богатырец, Kusins, Россия, Первая мировая война, Австрия, Буковинская епархия, Буковина, православная церковь, русины, православие

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чучко Михаил КонстантиновичЧерновицкий национальный университет им. Юрия Федьковичадоктор исторических наук, профессор, и.о. завкафедрой этнологии, античной и средневековой историиmychailo_chuchko@rambler.ru
Суляк Сергей ГеоргиевичПриднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко; международный исторический журнал «Русин»; Общественной ассоциации «Русь»кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Института истории и государственного управления; главный редактор; президентsergei_suleak@rambler.ru
Всего: 2

Ссылки

Mihaescu R. Bucovina şi Basarabia (pornind de numele lor). Iaşi, 2000. P. 53
Ткачук І. Церковно-релігійне життя. С. 752
Яремчук С. Православна Церква на Буковині у радянську добу (державно-церковні взаємини). Чернівці, 2004. С. 38
Яремчук С. Життєвий шлях православного священика Кассіана Богатирця. С. 280
Мирович Р. Апологет православия перед Австрийским военным судом... С . 94
Mihaescu R. Bucovina și Basarabia: (pornind de la numele lor). Iaşi, 2000. P. 47
Масан О.М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. // Буковина в контексті європейських міжнародних відносин (з давніх часів до середини ХХ ст.) [Кол. моногр.] / В.М. Ботушанський, С.М. Гакман, Ю.І. Макар та ін. За заг. ред. В.М. Ботушанського. Чернівці, 2005. С.140- 141
Яремчук С. Життєвий шлях православного священика Кассіана Богатирця. С. 276
Добржанський О. Національний рух українців Буковини другої половини ХІХ - початку ХХ ст. С. 400
Anuarul mitropoliei Bucovinei pe anul 1937. Cernăuți, 1937. P. 105
Ткачук І. Церковно-релігійне життя. С. 747
Moraru P. Bucovina sub regimul Antonescu (1941-1944). P. II. Politica/ Invatamint. Cultura. P. 45-46
Мирович Р. Апологет православия перед Австрийским военным судом... С. 92
Добржанський О. Національний рух українців Буковини другої половини ХІХ - початку ХХ ст. С. 402
Wurzer R., prof. Zur Geschichte des k.k. 1. Staatsgymnasiuma in Czernowitz. Czernowitz, 1908. S. 30
Яремчук С. Життєвий шлях православного священика Кассіана Богатирця // Питання історії України. Збірник наукових статей. Чернівці, 2003. Т. 6. С. 275
Мирович Р. Апологет православия перед австрийским военным судом... С. 91
Добржанський О. Національний рух українців Буковини другої половини ХІХ - початку ХХ ст. Чернівці, 1999. С. 221
Anuarul mitropoliei Bucovinei pe anul 1937. Cernăuţi, 1937. P. 105
Яремчук С. Життєвий шлях православного священика Кассіана Богатирця. С. 276
Яремчук С. Життєвий шлях православного священика Кассіана Богатирця. С. 276
Documente bucovinene / Teodor Bălan. Bucureşţi, 1942. Vol. VI. P. 82, 83
Молдавия в эпоху феодализма: переписи населения Молдавии в 1772-1773 и 1774 гг. Кишинев, 1975. Т. VІІ. Ч. 1. С. 444
Мирович Р. Апологет православия перед австрийским военным судом. К 100-летию со дня рождения митрофорного протоиерея д-ра Кассиана Дмитриевича Богатырца (1868 - 1968) // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г. Суляк. Кишинев, 2009. №1 (15). С. 91
Арсений, eпископ Псковский. Исследования и монографии по истории Молдавской церкви. СПб., 1904
Daszkiewicz S. Die Lage der gr.-or. Ruthenen in der Bukowiner Erzdiocese. Zugleich Antwort auf die «Apologien» des Bukowinaer gr.-or. Mitropoliten Silvestru Morariu-Andriewicz. Czernowitz, 1891
Piguliak H. Die Kirchenfrage in der Bukowina. Czernowitz, 1914
Ткачук І. Церковно-релігійне життя // Буковина - її минуле і сучасне/ під ред. Д. Квітковського, Т. Бриндзана, А. Жуковського. Париж-Філядельфія-Дітройт, 1956, С. 725-757
Воробкевич Э. Е. Радовецкое православное епископство и его церковь. Историко-археологическая студия // Candela. Foaie bisericeasca-literara. Anul 1897. Cernăuţi, 1897. P. 251-259
Голубинский Е. Краткий очерк истории православных церквей: Болгарской, Сербской и Румынской, или Молдо-Валашской. M., 1871
Мордвинов В. Православная церковь в Буковине. СПб., 1874
Dan D. Rolul preoţimei Bucovinene în menţinerea Românismului de la robirea (1775) - la desvobirea Bucovinei (15/XI-1918). Un adaos la istoria bisericii române. Cernăuţi, 1925
Nistor I. Istoria bisericii din Bukowina şi a rostului ei national-cultural în viaţă românilor bucovineni. Bucureşti, 1916
Dan D. Cronica episcopiei Rădăuţi cu apendice de documente slavone originale şi mai multe ilustratiuni. Viena, 1912
Kaindl R. F. Geschichte der Bukowina von den ältesten Zeiten bis zur Gegenwart. Czernowitz, 1904
Onciul I. de. Fondul religionariu gr.-or. al Bucovinei. Substratul, formarea, desvoltarea şi starea lui de faţa. Reproducere separata de’n Candela 1889-1891. Cernăuţi, 1891
German L. Problema istorică bisericei din Bucovina. Bucureşti, 1914
Wickenhauser F. A. Molda oder Beiträge zur Geschichte der Moldau und Bukowina Bd. 4 Geschichte des Bistum Radautz und des Kloster Groß-Skit, Bd.1. Czernowitz, 1890
 Архипресвитер Кассиан Богатырец - исследователь церковной истории Буковинской Руси | Русин. 2014. № 1 (35). DOI: 10.17223/18572685/35/11

Архипресвитер Кассиан Богатырец - исследователь церковной истории Буковинской Руси | Русин. 2014. № 1 (35). DOI: 10.17223/18572685/35/11