Христианизация волынской земли в контексте её социально-политического развития | Русин. 2015. № 1 (39).

Христианизация волынской земли в контексте её социально-политического развития

Христианизация Волыни закрепила вхождение региона в состав Киевской Руси, способствовала переходу столичных функций от Волыни к Владимиру, структурной перестройке политической организации региона, в частности смене местных князей и их окружения представителями киевской администрации.

Hristianization of the Volhynia in the context of its sociopolitical development.pdf В VI-X вв. Волынь была одним из важнейших политических центров славянского мира. В этом регионе существовали последовательно сменявшие друг друга мощные этнополитические союзы дулебов и волынян, отсюда исходили миграционные волны в соседние славянские регионы. Указанные факты нашли отражение в труде арабского историка ал-Мас'уди и в так называемом «Баварском географе» (Седов 1999: 41-50; Войтович 2006: 6-12; Жих 2008: 35-57). По всей видимости, Волынь сохраняла независимость от Киева вплоть до конца X в. (Жих 2008: 43). Хотя дулебы упоминаются в «Повести временных лет» среди участников похода Олега на Византию в 907 г. (ПСРЛ. I: 29; ПСРЛ. II: 21), скорее всего, они были вставлены летописцем в этот список механически. Константин Багрянородный не упоминает ни дулебов, ни волынян, ни бужан в числе пактиотов-данников киевских русов, указывая в качестве таковых лишь лендзян (Константин Багрянородный 1989: 45, 157), живших, очевидно, на западе Волыни (Жих 2008: 56-57. Прим. 100). Из всех восточнославянских земель Волынь и Хорватия последними попали под власть Киева. Произошло это примерно одновременно с крещением Руси, которое представляло собой важный этап в рамках проводимой Киевом политики централизации завоёванных территорий Восточной Европы (Фроянов 2003). Необходимость унификации религиозной жизни разных славянских (и не только) этнополитических союзов была осознана Владимиром сразу после захвата Киева. Первоначально он попытался решить её путём централизации и «огосударствления» язычества, создав центральные государственные святилища в Киеве и Новгороде. Процесс этот, однако, был в силу рыхлости славянского язычества и его привязанности к отдельным «племенам» очень сложен, и куда проще было перенести на Русь централизованную религиозную организацию в «готовом» виде, что и послужило основной политической причиной принятия Владимиром христианства. Централизация Руси, активно проводившаяся Владимиром, рука об руку шла с христианизацией. Ликвидация местных «племенных» князей сопровождалась ликвидацией и местных культовых центров, а также местного жречества. И если, по справедливому утверждению В.В. Пузанова, «Рюриковичи, в прямом смысле слова, утверждались на костях "племенных князей"» (Пузанов 2001: 31), то и православное духовенство утверждалось во многом «на костях» славянских волхвов. Соответственно, и для славянских этнополитических союзов борьба за независимость от Киева на рубеже X-XI вв. сливалась с борьбой за родную веру. Под 981 г. «Повесть временных лет» сообщает о походе Владимира на Червенские города (ПСРЛ. I: 81; ПСРЛ. II: 69), а под 992 г. - о подчинении князем хорватов (ПСРЛ. I: 122; ПСРЛ. II: 106). Очевидно, что в ходе этих походов Волынь и оказалась под властью Киева. Вероятно, первое время после завоевания земли хорватов и волынян были административно объединены князем под властью основанного им Владимира-Волынского (Грушевский 1905: 362-363, 390). Факт основания этого города Владимиром подтверждается самим названием: князь любил называть основанные им города своим именем (вспомним Владимир в Ростово-Суздальской земле и названный по его христианскому имени Василёв). Археологические материалы также свидетельствуют о возникновении Владимира-Волынского именно в конце Х в. (Кучинко 1978: 23). Основание этого города прекрасно вписывается в традиционную политику киевских князей со времён Ольги, создававших в покорённых восточнославянских землях свои опорные пункты в противовес древним местным центрам (Жих 2007). Именно такова была ситуация и с Владимиром, созданным как опорный пункт власти Киева в пику местному политическому и, вероятно, религиозному центру - городу Волыни. В «Повести временных лет» Владимир-Волынский впервые упоминается в рассказе о наделении Владимиром своих сыновей княжениями. В нем говорится, что после смерти княжившего в Новгороде Вышеслава (конец X или начало XI в.) князь посадил в этом городе сына Всеволода (ПСРЛ. I: 121; ПСРЛ. II: 105-106). Это свидетельствует о том, что местные волынские князья к тому времени были уже ликвидированы. Новая столица региона в соответствии с описанной выше логикой киевского правительства неизбежно должна была стать и его религиозным центром. О поставлении в 6500 (992) г. киевским митрополитом Леонтом во Владимир-Волынский епископа Стефана говорится в Никоновской летописи (ПСРЛ. IX: 65). В «Истории Российской» В.Н. Татищева поход Владимира на Волынь и в Хорватию описан с рядом уникальных подробностей, отсутствующих в других источниках: «Владимир ходил по Днестру со двумя епископы, много людей научая, крести, и построил в земле Червенской град во имя своё Вла-димирь и церковь пресвятыя Богородицы созда, оставя ту епископа Степана и возвратися с радостию» (Татищев 1963: 64). О.М. Рапов считал эти известия поздних источников достоверными и отражающими раннюю традицию (Рапов 1988: 350-353). С общеисторической ситуацией они, безусловно, полностью стыкуются: для того чтобы добиться прочного политического единства Руси, необходимо было объединить её религиозно, что могло обеспечить только создание централизованной церковной организации. Это должно было внести немалый вклад в подавление остатков независимости славянских этнополитий. Особенно это было актуально для только что завоёванных регионов. В этом плане создание епископии в недавно покорённых землях выглядит вполне логичным. Христианизация Волыни закрепила вхождение региона в состав Киевской Руси, способствовала переходу столичных функций от Волыни к Владимиру, структурной перестройке политической организации региона, в частности смене местных князей и их окружения представителями киевской администрации.

