Языковое конструирование национальной идентичности в интернет-дискурсе: «Кто такие русины и на какой из языков похож русинский язык?» | Русин. 2015. № 3 (41).

Языковое конструирование национальной идентичности в интернет-дискурсе: «Кто такие русины и на какой из языков похож русинский язык?»

В статье на основе анализа интернет-дискурса исследуются особенности языкового конструирования национальной идентичности русинов по отношению к трем вариантам национального самоопределения: русскому, украинскому и русинскому. Обострение русско-украинских отношений, произошедшее вследствие событий 2014 г., стимулировало коммуникативную сетевую активность, изучение которой может стать ключом к современному состоянию общественного мнения по поводу идентификации и самоидентификации русинов. Этноним «русины» в разных контекстах отражает полярные эт-но-идентификационные статусы. Пользователи-русины считают себя: 1) самостоятельным этносом, не тождественным украинскому; 2) частью украинского этноса; 3) частью русского этноса; 4) истинными русскими, не тождественными современным русским, полагая свои язык и культуру более древними, исконными. Сложная и неоднозначная метаязыковая рефлексия в основном сфокусирована на проблеме «отстройки» от близкородственных языков и культур. Тема этнической идентификации русинов обсуждается в контексте острой полемики русских и украинцев, что эксплицируется в лейтмотивах Незалежность и Русский мир Заявления русинов об этнической принадлежности являются средством демонстрации, в том числе своей общественно-политической позиции. Процесс становления национального самосознания семантизируется посредством смыслов противостояния глобализации и этно-интеграции, стремления создать лингвистическое и культурное ядро субэтноса, «отстройки» от полюсов силы - русского и украинского.

Language Construction of National Identity n the Internet Discourse: "Who Are the Rusins and What Language Is Rusinian .pdf Постановка проблемы, методика исследования. В научной полемике о категории этноса и этничности онтологическому подходу, утверждающему «этничность в качестве консервативной силы, которая сохраняет модели ментальности и поведения предыдущих поколений» (Грошева 2006: 104) наряду с незыблемостью связи языка и этничности, противостоит позиция конструктивистов. Последние полагают этничность социальным и интеллектуальным конструктом, доказывая, что «постоянное изменение национальных границ после двух мировых войн, распад СССР и Восточного блока в 1989-1991 гг. и признание субнациональных единиц в Западной Европе в 1990-х гг. способствовали четкому осознанию текучести и произвольности национальной идентичности» (Джозеф 2005: 21). Авторы диссертационных и монографических русиноведческих исследований (Суляк 2006; Шевченко 2010; Миронов 2013) устанавливают факт особой русинской идентичности, альтернативной трем каноническим восточнославянским. Объективности ради стоит отметить, что данный вывод звучит с меньшей («...несмотря на существование нескольких вариантов идентификации, русины сохранились как особая восточнославянская этническая группа» (Миронов 2013: 16)) или большей («Становление четвертого восточнославянского народа с особой культурой, языком и системой ценностей обретает все более зримые контуры» (Шевченко 2010: 391)) категоричностью. Современный научный дискурс об этнической и языковой идентификации русинов, в том числе указанных авторов, изобилует лексикой подчеркнутой процессуальности и незавершенности. Констатируются «нарастающие динамизм и активность», «неустойчивость и условность» (Шевченко 2010: 7) этнических процессов и категорий, в то время как «выработка русинской национальной идеологии до сих пор до конца не завершена» (Миронов 2013: 15). Также «не окончена до сих пор начавшаяся в середине XIX в. научная полемика - является ли русинский язык отдельным языком, диалектом украинского или русского языка» (Суляк 2006: 17). Как видим, ученые выделяют три исторически сложившихся версии национального и языкового самоопределения русинов: русскую, украинскую и русинскую (например, одна из глав монографии К.