Геополитический выбор Молдавии: Венгрия, Польша, Россия? | Русин. 2012. № 1 (27).

Геополитический выбор Молдавии: Венгрия, Польша, Россия?

В эпоху османского владычества молдаване искали покровительства Венгрии, Польши и России. Курс на включение Молдавии в состав Государства Российского был взят господарем Стефаном III Великим в XV в. Влиятельной фракцией боярства, Молдавской православной Церковью и массами молдаван проект был поддержан вследствие общности государственно-политических интересов княжества и России (освобождение от османов), православной веры и этнокультурной близостью (наличие в Молдавии русинского населения, функционирование славянского и русинского языков). Присоединение Пруто-Днестровского междуречья к России в 1812 г. представляло собой частичное осуществление Молдавского геополитического проекта.

Геополитический выбор Молдавии: Венгрия, Польша, Россия?.pdf Молдавско-русские договоры 1656 и 1711 гг. о присоединении Молдавии к России и участие молдаван в русско-турецких войнах в составе русской армии историкам известны. Их анализируют, на них ссылаются в научных трудах, однако главное условие Бухарестского мира 1812 г. – присоединение Пруто-Днестровского междуречья к России – и румынские, и советские и современные авторы-молда- висты с этими договорами, как правило, не связывают. При этом не получают объяснения ни давнее стремление молдаван к присоеди- нению Молдавии к России, ни их ликование по поводу расчленения княжества в 1812 г., ни отказ Николая I в 1828 г. при заключении Адрианопольского мира перенести границу Российской империи с Прута на линию Карпат и речки Милковой, отделяющей Молдавию от Валахии. Очевидно, политику России определяли не только «экс- пансионистские» устремления царизма, но и иные факторы. Специ- ального рассмотрения заслуживают характер и эволюция молдавской государственной идеи и геополитической ориентации молдавского народа. Государственное сознание в форме верности правителю в Молда- вии возникло уже в XIV cт., после основания Молдавского княжества. Энергия и мужество, с каким защищали свою страну молдаване во времена правления Стефана III Великого (1457-1504 гг.), свидетель- ствуют о том, что господарь обладал авторитетом и полномочиями защитника этнических (родовых) ценностей, самой жизни подданных. Но даже в ту эпоху Молдавское государство не обеспечивало под- данным должной защиты от внешнего врага, и его правители были вынуждены искать покровительства других стран. Эта потребность усилилась в XVI-XVII вв., когда Молдавия оказа- лась под властью османов. Каждый из господарей, подобно Арону Тирану (1591–1595 гг.), мог сказать: «Я – только исправник султана в этой стране!». Господарская администрация эксплуатировала на- селение в интересах турок. Молдавское войско все больше форми- ровалось из наемников и все чаще использовалось в карательных целях внутри страны. В ходе войн османов против христианских противников Порты оно выступало вспомогательной силой турецких войск, поэтому столь важный институт государства как армия также был скомпрометирован в глазах народа. Молдаване не желали за- щищать и власть турецких ставленников на родине. Претенденты на молдавский престол отправлялись «завоевывать» Молдавию с несколькими сотнями воинов, как Дмитрий Вишневецкий в 1663 г. Некоторые из них – Иван Подкова (1577 г.), Александр, Петр Казак 1, а претенденты Трифаил, Петр – действительно добивались власти Метла, Маноил, Иван и другие поднимали крестьянские восстания. В XVIII в. при господарях-фанариотах управленческие структуры Молдавии наводнили греки, их язык, молдаванам непонятный, полу- чил официальный статус. Государственность Молдавии переставала 2 быть молдавской . Обесценивание молдавской государственности проявилось в мол- давской лексике. Аналог русскому слову «отечество» в молдавском языке отсутствует. Слово «патрия» («родина»), заимствованное из французского языка, осталось чуждым бытовой речи молдаван. Не является ему заменой и слово «цара» (страна). Оно эмоционально нейтрально и допускает уменьшительную, не переводимую на другие языки форму «цэришоара». Слово «баштина» означает малую родину, а выражение «де баштинэ» переводится как «местный», «туземный». Для отношения молдаван к молдавской государственности накануне ее упразднения характерна молдавская легенда, записанная писате- лем-классиком Алеку Руссо в конце 30-х гг. XIX в. Господарь, согласно легенде, пьет вино за одним столом с Богом и дьяволом3. Героями молдавских легенд стали разбойники-гайдуки. Мусульманская агрессия вынудила молдаван искать покровитель- ства сильного христианского государства. Соседями Молдавии были католические страны – Венгрия и Польша. Молдавское княжество возникло в результате восстания против власти венгерских королей, а на протяжении следующего столетия отбивалось от притязаний владетелей этого чуждого в этнокультурном плане государства. Бывали в молдавско-венгерских отношениях и времена сближения. Молдавский господарь Стефан I (1394-1399 гг.) был женат на род- ственнице венгерского короля Людовика Маргарите и признавал венгерский сюзеренитет. В 1394 г. венгерский король Сигизмунд Люксембургский разбил войско господаря Стефана II под Хырлэу и принудил его присягнуть венгерской короне. Вассалом Матвея Кор- вина, разгромленного им в 1467 г. под Баней (Баией), признал себя в 1475 г. и Стефан III, получив взамен помощь в войне против османов . 