Русинско-венгерские связи в Карпатском ареале | Русин. 2017. № 1 (47). DOI: 10.17223/18572685/47/3

Русинско-венгерские связи в Карпатском ареале

Старейшие мадьяризмы в русинском языке появляются со времен первых контактов славян и венгров. Венгерский язык был государственным вплоть до 1918 г., и присутствие венгерских слов в русинском языке понятно. Прямые контакты наблюдаются и сегодня в Бачке-Тополе, Новом Орахове и Суботице. Рассматривая происхождение и заимствование мадьяризмов, можно отметить, что главная причина этого - их семантическая природа. Слова в первую очередь заимствуются благодаря своим значениям, которые заполняют конкретные пробелы в русинской лексике или выражают совершенно новые понятия.

Rusinian-hungarian relations in the carpathians.pdf Чи Карпати у VIII-IX в. були и накельо були населени зоз припад-нТками руского народу, т. е. тота часц, хтора ше традицийно наволуе Подкарпатска Рус, не мож утвердзиц. Дзепоедни писателе твердза же на Карпатох, ище скорей як цо ше Мадяре спущели на нешкайшу вельку ровнТну медзи Дунайом и Тису, бивал руски народ и же ту мал и свойо населеня. О тим пише и писатель Анонимус зоз XIII в. (Лабош 1979: 12). Чи то наисце вельо руского народу бивало у тедишней Мадярскей, чежко утвердзиц. Вироятно же под меном руски треба подрозумйовац и други славянски народи. Зазначене напр. же руски фамелиТ жили у карпатских крайох, у Ерделю (ТрансилваниТ), а и коло рики Драви, та и у Сриме. Заш лем, не шмеме цалком одруциц идею же руски народ бивал и на нТзших Карпатских горох, при ровнТни, помишани ведно з Мадя-рами. Таке думане потвердзуе и тото же тедишнТ мадярски кральове мали обичай дац свойому престолонашлТднТкови трецину держави, на хторей вон цалком сам пановал. Тоту трецину держави творели комитати: Ужски, Земплински, Абауйски, Боршодски, Сатмарски, Би-гарски, Солноцки, а волали ю Руске князовство - Marchia Ruisorom, односно Руска краТна. Таку систему панованя заведол уж сам краль св. Штефан за свойого сина св. Емерика. Тото право хасновали вец и други кральовски князове (Лабош 1979). Мено Marchia Ruisorom указуе на тото же главна характеристика тих крайох, з оглядом на народ, хтори ту бивал, була руска. Кед попатриме нашу руску историю, вец можеме замерковац же, ше од вчасних часох нашей историТ спомина и мадярски народ, нашо животи ше преплетаю и не можеме заобисц контакти тих двох на-родох, односно Тх язикох котри вироятно уплТвовали еден на други, на обичаТ и културу. Понеже ГорнТца од XII до XIII в. була слабо населена, у другей половки XIII в., по татарским походу, мадярски кральове на ГорнТци подаровали бояром вельки комплекси жеми и леси. Так ше уж у першей половки 1218. р. спомина руски бояр Василь, хтори од краля достал маеток блТзко Парканя у Острогонским комитату, а бояр Младик 1262. р. достал маеток у НТтранским комитату. 1321. р. жил напр. Русин Теза, дворян кралТци МариТ. Часц наших Русинох, як и тоти, хтори ше Гу нТм приселели зоз Га-личини, ховали статок и керчели леси. ЗемледТлство не барз любели, та кед не мушели, анТ ше з нТм не занТмали. Звикнути на природни почежкосци, не було роботи, до хторей ше не розумели. У Шарошским комитату копали соль, а у Земплинским и Шарошским тримали вап-нярнТ, дзвигали мости на рикох и правели млТни. На нТзших брегох обрабяли винТци. Такой на початку селеня Мадярох до Карпатских крайох и Панон-скей ровнТни наиходзиме на слово крипак - м. Jobagy, зоз хторим ше виками означовало жалосну судьбу найвекшей часци житель-ох у держави, земледТлски народ, не рахуюци чи бул шлебодни чи не. Под меном йобадь думало ше на людзох, котри робели на твердиньох, як и коло твердиньох. То було твердиньске вояцтво (jobagiones castri). Спочатку, у документох, краль з тим меном на-воловал самих боярох, йому подлежних, але познейше, од XIII в., тото слово вше частейше почали хасновац лем за земледТлцох и то за жем вязаних хлеборобох, подлежних самому панству, бояром (Лабош 1979: 18). Гоч у чежких обставинох, Руснаци