В. Шевченко называется «Русины в поисках идентичности: русофилы, украинофилы и русинофилы» (Шевченко 2010)). При этом конкурентная борьба данных версий всегда обострялась, а национальный вопрос максимально актуализировался именно в ситуациях социальных изменений, общественной мобилизации, обусловленных теми или иными политическими (по преимуществу - геополитическими) кризисами и трансформациями. Кардинальные социально-политические перемены на постсоветском и постсоциалистическом пространстве 1990-х, а также значительное увеличение общественного внимания к вопросу этнического самосознания в 2000-е гг. стимулировали «начало нового русинского Возрождения» (Суляк 2005: 5) и широкое обсуждение русинской проблематики в медиа. Лингвисты фиксируют «резкое повышение количества контекстов, начиная с 2000 г., в сфере электронной коммуникации», что «свидетельствует о растущем интересе к проблематике русинства в российской блогосфере» (Резанова, Шиляев 2015: 239). Безусловно, обострение русско-украинских отношений, произошедшее вследствие событий 2014 г., также стимулировало сетевую активность, изучение которой может стать ключом к современному состоянию общественного мнения по поводу идентификации и самоидентификации русинов. Что касается существующих методик изучения показаний этноязыкового сознания, то объективная реальность интернет-коммуникации, выведшая любую общественную дискуссию в открытый публичный доступ как в плане участия в ней, так и в плане приобщения, сняла методологическую проблему поиска релевантного материала (ранее в большинстве случаев показания языкового сознания намеренно стимулировались исследователем в ходе эксперимента). Принцип свободы и добровольности общения (инициации темы, комментирования, выбора партнера) делает интернет-контент максимально репрезентативным в плане естественности формы и содержания высказываний, касающихся острого и весьма болезненного национально-языкового вопроса, а также многократно интенсифицирует коммуникативно-интерпретационный и лингвокреативный потенциал языковой личности, способствует свободной реализации ее когнитивных интенций и разнообразных мировидческих рефлексий. Сопровождающийся социокультурным комментарием лингвосемантический и контекстологический анализ интернет-полилога по русинскому вопросу позволяет реконструировать реально существующую диспозицию трех традиционных (русофильского, украинофильского и русинофильского) вариантов этнической идентификации русинов в условиях современных социально-политических вызовов. Материал исследования. Материалом для анализа специфики национально-языкового самоопределения русинов стали объемные массивы комментариев под 6 публикациями в Интернете. Всего было рассмотрено более 50 интернет-страниц, из которых 7 прямо или косвенно посвящены вопросам самоопределения русинов и лемков (лемки - еще одно название русинов). Отметим, что наиболее репрезентативными и яркими стали два источника. Во-первых, это обсуждения под видеоклипами на песню «Плине кача по Тисиш...», или «Пливе кача по Тисиш...», опубликованные на видеохостинге «YouTube». Один из этих роликов назван разместившим его 24.02.2013 г. пользователем неофициальным клипом на песню в исполнении украинской акапельной группы «Пккардшська терщя» и представлен как посвящение «небесной сотне» (Пам'ят героТв небесноТ сотш), «украТнський Ре^ем» или плач украинской матери по сыновьям, погибшим во время подавления акций евромайдана. Данный ролик стал стимулом для более 2 000 комментариев участников интернет-коммуникации. Во-вторых, это клип, представляющий песню в исполнении женской украинской группы «Черемшина» и датированный 29.06.2013 г. (более 500 