5 И все же о переходе Молдавии под власть Венгрии речи не было . Более тесные отношения сложились у Молдавии с Польским коро- левством. В XIV–XVI вв. оно еще не было государством католических ортодоксов, каким стала Речь Посполитая в XVII ст. Польско-Литовское государство было близко молдаванам и в этнокультурном плане. Приграничные Молдавии польские владения - Галицкую Русь, Поку- тье, Подолию - населяли православные русские люди, официальным языком Великого княжества Литовского и Русского, как и Молдавии, был понятный широкому кругу молдаван русский письменный язык того времени. Польские короли справлялись с ролью координаторов борьбы против мусульманской угрозы, поэтому молдавские господа- ри признавали их сюзеренитет. Первым принес вассальную присягу королю Казимиру Великому и якобы даже принял католичество господарь Лацко (1365–1375 гг.). Петр Мушатин (1375-1391 гг.) правил независимо и от венгров, и от поляков, а в 1377 г. нанес поражение польско-венгерскому войску в буковинских лесах6. Через десять лет Петр все же стал вассалом польского короля Ягелло; прибыв с боярами во Львов, где находился король, молдавский правитель принес ему ленную присягу7. В 1393 г. господарь Роман I обязался оказывать польскому королю военную помощь. Александр Добрый в 1403 г. вновь подписал в подольском городе Каменце вассальный акт польскому королю Владиславу Ягел- ло; в 1407 и 1411 гг. господарь обновил эти обязательства. В 1415 г. Александр прибыл в город Снятин, где королю, «сидящему на воз- вышении и с короной на голове, принес вместе со всеми боярами валашской (здесь: молдавской. – П.Ш.) земли торжественную присягу подданства и клятву верности, бросая под ноги короля свои знамена». Выполняя вассальные обязательства, молдавские отряды участвовали в войнах поляков с крестоносцами, в частности, в 1410 г. в битве при 8 Грюнвальде, а в 1422 г. – в сражении под Мальборком . Верность польскому королю Владиславу сохраняли и правители Молдавии периода господарской чехарды 1433-1457 гг. В 1433 г. господарь Илияш послал в Краков вассальные грамоты, подтверждав- шие его суверенные права на Молдавию. Верность польской короне подтвердил и его преемник господарь Стефан II. В январе 1434 г. польский посол Михаил Бучацкий прибыл в Молдавию и принял от господаря и бояр присягу на верность польскому королю. Когда Или- яшу удалось вернуть власть, он вновь присягнул королю Владиславу. Торжество состоялось 29 сентября 1436 г. во Львове. Владислав «во всем величии восседал на городской площади на специально соору- женном возвышении, прекрасно убранном». Илияш и 35 бояр, «упав на колени в знак верности и послушания, ломали древки хоругвей и 9 бросали их под ноги королю» . Вассальные присяги польским королям молдавские правители приносили более 100 лет10. Однако польские короли были нена- дежными суверенами. В 1412 г. Владислав договорился с венгер- ским королем Сигизмундом о разделе Молдавии между Польшей и Венгрией. В 1443 г. Илияш был разгромлен и ослеплен Стефаном. На злодеяние, совершенное против своего вассала, Владислав от- реагировал цинично: его послы приняли присягу у нового господаря. В 1448 г. в польских владениях был отравлен сын Илияша, бывший господарь Роман III. Семь недель спустя польские послы приняли в Хотинском замке присягу верности от нового господаря Петра Арона, заказчика убийства11. В 1449 г. присягнул польской короне господарь Богдан II. Тем не менее, в 1450 г. польские войска возвели на мол- давский престол господаря Александра. Богдан прогнал его с трона, а когда польское войско вновь вторглось в Молдавию, нанес ему поражение под селом Красным близ Васлуя12. Преемник Богдана Петр Арон стал ленником польского короля и турецкого султана Мухаммеда II, над княжеством был установлен польско-турецкий кондоминиум. Но 12 апреля 1457 г. в Молдавию с войском в 6000 воинов вступил Стефан, сын Богдана II, и, изгнав Петра Арона, стал господарем. Молдавское княжество обрело фактическую независимость. В 1459 г., стремясь обезопасить тыл для борьбы против венгер- ского короля, Стефан III признал права Казимира Ягеллончика на Молдавию. Но польский король не оказал господарю ожидаемой помощи, и вассалитет остался декларативным. Стефан дважды укло- нялся от поездок в польские владения для принесения присяги, а в 1471 г. отказал королю в помощи в войне против Венгрии. В 1474 г. Стефан III ожидал вторжения; требовался надежный союзник. 12 июля 1475 г. господарь, как отмечено, принес ленную присягу королю Венгрии Матвею Корвину и в январе 1475 г. при содействии венгров разгромил захватчиков при Васлуе. В 1476 г. Казимир, стремясь наказать молдаван, не поддержал их в очередной войне против Османской империи; в битве в Белой До- лине турки и валахи разгромили молдавское войско. Стефан III все же выиграл войну. Но в одиночку продолжать борьбу против османов Молдавия не могла. Господарь купил мир с Портой, согласившись платить дань султану. Мир оказался недолгим. Летом 1484 г. турки захватили молдавские крепости Килию и Белгород. Нуждаясь в со- юзнике, господарь согласился воздать почести польскому королю, оговорив, однако, «чтобы не на виду данную церемонию проводить». Казимир дал согласие, но не отказал себе в удовольствии унизить великого