Славянские языки как фактор гибридизации идиша | Русин. 2015. № 3 (41).

Славянские языки как фактор гибридизации идиша

На примере идиша показан результат немецко-славянского взаимодействия на глагольно-слово-образовательном уровне, которое выразилось в формировании гибридного языка. Значимость словообразования в гибридизации языка, в том числе идиша на базе славянского адстрата, заключается в том, что словообразовательный уровень соединяет лексику, семантику и грамматику, затрагивает грамматические и семантические категории. Славянский адстрат в идише находит выражение в системных копиях: в совмещении славянского содержания с немецкой формой, в результате чего, в частности, произошла омонимизация некоторых префиксов, в передаче идишем славянского вида, в концептуализации ситуации по славянскому образцу и в славянской ситуатеме идишских префиксальных глаголов. Гибридизация - процесс такого развития языка L, при котором: 1) данный язык L является материнским для вторичного коллектива его носителей, этнически иного, чем исконные его носители; 2) язык L функционирует в среде вторичных носителей и контактирует с языками C, которыми данные носители также пользуются в условиях полилингвизма или полиглосии; 3) с течением времени материнский язык L начинает испытывать влияние, а затем системное воздействие со стороны контактных языков C, в результате чего 4) развивается гибридный язык H, основа которого - исходный язык L, с которым на базе адстрата скрестились системные разноуровневые пласты языков C.

The Slavic Languages as a Factor of Yiddish Hybridization.pdf Славянские языки на протяжении всей истории своего развития и существования никогда не были замкнуты сами в себе, как это имеет место в ряде других языков, например германском исландском, всегда противившемся и до сих пор не приемлющем иноязычное влияние, а также не влияющем на другие языки. Славянские же языки, географически находясь в соприкосновении с языками других этносов, постоянно испытывали иноязычное влияние и сами оказывали влияние на другие идиомы. Так, в русинском языке « от венгерского haszon - «польза» происходит глагол хосновати - «использоваться», а также все производные от него: хоснованя, хоснованый, хоснуючiй именно наличие большого количества мадьяризмов является одной из тех характерных черт, которые отличают лексику русинского языка от лексики остальных восточнославянских языков. Из немецкого русинский язык заимствовал шпац1ровати - «гулять», муштрувати - «муштровать», шпиталь - «больница, госпиталь» и мн. др. интернациональная лексика также проникает в русинский через посредство немецкого языка, приобретая при этом свойственное немецкому языку фонетическое оформление: штруктура - «структура», шпец'юльный - «специальный» шт'ш - «стиль» В немецком фонетическом оформлении представлены в русинском и названия месяцев: януар фебруар март » (Мусорин). Наиболее ярким примером воздействия славянских языков на неславянские идиомы - воздействия системного и практически всеобъемлющего - является генеалогически германский язык идиш. В настоящей статье на примере идиша показан результат немецко-славянского взаимодействия на глагольно-словообразовательном уровне, которое выразилось в образовании гибридного языка. Исследование гибридизации как процесса, гибридности как черты языка и гибридного языка как феномена - результата гибридизации имеет свою специфику и общетеоретическую значимость, поскольку словообразование соединяет лексический, семантический и грамматический уровни и тем самым отражает состояние языка в целом. Новизна исследования состоит в том, что впервые феномен гибридизации исследуется на словообразовательном уровне, в то время как ранее он рассматривался на фонетическом,лексическом уровнях, в этимологическом аспекте и применительно к частным вопросам грамматики и семантики глагола (см., например: Bin-Nun 1973; Mark 1978; Timm 2005; Timm, Beckmann 2006; Beider 2013; Beider 2014). Гибридизация являет собой процесс такого развития языка L, при котором: 1) данный язык L (в анализируемом случае - немецкий) является материнским для вторичного коллектива его носителей (ашкеназских евреев), этнически иного, чем исконные его носители (немцы); 2) язык L функционирует в среде вторичных носителей и контактирует с языками C (семитскими и славянскими), которыми данные носители также пользуются в условиях полилингвизма или полиглосии; 3) с течением времени материнский язык L начинает испытывать влияние, а затем системное воздействие со стороны контактных языков C, в результате чего 4) развивается гибридный язык H (идиш), основа которого - исходный язык L (немецкий язык-основа), с которым на базе адстрата скрестились системные разноуровневые пласты языков C (семитских и славянских языков-доноров) (Шишигин 2015: 5). Гибридность идиша обусловлена его развитием: язык прошел следующие исторические этапы (в скобках укажем черты формирования идишской глагольно-префиксальной системы). 