Ключевые слова

espiskopiya, Vladimir, paganism, Christianity, Volhynia, епископия, Владимир, язычество, христианство, Волынь

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Жих Максим ИвановичОбщественно-научный проект «Российско-немецкий исторический семинар» (Санкт-Петербург)историкmax-mors@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Фроянов И.Я. Начало христианства на Руси. Ижевск: Удмурт. ун-т, 2003. 276 с.
Седов В.В. Древнерусская народность. М.: Языки русской культуры, 1999. 312 с.
Татищев В.Н. История Российская. М.; Л.: Наука, 1963. Т. II. 352 с.
Рапов О.М. Русская церковь в IX - первой трети XII в. Принятие христианства. М.: Мысль, 1988. 304 с.
Полное собрание русских летописей. Т. IX. Никоновская летопись. М.: Языки славянской культуры, 2000. 288 с.
Пузанов В.В. Главные черты политического строя Киевской Руси X-XI вв. // Исследования по русской истории : сб. статей к 65-летию профессора И.Я. Фроянова. Санкт-Петрбург; Ижевск, 2001. С. 19-47.
Константин Багрянородный. Об управлении империей. М.: Наука, 1989. 496 с.
Кучинко М.М. Средневековые города Побужья в свете летописных и археологических источников // Советское славяноведение. 1978. № 4. С. 22-30.
Полное собрание русских летописей. Т. I: Лаврентьевская летопись. М.: Языки славянской культуры, 1997. 496 с.
Полное собрание русских летописей. Т. II: Ипатьевская летопись. М.: Языки славянской культуры, 1998. 648 с.
Жих М.И. О предыстории Волынской земли (VI - начало X в.) // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С.Г Суляк [Кишинев]. 2008. № 3-4 (13-14). С. 35-57.
Войтович Л.В. Восточное Прикарпатье во второй половине I тыс. н.э. Начальные этапы формирования государственности // Rossica antiqua. 2006. СПб., 2006. С. 6-39.
Жих М.И. О некоторых аспектах «переноса» древнерусских городов // Новый взгляд. Международный сборник работ молодых историков. Тамбов, 2007. Т. 1. С. 37-40.
Грушевский М.С. Iстория Украïни-Руси. Львiв, 1905 Т. II. 634 с.
 Христианизация волынской земли в контексте её социально-политического развития | Русин. 2015. № 1 (39).

Христианизация волынской земли в контексте её социально-политического развития | Русин. 2015. № 1 (39).