РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР МОЛДОВЫ:о последствиях молдавско-российскихсоюзнических отношений | Русин. 2006. № 2 (4).

РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР МОЛДОВЫ:о последствиях молдавско-российскихсоюзнических отношений

РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР МОЛДОВЫ:о последствиях молдавско-российскихсоюзнических отношений.pdf Неожиданная для наших дней и для нашей молдавской действитель-ности тема, обсуждаемая нами, требует, на наш взгляд, изложения не-скольких предварительных общих соображений. Мы живем в миререфлексий. Суть явлений, их глубинный смысл и истинная значимостьскрываются, перерабатываются, а затем предлагаются нам в виде вто-ричного продукта, моделируемого соседними и дальними манипуля-торами, они же мощные отражатели, они же передатчики. В историог-рафии это приводит к тому, что исторический дискурс доминирует надфактами, над тем, что Ранке обозначил «история как она есть». Чтомы знаем об истории Молдовы? То, что нам навязывают давние и ны-нешние, дальние и близкие и даже местные политические модельерыи их идеологические рефлекторы. Как нам представляется, это отно-сится и к обсуждаемой сегодня теме.И второе общее соображение. У всех на слуху изречение оратораЦицерона: Historia est magistra vitae etc. Авторитетный российс-кий историк В. Ключевский правомерно отредактировал эту красивозвучащую фразу: «История не учительница, а надзирательница,magistra vitae, она ничему не учит, а только наказывает за незнаниеуроков»1. Как нам представляется, это тонкое, но суровое суждение В.Ключевского также имеет отношение к обсуждаемой теме, по край-ней мере, к тому, что ниже последует.Со второй половины XV в. и особенно после 1538 г., когда волеюсудьбы Молдова попала под сюзеренитет Оттоманской Порты, мол-давское общество, господари, господарская рада и митрополия Мол-давской православной церкви видели в лице России могучего право-славного союзника, способного усмирить захватнические устремле-ния польских и литовских феодалов, избавить от оттоманского гос-подства. Эта исключительная по своим благотворным последствиямисторически удостоверенная сторона многовековых молдавско-россий-ских отношений уже второе десятилетие умалчивается, вызывающедеформируется. Благородная и мужественная попытка реактуализи-ровать эту тему представляется нам важной и многополезной, пере-кликаясь с нынешней ситуацией в этом регионе юго-запада Централь-ной Европы, где «на пути всех бед» Господь расположил страну Мол-давскую...Молдавско-российское соглашение 1656 г. не было первым в отно-шениях между Молдовой и Россией. Впрочем, и не последней. Но всеобращения молдавских господарей и предстоятелей Молдавской цер-кви, все посольства Молдовы в Москву преследовали одну цель: при-обретение друзей и покровителей во имя сохранения территориаль-ной целостности и самостоятельности Молдавского государства.Как известно, в XV-XVII вв. у Молдовы, как и у России, были натя-нутые отношения с Польским королевством и Великим княжествомЛитовским. Выгодное геостратегическое положение Молдовы и Рос-сии побуждали их найти возможность объединить усилия, чтобы ус-мирить экспансионистские тенденции этих двух крупных западныхгосударств. В истории вопроса было отмечено, что «конфликтная си-туация, сложившаяся в конце XV в. во взаимоотношениях Молдовы иРоссии с Польско-Литовским государством и взаимная заинтересован-ность первых двух в совместных действиях против общего супостатасоздавали основу для заключения молдавско-российского военногополитического союза, согласно которому стороны торжественно обя-зывались «другу быти другом, а недругу.... быти недругом»2 . Как сви-детельствует достоверный документальный и летописный материал,в период 1480-1503 гг. высокоуполномоченные послы, гонцы обоихсоюзников весьма часть прибывали в Москву и в Сучаву. Видимо, чащечем сегодня.