Потери русской армии в Закавказье в Русско-турецкую войну (1828-1829 гг.): историко-статистическое исследование | Русин. 2017. № 4 (50). DOI: 10.17223/18572685/50/3

Потери русской армии в Закавказье в Русско-турецкую войну (1828-1829 гг.): историко-статистическое исследование

В статье рассматриваются потери русской армии на территории Закавказья в период Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Уделено внимание театру военных действий, а также противоэпидемиологической ситуации в регионе. Важными материалами при подготовке статьи стали архивные документы Центрального государственного исторического архива Грузии и статистические данные о потерях из других источников. Были использованы мемуары участников конфликта, а также научные труды по теме исследования, опубликованные в новейшее время. Авторы отмечают, что Кавказский отдельный корпус генерала Паскевича, имевший в своем составе 16 883 военнослужащих, в период Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. потерял 4 361 чел., что составляло 25,8 % от общего количества военнослужащих. Конфликт продлился 506 дней. Среднесуточные потери на Кавказском ТВД составили 1,8 чел. убитыми, 6,6 чел. ранеными и 0,1 чел. пропавшими без вести. Общие потери -8,5 чел. в сутки. Эпидемия чумы 1828-1829 гг. благодаря принятым противоэпиде-миологическим мероприятиям не оказала существенного влияния на проведение войсковых операций.