комментариев). Данный ролик озаглавлен нейтрально -Ukrainian folk song / Lemko culture, но тем не менее он собрал в ленте комментариев более 100 реплик, так или иначе посвященных вопросам этнокультурной, языковой и территориальной идентичности русинов. Отметим, что в приводящихся в статье фрагментах интернет-сообщений сохранены стилистика, орфография и пунктуация их авторов. Анализ материала. Тема этнического статуса русинов возникает в комментариях в связи с происхождением песни как ответ на вопрос «Кто поет?». Пользователь, разместивший клип, отвечает на заданный интернет-собеседником вопрос так: Укранська народна пiсня з'1 Закар-паття (Тиса, Тисина - рка на Закарпаттi). На фото: культура лемкв. Лемки заселяють Великоберезнянський (увесь район) i частково Пере-чинський райони Закарпатськоf обпастi а також Надсяння Турквського району (вздовж р. Сян) Льв'всьш обпасmi. Как видим, говорящий исходит из тезиса о том, что лемки - это часть единого украинского этноса. Для большинства участников обсуждения эта реплика не является значимой, поскольку украинские комментаторы не сомневаются в ее достоверности, тогда как сами лемки-русины могут не соглашаться с этой точкой зрения и утверждают свой особый этнический, лингвокуль-турологический и территориальный статус. Несмотря на то что общая тональность комментариев крайне негативная в связи со сложными российско-украинскими отношениями последнего года, обсуждение происхождения песни лемков проходит довольно спокойно, например оцениваются ее мелодичность и проникновенность (лемювсью пкшуа мелодiйнi та л'ричнИ/пронизуе, дякую. в'тання вам в кому тече лемювська «ртуть». / В мене не лемювська «ртуть» а зви-чайна)), але це моя найулюблен'!ша тсня з фольку!!!/ Сюльки не слухаю цю лемквську п'сню, ст'шьки сльози душать / Эта песня русинского эпоса, лемок. А его обитателей называли рутенами, русинами, русами и русскими) или высказывается сомнение в том, что песня принадлежит культуре лемков (Тисина пишеться з велико/ букви. То р'чка Тиса. I тсня не лемк'вська. Тиса не тече через Лемковину/То нe лeмкiвска пiсьня, лeм пiсьня з Пудкарпатя. В нас Лeмкiв она нияк нeзнана.). Эмоциональная тональность и категоричность суждений резко усиливаются, когда в дискуссию вступают апологеты полярных представлений о статусе русинов в современном славянском мире. Русинофилы могут быть как русофобами, так и украинофобами, стремясь дистанцироваться от русского или украинского этноса как государствообразующих полюсов силы и доказать состоятельность, самостийность территориального, лингвистического и культурного ядра субэтноса русинов. Разнообразие представлений об этнической природе русинов наиболее ярко отражено в следующем полилоге. Первый автор утверждает, что русинами назывались украинцы, второй опровергает обоснованность этого, но не идентифицирует русинов с русскими, третий усиливает точку зрения первого, противопоставляя русинов русским на основании своих представлений об историческом и территориальном конфликте славянских народов. Содержательный конфликт подкрепляется графически благодаря переключению языковых и графических регистров: украинскую кириллицу использует первый участник полилога, утверждающий, что русины - это украинцы, русскую кириллицу - второй, не отождествляющий русинов с русскими, но пишущий об их особом этническом статусе, наконец, латиницу использует третий участник спора, называющий себя русином, представителем одного из украинских этносов. 1) Ukrainci kolis nazivalisi Rusinami, yak i v Centralniy Ukraini tak i v Za-hidniy... 