Первый молдавско-российский военно-политический союз, заклю-ченный молдавским господарем Стефаном III и великим московскимкнязем Иваном III, благотворно отразился на положении Молдовы тогопериода. Он впервые, пусть на время, обезопасил Молдавскую странуна юго-восточном направлении. При непосредственном содействииИвана III был заключен договор между Молдовой и Крымом. Крымс-кий хан Менгли-Гирей своим ярлыком от 6.09.1492 г. сообщил своемусоюзнику московскому великому князю Ивану III: «От свата твоего,от Стефана, от воеводы, послы приходили о твоем деле, добре крепкосмирилися есм... с нами заодин королю недружбу учинити, правда ишерть учинилася».3. Русский посол в Крыму Лобан-Колычев подтвер-дил в донесении Ивану III (27.10.1492 г.) заключение союза междумолдавским господраем и крымским ханом на принципах, сформули-рованных молдавской стороной: «о любви и дружбе и о одиначестведругу... быти другом а недругу... недругом на короля»... Хан «ему(молдавскому господарю) шерть (присягу) дал, что быти с ним зао-дин»4. Таким образом, одним из прямых последствий молдавско-рос-сийского военно-политического союза стало то, что крымчаки, частонападавшие на Молдову, стали ее союзниками против общего недру-га.Не менее плодотворным последствием молдавско-российского во-енно-политического союза было налаживание отношений Молдавско-го государства с Великим княжеством Литовским. Великий князь Мос-ковский Иван III сообщает 27.08.1495 г. великому князю ЛитовскомуАлександру Казимировичу: «Стефан воевода (молдавский) с нами всвойстве и одиначестве... И мы Стефану воеводе пошлем, а к немунакажем, чтобы с тобою, с нашим братом и зятем, был также как и снами, другу бы твоему друг был, а недругу недруг..., а ты бы, братнаш, того и хотел же, чтобы Стефан воевода был тебе таков же как инам: другу бы нашему друг был, а недругу недруг»5. После настоя-тельных обращений Ивана III великий литовский князь заключил союзс молдавским господарем Стефаном III. В 1496 г. своей грамотой князьлитовский известил Стефана III Великого о том, что «...с тобою при-язнь и мир вечной взяли меж нами и земли нашими»6. Следовательно,другим благотворным последствием было заключение первого согла-шения о мире и дружбе между Молдавским государством и Литвой.К сожалению, в те времена иные договоры и торжественные обяза-тельства были не более долговечными, чем в наши дни. В 1497 г. вели-кий князь литовский поддержал своего брата, польского короля ЯнаОльбрахта в походе на Молдову. Но в результате решительных ульти-мативных демаршей Ивана III князь литовский отказался от участия внашествии на страну молдаван. Как известно, после бесплодной оса-ды Сучавы осенью 1497 г. польская армия была разбита молдавскимивойсками в Козьминском лесу, у Ленцешть, у Черновиц. Благодатнымпоследствием молдавско-крымского союза - как результат союзничес-ких отношений Молдовы с Россией - был отказ крымчан участвоватьвместе с Литвой в походе на Молдову. В конце февраля 1498 г. крымс-кий хан Менгли Гирей сообщил своему союзнику, московскому князюИвану III о своем отказе идти вместе с литовцами в поход на Молдову,предупредив литовского князя, что если нападет на Стефана молдавс-кого, Орда примет меры против Литвы7 .Узнав об этом, Иван III через своего посла жестко предупредил Алек-сандра, князя литовского: «...нынеча, брате, слух нам таков, что наря-жаешься и хочешь ити ратью... с королем польским на Стефана воево-ду, на волошского. Ты бы, брате, памятовал на наше с тобою доконча-ние, чтобы на Стефана на волошского не ходил..., еси, брате, с наминежиться не хотел». В результате решительных дипломатических дей-ствий князя московского Ивана III польско-литовский поход на Мол-дову в 1498 г. не состоялся. Это еще одно, несомненно, благотворноепоследствие первого молдавско-русского военно-политического союза.Известный исследователь вопроса Е. Руссеев, опираясь на бесспор-ные документальные свидетельства, на летописные сообщения и ре-альные факты, с полным основанием заключил: «Союз с Москвойсыграл весьма положительную роль в судьбах Молдовы... Заключе-ние при посредстве Ивана III союзов Молдавии с Крымом и Литвой,срыв планов польско-литовской агрессии достаточно убедительно под-тверждают выгоды молдавско-российского договора, заложившеготвердую основу межгосударственных отношений Молдовы с Россией»8.