1. Дреений идиш - с X-XI вв. « до примерно 1500 г. следование образцу немецкого языка; соучастие в процессах, считающихся признаками перехода от средневерхненемецкого языка к нововерхненемецкому» (Weinreich 1993: 32) (в этот период идиш получает готовые немецкие глагольные префиксы). 2. «Средний идиш - 1500 - ок. 1700/1750 гг.; отрыв от немецкого проникновение древнееврейских компонентов, все большее следование образцу славянских языков» (Weinreich 1993: 32) (на данном этапе, который совпадает со среднепольским периодом (XVI-XVIII вв.), идишская глагольно-префиксальная система претерпевает значительную формальную и семантическую славянизацию). 3. «Ноеый идиш - примерно с 1750 г.» (Weinreich 1993: 32) (окончательное оформление глагольно-префиксальной системы идиша). Произошедшая в идише гибридизация охватывает не только глаголь-но-префиксальную систему, на материале которой построено представленное в данной статье исследование, но и все уровни языка. Гибридной является фонетика: «произносительная норма литературного идиша, по мнению большинства исследователей, наиболее близка к тому из его диалектов, который относится к северно-восточным и нередко называется литовским Имеющиеся данные об этом произносительном стандарте позволяют увидеть в нем как типично германские, так и типично славянские черты» (Светозарова 2007: 226). Графическая гибридность проявляется в том, что генетически германский язык с примерно 10 % славянских (а также 20 % семитских) лексических заимствований исконно пользуется еврейским квадратным письмом с направлением справа налево: (Sholem-Aleykhem) «Откуси себе язык!» - вмешивается тесть ». На лексическом уровне гибридизация выразилась в формировании в идише адстратно-славянского пласта, который включает существенную долю славянских заимствований и славянские копии типа таких производящих и префиксальных глаголов, как tshepen (zikh) - tsutshepen (zikh) 'цеплять(ся) - прицепить(ся)' (ср. польск. czepiac (siq) - przyczepiac (siq)), strakhirn - farstrakhirn 'страховать - застраховать' (ср. соответствующие русские глаголы), derbiven zikh 'добиваться' (ср. укр. добиватися) (здесь и далее транскрипция в соответствии с системой Еврейского научного института (Yiddish Alphabet)). В XIV в. ашкеназские евреи начали селиться на территории Великого Княжества Литовского, которое включало в себя, в частности, территории современной Литвы, Белоруссии и Украины. Еврейская колонизация славянских территорий сыграла значительную роль в истории идиша, когда при усиленном проникновении в их язык так называемого славянского компонента начинается «отрыв от немецкого» (Weinreich 1993: 32). Начало гибридизации немецкого идиома славянскими языками, из которых наибольшее влияние оказали польский, белорусский, украинский и (примерно с начала XX в.) русский языки, было положено калькированием, в результате которого в идише появились префиксальные глаголы типа: - bageyn zikh (mit/on) 'обходиться (с/без)': ba-geyn ~ zikh < польск. ob-chodzic ~ siq (ср. рус. об-ходить~ся), где каждый из идишских компонентов в плане содержания соответствует славянскому компоненту (при этом в немецком *sich begehen отсутствует); - tseshisn 'расстреливать': tse-shisn < польск. roz-strzeliwac (ср. русск. расстреливать), где каждый из идишских компонентов в плане содержания также соответствует славянскому компоненту (в немецком *zerschiefien отсутствует); - unterkoyfn 'подкупать (взяткой)': unter-koyfn < польск. pod-kupywac (ср. укр. пiд-купати), где также наблюдается полное соответствие идишских компонентов славянским (при отсутствии в немецком *unterkaufen). Здесь речь идет, однако, не просто о кальках, но о системных копиях в понимании З. Голомба, который пишет: «Предположим существуют два народа, которые