були видзени як вредни, вирни и схопни народ. За Руснацох ше вяже шлТдуюца присловка зоз тих часох: Хто Руснака ма за крипака, тому и кухня полна. Наших людзох заш и пре борбу за свойо права, хтора була источасно и борба за очуване интересох боярох розположених процив ГабзбурГовцох, наволали и найвирнейшим народом, «gens fidelissima», а окреме их так наволовал бояр Ракоци, у чиТм войску ше вони и борели (Лабош 1979: 44). Вичерпани з войнами, худобни, без ичого и под новима обтерхованями Руснаци рушели далей за лепшим животом, зохабяю-ци свою дТдовщину, спущуюци ше до Панонскей ровнТни, до Бачкей, хтора теди була жем будучносци. ВелТм улТвала надТю на красши, мирнейши и справедлТвши живот. На своей драги, чи як поединци, чи як менши Групи, Руснаци ше непреривно стретали зоз мадярским народом. Мадярски язик бул и урядови язик аж по перши децениТ XX в. и потамаль пановал руско-мадярски билинГвизем (Фирис 2008: 210), прето не случайно же велТ мадярски слова хаснуеме у руским язику и нешка. Перши мадяризми у руским язику зявели ше ище под час перших славянско-мадярских контактох, а векшина з нТх походзи зоз початку старомадярского язичного периоду, цо значи зоз часу скорей XVII в. (Фирис 2008), док на сиверу Бачкей (Суботица, Бачка Тополя, Нове Орахово - Зентянски Гунарош) и дзень-нешка Руснаци одрастаю и жию у директним контакту зоз трома язиками (руским, сербским и мадярским язиком), бешедуюци их. У 60-рочним заеднТцким живоце тих двох народох, окреме интересантне же медзи жителями Нового Орахова, мож чуц и числени анеГдоти зоз каждодньового живота Мадярох и Руснацох од приселеня Руснацох до Орахова (1946. р.), цо указуе и на звекшани ступень медзисобного порозуменя. До тей роботи уключени потераз обробйовани мадярски пожички як и гунГаризми, хтори обезпечени прейГ информаторох. Даедни гунГаризми до руского язика вошли директно зоз мадярского язика, даедни прейГ немецкого язика, або сербского язика. Даедни слова немецкого походзеня, медзитим, хаснуеме у руским язику, а превжати су зоз мадярского язику (напр. лексему фурик хасную Мадяре зоз Мадярскей, док Мадяре зоз СербиТ ю не хасную). Значне надпомнуц же, авторе основней литератури о язикох у контакту Ейнар ГауГен и Юриел Вайнрайх язичну пожичку спатраю ведно зоз зявеньом билингвизма, при чим вигледую уплТв двох Ге-оГрафски зблТжених язикох. Розпатраюци пошлТдки контакту медзи двома язиками, Ейнар ГауГен розликуе: а) заменьоване кодох (ал-тернативне хасноване двох язикох), б) интерференция (медзиязична идентификация, т. е. значеньске або функцийне поклапане елементох двох язикох), в) интеграцию (адаптация превжатих елементох до системи язика-примателя) (Фейса 1990: 6). Можеме видзиц же, ше аж у рамикох интеГрациТ одкрива предмет тей роботи засновани на директних контактох медзи двома язиками. Интеграцию треба похо-пиц у найширшим змислу и подрозумйовац процес одомашньованя и прилагодзованя странского (мадярского) елемента Гу новому (ру-скому) язику, процес, хтори по правилу у язику примателю резултуе у рижних варияцийох форми и змиста язика-давателя. ВарияциТ ше одноша на гласовне реализоване странского слова, а варияциТ змиста на значене (Фейса 1990: 8). О гунГаризмох як окремней теми не вельо писане у русинистики. По тераз о гунГаризмох у нашим язику писали ГавриТл Костельник, Микола М. Кочиш, Олекса Горбач, Иштван Удвари, Юлиян Рамач, Гайналка Фирисова и други. Окреме значне дТло, хторе помогло у анализованю потераз зазбераних гунГаризмох то робота линГвисти проф. др Юлияна Рамача Лексика руского язика (Рамач 1983). У тим дТлу автор, попри других пожичкох, позберал и коло 550 мадяризми и преширел их зоз коло 43-ма новима мадярскима пожичками. Деталь-ну анализу за кажди гунГаризм на фонолоГийним, морфолоГийним и семаничним уровню не поробел, не пише окреме анТ о ономастики, але бешедуе о походзеню пожичкох и о почежкосцох одредзованя часових координатох одредзеного язичного зявеня. За обединьоване гунГаризмох до словнТка хасновани и