воителя. По приказу короля 15 сентября 1485 г. на поле у Коломыи были построены 20 тысяч воинов, собранных для похода против турок. Быстро подъехав к королевскому шатру на великолеп- ном коне, Стефан III спешился, в сопровождении польских сенаторов вошел в шатер, поклонился восседавшему на троне королю, бросил к его ногам молдавское знамя и упал перед ним на колени. «В ту же минуту, – сообщает польский летописец Ян Длугош, – королевские люди, по команде опустивши шнуры, которые держали шатер, прочь откинули стены святыни, чтобы все, что делалось внутри, каждый мог издалека видеть…». Но главное унижение было впереди: для участия 13 в войне король выделил Стефану только 3 тысячи воинов . Господарь был оскорблен. Сцена присяги в Коломые и способ, каким король выполнил его просьбу о помощи, дорого обошлись и Польше, и Молдавии. Все же, разгромив турок при Каталабуге, Стефан, лишенный поддержки Польши и Венгрии, вскоре вновь согласился на уплату туркам дани. Затем он способствовал созданию антиягеллон- ского союза, включавшего, кроме Молдавии, Венгрию, Московское государство и Крымское ханство, и инспирировал в польских вла- дениях восстание крестьян-русинов под предводительством Мухи – Андрея Борули (1490–1492 гг.)14. Высшей точкой молдавско-польского конфликта стало вторжение польских войск короля Яна Ольбрахта в Молдавию в 1497 г. и ответный набег молдавского войска в 1498 г. на польские владения - Подолию и Галицкую Русь. Молдавско-поль- ский договор о взаимопомощи, подписанный в 1499 г., подтвердил 15 равенство сторон . С польским сюзеренитетом было покончено. Но в 1538 г. Молдавия попала в зависимость от Османской империи, и часть молдавских бояр вновь стала добиваться освобождения страны от мусульман ценой восстановления вассальной зависимости от Польши. В 1595 г. претендент на господарский престол молдавский боярин Иере- мия Могила, брат митрополита Киевского Петра Могилы, подписал соглашение, которым обещал превратить Молдавию в польскую провинцию16. Иеремия стал господарем, но османы были сильны, и польские короли не смели конфликтовать с ними. По требованию ту- рок их противники, господари Стефан Томша, Иван Подкова, Янку Сас, отступившие в пределы польских владений, были схвачены и казнены королевскими властями. Подобным образом поступали и венгерские правители Трансильвании. Господарь Арон Тиран, признавший себя вассалом трансильванского князя Сигизмунда Батория, был изгнан сюзереном с молдавского престола17. У православных молдаван были основания не верить в солидарность католиков и протестантов. 16 августа 1616 г. при Дрэгшань валашско-турецкое войско разбило польско-молдавскую армию, положив конец польскому протекторату над Молдавией. Но сторонники польской ориентации в княжестве сохранились. В 1683 г., после разгрома турок под Веной войсками Яна Собесского, молдавские бояре предприняли последнюю попыт- ку вырвать Молдавию из-под власти Порты, присоединив ее к Речи Посполитой. В княжество вступили 5000 запорожских казаков во главе с гетманом Куницким. Поддержанные населением, они разбили турецко-татарское войско, захватили господаря-фанариота Констан- тина Дуку и возвели на престол Стефана Петричейку, прибывшего из Польши. Туркам все же удалось изгнать польского ставленника. В 1691 г. господарь Константин Кантемир приказал казнить лидера «польской партии» Величко Костина и его брата Мирона Костина, 18 знаменитого летописца, знавших о его контактах с венским двором . «польская партия» молдавских бояр прекратила существование. Если к переходу под сюзеренитет Польши молдаван побужда- ла угроза порабощения мусульманами, то ориентация на Москву была производной от системы молдавских этнических ценностей, центральное место в которых занимала прадедовская вера. Общей границы с Россией у Молдавии не было до 1791 г., но уже в середине XV ст., после захвата в 1453 г. Константинополя турками, молдаване, как и другие православные народы, увидели в Москве главную опору православия. Концепция «Москва – Третий Рим», распространение которой на Руси связывают с письмами псковского старца Фило- фея, направленными великому князю Московскому Василию III в 1510-1511 гг., в Молдавии, вероятно, была сформулирована ранее. Курс на сближение Молдавии с Русью еще в 60-х гг. XV в. принял Стефан Великий. В 1463 г. он женился на Евдокии Олельковне, сестре киевского князя Семена. Брак Елены, дочери Стефана и Евдокии, с наследником русского престола царевичем Иваном Молодым в 1483 г. должен был привести к объединению двух православных государств под одним скипетром. После 1487 г. сложился союз Стефана III с Иваном III Большим, оформленный договором о вассалитете. В грамоте 1500 г. молдав- ский господарь пишет великому князю, что в отношениях с Литвой он действовал «...по докончальных записях и по крестному целованию вам...»19. Союз с Москвой на время оградил Молдавию от татарских набегов, а в 1497 г. спас молдаван от разгрома во время войны с Польшей. 