соответственно говорят на языках А и Б, находящихся в тесном контакте и обитают на общей территории. В этом случае может быть установлено, что определенные черты структуры языка А были перенесены на язык Б Такие черты следует толковать как копии как следствие заимствования из одного языка в другой » (цит. по: Звегинцев 1962: 230). При этом копирование в идише происходит не только на уровне лексики. Здесь следует отметить, в первую очередь: а) глагольные гибридные префиксы-омонимы и префиксы с гибридной полисемией, совмещающие немецкую форму и славянскую семантику; б) грамматикализованные одноактные конструкты, формально образуемые аналитическими средствами по немецкой модели, но содержательно копирующие славянский совершенный вид; в) перфективные префиксальные глаголы, которые в плане выражения и содержания копируют славянский совершенный вид. Например, префиксы-омонимы развились путем наложения содержания славянского префикса на немецкую форму на основе фонетического и / или семантического сходства. Так, префиксы der-1, far-1 и on-1 сохранили характеристики немецкого языка-основы, в то время как der-2, far-2 и on-2 адаптировали словообразовательные, семантические и морфосинтаксические черты славянских глаголов с do-/да- za-^а- и na-^а- соответственно, ср.: - derlernen 'изучить' (нем. erlernen) - derlernen 'доучить' (белорус. да-вучыць); - farshpiln 'проигрывать' (нем. verspielen) - farshpiln zikh 'заиграться' (укр. загратися); - ongeyn 'касаться (иметь отношение)' (нем. angehen) - ongeyn zikh 'находиться (до усталости)' (польск. nachodzic siq). Немецко-славянская гибридность проявляется в идише также в передаче славянского вида. Приведем словоформы таких идишских (И) глаголов, как производящие geyn 'идти, ходить' и shpringen 'прыгать' и префиксальный tsugeyn 'подойти, подходить, и сравним их с семантическими польскими (П), русскими (Р) и немецкими (Н) эквивалентами (ср.: Geller 1999: 14). Аспектуальные формы идишских глаголов в сравнении с польскими, русскими и немецкими Инфинитив Аспектуальные формы Одноактный (И), совершенный (П, Р) Многократно-прошедший Длительный И 1 geyn a gey gebn fleg [tsu] geyn haltn in [eyn] geyn 2 shpringen a shprung ton fleg [tsu] shpringen haltn in [eyn] shpringen 3 tsugeyn a gey tsu ton fleg tsu[tsu]geyn - П 1 isc pojsc / dac chodu chodziwat chodzic 2 skakac skoczyc / zrobic skok skakac 3 podchodzic podejsc - - Р 1 идти пойти хаживал расхаживать 2 прыгать прыгнуть прыгать 3 подходить подойти / дать ходу - - Н 1 gehen pflegte zu gehen am Gehen sein 2 springen einen Sprung machen pflegte zu springen am Springen sein 3 zugehen - (pflegte zuzugehen) zugehen Букв. 1 идти дать ходу имел обыкновение ходить "держать в [одно] хождение 2 прыгать сделать прыжок имел обыкновение прыгать "держать в [одно] прыгание 3 подойти/ подходить "сделать ход под имел обыкновение подходить "держать в [одно] подхаживание В аспектуальной системе идиша его гибридность проявляется абсолютно отчетливо. Во-первых, одноактные конструкции по форме повторяют немецкие полусвободные лексические сочетания «глагол со значением 'делать' + отглагольное корневое существительное», образуемые от ограниченного числа глаголов перемещения и прямого эффекта. По содержанию идишские конструкты совпадают как с немецкими, так и со славянскими, причем если последние образуются путем суффиксации или префиксации или отсутствуют вообще, то идишские образуются ото всех акцио-нальных и процессуальных глаголов (производящих и с отделяемыми префиксами): по немецкому образцу аналитическими средствами и с грамматикализацией по славянскому образцу. Во-вторых, многократно-прошедший аспект соответствует не грамматикализованной, но лексикализованной немецкой конструкции; при этом он образуется в том числе там, где славянские глаголы не могут создавать соответствующих форм. В-третьих, конструкции длительного действия не повторяют, однако, ни по форме, ни по концептуальному содержанию ни немецкие, ни славянские сочетания и представляют собой результат интралингвистического развития идиша. Система префиксальных глаголов идиша, таким образом, во многом характеризуется адстратным славянским и в меньшей степени семитским влиянием, причем это влияние перешагнуло границы формального словообразования и системно изменило идишскую глагольно-префик-сальную систему в целом. Далее мы исследуем