Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в законодательстве Боснии и Герцеговины | Русин. 2015. № 3 (41).

Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в законодательстве Боснии и Герцеговины

Анализируются законодательные акты Республики Босния и Герцеговина, регламентирующие использование и функционирование языков национальных меньшинств, проживающих на территории государства. На основании результатов переписей населения Боснии и Герцеговины приводятся данные об абсолютной и относительной численности русинов и украинцев, а также тех, кто указал русинский и украинский языки в качестве родных. Делаются выводы о том, что языковые права национальных меньшинств находят свое максимально широкое отражение в законах государственного и субгосударственного уровней: конституциях, законах о защите прав национальных меньшинств, международных договорах (Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств). Данные юридические акты фиксируют обязательства государства в области публичного использования миноритарных языков в сферах образования, судопроизводства, административной и государственной деятельности, средств массовой информации, культуры, экономической и общественной жизни, топонимики и т.д.

Language Rights of Rusins, Ukrainians and Other National Minorities in the Current Laws of Bosnia and Herzegovina.pdf Статья продолжает цикл публикаций, посвященных изучению юридического статуса русинского языка в странах бывшей Югославии (Катунин 2014, 2015). Целью данного исследования является определение языковых прав русинского, украинского и других национальных меньшинств в законодательстве Республики Босния и Герцеговина. В качестве материала используются статистические данные переписей населения, законы и международные договоры Боснии и Герцеговины. Русины и украинцы в Боснии и Герцеговине. Русины и украинцы наряду с поляками, чехами, словаками начали переселяться на территорию современной Боснии и Герцеговины из северо-восточных регионов Австро-Венгрии после 1878 г., когда по решению Берлинского конгресса Австро-Венгрия получила право на оккупацию Боснийского вилайета Османской империи. Хотя данная миграция не была столь массовой, как происходившее в XVIII-XIX вв. переселение этих народов на юг Венгрии, в Славонию и Срем (север современной Сербии и восток современной Хорватии), в ряде районов Северной Боснии число «галичан», как называли местные жители переселенцев, было значительным. К сожалению, в настоящее время (лето 2015 г.) не представляется возможным определить численность народов, населяющих Боснию и Герцеговину: результаты последней переписи населения 2013 г. еще не опубликованы, а предыдущая перепись проводилась в 1991 г. (столь значительный перерыв вызван гражданской войной и последующим переустройством государства). Согласно результатам переписи 1991 г., на территории Боснии и Герцеговины проживало 3 929 тыс. украинцев, или 0,090 % населения, и 133 русина, или 0,003 % (здесь и далее статистические данные приводятся по: Etnicka obiljezja 1993). В качестве родного языка в 1991 г. 2 953 человека (0,068 %) назвали украинский и 700 (0,016 %) - русинский. Еще одним косвенным указателем на количество украинцев и русинов в Боснии и Герцеговине может служить графа, указывающая на вероисповедание, - 3 139 человек (0,072 %) отнесли себя к греко-католикам (униатам). Особенности государственного устройства Боснии и Герцеговины. Независимость Боснии и Герцеговины от Социалистической Федеративной Республики Югославия была провозглашена в 1992 г. в границах Социалистической Республики Босния и Герцеговина. Современное законодательство государства основано на Дейтонских соглашениях, утвержденных на военной базе США под Дейтоном и подписанных в 1995 г. в Париже руководителями Боснии и Герцеговины, Хорватии и Югославии. Данные соглашения состоят из общей части и 11 приложений, одним из которых - за № 4 - является текст действующей Конституции Боснии и Герцеговины (т.е. основной закон государства - не более чем дополнение к международному договору). Этот документ фиксировал прекращение гражданской войны и определял послевоенное устройство государства. Страна была разделена на два образования (энтитета), сформированных по национальному и конфессиональному принципу: Республику Сербскую и мусульманско-хорватскую Федерацию Боснии и Герцеговины, в свою очередь состоящую из 10 кантонов. Кроме того, в отдельную единицу вследствие своего стратегического положения был выделен дистрикт Брчко, который де-юре находится в совместном управлении энтитетов, а де-факто является третьей административной единицей в составе Боснии и Герцеговины (рис. 1). Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в государственных законах Боснии и Герцеговины. До подписания Дейтонских соглашений основным законом Боснии и Герцеговины была неоднократно модифицированная к этому времени Конституция Социалистической Республики Босния и Герцеговина 1974 г., согласно которой республика являлась государством мусульман, сербов, хорватов и представителей иных народов, проживающих на ее территории: Clan 1. Republika Bosna i Hercegovina je suverena i nezavisna drzava ranopravnih gradana, naroda Bosne i Hercegovine - Muslimana, Srba, Hrvata i pripadnika drugih naroda koji u njoj zive (Ustav 1993). Следует отметить, что термин «мусульмане» в югославской этнополитике социалистического периода характеризовал не столько конфессиональную принадлежность, сколько этническую. Данная группа населения Боснии и Герцеговины сформировалась еще во времена турецкого владычества и состояла преимущественно из потомков исламизированных славян (подробнее см.: Романенко 2001), говоривших в основном на местном иекав-ском диалекте сербскохорватского языка, который и был зафиксирован в Конституции Республики Босния и Герцеговина в качестве официального под названием «сербскохорватский или хорватскосербский»; там же указывалось равноправие обоих алфавитов - латиницы и кириллицы: Clan 4. U Republici Bosni i Hercegovini u sluzbenoj upotrebi je srpskohrvatski odnosno, hrvatskosrpski jezik ijekavskog izgovora. Oba pisma, latinica i cirilica su ravnopravna (Ustav 1993). Рис. 1. Энтитеты и дистрикт Республики Босния и Герцеговина Отметим, что в предыдущей Конституции 1963 г. этот язык (без наделения его каким-либо статусом) именовался как сербскохорватский, например: Clan 216. Republicki zakoni, drugi republicki propisi i opsti akti objavljuju se u republickom sluzbenom listu na srpskohrvatskom jeziku (Ustav 1963). «Постдейтонская» Босния и Герцеговина является единственным государством на территории бывшей Югославии, в Конституции которого не содержится положение об официальном языке. На общегосударственном уровне официальный статус языков зафиксирован в специальных статьях регламентов обеих палат парламента во многом в идентичных формулировках, согласно которым протоколы всех заседаний ведутся на трех языках - боснийском, хорватском и сербском - латиницей и кириллицей (в разноязычных вариантах регламентов первыми в ряду остальных указываются те язык и алфавит, на которых составлен данный вариант документа): Члан 176 (Употреба jезика). (1) Записници са састанака и изв]'ешта]'и Дома, комища и заjедничких комища пишу се на српском, хрватском и босанском]'езику, Ьириличким и латиничким писмом (Poslovnik Predstavnickog Doma 2006). Члан 173 (Употреба jезика). (1) Записници са састанака и изв]'ешта]'и Дома, комис^а и заjедничких комища пишу се на српском, хрватском и босанском]'езику... (2) Материал из става (1) овог члана пише се Ьириличким и латиничким писмом (Poslovnik Doma naroda 2006). Однако уже на уровне энтитетов употребление языков регламентируются их Конституциями, в каждой из которых с 2002 г. зафиксировано по три официальных языка и по два официальных алфавита: Службени ]'езици Републике Српске су: ]'език српског народа, ]'език бо-ш^ачког народа и]'език хрватског народа. Службена писма су Ьирилица и латиница (Амандмани од LXVI-XCI 2002). (1) Sluzbeni jezici Federacije Bosne i Hercegovine su: bosanski jezik, hrvatski jezik i srpski jezik. Sluzbena pisma su latinica i cirilica (Amandman XXIX 2002). В 2003 г. в Республике Босния и Герцеговина был принят Закон «О защите прав представителей национальных меньшинств», где в том числе определялись их права на использование своего языка. Согласно этому документу, статус национальных меньшинств получают граждане Боснии и Герцеговины, не принадлежащие ни к одному из трех конституирующих народов государства (т.е. не являющихся бошняками, сербами или хорватами): албанцы, черногорцы, чехи, итальянцы, евреи, венгры, македонцы, немцы, поляки, цыгане, румыны, русские, русины, словаки, словенцы, украинцы и другие: Clan 3. BiH stiti polozaj i ravnopravnost pripadnika nacionalnih manjina: Albanaca, Crnogoraca, Ceha, Italijana, Jevreja, Madara, Makedonaca, Nijemaca, Poljaka, Roma, Rumuna, Rusa, Rusina, Slovaka, Slovenaca, Turaka, Ukrajinaca i drugih koji ispunjavaju uvjete iz stava 1. ovog clana (Zakon 2003). В специальном разделе закона, регламентирующем употребление языков, гарантируется право представителей национальных меньшинств на использование своих языков в органах власти, в топографических и иных надписях и т.