Следует подчеркнуть, что молдавско-российский союз, заключен-ный между Стефаном III, господарем молдавским, и Иваном III мос-ковским был выгоден обеим сторонам. Союзнические отношения Рос-сии с Молдовой и Крымом способствовали, в той или иной мере, реа-лизации одной из важнейших задач Москвы - собиранию русских зе-мель. Огражденная на западе польско-литовским блоком и тевтонамиРоссия была заинтересована в союзнических отношениях с Молдовойне менее, чем Молдова. Хотя бы потому, что связи со странами югаЦентральной Европы могли осуществляться только через молдавскиеземли.После Стефана III Великого и Ивана III связи Молдовы с Россией небыли столь активными и плодотворными, но они не прерывались. Всборнике документов, опубликованном еще в 1531 г., Ст. Гурский, сек-ретарь польского короля, отметил, что Петру Рареш (господарь Мол-довы, 1527-1538, 1541-1546) «привлек на свою сторону москаля (ве-ликого князя московского - В.С.)... с тем, чтобы совместно бороться сПольшей». После поражения молдавской армии у Обертына (1531 г.),перед новой неминуемой угрозы со стороны Польши, Петру Рарешобращается за помощью к великому князю московскому Василию III.По свидетельству Воскресенской летописи, «той же осенью ноября на7 день 1532 г. приехал к великому князю Василию Ивановичу на Мос-кву от волошского воевода посланик его Южко с грамотой..., которойволошский воевода бил челом князю Василию Ивановичу всея Руси,чтобы великий государь жаловал и берег его от короля польского ивеликого князя литовского...»9 .Примечательно, что великий князь, затем царь Иван IV поспешилизвестить специальным посольством Петру Рареша о своем восше-ствии на московский престол. «Это свидетельствует, - отмечаетЕ. Руссев, - о заинтересованности Москвы в поддержании диплома-тических отношений с Молдовой»10. Подтверждением этой заинтере-сованности является и тот факт, что в августе 1534 г. Иван IV Грозныйчерез своего посла заверил молдавского господаря в том, «что его жа-ловати хочет по тому же, как жаловал отец его князь великий ВасилийИванович»11 . Из Львовской летописи узнаем, что 30 сентября 1535 г.«приехал из Волох (то есть из Молдовы) великого князя Ивана Васи-льевича посланник Иван Прокудин, а с ним прислал Петр воевода во-лошский к великому государю Ивану Васильевичу всея Руси большихсвоих послов боярина своего Ивана Сунжара да диака Петра Урика-рул. И послы воевода волошского били челом великому князю, чтобыпожаловал великий государь Петра воеводу, взял к себе в приятель-ство и жаловал бы и берег его. И князь великий Петра воеводу пожа-ловал, в приятельство к себе взял и жаловати его и беречи хочет...»12.Таким образом, Львовская летопись официально засвидетельствовалапринятие молдавского господаря Петру Рареша под высокую госуда-реву руку великого князя московского Ивана IV.При всех своих благих намерениях дипломатические демарши Рос-сии в пользу Молдовы не всегда достигали ожидаемого эффекта. В1538 г., пренебрегая увещеваниями и предупреждениями Москвы,польско-литовская армия и татарская орда напали на Молдову. Госпо-дарь Петру Рареш вынужден был покинуть страну, однако в 1538 г.ему удается вернуться на молдавский престол и восстановить отноше-ния с Москвой. Никоновская летопись сообщает, что осенью 1543 г. вМоскву прибыло молдавское посольство: Пыркэлаб Кристя Владо-вич и логофэт Петря Кыркович. Они «били челом великому государюот воеводы, чтобы его великий государь пожаловал, дал ему на помо-жение откупиться от турского солтана...».И помощь была оказана. По свидетельству той же летописи, 11 фев-раля 1544 г. «князь великий послов волошских отпустил к их воеводе,а с ними вместе послал с своим жалованием к воеводе своего челове-ка, Семена Данилова, сына Батюшкова»13. Экономическая помощьРоссии поступала в Молдову до кончины Петра Рареша в 1546 г.