содержательную сторону глагольно-префик-сального словообразования, которая проявляется во взаимодействии концепта ситуации и ситуатемы. Концепт ситуации - это обобщенно-абстрагированный, наивно-языковой способ репрезентации ситуации префиксальным глаголом, обусловливаемый архисемой префикса, которая детерминируется его происхождением из языка-основы или из языков-доноров (Шишигин 2015: 5). Ситуатема -это единица плана содержания глагола, отражающая динамическую полиситуативную денотативную структуру открытого, нелимитируемого типа (Лебедева 1999: 30), определяющаяся принадлежностью префиксального глагола к лексическому пласту языка-основы или языков-доноров. Концепт ситуации рассматривается нами как макросемантический уровень, так как он являет собой обобщенный смысл префиксальных глаголов. При этом «смысл» следует понимать как «способ обозначения вещи» (Frege 1892: 26) (т.е. ситуации) префиксальным глаголом. Ситуатема же - как уровень микросемантический - более дробно представляет компоненты семантики глаголов, в том числе имплицитные, пресуппозициональные, и понимается нами как то, что Г Фреге именует представлением, то есть как « внутренний образ, возникший на основе впечатлений об этой вещи, а также в результате деятельности, физической и мыслительной, связанной с этой вещью» (Фреге). Таким образом, концепт ситуации - это знаково-языковая конвенция, а ситуатема представляет собой единицу когнитивно-коммуникативную и функционально-семантическую (подробнее см.: Шишигин 2014; Лебедева 2015). Проиллюстрируем два данных уровня, а также другие - релевантные с точки зрения немецко-славянской гибридности - явления на примере идишских глаголов с префиксами-омонимами. 1. Концепт ситуации на примере глаголов с far-2 Неотделяемый префикс-омоним far-2 сформировался путем совмещения содержания славянского префикса za-^а- с немецкой формой far-. Это совмещение объясняется частичной семантической близостью немецкого ver- и славянского za-/3a-.Значения славянского по происхождению far-2, однако, не сводимы ни к одному из значений немецкого по происхождению префикса far-v так как у far-2 они полностью обусловлены контактом со славянскими языками и представляют собой, тем самым, адстратное явление в глагольно-префиксальной системе идиша. М. Бартоли, введший термин «адстрат», определял его как «два слоя сосуществующих языков, из которых ни один не господствует над другим» (цит. по: Звегинцев 1962: 206). Именно такое положение дел имеет место в гибридном идише: гибридизация, с экстралингвистической точки зрения, произошла именно ввиду того, что его носители (ашкеназские евреи) - как этнически, так и в языковом плане - не ассимилировались (с) носителями исходного языка (немцами). У глаголов с far-2 четко обнаруживаются три адстратно-славянских семантических типа: это - глаголы, описывающие: 1) действие с оборотной стороны ориентира; 2) начало действия или процесса; 3) полное погружение субъекта в действие или процесс. В среднепольском языке (1540 г. - первая половина XVIII в.) при глаголах перемещения «приставка za-, как и соответствующий предлог, обозначала движение, направленное за предмет » (Стрекалова 1968: 99). В современном русском это значение 'за предмет(ом)' реализуется в таких частных значениях, свойственных также польскому, украинскому и белорусскому языкам и ставших адстратными для идиша, как: « 1) оборотная от наблюдателя сторона пространственного ориентира; 2) столь далекое место, что наблюдатель ничего о нем не знает » (Волохина, Попова 1993: 56). Оба значения сводимы к единой этимологически обусловленной архисеме , и типовой концепт ситуации, который повторяют концепты каждого из типов префиксальных глаголов с far-2, может быть условно представлен следующей схемой (рис. 1). Рис. 1. Концептуализация ситуации глаголами с префиксом far-2 2 Немецко-славянская гибридность идиша здесь проявляется в следующем: а) в приобретении немецкой формой славянских значений и макро-семантических характеристик; так, глаголы fargeyn 'заходить,farreykern 'закуривать,farfirn 'заводить (начинать что-либо)' и т.