д. при условии, что национальное меньшинство составляет в данной местности абсолютное или относительное большинство. Кроме того, муниципалитеты (города общины) наделяются правом закреплять эти положения в своих статутах, если национальное меньшинство составляет более трети от общего количества жителей в административной единице или населенном пункте: Clan 12. U gradovima, opcinama i mjesnim zajednicama (ili naseljenim mjestima), u kojima pripadnici nacionalne manjine cine apsolutnu ili relativnu vecinu stanovnistva, organi vlasti osigurat ce upotrebu jezika manjine izmedu tih pripadnika i organa vlasti: da natpisi institucija budu ispisani na jeziku manjine, te da lokalni nazivi, imena ulica i drugih topografskih oznaka namijenjenih javnosti budu ispisani i istaknuti i na jeziku manjine koja to zahtijeva. Gradovi i opcine mogu svojim statutima utvrditi da prava iz prethodnog stava mogu upotrebljavati pripadnici nacionalne manjine i kada ne cine apsolutnu ili relativnu vecinu stanovnistva, vec kada cine u gradu, opcini ili naseljenom mjestu vise od jedne trecine stanovnistva (Zakon 2003). Позднее в обоих энтитетах Боснии и Герцеговины были приняты аналогичные законы, в которых гарантируется защита языковых прав тех же самых национальных меньшинств. Однако в законе Республики Сербской 2005 г. отсутствует положение об одной трети населения как минимальном цензе для официального закрепления языковых прав, а говорится о значительном числе представителей национального меньшинства: Члан 2. Република Српска штити положаj и равноправност при-падника националних машина: Албанаца, Црногораца, Чеха, Италщ'ана, Jевреjа, Макара, Македонаца, Нщ'емаца, Полака, Рома, Румуна, Руса, Русина, Словака, Словенаца, Турака и Украjинаца и других щи испу^ава]'ууслове из става 1. овог члана. Члан 9. У општинама, градовима и мjесним заjедницама у щ'има припадници националне машине чине апсолутну или релативну веЬину становништва, органи власти обезб]'е^у'у да се ]'език машине користи измену тих припадника и органа власти, да натписи институци'а буду исписани на ]'езику машине, те да локални називи, имена улица и других топографских ознака намще^ених]'авности буду истакнути и на]'езику машине ща то захтjева. Општине и градови могу у своjим статутима утврдити, да права из става 1. овог члана могу користити припадници националне машине и када не чине апсолутну или релативну веЬину становништва, веЬ када у граду, општини, м]'есно^j за]'едници или населеном м]'есту традиционално стану'е знатан броjлица припадника националне машине (Закон 2005). Сходными правами наделяются представители национальных меньшинств и в законе Федерации Боснии и Герцеговины 2008 г.: Clanak 3. Federacija stiti polozaj i jenakopravnost pripadnika nacionalnih manjina: Albanaca, Crnogoraca, Ceha, Italijana, Zidova, Madara, Makedonaca, Nijemaca, Poljaka, Roma, Rumunja, Rusa, Rusina, Slovaka, Slovenaca, Turaka, Ukrajinaca i drugih koji ispunjavaju uvjete iz stavka 1. ovoga clanka. Clanak 9. U gradovima, opcinama i mjesnim zajednicama u kojima pripadnici nacionalne manjine cine vecinu pucanstva tijela vlasti obvezna su osigurati uporabu jezika manjine izmedu tih pripadnika i tijela vlasti, da natpisi institucija budu ispisani i na jeziku manjine, te da lokalni nazivi, nazivi ulica i drugih topografskih oznaka namijenjenih javnosti budu ispisani i istaknuti i na jeziku nacionalne manjine koja to zahtijeva. Gradovi i opcine mogu svojim statutima utvrditi da prava iz stavka 1. ovoga clanka mogu koristiti pripadnici nacionalne manjine i kada ne cine vecinu pucanstva (Zakon 2008). Для того чтобы оценить обоснованность и действенность трех вышеприведенных законов, следует обратиться к статистике. Согласно данным переписи населения 1991 г., ни одно из национальных меньшинств Боснии и Герцеговины не составляет и четверти процента от общего числа жителей, а суммарное количество представителей всех меньшинств составляет менее одного процента (в табл. 1 приведены данные о национальных меньшинствах, составляющих не менее 0,001 %). Еще более низкие показатели демонстрируют данные переписи по числу носителей родных языков национальных меньшинств Боснии