Взаимная заинтересованность, взаимовыгодные последствия пер-вого молдавско-российского военно-политического союза, плодотвор-ность молдавско-российских дипломатических отношений во времяправления Петру Рареша становились все более очевидными, необхо-димыми по мере увеличения мощи Российского государства и расши-рения его границ во все направления. После воссоединения Украиныс Россией в 1654 г. и приближения российских войск к пределам Мол-довы вследствие русско-польской войны все более настоятельной ста-новилась для России необходимость иметь в качестве союзницы Мол-дову. Всевозрастающий интерес России к Молдове подтверждается итем, что не только Молдова обращалась к России, но и Россия искаласоюза с Молдовой. Уже 7.02.1654 г. из Москвы направился в МолдовуГавриил Самарин, подьячий Посольского приказа, который вручилмолдавскому господарю Георге Штефану грамоту российского царя.В ней отмечалось, что русские и молдаване - одной православной веры,а потому они должны быть в дружбе и союзе. Царь просил господарясообщить ему о делах на границе и не оказывать помощь Речи Поспо-литой. Налаживанием, точнее возобновлением отношений с Молдо-вой царь стремился обеспечить себе поддержку Молдовы в войне про-тив польской шляхты.Следуя примеру украинского гетмана, господарь Георге Штефан 18февраля 1654 г. отправляет в Москву своего посла с господарской гра-мотой, в которой просит царя Алексея Михайловича, чтобы «пожало-вал, призрел его, Стефана воеводу, своею государскою милостью, при-нял под свою государскую высокую руку, так же как гетмана Б. Хмель-ницкого и все войско Запорожское и был над ними надо всеми право-славными христианы один он благочестивый христианский госу-дарь»14. Молдавский государь направил посольство и к Б. Хмельниц-кому с просьбой порадеть за общее дело. В ответ гетман наказал черезмолдавских послов, чтобы «... Георгий Стефан был с ним в совете идержал бы во всем дружбу»15.Заинтересованная в возобновлении молдавско-российского военно-политического союза, в обретении союзника в ожидании конфликта сПольшей из-за решений Переяславской рады Москва встретила с не-скрываемым удовлетворением обращение молдавского господаря.Вместе с тем царь поставил условие: для того чтобы быть принятымв российское подданство, господарь Молдовы «... с ляхами никакогосовета и дружбы не имел»16. Сложившаяся к тому времени конкрет-ная обстановка не позволила завершить успешно начатое возобновле-ние молдавско-российских отношений. Но уже весной 1656 г. госпо-дарь Молдовы Георге Штефан направляет в Москву большое посоль-ство в составе митрополита Молдавской православной церкви Гедео-на и второго логофета Григоре Нянула. Высокие молдавские послызаявили в Москве, что они уполномочены «...просить у великого госу-даря, у его царского величества, чтобы их пожаловал, велел принятьпод свою государскую руку в вечное подданство...». Немаловажно от-метить, что просьбу молдавского господаря поддержали гетман Укра-ины Б. Хмельницкий, Иерусалимский и Антиохийский патриархи -факты, свидетельствующие об общем устремлении православного мирак единению, о том, что обращение молдавского господаря не былоспонтанным, прихотью момента или случайным эпизодом, а проду-манным решением с целью избавить Молдову от чужеземного поли-тического и экономического господства, к чему стремились и другиеправославные народы, видевшие в растущей мощи России единствен-ную силу, способную содействовать их освобождению.Молдавско-российское соглашение, достигнутое летом 1656 г., еслибы его удалось ратифицировать и осуществить, предусматривало вос-становление полной самостоятельности Молдавского государства. Какотмечалось в исследованиях Е. Руссева, Н. Мохова, Г. Гонцы, Л. Вла-совой, Д. Драгнева и многих других, при осуществлении этого согла-шения:1. Молдова возвращала все свои земли, захваченные оттоманами ибессарабскими (= буджакскими) татарами;2. избавлялась от разорительной дани;3. страна включалась бы в развивающийся общероссийский рынок,что привело бы к расширению торговых связей между Молдовой иРоссией;4. Молдавское государство приобрело бы надежный щит от посто-янных притязаний с юго-запада и с севера.