п. по форме полностью соответствуют немецким vergehen 'проходить (исчезать)', verrauchen 'прокуривать' и verfuhren 'соблазнять', но имеют абсолютно иные - адстрат-ные славянские - значения и концептуализуют ситуацию по славянскому образцу; при этом формально те же глаголы с префиксом far-1 имеют такие же значения, что и их немецкие эквиваленты; б) в широком применении идишем - по славянскому образцу - реф-лексива zikh при префиксальных глаголах с far-2' например: farglustn zikh 'захотеться''farhustn zikh 'закашляться' (ср. соответствующие русские глаголы); у идишских глаголов местоименный по своему происхождению рефлексив zikh утратил лексический характер (свойственный немецкому sich) и превратился в отдельно стоящий приглагольный рефлексивный постфикс (подобно польскому si?); в) в получении глаголами с данным префиксом славянских морфо-синтаксических характеристик: - управление прямым и косвенным дативным дополнением: (2) farglustn zikh 'захотеться': deriber koym iz khantse fun di kindershe shikhlekh aroys hot shoyn yentlen (Субъект/Дополнениедатив) zikh shtark farglust a khosn (Объект/Дополнениепрямое) far ir (Mendele). 'Поэтому, едва Ханца успела вырасти из детских туфелек Ентлу (Субъект/Дополнениедатив) сильно захотелось для нее жениха (Объект/ Дополнение ) '; ^ прямое' ' - управление косвенным дополнением (русский творительный падеж и его формальный идишский аналог «предлог mit c; посредством' + дополнение»): (3) farinteresirn zikh 'заинтересоеаться': mir kenen nor hofn az andere - i yidn i nisht-yidn (Субъект/Подлежащее) - veln zikh vayter farinteresirn mit yidish (Объект/Дополнение ) (Mendele-forum). 'Мы можем -*-4 ' ^ предложное' 4 ' только надеяться, что другие - и евреи, и неевреи (Субъект/Подлежащее) - впредь заинтересуются идишем (Объект/Дополнение _) '. г ^ г j -- \ ' г-| творительный' 2. Ситуатема на примере глаголов с префиксами-омонимами far-2 и unter-2 Ситуатема не равна лексическому значению префиксального глагола и обусловливаемому префиксом концепту ситуации. Объем информации, включенной в ситуатему, шире конвенционального способа обозначения ситуации посредством глагола с префиксом (концепта ситуации) и закрепленного за ним содержания (лексического значения). Значение глагольной лексемы включает лексикализованную ситуацию, но наряду с последней ситуатему конституируют еще и импликативно связанные с ней микроситуации, т.е. смежные конситуации, которые вступают друг с другом в таксисные отношения проспекции, ретроспекции, интраспекции и / или синхронности (Лебедева 1999: 55, 88-90; Шишигин 2015: 24). 2.1. Корреляция значения, концепта ситуации и ситуатемы (на примере глаголов с far-.) Для иллюстрации соотношения значения, концепта ситуации и ситуатемы приведем пример с глаголами с префиксом far-2: (4) farhustn zikh 'закашливаться', fartsien zikh 'затягиваться': fun zint der tate iz geshtorbn, hot er ongehoybn reykhern. di ershte tsayt hot er (Субъект) zikh gemutshet, flegt zikh farhustn. itst fartsit er zikh shoyn (ShoLem-ALeykhem 1997: 33). 'С того момента, как папа умер, он начал курить. Первое время он (Субъект) мучился, закашливался. Теперь он уже затягивается '. За счет префикса far-2 ситуации с данными глаголами, которые описывают полное погружение в действие или процесс, концептуально уподобляются «перемещению за ориентир». В русском языке, например, значение глаголов типа затолкать в очереди и замучить(ся), которым c точки зрения словообразования, семантики и морфосинтаксиса аналогичны анализируемые идишские глаголы (соответственно farshtupn и farmutshen (zikh)), сводимо к семе , из которой выводится сема (Волохина, Попова 1993: 169). Этому же образцу следуют представленные идишские глаголы с far-2. В объективно-денотативной же ситуации перемещения за ориентир не происходит, отсутствует данный параметр и в значении глаголов, соответственно 'сильно кашлять' и 'глубоко вдыхать дым'. Но на уровне ситуатемы выявляются не только параметры «сильно» и «глубоко», но и смежные микроситуации, что S ПОГРУЖАЕТСЯ В F /ет рис. 2. иллюстриру МСЗ-1 начинает делать _ затем > II мся-з МСП-1а [S делает F интенсивно! Рис. 2. Ретроспективная ситуатема глаголов с префиксом far-2, описывающих ситуацию полного погружения субъекта в действие или процесс: S - субъект, F - действие / процесс Ситуатему данных префиксальных глаголов мы полагаем ретроспективной, так как на ядерную микроситуацию направлены предшествующие ей синхронные периферийная и закадровая микроситуации: - субъект начинает кашлять и вдыхать дым (закадровая микроситуация МСЗ-1) и - синхронно делает это интенсивно, т.