2) Вы в курсе, что окраинные называют себя русинами, а нас - московитами???? Мы уже устали им говорить, что Русины это отдельный самобытный народ Закарпатья, как раз притесняемый окраинным сбродом. Почему мы - РУССКИЕ, знаем о существовании Русинов а укры нет? 3) Dosta, Ja est rusyn i e ukrainec. Ne treba nam ukazuvaty, to e vrazhy po-myshljane. Moskale vygnaly nasha deda s rodnov zemja. A tepera glagola pro nasha nacija. Piklujtesja pro svoj narid, a my sobi damo radu. В рамках другого полилога получает развитие конфликт представлений о роли и месте русинов в противостоянии Русскаго мира и идей Незалежност'1 Укра/ни. Например, один из комментаторов отмечает, что семья его отца была лемками из села Брезова и пишет: Лемки за мир на Украине, но против антирусского курса нынешних хозяев Украины. Многие из наших сгинули в австрийских лагерях за идею Общего Русскаго Мира... Отрыв Украины от Русского Мира - ослабление нашего мира и верная смерть самой Украине. Последовавшая за этой репликой ветвь обсуждения ярко демонстрирует актуальность и остроту подобного рода заявлений. Сравним, что пишут участники полилога: - моя бабця i дiд були лемками. i школи вони не називали себе росянами, русинами так, але неросянами. i не м'шайте св'ш русшй мир долемкв. - I якщо ви такий лемок, то може, напишете хоча б пару сл'в по-лем-ювськи. Хвiст собачий ви, а не лемок. - Ты не знаешь кто такие руснаки молчи лепше. - Знищенийукра/нський нар'д,лемки. - Лемки, руснаки - не украинцы запамятай це вже. - Ага! I галичани не укра'шщ, i подоляни, i бойки, i лемки, i т.д. ва супер самодостатня нац'я з'1 своеюун'кальною мовою!Але ваукраiнцi, бо кореш един i однИ Лемки, это русины - всегда считали себя частью русского мира, точно так считает и население Донбасса. Пользователь, чья реплика инициировала острую дискуссию, завершил свое участие в ней следующим суждением: Не россиянами, но русскими. Речь идет не о России, а о Русском Мире восточных славян от Карпат до Камчатки... Очевидно, что все участники этого полилога позиционируют себя лемками или русинами, хотя и подозревают друг друга в имитации этнической принадлежности и подчеркивают свою этническую аутентичность. При этом русины - сторонники идеи Русского мира пишут по-русски, а русины - сторонники украинского происхождения этноса называют себя лемками и пишут по-украински, что подчеркивает и усиливает остроту конфликта и поляризацию представлений не только этнических, но прежде всего общественно-политических. Музыкальный клип становится мощным катализатором околонаучных споров, и невинный, на первый взгляд, вопрос: Лемки - это русины? - вызывает острую лингвокультурологическую дискуссию, актуализирующую этноязыковые представления как собственно русинов, так и окружающих их этносов. Коротко представим наиболее содержательные реплики: - Лемковина -укранська етн'инатеритор'я, наяюйздавнапроживала етнограф'чна група украшщв - лемки. - Захдна Украна на картах деякихзначиться як Червона Русь!В б'шьш'!й м'р - Галичина. Тому русинами тут називали уах укра^нц'ш. В Тернополi е центральна вулиця Руська, але аж нi як не роайська. Це черговий раз пiд-тверджуе те, що вкрали слово «Русь» у нас. - Стара назва украшщв, що поступово вiдмералаузвязку iз зникненням держави Русь. Усередньовiччi назва русин буларосповсюдженна на б'шьш'!й частин сучасноf Украни. Най пiзднiше вона в'дмерла у захiнiй частин Украни. Не стало Руси не стало i русишв. Хоча сучасна назва держави -Украна, була вiдомау дуже давнi часи i походить в'д слов'янського слова КРА1НА. Ця назва природньо була для тиххто жив у рiдному КРА1. «Край мiй рiдний край» - слова вiдомоf укра/нськоf пiснi. Кра'1'на в переклад'1 на рос'шську мову - СТРАНА. - вы знаете, я сначала не собиралась отвечать вам, но все же потом передумала. Ну скажите, неужели вам не осточертело жить в искусственно выдуманной ненависти к русским? Я - украинка и, чтобы вы не думали, что вам это пишет какой-то «москаль», перейду на украинский. Для чого все перекручувати? Назву вкрали... Н'хто // не крав. Це була колись едина крана i тому вся територ'я, що входила в неf, називалась Руссю. До якоf кра/ни могла вiдноситись Москва, якщо if заснував кшвський князь Юр'ш Долгорукий? КИВСЬКИЙ князь