и Герцеговины (табл. 2). Т а б л и ц а 1 Национальные меньшинства Республики Босния и Герцеговина (1991 г.) Национальность Численность % Черногорцы 10 071 0,230 Цыгане 8 864 0,203 Албанцы 4 925 0,113 Украинцы 3 929 0,090 Словенцы 2 190 0,050 Македонцы 1 596 0,037 Венгры 893 0,020 Итальянцы 732 0,017 Чехи 590 0,014 Поляки 526 0,012 Немцы 470 0,011 Евреи 426 0,010 Русские 297 0,007 Словаки 297 0,007 Турки 267 0,006 Румыны 162 0,004 Болгары 142 0,003 Русины 133 0,003 Национальность Численность % Греки 71 0,001 Австрийцы 66 0,001 Горанцы 41 0,001 Всего 36 689 0,840 Т а б л и ц а 2 Родные языки меньшинств Республики Босния и Герцеговина (1991 г.) Родной язык Численность % Цыганский 10 422Т 0,238 Албанский 5 4484 0,125 Украинский 2 8924 0,066 Словенский 1 8434 0,042 Македонский 1 597Т 0,037 Румынский 1 172f 0,027 Немецкий 952Т 0,022 Венгерский 905Т 0,021 Русинский 700Т 0,016 Итальянский 6004 0,014 Чешский 4494 0,010 Турецкий 395Т 0,009 Русский 386Т 0,009 Польский 3294 0,008 Словацкий 2724 0,006 Черногорский 2664 0,006 Болгарский 179f 0,004 Греческий 83Т 0,002 Еврейский 384 0,001 Всего 28 927 0,661 В целом при сравнении данных табл. 1 и 2 можно проследить общую тенденцию, когда носителей родного языка выявляется меньше, чем представителей той или иной национальности (в рассматриваемом случае -меньше на 7 762 человека, или 21,16 %). Однако для половины меньшинств Боснии и Герцеговины отмечается парадоксальная ситуация превышения числа носителей языка над числом тех, кто идентифицировал себя с национальным меньшинством, чьим родным является данный язык (в табл. 2 маркируется знаком «|»). Эта аномалия распространяется и на русинов (133 человека), и на тех, кто указал в качестве родного языка русинский (700). На муниципальном уровне Боснии и Герцеговины наблюдается ситуация, схожая с общегосударственной по числу представителей национальных меньшинств: ни в одном из муниципалитетов меньшинства не составляют не только абсолютного или относительного большинства, но и указанной в государственном законе необходимой трети от числа жителей. В целом же только в трех муниципалитетах Боснии и Герцеговины представители национальных меньшинств насчитывают более двух процентов от числа жителей и ни в одном - более трех. Соответственно, в документах муниципального уровня не содержится упоминаний о каких-либо национальных меньшинствах и их языковых правах (о языках в муниципальном законодательстве Боснии и Герцеговины подробнее см.: Катунин 2009). Русинский и украинский языки в международных обязательствах Боснии и Герцеговины. В 2010 г. Босния и Герцеговина ратифицировала «Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств» (European Charter for Regional or Minority Languages) Совета Европы и взяла на себя обязательства по защите и развитию 16 таких языков. По сравнению с вышеприведенными законами отсутствуют цыганский и русский языки, а еврейский «разделен» на идиш и ладино: Cl. 3. Prilikom predaje ratifikacionog instrumenta, Bosne i Hercegovina ce dati slijedece izjave: 1. U skladu s obavezama sadrzanim u clanu 2. stav 2. Evropske povelje o regionalnim i manjinskim jezicima, Bosna i Hercegovina prihvata da se u Bosni i Hercegovini za albanski, crnogorski, ceski, talijanski, madarski, makedonski, njemacki, poljski, rumunski, rusinski, slovacki, slovenacki, turski, ukrajinski i jevrejski (jidis i ladino) primjenjuju... (Odluka 2010). Согласно закону о ратификации хартии, Республика Босния и Герцеговина взяла на себя обязательства по обеспечению языковых прав национальных меньшинств в следующих сферах (специфика исполнения Хартии ратифицировавшими ее государствами освещена в предыдущей статье (Катунин 2015: 235): - образования (5 пунктов и подпунктов, ст. 8), - судопроизводства (7, ст. 9), - административной и государственной деятельности (8, ст. 10), - средств массовой информации (6, ст. 11), - культуры (5, ст. 12), - экономической и общественной жизни (2, ст. 13), - трансграничных обменов (2, ст. 14). О некоторой декларативности данного документа может свидетельствовать ошибка в англоязычном тексте обязательств Боснии и Герцеговины, размещенном на сайте Совета Европы в 2010 г., где русинский язык назван не Ruthenian (как, например, в обязательствах Румынии, Сербии, Словакии и Хорватии), а Rysin: In accordance with Article 2, paragraph 2, of the Charter, Bosnia and Herzegovina declares that, the following provisions shall apply to the Albanian, Montenegrin, Czech, Italian, Hungarian, Macedonian, German, Polish, Romanian, Rysin, Slovak, Slovene, Turkish, Ukrainian and Jewish (Yiddish and Ladino) languages (List of declarations). Выводы. В целом законодательство Боснии и Герцеговины, определяющее и регулирующее языковые права национальных меньшинств (т.