11 сентября, когда войско Александра Ягеллончика, вели- кого князя Литовского, намереваясь помочь польскому войску Яна Ольбрахта, осаждавшему Сучаву, прибыло в Брацлав, что в двух пере- ходах от Днестра, его догнал московский гонец и передал грамоту Ивана III. Великий князь требовал прекратить поход против воеводы Стефана, своего свояка и союзника. Александр подчинился. Не полу- чив подкрепления, польское войско было разгромлено молдаванами 20 в Козьминском лесу . К концу XV в. интеграционный проект Стефана III был близок к осу- ществлению. В 1498 г. его внук царевич Дмитрий был провозглашен наследником московского престола. Александр, старший сын госпо- даря, к этому времени погиб, и Дмитрий должен был унаследовать и молдавский престол. Однако вторая жена Ивана III Софья Палеолог, племянница последнего императора Византии, также родила сына. В 1502 г. наследником престола был провозглашен сын Софьи Васи- лий, располагавший правами на византийское наследство. Но идея объединения Молдавии с Русью оставалась в политическом обо- роте. Господарь Богдан IV Лэпушняну, умирая в 1572 г. в изгнании в подмосковной Тарусе, завещал свои права на молдавский престол 21 Ивану Грозному . Как заманчивую возможность обретения общей границы с Мо- сковией восприняли молдаване восстание под предводительством Богдана Хмельницкого (1648 г.). Более 4 000 молдаван приняли уча- стие в освободительной войне Малой Руси. Господарь Василий Лупу по велению султана направил в помощь польскому королю корпус молдавских войск, но был свергнут. Его преемник Георгий Стефан продолжил курс Стефана III. Известие о решении Переяславской рады о воссоединении Малой Руси с Русью Великой сообщил царю старец Арсений Суханов, в Яссах были «...гораздо рады все с вели- кой радостью, не токмо воевода и бояре его, но и поселяне вси, что казаки поклонились под твою высокую царскую руку». Идея присо- единения Молдавии к России обрела у молдаван статус программы национального спасения. Уже в феврале 1654 г. Иван Григорьев, гонец Георгия Стефана, доставил в Москву письмо. В нем правитель Молда- вии бил царю Алексею Михайловичу челом, чтобы тот «… пожаловал, призрил его, Стефана воеводу, своей государскою милостью, принял бы его под государскую высокую руку так же, как и гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское» 2. Алексей Михайлович из- вестил господаря о своем согласии принять его «под нашу царского 23 величества высокую руку… со всею Молдавской землею» . Весной 1656 г. молдавское посольство во главе с митрополитом Гедеоном и вторым логофетом Григорием Нянюлом прибыло в Мо- скву и от имени господаря передало в Посольский приказ письмо с изложением условий признания княжеством русского сюзеренитета. Среди условий были восстановление в Молдавии древних порядков, защита русскими границ, возврат отторгнутых турками земель, назна- чение господарей русским царем из числа молдавских бояр, участие молдавских войск в походах русской армии и даже освобождение 24 Молдавии от всякой дани; предусматривались только подарки царю . Это был проект договора об установлении между Молдавией и Русью конфедеративных отношений. В Молдавии русское правительство видело союзницу в борьбе за общие интересы христианских стран. Проект был принят ца- рем без изменений и зачитан в московских церквах. 7 и 21 июля 1656 г. участники молдавского посольства присягнули Алексею Михайловичу25. Однако началась русско-шведская война. Стремясь избежать войны также с Портой и Крымом, русское правительство медлило с присоединением Молдавии. Тем не менее, Георгий Стефан действовал в соответствии с интересами Москвы. 7 сентября 1656 г. договором, подписанным в Алба-Юлии, он объявил себя вассалом трансильванского князя Дьердя Ракоши, враждебного Речи Поспо- литой, с которой Москва вела войну. В марте 1658 г. молдавские от- ряды приняли участие в походе трансильванских войск на Польшу. Операция была скоординирована с Богданом Хмельницким, который направил против поляков часть своего войска под командой полков- ника Ждановича. Поход в Польшу оказался неудачным, и турки обвинили зависимых от Порты владетелей в самоуправстве. Георгий Стефан и правитель Валахии Константин Шербан, чьи войска также участвовали в походе, бежали на Запад. Дьердь Ракоши оказал вооруженное сопротивление и был убит турками. Договор 1656 г. выполнить не удалось. Но курс на присоединение Молдавии к России продолжили другие правители княжества и предстоятели Молдавской церкви. В том же направлении действовали правители Валахии. В 1660 г. Константин Шербан вновь обратился к Алексею Михайловичу: «…чтобы ты, великий государь, пожаловал их, велел им быть под своею великого государя само- 26 державного высокою рукою в вечное подданство» . В 1674 г. господарь-полонофил Стефан Петричейку поддержал «русскую партию» молдавских бояр и духовенства. В Москву прибыл молдавский посол игумен Федор. Он привез грамоту, подписанную Стефаном Петричейку и Константином Шербаном, уже бывшим госпо- дарем, с просьбой о принятии обоих княжеств в русское подданство, поскольку «подобает бо нам, христианом, быти под послушанием 27 християнского царя, нежели быть в порабощении бусурманском» . Воевать с османами было не время, и от принятия Молдавии и Ва- лахии в русское подданство царь вновь уклонился. После поражения турок под Веной (1683 г.) по инициативе Стефана Петричейку на специальном собрании высших светских и духовных лиц Молдавии было избрано посольство к русскому царю во главе с митрополитом Сучавским Досифеем и боярином Лупулом. В январе 1684 г. посольство отбыло в Москву. Врученная ему грамота содержа- ла просьбу к русским царям Ивану и Петру Алексеевичам о помощи и заверение, что молдавские