заснував. Куди мали входити Новгород та '1нш'1 м'ста, в якихкняжили сини i племiнники кшвськихкняз'в? Це все була Русь. Далее следует обсуждение разных аспектов названия и самоназвания лемков и русинов на русском и украинском языках, иногда - с переключением в пределах одной реплики языковых графических регистров. Участники продолжительной дискуссии (более 40 реплик в обсуждении, продолжавшемся полгода) вспоминают ряд исторических персонажей в связи с разными сюжетами общей истории, называя Юрия Долгорукова, Петра I, Екатерину Великую; цитируют или вольно интерпретируют летописи и исторические труды Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского, В.Г. Белинского, М.С. Грушевского, лингвистические изыскания М.В. Ломоносова, В.И. Даля, И.С. Улуханова и др. Оппоненты не только апеллируют к авторитетам, но и порождают собственные версии исторических и культурных перипетий, вызвавших появление этнонима русины. Например, следующий участник дискуссии доказывает этимологию этого слова, близкую к наивной: Русск'ш iрусин в'др'зняются так само як румун i римлянин, як француз i франк. Як сучаснi французи i румуни перейняли назвуу свохзавойовник'в так i русше, що були пд владою русинiв, себе стали називати як руссюе але не русинами. Франки - германське племя завоювало Галл'1ю i гали перейняли цю назву, змнивши на французи але не франки, таке ж сталось i з валлахами -сучаснрумуни. Бувш'1 франки стали дойчами,римляни стали 'тал'шцями ну а русини стали украшцями. Логика этого высказывания замысловата и сводится к тому, что русины как праславянский этнос завоевали некий народ, который затем назвался русским, а собственно русины после этого стали называться украинцами. Еще один заинтересованный участник полилога вместо реплики цитирует квазиэнциклопедическое описание происхождения русинов: Мы живем в 3 тысячелетии и несмотря на грубую денационализацию и попытки в течении сотни лет полностью ассимилировать русинов, русины все же сохранились как своеобразный славянский этнос. ...Подкарпатская Русь - отцовская и материнская земля всех русинов мира. До 1946 года национальность русин существовала. Произошло народное возрождение и признание русинов во всех странах где они проживают кроме их материнской где их проживает наибольше - Украине. Тем не менее историческая память русинского народа Подкарпатья живет по своим законам. Русины отличаются от украинцев способом хозяйствования, стилем жизни, большими отличиями в речи, обычаями и традициями. Язык русинов. Наш язык развивался рядом с языками соседних народов и от этого он стал еще богаче. Язык по выразительности не уступает французкому, английскому, немецкому, русскому, не говоря уже о языке намного беднее украинском. Очевидно, что участники этнолингвистического паранаучного спора, обвиняя друг друга в некомпетентности и мракобесии, яростно отстаивают свои позиции и используют данную дискуссию как повод заявить о собственных взглядах на историю русинов и высказаться о современных этнопо-литических конфликтах и разногласиях на территории Восточной Европы. Этой же цели служат многочисленные комментарии к другим публикациям. Например, на платформе сервиса онлайн-дневников «Живой журнал» при обсуждении истории русинов находим многочисленные реплики, авторы которых утверждают равный статус русинов в ряду славянских народов: И Украинцы, и Белорусы, и Русские, и Русины - единое целое, родные братья. / Русины, малорусы, белорусы, великорусы. Корень один - Рус. Танцы практически одни, язык тоже, с еключением иностранных слое соседник племен-местный диалект. / Слаеяне - это русские, белорусы, сербы, русины, чехи, черногорцы./Малоросы, Белорусы, Великороссы, Русины, Сербы, Болгары и другие белые Народы, которые себя считают Слаеянами это один Народ... В некоторых комментариях русские исключаются из списка славянских народов и называются фи-но-угорскими племенами, например: есть мокша, ися, мордеа, чудь, ямь и тд - предки есех москоеитое... есть слоеяне - из которых пошли есе слоеянские народы - булгары и москоеиты к ним не относятся!