е. кашляет сильно и вдыхает дым глубоко (периферийная МСП-1а), и, - тем самым, погружается в кашель и курение (ядерная МСЯ-3). 2.2. Ситуатема (на примере глаголов с unter-J Префикс-омоним unter-2 развился путем наложения значений славянского префикса pod-/пад-/пiд- на семантически близкий немецкий unter- с тем же исконным конкретно-пространственным значением 'снизу', которое расширилось при обозначении абстрактно-пространственных и пространственных ситуаций за счет славянского адстрата. Они, в частности, описывают - по славянскому образцу - сопровождающее действие: а) вспомогательное действие: unterarbetn 'под(за)рабатывать, unterhelfn 'помогать, untermiskhern 'приторговывать, unterzogn 'подсказывать' и др. (по типу, соответственно, рус. подрабатывать,укр. п'1дмагати, блр. пад-гандлёуваць, польск. podpowiedziec); б) побочное действие: unterfayfn 'присвистывать (делая что-либо)', unterkhlyoben 'прихлебывать, unterzingen 'подпевать' (по типу, соответственно, укр. п'дсвистувати, рус. прихлебывать, блр. падпяваць). Полиситуативность семантики глаголов сопровождающего действия с unter-2 выражается, прежде всего, в реализации двух акциональных микроситуаций (рис. 3, 4). При этом ситуатемы глаголов вспомогательного и побочного действия отличаются друг от друга. При очевидном отличии ситуатем общим компонентом у них является то, что ядерную микроситуацию конституирует действие сопровождающее (вспомогательное или побочное), что в триаде «идиш - немецкий - славянские языки» выявляют только идишские и славянские префиксальные глаголы. Значимость словообразования в гибридизации языка, в том числе идиша на базе славянского адстрата, заключается в том, что словообразовательный уровень соединяет лексику, семантику и грамматику, затрагивает грамматические и семантические категории. Так, в идише развились акциональные значения: грамматикализованные одноактные и длительные глагольные конструкции, а также перфективный аспект, выражаемый посредством префиксальных глаголов. затем > S ОКАЗЫВАЕТ СЕБЕ/ чтобы > МСП-1 [S/Si производит F] S2 ОКА ЗЫВАЕТ S, СОДЕЙСТВИЕ В ВЫПОЛНЕНИИ F [Goal] (S/Si требует содействия) Рис. 3. Ретроспективно-проспективная типовая ситуатема глаголов с префиксом unter-2, описывающих ситуации вспомогательного действия II при этом [S производит основное Fi] S ПРОИЗВОДИТ ПОБОЧНОЕ F2 МСП-la МСЯ-1 Рис. 4. Синхронная типовая ситуатема глаголов с префиксом unter-2, описывающих ситуации побочного действия: F - действие, S - субъект, Goal - цель Глагольно-префиксальное словообразование значимо еще и потому, что аффиксы - единицы двусторонние, обладающие формой и содержанием. Отсюда - взаимосвязанная (но не линейная) цепочка: лексика -морфемы - грамматика - семантика. И эта связка охватывает, в сущности, весь язык: следовательно, системная гибридизация словообразования вызывает гибридизацию всего языка. Подобно тому как, например, формирование категории вида в славянских языках выделило их из ряда других индоевропейских, славянский системный адстрат способствовал обособлению идиша от немецкого. Гибридизация, таким образом, являет собой системное, органическое скрещивание, но не механическое совмещение компонентов разных языков в одном - третьем - идиоме, который в результате этой гибридизации превращается в гибридный язык. Ярким примером тому служит идиш и, в частности, его гибридная - немецко-славянская - система глагольно-префиксального словообразования.

Ключевые слова

идиш, славянские языки, гибридизация, словообразование, префиксальные глаголы, системная копия, адстрат, концепт ситуации, ситуатема, Yiddish, Slavic languages, hybridization, derivation, prefixed verbs, systemic copy, adstratum, concept of situation, situateme

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шишигин Кирилл АлександровичКемеровский государственный университеткандидат филологических наук, зав. кафедрой немецкой филологииschischigin-ka@rambler.ru
Лебедева Наталья БорисовнаКемеровский государственный университетдоктор филологических наук, профессор кафедры стилистики и риторикиnlebedevab@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Волохина Г.А., Попова З.Д. Русские глагольные приставки: семантическое устройство, системные отношения. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1993. 196 с.
Звегинцев В.А. Очерки по общему языкознанию. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1962. 385 с.