бояре и духовенство «и все господарство наше великие и малые, нижайшие рабы царствия вашего, все в под- 28 данство предаемся» . Царевна Софья, стоявшая в те годы во главе московского прави- тельства, не решилась на одновременную войну с Портой, Крымом и Польшей. Кроме того, запорожский гетман Самойлович сообщил в Москву, что Петричейку 10 лет прожил в Польше, господарем стал при ее содействии, и поэтому «посольство к великим государям нашим в подданство – хитростью то имеет бытии…». Посольство Досифея дипломатично задержали в Киеве, отослав в Москву лишь грамоту. Некоторое время спустя митрополит и участники посольства с дарами 29 возвратились в Молдавию . В 1698 г., когда русские воевали с османами в составе «Священной лиги», в Москву тайно прибыл Савва Константинов, посол молдавско- го господаря Антиоха Кантемира. Он передал в Посольский приказ зашифрованное письмо царю Петру, в котором господарь сообщал, что «желает быти со всем народом земли Волоской (т. е. Молдавии. – П.Ш.) под обороною великого государя». В случае вступления русских войск в Молдавию, заверял правитель княжества, молдавское войско перейдет на сторону русских. Но Петр готовился к войне за выход к Балтийскому морю, и Антиоху также был направлен ответ, содер- жавший лишь обещание помощи30. Однако Россия была на подъеме, и молдаване, как и другие народы Балкан, особенно после разгрома русскими под Полтавой лучшей армии Европы - шведской, связыва- ли с Россией свои надежды на освобождение. «Тогда, – вспоминал Иоанн Некулче, – все христиане с надеждой и радостью уповали на 31 москалей. […] звали москалей мунтяне, сербы, молдаване…» . Наряду с общностью православной веры фактором, формировав- шим геополитическую ориентацию молдавского народа, являлась близость Московской Руси к молдаванам также в этнокультурном плане. Потомки древнерусского населения, которых молдавские лето- писцы называли «русь» (в современном молдавском языке «русские» переводится как «рушь»), являлись самым многочисленным после молдаван этническим сообществом, притом обладавшим в Молда- вии территориальностью. Они, как явствует из описаний летописца Григоре Уреке, населяли Буковину, Покутье и северо-восточную часть Пруто-Днестровского междуречья32. При основании Молдавского государства, утверждал другой летописец, Мирон Костин, его пер- вый правитель Драгош «…поселил крестьян–русинов из Покутья и Подолии; они заселили Черновицкий и Хотинский цинуты и всю область Днестра и уезды Оргеевский и Сорокский, и за Прутом по- ловину Ясского и половину Сучавского цинута»33. Таким образом, и в конце XVII в. молдавско-русинская этническая граница пролегала в основном по линии Варница – Яссы – Сочава. Дмитрий Кантемир (1716 г.) считал славян более ранними, чем собственно молдаване, 34 исконными жителями Молдавии . Ассимилирующим этносом выступали молдаване. Если в 1500 г. русины составляли 40 % населения княжества35, то в конце XVII ст. – уже только четверть36. И все же, засвидетельствовал в 1683 г. ворник Верхней Страны Мирон Костин, «цинуты Черновицкий, Хотинский, половина Ясского, половина Сучавского – полностью рутенские». То есть русинские. По данным Дмитрия Кантемира (1716 г.), «те, кто был переселен из Польши в центральную часть Молдавии, проживая там долгое время, забывали родной язык и усваивали молдавский. Те же, что живут в пограничных с Подолией районах, до настоящего 37 времени говорят по-рутенски и по-польски» . Благодаря наличию в княжестве многочисленного русинского на- селения значительная часть молдаван была двуязычна. Поскольку христианство волохи восприняли от славян, славянский язык был у них священным. Славянский язык был языком богослужения, и, слушая проповеди, заучивая молитвы, каждый молдаванин вникал в смысл славянских слов. На русском книжном языке того времени, именуемом славянским, велось государственное, церковное и хо- зяйственное делопроизводство. Официальным языком Молдавского княжества был именно русский книжный язык того времени38. Знание разговорного русского языка не было привилегией духовенства и знати. В подробных описаниях походов русских войск в Молдавию в 1711 и 1739 гг., данных летописцем Иоанном Некулче, упомина- ний о толмачах нет. У молдаван при общении с русскими языковых трудностей не возникало. Русские люди никогда не были в Молдавии чуждым и неведомым народом. В начале XVIII в. осуществление молдавского государственного проекта возглавил Дмитрий Кантемир. Сын господаря Константина Кантемира и брат Антиоха, Дмитрий прожил в Константинополе 23 года в качестве заложника. В 1706 г. при посредстве патриарха Кон- стантинопольского Досифея он установил связи с русским послом П.А. Толстым, а в 1710 г. тайно поступил на русскую службу. В начале войны, объявленной султаном России в ноябре 1710 г., Кантемир был назначен господарем Молдавии. Подобно своему отцу Алексею Михайловичу в 1656 г., Петр I предполагал включить Молдавию в состав России на конфедеративных условиях. 