/сторю русинiе мизнаемо, i мокша, i мордеа до не/ не мають шякого е'1дношення. Выводы. Таким образом, смоделированный нами актуальный коллективный ответ интернет-коммуникантов на вынесенный в заглавие статьи вопрос пользователя сервиса «ОТВЕТЫ@maiLru»: «Кто такие русины и на какой из языкое похож русинский язык?», с одной стороны, подтверждает выводы исследователей о незавершенности процесса этнического самоопределения русинов и сохраняющейся неопределенности самоотождествления в триаде русский, украинский, русинский, а с другой - свидетельствует об обусловленном политическими причинами росте конфликтности и конфликтогенности интернет-дискурса о русинах. Этноним русины в разных контекстах отражает полярные этноиденти-фикационные статусы языковой личности. Кроме традиционных позиций идентификации с русским, украинским или самостоятельным русинским этносом, наблюдается еще одна, подчеркнуто русинофильская, когда пишущие считают себя истинными русскими, не тождественными современным русским, полагая свои язык и культуру более древними, исконными. Сложная и неоднозначная метаязыковая рефлексия в основном сфокусирована на проблеме «отстройки» от близкородственных языков и культур. Тема этнической идентификации русинов обсуждается в контексте острой полемики русских и украинцев. Все участники виртуальных дебатов, заявляя о своих представлениях о происхождении этнонима русин, о степени самодостаточности этноса, формулируют и собственную общественно-политическую позицию по отношению к понятиям Русского мира и НезалежноТ УкраТни, трактуемым как полярные и противопоставленные. Увеличение градуса конфликтности интернет-обсуждений русинской тематики приводит к смещению общего аксиологического фокуса дискурса от позитивного к негативному. При определении этнического статуса русинов вместо доминирующих ранее русино-, русо- и украинофильской мировоззренческих установок коммуниканты демонстрируют, в порядке убывания значимости, русинофильскую, русобофскую и украинофобскую.

Ключевые слова

языковое конструирование, национальная идентичность, русины, интернет-дискурс, language construction, national identity, Rusins, Internet discourse

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Бабенко Иннеса ИгоревнаТомский государственный педагогический университеткандидат филологических наук, доцент кафедры теории языка и методики обучения русскому языку и литературеuchim.russkij@tspu.edu.ru
Орлова Ольга ВячеславовнаТомский государственный педагогический университетuchim.russkij@tspu.edu.ru
Всего: 2

Ссылки

ГрошеваГ.В. Категории этноса и этничности в современном научном дискурсе // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2006. Вып. 1. С. 104-110.
Джозеф Д. Язык и национальная идентичность // Логос. 2005. № 4. С. 20-48.
Миронов Г.Ю. Исторический аспект проблемы идентификации русинского этнокультурного сообщества: автореф. дис.. канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2013. 26 с.
Резанова З.И., Шиляев К.С. Этнонимы «русин», «русинский» в русской речи: корпусное исследование // Русин. 2015. № 1 (39). C. 239-255.
СулякС.Г. Вступительное слово // Русин. 2005. № 1 (39). С. 5-6.
Суляк С.Г. Русины Молдавии: основные этапы этнической истории: автореф. дис.. канд. ист. наук. М., 2006. 34 с.
Шевченко К.В. Славянская Атлантида: Карпатская Русь и русины в XIX - первой половине XX в. М.: Издательский дом «Регнум», 2010. 414 с.
 Языковое конструирование национальной идентичности в интернет-дискурсе: «Кто такие русины и на какой из языков похож русинский язык?» | Русин. 2015. № 3 (41).

Языковое конструирование национальной идентичности в интернет-дискурсе: «Кто такие русины и на какой из языков похож русинский язык?» | Русин. 2015. № 3 (41).