Лебедева Н.Б. Полиситуативность глагольной семантики (на материале русских префиксальных глаголов). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999. 262 с.
Лебедева Н.Б. Концепция полиситуативности: исследовательский потенциал (на примере анализа семантики русского глагола навыписывать) // Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов: Российская ассоциация лингвистов-когнитологов, 2015. № 1 (42). С. 122-132.
Мусорин А.Ю. Из наблюдений над лексикой русинского языка. URL: http://www.philology.ru/linguistics3/musorin-06b.htm (дата обращения 11.06.2015).
Светозарова Н.Д. Краткий очерк фонетики языка идиш в сравнении с русским и немецким // Общее и германское языкознание / Отв. ред. Н.Л. Сухачев. СПб.: Нестор-История, 2007. С. 226-239. (Acta linguistica Petropolitana. Т. 3. Ч. 1).
Стрекалова З.Н. Из истории польского глагольного вида. М.: Наука, 1968. 176 с.
Фреге Г. Смысл и денотат. URL: http://lpcs.math.msu.su/~uspensky/ journals/siio/35/35_15FREGE.pdf (дата обращения 11.06.2015).
Шишигин К.А. Полиситуативная семантика префиксальных глаголов языка идиш (на примере глагола geyn с некоторыми префиксами) // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. № 6 (32). C. 60-76.
Шишигин К.А. Словообразовательная система гибридного языка: формирование, развитие и функционирование (на материале префиксальных глаголов идиша): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Кемерово, 2015. 56 с.
Beider A. Reapplying the language tree model to the history of Yiddish // Journal of Jewish Languages. Leiden: Koninklijke Brill NV, 2013. P. 77-121.
Beider A. Unity of the German component of Yiddish: myth or reality? // Jewish Language Contact. Berlin: Mouton de Gruyter, 2014. P. 101-136.
Bin-Nun J. Jiddisch und die deutschen Mundarten: unter besonderer Berücksichtigung des ostgalizischen Jiddisch. Tübingen: Max Niemeyer, 2008. 415 s.
Frege G. Über Sinn und Bedeutung // Zeitschrift für Philosophie und philosophische Kritik. 1892, NF 100. S. 25-50.
Geller E. Hidden Slavic structure in modern Yiddish // Jiddische Philologie: Festschrift für Erika Timm / Hrsg. W. Röll u. S. Neuberg. Tübingen: Max Niemeyer Verlag, 1999. S. 65-89.
Mark Y. Gramatik fun der yidisher klal-shprakh. Nyu-York: Alveltlekher yidisher kultur-kongres, 1978. 407 z.
Mendele Moykher-Sforim. Dos vintsh-fingerl. URL: http://www. uni-trier.de/index.php?id=31287 (дата обращения 11.06.2015).
Mendele-forum. URL: http://mendele.commons. yale. edu/1996/12/01/yidish-un-yidishkayt-2 (дата обращения 11.06.2015).
Sholem-Aleykhem. Motl peyse dem khazns / ed. Kh. Shmeruk. Yerusholaim: Magnes pres, 1997. 366 z.
Sholem-Aleykhem. Oylem-habe. URL: https://docs. google.com/viewer?a=v&pid=sites&srcid=ZGVmYXVsdGRvbWFpbnxtZW5k ZWxlZGVydmF5bGlrfGd4OjU1NmIzYzRjMmU1MTc1MmU (дата обращения 11.06.2015).
Timm E. Historische jiddische Semantik: Die Bibelübersetzungssprache als Faktor der Auseinanderentwicklung des jiddischen und des deutschen Wortschatzes / u. Mitarbeit v. G.A. Beckmann. Tübingen: Max Niemeyer, 2005. 744 s.
Timm E., Beckmann G.A. Etymologische Studien zum Jiddischen. Zugleich ein Beitrag zur Problematik der jiddischen Südost- und Ostflanke. Hamburg: Helmut Buske, 2006. 191 s.
Weinreich M. Geschichte der jiddischen Sprachforschung. University of South Florida, 1993. 551 s.
Yiddish Alphabet/Alef-Beys. URL: http://www.yivo.org/ max_weinreich/index.php?tid=57&aid=275 (дата обращения 11.06.2015).
 Славянские языки как фактор гибридизации идиша | Русин. 2015. № 3 (41).

Славянские языки как фактор гибридизации идиша | Русин. 2015. № 3 (41).