13 апреля 1711 г. царь, находясь в Луцке, подписал и вручил молдавскому боярину Штефану Луке документ, озаглавленный «Диплом и пункты». Документ, вошед- ший в историю как Луцкий договор, предусматривал освобождение Молдавии от османского владычества и ее переход под протекторат России. Особыми пунктами были гарантированы самостоятельность Молдавии во внутренних делах, права местных бояр. Господарский престол закреплялся за родом Кантемиров39. Правитель Молдавии, отмечал Иоанн Некулче, был признан ее самодержцем и другом 40 Страны Московской, а не покорным рабом . Но царь недооценил объединительных устремлений молдаван. На- род и молдавское войско приветствовали Петра как своего владыку. Гарантии самоуправления Молдавии, закрепленные в «Дипломе», счел чрезмерными и Дмитрий Кантемир. При встрече с Петром господарь повел себя не как союзник, а как подданный. А боярская оппозиция во главе с ворником Иордаке Руссетом, выступив против передачи господарского престола по наследству, предусмотренной пунктом III Луцкого договора, потребовала назначения господарей российским самодержцем по совету с ними, то есть более тесной интеграции Молдавии с Россией – на правах автономии. Однако пересмотр условий договора в разгар войны мог внести раскол в молдавское общество. Неохотно, как полагал И. Некулче, по настоя- нию Кантемира, Петр распорядился взять И. Руссета под стражу, но 41 сохранил боярину жизнь . Южнее Ясс русская армия была окружена превосходящими си- лами турок и татар, и царь подписал Прутский мир. Однако русские нанесли противнику существенный урон. Молдаване, сознавая, что русские вступили в войну ради их освобождения от ига османов, стоически приняли невзгоды, вызванные неудачей похода. Главным моральным его итогом стало для них обретение новой духовной опоры и исторической перспективы, новая и высокая самооценка. «Русская партия» в Молдавии сохранилась. Более того, следствием Прутского похода стала радикализация молдавской программы на- ционального освобождения. В присоединении Молдавии к России молдаване увидели не только спасение от турецкого ига, но и проект окончательного устройства своей судьбы. Это стало очевидно в сентябре 1739 г., когда русские войска вновь вступили в Молдавию. Когда в Яссы прибыл командующий русской армией генерал Б.Х. Миних, бояре и церковные иерархи на специ- ально устроенной церемонии изложили ему просьбу о приеме Мол- давии в русское подданство и вручили тщательно проработанный список условий включения княжества в состав Российской империи. Командующий рассмотрел его и письменно разъяснил каждый пункт. В итоговом документе, озаглавленном «Договор между статами духовными и светскими Молдавского княжества и фельдмаршалом графом Минихом. – О вступлении онаго княжества в подданство под Российскую державу на условиях, утвержденных графом Минихом», подписанном 5 (17) сентября 1739 г., говорилось: «Мы, нижеподпи- савшиеся княжества Молдавского статы духовные и светские, всени- жайше объявляем, представляем и просим чрез сие нижеследующее: 1. Признаем ея величество императрицу Анну Иоанновну, ныне торжественно царствующую, нашею всемилостивейшею настоящею государынею и всевышнего просим, да подаст ея императорскому величеству совершенное и долголетное здравие…». Диван обязывал- ся обеспечивать безвозмездное снабжение провиантом 20-тысячной русской армии, перевозку грузов для русских войск и выполнение других повинностей, не поддерживать никаких связей с неприятелем. Условие о сохранении Молдавского государства хотя бы в форме автономии в проекте договора отсутствовало. Однако его составители не преминули прописать гарантии соблюдения социальных интересов бояр и духовенства, уместные в договоре об установлении между Молдавией и Россией федеративных отношений. Для молдавской знати они потребовали «те же вольности, привилегии и преимуще- ства, как в духовных, так и в светских делах, каковыми прочие ея императорского величества пользуются», обязательства замещать административные посты только молдаванами, не допускать введения дополнительных налогов и повинностей и т. п. Полномочий на присоединение Молдавии к России у Б.Х. Миниха не имелось. Но документ, представленный молдавскими боярами, предусматривал оказание русским войскам действенной помощи. Командующий нашел выход, подписав с «депутатами сословий» конвенцию, согласно которой Молдавия была объявлена независи- мым государством под покровительством России; привилегии бояр и духовенства он, зная позицию российского двора, безоговорочно подтвердил42. Но присоединение княжества к России осуществить не удалось. В момент, когда победа была близка, союзная Австрия начала с Портой переговоры о мире. В октябре 1739 г. русская армия была выведена из Молдавии. «Русская партия» была партией молдавских патриотов, и уход русских войск после блестящих побед на полях сражений породил в Молдавии разочарование политикой царского правительства и недоверие к нему. В сентябре 1769 г., во время следующей русско- турецкой войны, правящие круги княжества, наученные опытом 1739 г., попытались создать для Петербурга необратимую ситуацию. Когда русская армия, восторженно встречаемая народом, вновь всту- пила в Яссы, бояре и духовенство во главе с митрополитом Гавриилом устроили в соборной церкви Трех Святителей торжественный молебен и, не спросив мнения русского командующего П.