Етимо-ло^ийни словшк (Etimologiai szotar) професора Заиц Табора (Zaicz 2006), у хторим позберани и обробени мадярски слова и Тх походзене; потим Руско-сербски словнЫ, хторого виробели Хелена Медеши, Оксана Тимко-ДТтко, Михайло Фейса и Юлиян Рамач, и у хторим обробена лексика руского народного и литературного язика. У тей роботи з народного язика до словнТка унешена, попри сучасней лексики, и застарена лексика, хтору младши ГенерациТ престали хасновац, але ю старши ище хасную, або добре познаю. Медзи нТма ше находза и гунГаризми бизовни, фаркаш, ровка, орса* и други. Окремну увагу заслужуе и приручнТк Витайце у нас авторки проф. др МариТ Йобадь Жирош, до хторого уключени 15 лекциТ за виучоване бачванско-сримскей вариянти русинского язика, хтори зме хасновали за до-полньоване нашого словнТка гунГаризмох. Кажди гунГаризм, односно кажде слово мадярского походзеня, хторе ше находзи у тим словнТку потвердзене и у язику жридлу (ма-дярским язику), зоз помоцу професорки мадярского язика ИвеГеш Гизели и шлТдуюцей литератури: Magyar ertelmezo keziszotar; Ma-gyar-szerbhorvat keziszotar; Szerbhorvat-magyar keziszotar; Idegen szavak es kifejezesek szotara. ГунГаризми нашли свойо место и у Рамачовей Граматики руского язика (Рамач 2002). Вони у Граматики обробени у обласци лексикология, дзе ше споминаю и топоними (начишлени 12 топоними), док ше як приклади гунГаризми наводза и у обласци морфолоГия. Хаснована и Граматика мадярского язика (A magyar nyelv konyve) од проф. др Давида Андраша (David 1975), як и скрипти Мадярски язик (Magyar nyelv) мр БаГи Ференца (Bagi 1983). Робота др Гайналки Ферисовей Презвиска мадярского походзеня при бачванско-сримских Руснацох тиж значно помогла же би, ше корпус преширел зоз рускима презвисками мадярского походзеня. Авторка, медзи иншим, вельо зробела на анализи презвискох на фо-нолоГийним и морфолоГийним уровню. У своей роботи ше операла и на вигледованя проф. др Иштвана Удвария. Же бизме одкрили кеди ше перши мадяризми зявели у руским язику требало пренайсц перши контакти мадярского и руского народу през историю, односно контакти мадярского и руского язика. У тим вигледованю помогло дТло История Русинох Бачкей, Сриму и Славони 1745-1918 рок автора др Федора Лабоша. Зоз його исто-риТ дознаваме вельо и о живоце тих двох народох през историю, а пренайдзени и перши гунГаризми (напр. йобадь, ишпан и др.), як и же руски народ з боку мадярского бул ценени и почитовани. О перших контактох Руснацох и Мадярох дознаваме и зоз дТла Magyarorszag tortenete (История Мадярскей) 895-1301 мадярского историчара Кришто Дюли (Kristo 1998). За виробок методи и структури тей роботи хаснована робота Виробок фахових и наукових роботох проф. др Момчила Сакана и робота Английски елементи у руским язику проф. др Михайла Фейси. Вигледовацки корпус оформени насампредз на писаним материялу, але е дополньовани и зоз уснима жридлами, односно информациями информаторох. У цеку цалого вигледованя випитани коло 30 особи, з рижних местох биваня у Републики СербиТ и Мадярскей, рижного року народзеня, полу, образованя и професиТ. Попри числених информаторох видзелюеме шлТдуюци: проф. ИвеГеш Гизелу, ИГнац Яноша, проф. Надь Тибора, проф. Томик Нимрода, Посави ОлГу и проф. Бенчик Миклоша. Попри информаторох хасновани и шлТдуюци жридла: тижньови часо-пис Руске слово од 2010. до 2012; мешачни часопис за младеж Мак од 2010. до 2012; предвойново и повойново числа календара Руски ка-лендар од 1929. р. до 2012; учебнТки за руски язик и пестоване руского язика зоз СербиТ и Мадярскей; словнТки (Сербско-руски; Руско-сербски; ЕтимолоГийни словник мадярских словох; Magyar ertelmezo keziszotar; Magyar-szerbhorvat keziszotar; Szerbhorvat-magyar keziszotar; Idegen sza-vakes kifejezesekszotara); робота Руски презвиска мадярского походзеня др Гайналки Фирисовей обявена у дТлу Русини / Руснаци / Ruthenians II (1745-2005); словнТк у рамикох линГвистичного наукового твора о пасмох у рускей лексики - Руска лексика Юлияна Рамача; tраматика