е. не государствообразующих этносов: бошняков / «мусульман», сербов и хорватов), не позволяет сделать однозначных заключений. С одной стороны, оно крайне либерально и закрепляет права на официальное пользование языков 17 национальных меньшинств, хотя они все вместе не насчитывают и одного процента от общего числа населения. С другой - такое использование языков возможно только в тех муниципалитетах или населенных пунктах, где представители какого-либо миноритарного этноса составляют большинство (абсолютное или относительное) или не менее трети жителей. В то же время, согласно результатам переписи, ни в одном из муниципалитетов на момент принятия законов не было достаточного для реализации этих положений числа представителей национальных меньшинств, и, соответственно, отсутствуют и какие-либо законодательные акты муниципального уровня, регулирующие данный аспект языковой политики. Таким образом, представляется возможным говорить о сугубо декоративном характере рассмотренных «языковых» законов Боснии и Герцеговины, однако, имея в виду то, что даже декларативный учет прав национальных меньшинств позволяет регулировать напряжение в столь этнически сложном регионе, каким является Балканский полуостров в целом и страны бывшей Югославии в частности. Международные же обязательства государства обусловлены в первую очередь выполнением рекомендаций Совета Европы в свете приоритетной для Боснии и Герцеговины задачи вступления в Европейский союз.

Ключевые слова

русины, украинцы, русинский язык, украинский язык, национальные меньшинства, Босния и Герцеговина, Rusins, Ukrainians, Rusinian language, Ukrainian language, national minorities, Bosnia and Herzegovina

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Катунин Дмитрий АнатольевичТомский государственный университеткандидат филологических наук, доцент кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологииkatunin@maiL.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Амандмани од LXVI-XCI на Устав Републике Српске // Службени гласник Републике Српске. 2002. № 21.
Закон о заштити права припадника националних машина Републике Српске // Службени гласник Републике Српске. 2005. № 2.
Катунин Д.А. Современное языковое законодательство Боснии и Герцеговины: становление и тенденции // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2009. № 1 (5). C. 22-46.
Катунин Д.А. Русинский и словацкий языки в современном законодательстве Хорватии // Русин. 2014. № 2 (36). C. 296-311.
Катунин Д.А. Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в законодательстве Республики Сербия // Русин. 2015. № 1 (39). C. 229-238. DOI 10.17223/18572685/39/15
Романенко С. Бошняци // Родина. 2001. № 1-2. С. 206-209. Amandman XXIX 2002 - Amandman XXIX. na Ustav Federacije Bosne i Hercegovine // Sluzbene novine Federacije Bosne i Hercegovine. 2002. № 16.
Etnicka obiljezja stanovnistva // Statisticki bilten. 1993. № 233.
List of declarations made with respect to treaty No. 148. URL: http://conventions.coe.int (дата обращения: 16.06.2015).
Odluka o ratifikaciji Evropske povelje o regionalnim i manjinskim jezicima // Sluzbeni glasnik Bosne i Hercegovine. Mecfunarodni ugovori. 2010. № 9.
Poslovnik Predstavnickog Doma Parlamentarne skupstine Bosne i Hercegovine // Sluzbeni glasnik Bosne i Hercegovine. 2006. № 33.
Poslovnik Doma naroda Parlamentarne skupstine Bosne i Hercegovine // Sluzbeni glasnik Bosne i Hercegovine. 2006. № 33.
Ustav Repulike Bosne i Hercegovine (precisceni tekst) // Sluzbeni list Repulike Bosne i Hercegovine. 1993. № 5.
Ustav Socijalisticke Republike Bosne i Hercegovine // Sluzbeni list Socijalisticke Republike Bosne i Hercegovine. 1963. № 14.
Zakon o zastiti prava pripadnika nacionalnih manjina // Sluzbeni glasnik Bosne i Hercegovine. 2003. № 12.
Zakon o zastiti prava pripadnika nacionalnih manjina u Feder-aciji Bosne i Hercegovine // Sluzbene novine Federacije Bosne i Hercegovine. 2008. № 56.
 Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в законодательстве Боснии и Герцеговины | Русин. 2015. № 3 (41).

Языковые права русинов, украинцев и других национальных меньшинств в законодательстве Боснии и Герцеговины | Русин. 2015. № 3 (41).