А. Румянцева, стали приводить народ к присяге императрице Екатерине II43. В грамоте, направленной императрице 10 декабря 1769 г., высшие духовные и светские чины Молдавии во главе с митрополитом лишь просили об оставлении княжества под покровительством России и клялись, «что всем повелениям вашего императорского величества будем покорены и даже до последней капли крови нашей все повеленное нам от вашего императорского величества без всякого нарушения будем сохранять и повеленное исполнять»44. О сохранении особой молдавской государственности в случае присоединения Молдавии к России речи не было. Для переговоров о присоединении Молдавии к России в Петербург была направлена представительная делегация, в которую входили епископ Хушский Иннокентий, игумен Венедикт, архимандрит Варфо- ломей, бояре Лупул Балш, Ион Палладий и Янакакий Милло, бывший великий спатарь. Так же поступила и валашская знать. 28 марта 1770 г. депутации молдавских и валашских бояр вручили свои грамоты императрице и, вновь не сформулировав каких-либо условий от- носительно их будущего статуса, просили лишь о принятии обоих княжеств в состав России45. Однако молдавская государственная идея не исчезла. Молдаване Буковины, аннексированной австрийцами в 1775 г., потребовали для области статуса «самостоятельной провин- 46 ции», т. е. административной автономии . Европейские державы были полны решимости не допустить укре- пления российских позиций на Балканах, и избавить Молдавию от турецкого владычества не удалось. Но условия Кючук-Кайнарджий- ского мирного договора, заключенного 21 июля 1774 г., улучшили положение Молдавии и Валахии в системе Османской империи. Статья 16 этого трактата ограничивала размеры взимаемой турками дани, устанавливала более льготные условия ее взимания, запреща- ла турецким сановникам поборы с населения. Русские возвратили Молдавскому княжеству земли, приписанные к Хотинской и Бендер- ской райям. Российские послы в Константинополе получили право выступать в защиту жителей Молдавии, а турецкое правительство обязывалось считаться с представлениями послов. Борьба российской дипломатии за выполнение условий этого договора усилила пророссийскую ориентацию народов Балкан, но ускорила очередное столкновение русских с османами. Рассчитывая взять реванш, в 1787 г. султан вновь объявил России войну. Молда- вию оккупировали австрийские войска, но с подходом главных сил противника отступили. Яссы были разгромлены татарами. Русские войска освободили город. С мольбой спасти Молдавию от турок к русскому командованию обращались бояре, духовенство, простые люди. «В слезах старцы, юноши и младенцы, – писал глава Молдав- ской церкви митрополит Леон, – просим Вас … с какого места удобно Вам посылайте войска, просим употребить старание избавить нас от опасности, нам грозящей, и обрадуйте нас хотя [бы] писанием, иметь ли надежду на защищение Ваше, или бедные здешние жители, взяв жен и детей своих, оставя все, должны искать убежище где Богу угодно…»47. Считая Молдавию уже принятой в русское подданство, население Ясс и других городов начало приносить присягу на вер- ность Екатерине II, оказывало русским войскам всевозможную по- мощь. Согласно Ясскому мирному договору, подписанному 29 декабря 1791 г., турки обязались соблюдать условия Кючук-Кайнарджийского 48 трактата. Российская граница пролегла по Днестру . В ходе русско-турецких войн XVIII– начала XIX в. в Молдавии на протяжении почти 15 лет существовало русское военно-гражданское управление. По его характеру молдаване судили о своем будущем положении в составе Российской империи. Поскольку русские сра- жались под лозунгом освобождения православных братьев, в мол- даванах они видели союзников. Русское командование сохраняло существовавшую систему управления, но следило, чтобы бояре не обременяли крестьян дополнительными повинностями и поборами, боролось с мздоимством. В отличие от турок, отмечал молдавский историк начала XIX в. Манолаке Дрэгич, глава русской администрации в Молдавии в 1769-1774 гг. сенатор Горчаков «за все, что бралось для 49 войск, кроме помещений для солдат, платил деньгами» . П.А. Румянцев также сохранил в Молдавии существовавший по- рядок судопроизводства50. В 1787–1791 гг. молдаване смогли срав- нить методы военного управления двух стран – России и Австрии, занявшей территорию западнее реки Сирет. «В зоне, оккупирован- ной русскими, – отметил М. Дрэгич, – претензии оккупационной администрации ограничивались лишь поставками провизии, из-за чего крестьяне из австрийской зоны нередко уходили за Сирет [в 51 русскую зону]» . Отношения русских войск с населением были корректными. Прав- да, Иоанн Некулче утверждал в рукописи, что при выводе армии из Молдавии в 1739 г. генерал Миних распорядился пленить население Хотинского цинута и окраин города Черновцы: «И перевели с деть- ми, с женщинами в Московию. И разделили людей как скот. У одних отбирали детей, у других – мужчин, у иных – жен. И продавали друг другу без капли жалости, хуже, чем татары…»52. Но документальных свидетельств подобного произвола нет. Миних не мог позволить себе нарушить приказ императрицы Анны Иоанновны о милостивом об- ращении с христианским населением. В действительности жители, спасаясь от турок и татар, массами бежали за Днестр. Версия об угоне их русскими войсками должна была по возвращении на ро- дину оправдать беженцев перед протурецкими властями княжества. Летописец, сам едва вышедший из темницы, повторил эту версию. При вступлении русских войск в Молдавию во время войн 1768-1774 и 1787-1791 гг. командующие русскими войсками П.А. Румянцев и Г.А. Потемкин в приказах по армии также требовали «обывателей, 53 христиан Молдавии всеми обра