руского язика Юлияна Рамача; Руснаци у Новим Орахове видате з боку Дружтва за руски язик, литературу и културу; Хрон'/ка Руснацоху Мик-лошевцох Дюри ЛТкара; Народ нодкадз од Пола Роберта МаГочия. У самим цеку вигледованя зявели ше вецей почежкосци, хтори приведли до основного проблема того вигледованя. Вон ше состоТ у утвердзованю присуства и видзельованю мадярского елемента зоз язичней материТ руского язика. Як найвекши почежкосци спомнеме шлТдуюци: а) Непостояне подполного жридла о тим, хтори гунГаризми ди-ректно превжати зоз мадярского язика, а хтори прейг даяких других язикох (немецкого, сербского и др.); б) Нехасноване даедних мадярских словох у язику-жридлу (понеже прешли до архаизмох, як напр. хлапец), док их у руским язику хаснуеме як фреквентни гунГаризми; в) НеможлТвосц у подполносци провадзеня дияхроней компоненти на материялу руского, односно не може точно одредзиц часово коор-динати одредзеного язичного зявеня. Юлиян Рамач при виучованю нашей вкупней лексики и одредзованю точних часових координатох наглашуе же барз важни момент приселеня до нового краю. Так вон видзелюе лексику, хтору Руснаци хасновали у старим краю (хтору принесли зоз собу до Бачкей) од лексичних пасмох од стредку 18. в. у новим краю. При велТх словох мадярского походзеня, ридко и при других пожичкох и паралелох, наведзени рок лебо вик кеди су за-значени у писаних памятнТкох на мадярским язику (напр. барнасти < м. barna, 1349. р.; баршонь < м. barsony, 1395. р.). За мадяризми зазначени по стредок 18. в. ест вецей вироятносци же исновали у нашей лексики старого краю. Нове лексичне пасмо твори лексика створена, або пожичена по приселеню (Рамач 1983: 2). У анализи на морфолоГийним уровню гунГаризми дзелТме на: 1) директни реплики; 2) виведзени слова; 3) зложени слова. До директних репликох учишлени гевти мадяризми, хтори настали на бешедним подручу мадярского язика и чийо форми идентични зоз мадярскима (мадяризми без суфиксох и мадяризми, чия ше концова Група гласох поклопела по форми з нашим язиком); под виведзенима словами будземе подрозумйовац шицки слова, хтори достали даяки руски (одомашнени або домашнТ) деривацийни елемент, зоз хторима ше сцера идентичносц зоз жридлову форму (мадяризми з мадярскима и рускима суфиксами), док зме при зложених словох обробели гевти цо им обидва компоненти независни (Фейса 1990: 105). Од шицких файтох словох меновнТки найчислеьши и творя коло три штварцини нашого вигледовацкого корпуса, док ше у едней штварцини стретаме углавним зоз дТесловами, прикметнТками, ви-кричнТками и числовнТками. 4.1. Меновшки. При меновнТкох наиходзиме и найвекше число гунГаризмох без суфиксох и таких гунГаризмох, чия ше концова Група гласох поклопела по форми з нашим язиком. Тото число, медзитим, у непостредней зависносци од класификованя меновнТкох-гунГаризмох на невиведзени, виведзени и зложени (Рамач 2002: 54). Познате же невиведзени меновнТки маю лем кореньову морфему, а припадково законченя доставаю на корень. Таки, наприклад: ШОР - 1. с. ред, укр. порядок, 2. улТца < м. SOR /sor/; ЧАТ - с. шнала < м. CSAT /cat/ = капча (Рамач 1983: 193-197). Ми Гу невиведзеним меновнТком у руским язику рахуеме и меновнТки-гунГаризми, при хторих, гоч су у язику-жридлу виведзени, у руским язику не розли-куеме морфеми (не знаме же хтора часц пожички представя корень, а хтора афикс). То, наприклад, случай зоз БИШАЛМА < м. BIRSALMA /birsalma/ (Zaics 2006: 70). Мадярски линГвисти свидоми же тото слово виведзене з двох часцо але не и бешеднТки руского язика. Перша часц бирш значи блиш, а друга часц алма значи яблуко. Ми, медзитим, у слову бишалма видзиме лем едну морфему: бишалм -(хтора за нас кореньова) и тото слово у нашим язику тримаме за невиведзене (Рамач 2002: 54). Таки и велТ други пожички-гунГаризми хтори зме учишлели до директних репликох: AПО - заст. эцец, тато [при обрацаню дзецох Гу оцови] < м. = оцец /apo/; под уплТвом сербского язика нешка ше розширело тато (Рамач 1983: 94). Таки напр. АРВАЧКА