В неменьшей степени и Россия, учитывая «фантастическое геогра-фическое положение» Молдовы, имела свой нескрываемый интерес вразвитии не только военно-политических, но и экономических отно-шений. Свидетельство тому - льготная торговая грамота, выданная 29июля 1656 г. царем Алексеем Михайловичем молдавским купцам направо торговли в России.Несомненно, реализацией соглашения от 1656 г. российская сторо-на преследовала и свои далекие военно-политические цели. В контек-сте проводимой царизмом внешней политики на европейском юго-за-падном направлении Молдова могла стать стратегическим плацдар-мом для военных походов против Оттоманской империи. Осуществле-ние молдавско-российского соглашения 1656 г. значительно расшири-ло бы товарообмен между Россией и странами Восточно-Средиземно-морского бассейна. Однако заманчивыми плодами этого привлекатель-ного, в высшей степени взаимовыгодного, взаимодостойного согла-шения стороны не смогли воспользоваться: помешала война Швециис Россией. Вопрос о принятии молдаван в российское подданство ос-тался открытым. Но к его решению неоднократно будут возвращатьсякак молдавская сторона, так и российская.Выводы нашего сообщения известны, они неоднократно были обо-снованы, а потому очевидны:1. Молдавско-российский военно-политический союзнический до-говор господаря Стефана III с великим князем московским ИваномВасильевичем, тесные дружеские отношения, поддерживаемые Пет-ру Рарешем с Василием III Ивановичем и Иваном Грозным, соглаше-ние молдавского господаря Георге Штефана с царем Алексеем Ми-хайловичем от 1656 г. о принятии молдаван в российское подданство -неопровержимые свидетельства благотворности союзнических взаи-мовыгодных молдавско-российских отношений с конца XV в. и далеедо 2003 г;2. В лице России Молдова видела верного союзника, оказавшего ейдейственную дипломатическую поддержку и существенную матери-альную помощь;3. Преследуя дальние политические цели, учитывая стратегическоеположение Молдовы, Россия была заинтересована иметь в лице Мол-довы постоянного надежного военно-политического союзника и эко-номического партнера;4. Неоднократные обращения молдавских господарей, бояр, пред-стоятелей Молдавской православной церкви, вступление молдаванволонтерами в российскую армию свидетельствуют: отношения Мол-довы с Россией, упование на ее поддержку и помощь в восстановле-нии территориальной целостности, сохранении самостоятельностиМолдавского государства, в укреплении его суверенитета - надежды вкоторые верит молдавский народ уже много столетий, стали, как от-метил президент Республики Молдова В Воронин, «компонентом мен-талитета молдаван»...В 1891 г. В. Ключевский писал: «Политика должна быть не болееи не менее как прикладной историей. Теперь она не более и не менеекак ее искажение»17. Лично мне представляется это суждение особоактуальным, и оно имеет отношение к обсуждаемой нами теме.

Ключевые слова

Воронин, Молдова, Б. Хмельницкий

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Всего: 1

Ссылки

1 Ключевский В. Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. Мос- ква, 1968. С. 349.
2 Руссев Е. Фигура умолчания отнюдь не панацея... Кишинев, 1972. С. 48.
3 Там же.
4 Исторические связи народов СССР и Румынии в XV - начале XVIII в. Документы и материалы.Т.1. 1408-1632. М., 1965. С. 68.
5 Там же , с.73.
6 Bîgdan I. Documentele lui Ştefan cel Mare. Vol.II.Bucureşti, 1913. P. 407.
7 Исторические связи... Т.1. С. 300
8 Руссев Е. Указ. соч. С.. 52.
9 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. VIII. С. 281.
10 Руссев Е. Указ. соч. С. 57.
11 Исторические связи... Т. 1. С. 310.
12 Там же.
13 Там же. С. 312.
14 См.: Руссев Е. Борьба молдавского народа против отоманского ига. Кишинев, 1968. С. 62; см. также: Власова Л., Драгнев Д. Солииле Молдовей ын Русия. Кишинэу, 1983. П. 64.
15 Там же.
16 Там же.
17 Ключевский В. Указ. соч.,с.323.
 РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР МОЛДОВЫ:о последствиях молдавско-российскихсоюзнических отношений | Русин. 2006. № 2 (4).

РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР МОЛДОВЫ:о последствиях молдавско-российскихсоюзнических отношений | Русин. 2006. № 2 (4).