Ключевые слова

Молдаване, русины, Бессарабия, присоединение к России, Стефан Великий, Георгий Стефан, Гедеон, Досифей, Дмитрий Кантемир, Петр I, Миних, Румянцев, Кутузов

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шорников Петр МихайловичПриднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко, Тирасполь, Молдавияp_shornikov@km.ru
Всего: 1

Ссылки

Мохов Н.А. Молдавия эпохи феодализма. Кишинев, 1964. С. 150, 292-296
Стати В. История Молдовы. Кишинев, 2003. С. 143, 145, 163, 428
Руссо А. Опере. Кишинэу. 1967. П. 217-223
Stati V. Istoria Moldovei în date. Chişinău, 2007. P. 70, 86, 95-98
Стати В. История Молдовы. С. 78-80
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 118, 119
Стати В. История Молдовы. С. 115
Сперальский Зд. Молдавские авантюры. Бэлць, 2000. С. 25
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 119
Сперальский Зд. Указ. соч. С. 18, 19
Nistor I. Istoria Basarabiei. Bucureşti, 1991. P. 49
Сперальский Зд. Указ. соч. С.39
Мохов Н.А. Указ. соч. С.189
Стати В. История Молдовы. С. 76, 77
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 178-190
Stati V. Istoria Moldovei in date. Р. 109
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 307
Iorga N. Istoria românilor. Chişinău, 1992. P. 170, 171
Stati V. Istoria Moldovei în date. P. 127, 128, 131
Stati V. Istoria Moldovei în date. Р. 164
Виноградов В.Н., Ерещенко М.Д., Семенова Л.Е., Покивайлова Т.А. Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. Документы и материалы. М., 1996. С. 14, 15
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 189,190
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 10
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 10, 11, 44-47
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 335, 336
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 269
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 470-490
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 12
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 339-340
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 13
Некулче И. О самэ де кувинте. Летописецул Цэрий Молдовей. Кишинэу, 1969. П.136
Уреке Г. Летописецул Цэрий Молдовей. Кишинэу, 1971. П. 65, 66
Костин М. Летописецул Цэрий Молдовей. Кишинэу, 1972. П. 280, 281.
Мохов Н.А. Очерки истории формирования молдавского народа. Кишинев, 1978. С. 86
Полевой Л.Л. Очерки исторической географии Молдавии XIII-XV вв. Кишинев, 1979. С. 113
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 118
Стати В. История Молдовы. С. 41
Костин М. Оп. чит. П. 261
Кантемир Д. Описание Молдавии. Кишинев, 1973. С. 150
Стати В. История Молдовы. С. 108-111
Некулче И. Оп. чит. П. 237
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 54-59
Румянцев П.А. Документы. Т. II. М., 1953. С. 148
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 20, 63
Georgescu V. Istoria ideilor politice româneşti (1369-1878). Bucureşti, 1987. Р. 226
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 426
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 74, 75
Стати В. История Молдовы. С. 214
История Молдавской ССР. Кишинев, 1987. Т. I. С. 337, 338
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 429
Стати В. История Молдовы. С. 217
Некулче И. О самэ де кувинте. Кишинэу, 1974. П. 381
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 429
История Молдавской ССР. Т. I. С. 350, 351
Agachi A. Ţara Moldovei ş Ţara Românească ocupaţia militară rusă (1806- 1812). Chişinău, 2008. P. 365
Ботезату Г.Г. Леженде популаре молдовенешть деспре А.В. Суворов // Фолклор молдовенеск. Студий ши материале. Кишинэу, 1968. П. 117,118
Яцимирский А.И. Румынские рассказы и легенды о Петре Великом // Исторический вестник. 1903. № 5-6. С. 549-560
Попович Н. Молдавская сказка о Петре I // Эстетика молдавского фольклора (история, политика, музыкология). Кишинев, 1974
Гацак В.М. Восточнороманский героический эпос. Исследование и тексты. М., 1967. С. 123-141
Некулче И. Оп. чит. П. 257-270
Асаки Г. Исторические новеллы. Кишинев, 1988. С. 105
Руссо А. Опере. Кишинэу, 1967. П. 133, 134, 135
Попович К. Еминеску. Вяца ши опера. Кишинэу, 1974. П. 310
Когэлничану М. Опере алесе. Кишинэу, 1966. П. 254
Cтамати К. Опере алесе. Кишинэу, 1953. П. 259, 260
Шорников П.М. Молдавская самобытность. С. 128-130, 138-139
Stati V. Istoria Moldovei în date. P. 195
Мохов Н.А. Указ. соч. С. 416-417
Iorga N. Basarabia noastră
Arbure Z. Liberarea Basarabiei
Boga L. Lupta pentru limba românească şi ideea unirii. Chişinău, 1993. Р. 120
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 117,118
История МССР. Т. I. С. 346
Историческое значение… С. 36
Гросул Г.С. Дунайские княжества в политике России. 1774-1806. Кишинев, 1975. С. 151
Стати В. История Молдовы. С.219
Грек И.Ф., Русев Н.Д. 1812 – поворотный год в истории Буджака и «задунайских переселенцев». Кишинев, 2011. С. 51
История Молдавской ССР. С.350
Муньков Н. М.И.Кутузов – дипломат. М., 1962. С. 73
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 116
Stati V. Istoria Moldovei în date. P. 172
Зеленчук В.С. Население Бессарабии и Поднестровья в XIX в. Кишинев, 1979. С. 98, 145, 152, 158
 Геополитический выбор Молдавии: Венгрия, Польша, Россия? | Русин. 2012. № 1 (27).

Геополитический выбор Молдавии: Венгрия, Польша, Россия? | Русин. 2012. № 1 (27).