Ключевые слова

русинский язык, венгерское влияние, мадьяризмы, связь языков, сферы использования, лексикология, Rusinian language, Hungarian influence, Hungarisms, language relationship, the scope of use, lexicology

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фейса МихайлоУниверситет города Нови-Саддоктор лингвистических наук, профессор кафедры русинского языка и литературы философского факультетаfejsam@eunet.yu
Бенчик СенкаНачальная школа Чаки Лайош в Бачке-Тополемастер русинистики, профессор русинского языкаfejsam@eunet.yu
Всего: 2

Ссылки

Bagi F. Madarski jezik. Novi Sad: Institut za madarski jezik, knjizevnost i hungaroloska istrazivanja uz finansijsku pomoc samoupravne interesne zajednice viseg i visokog obrazovanja SAP Vojvodine, 1983
David A. A magyar nyelv konyve. Ujvidek: Tartomanyi Tankonyv-kiado Intezet, 1975
Kristo Gy. Magyarorszag tortenete 895-1301. Budapest: Osiris kiado, 1998
Palich E. Magyar-szerbhorvat keziszotar. Budapest: Terra, 1982
Zaicz G. Etimologiai szotar. Budapest: Tinta Konyvkiado, 2006
Лабош Ф. История Русинох Бачкей, Сриму и СлавониТ 1745-1918. Бачки Петровец - Нови Сад - Руски Керестур - Вуковар: Союз Русинох и УкраТнцох Горватскей, Републична самоуправна интересна заед-нТца култури Горватскей, 1979
Рамач Ю. Руска лексика. Нови Сад: Универзитет у Новим Садзе, Филозофски факултет, Институт за педаГоГию, катедра за руски язик и литературу, 1983
Рамач Ю. Граматика руского язика. Београд: Завод за уубе-нике и наставна средства, 2002
Рамач Ю, Фейса М., Медеши Г., Тимко-Дтко О. Русинско-српски речник / Руско-сербски словнТк. Нови Сад: Завод за културу во]'во^анских Русина, Филозофски факултет, Одсек за русинистику, 2010
ФирисГ. Презвиска мадярского походзеня при бачванско-сримских Руснацох. У: Русини / Руснаци / Ruthenians, II. Нови Сад: ИК Проме-те]', Универзитет у Новом Саду, Филозофски факултет, Одсек за русинистику. КПД ДОК Куцура, 2008. С. 210-228
 Русинско-венгерские связи в Карпатском ареале | Русин. 2017. № 1 (47). DOI: 10.17223/18572685/47/3

Русинско-венгерские связи в Карпатском ареале | Русин. 2017. № 1 (47). DOI: 10.17223/18572685/47/3