The losses of the Russian army in Transcaucasia during the Russo-Turkish War (1828-1829): the historical-statistical stu.pdf Введение Русско-турецкая война 1828-1829 гг., как известно, проходила на нескольких театрах военных действий (ТВД), а именно на Балканах, в Азии и в Закавказье. В настоящей статье мы хотели бы рассмотреть только Закавказский ТВД. Персидская война 1827 г. дала Российской империи Армянскую область, которая была образована 21 марта 1828 г. из присоединенных ханств Эриванского и Нахичеванского. Население области - армяне, персияне и татары - было в большинстве оседлым. К кочующим племенам, сравнительно малочисленным, принадлежали курды1, иезиды2 и цыгане. Образ жизни оседлого населения мало чем отличался от жизни туземцев других местностей Закавказья. Так, не было резких отличий между пищевым довольствием бедняков и зажиточных людей. Вследствие жаркого климата преимущественно употреблялась растительная пища, главным образом (помимо, разумеется, хлеба) свежие и сушеные плоды, а затем молочные продукты. Санитарное благополучие населения представляло большое различие в зависимости от топографических и климатических условий. С этой стороны Армянская область не составляла исключения из общей схемы климатологии Закавказья. Жители гористой и вообще высокой части области обладали более крепким здоровьем и болели несравненно реже, чем население обширной низменной долины Аракса, называемой также Араратской долиной, где эндемическими болезнями были лихорадка, тиф, дизентерия и чахотка. Особенно свирепствовала там малярия летом и осенью. Летне-осенние, или тропические, лихорадки всегда давали много больных и носили крайне тяжелый характер. Сильное распространение малярии стояло в прямой зависимости от способа орошения культурных полей с плотной и сухой почвой, производившегося с помощью многочисленных оросительных канав, проведенных по разным направлениям. Обусловливая богатые урожаи и превращая голую степь в зеленеющие оазисы, поливная вода, вместе с тем, заболачивала низины и делала из них малярийные очаги. Эпидемии также захватывали обширные районы бывших ханств Эриванского и Нахичеванского. Чаще всего из-за слабого распространения оспопрививания появлялось это заболевание, хотя на востоке данная процедура была известна с давних времен. Высокая заболеваемость, по крайней мере, в долине Аракса, вызывала большой спрос на врачебную помощь. И действительно, народная медицина там процветала, хотя, как и везде, была на низком уровне. Странствующие гекимы3 разъезжали по деревням, лечили и торговали вывезенными из Персии лекарствами. Некоторые из них пользовались репутацией искусных хирургов. В больших многолюдных селениях активно вели врачебное дело цирюльники. Кровопускание у них было универсальным средством против всех болезней. Они же вправляли вывихи, выдергивали зубы и лечили раны (Ermachkov et al. 2017: 837). Таким был Кавказ до прихода туда русских, таким же он оставался в первое время и после. Немедленная борьба с укоренившимися традициями населения, с беспрерывной работой оросительных канав, с разнообразными санитарными проблемами не входила в план действий русской администрации и могла начаться лишь впоследствии, по водворении в Армянской области русской гражданственности. Прежде всего нужно было акклиматизироваться самим, и нельзя сказать, что акклиматизация обошлась Российской империи дешево. Особенно тяжелы были для русских пришлых людей два первых года - 1828-й и 1829-й. Болели едва ли не поголовно. Осенью 1828 г. в областном правлении оставался здоровым и работал только один канцелярский чиновник, в полиции же и в городовом суде все делопроизводители были больны. Зима принесла некоторое облегчение, и заболевшие стали было поправляться, но лето 1829 г. для многих оказалось роковым - одни погибли, другие окончательно подорвали свое здоровье. Тяжело болели даже чиновники из местных жителей. В таких условиях размещение войск на постоянные квартиры в Армянской области требовало большой осмотрительности, и первое время число оставленных там войск было незначительным: один пехотный батальон, Донской казачий полк и рота артиллерии. Но из них только артиллерию по необходимости поместили в Эриванской крепости, пехотный же батальон был расположен в урочище Заках, в 14 км к северо-востоку от города на горной возвышенности при реке Кырхбулари, где климат считался здоровым. В самых плохих условиях оказался казачий полк, который рассредоточили небольшими командами по пограничной линии и по станциям почтового тракта на Тифлис. Материалы и методы В качестве материалов привлечены архивные документы Центрального государственного исторического архива Грузии (Тбилиси). Также были использованы научные статьи по теме исследования, опубликованные в новейшее время. Не обойдены вниманием и мемуарные произведения участников конфликта (Memories of Russian 2015; Гоков 2012). При решении исследовательских задач применялись общенаучные традиционные методы анализа, синтеза, конкретизации, обобщения. Важное значение в статье имеет статистический метод, благодаря которому были вычислены соотношения убитых к раненым, а также среднесуточные потери русских войск в период войны. Обсуждение Тема Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. в историографии исследуется либо как самостоятельная, либо в сравнительном контексте с другими военными конфликтами. Рассмотрим эти публикации. Боевым действиям в период Русско-турецкой войны на Балканском ТВД, а также в Черном море уделили внимание исследователи А. Битис, Х. Касумов и А. Смык (Bitis 2002; Bitis 2005; Касумов 2011; Смык 2012). Вопросами подготовки вооруженных сил к войне, а также дипломатическими переговорами по преодолению конфликта занимались такие исследователи, как А. Желтобородов, А. Рябиков и О. Жидкова (Желтобородов 2012; Рябиков 2015; Жидкова 2006). Малоизвестные страницы конфликта, а именно участие греческих моряков и турецкой кавалерии в боевых действиях на стороне России анализировали Ю. Пряхин и В. Познахирев (Пряхин 2011; Познахирев 2013). Русско-турецкую войну 1828-1829 гг. в сравнении с другими конфликтами рассматривали С. Каминский и С. Новосельский, которые обратили внимание на потери вооруженных сил России в период с 1756 по 1918 г. (Каминский, Новосельский 1947). Этой же теме был посвящен сборник сведений о потерях Кавказских войск в период с 1801 по 1885 г. (Сборник сведений о потерях 1901). Болгарским миграционным процессам в период с 1768 по 1830-е гг. уделил внимание А. Робарц (Robarts 2012). Результаты Потери от боевых действий. За Русско-персидской войной 1827 г. последовала Русско-турецкая война 1828-1829 гг. Она велась Отдельным Кавказским корпусом под командованием генерала Пас-кевича при несравненно лучших санитарных условиях, и ситуация с заболеваемостью в его корпусе не имела ничего общего с той, что сложилась годом раньше под Эриванью. Необходимо пояснить, что в июле 1827 г. под Эриванью в 20-й пехотной дивизии в строю было всего 4 тыс. чел., все остальные находились в лазаретах из-за лихорадки (Широкорад 2007: 55). Между тем войскам угрожала большая опасность заболеть чумой, которая появилась в июне 1828 г. после взятия Карса. Но она продержалась всего 16 дней и нисколько не помешала ходу военных операций. Нужно полагать, что причины такого благоприятного санитарного состояния корпуса в ту войну были следующими: во-первых, санитарная часть в войсках действовала должным образом и все подготовительные меры были приняты своевременно, а во-вторых, театром военных действий была наиболее высокая часть армянского плоскогорья, характеризующаяся здоровым климатом. Весьма существенно улучшило военно-санитарное дело снабжение действующих войск подвижным госпиталем, во главе которого как и. д. главного врача стоял дивизионный доктор 21-й пехотной дивизии Ильяшенко, бывший отрядным врачом во время Русско-персидской войны. Русско-турецкая война 1828-1829 гг. представляет значительный интерес в том отношении, что дает возможность по сохранившимся материалам более точно определить медицинский характер этой «травматической эпидемии» и, следовательно, войн данного периода. Она продолжалась более года, в ней насчитывалось около 20 более или менее крупных сражений. Анализ данных позволяет рассмотреть соотношение процента убыли убитыми и ранеными и отношение числа убитых к числу раненых как в течение всей войны, так и в отдельных боях наступательного или оборонительного характера. Вычисленные данные сгруппированы в табл. 1, в ней наряду со сведениями о потерях русской армии помещены данные о потерях турок. Таблица 1 Время В каком сражении Потери, по данным медицинского ведомства, чел. Общая убыль, % Отношение убитых к раненым, чел. Потери, по данным Гизет-ти4, чел. Отношение убитых к раненым, чел. 1928 С 21 июня по 15 июля 1828 г. Осада турками креп. Поти У русских убиты 7 и ранены 14, всего убыл 21 - 1 : 2 Убиты 7, ранены 14 1:2 23 июня Штурм креп. Карса У русских убиты 34 и ранены 230, всего убыло 264. У турок из 11 тыс. убиты и ранены 2 тыс. 18,0 1:6,7 Убиты 47 и ранены 2795 1 : 5,9 24 июля Штурм креп. Ахалкалаки У русских убит 1 и ранены 13, а всего убыло 14. У турок из 1 тыс. убиты и ранены 600 60,0 1 :13 Убит 1 и ранены 13 1 :13 9 августа Сражение под Ахалцихом с турецким вспомогательным корпусом У русских из 6 546 убиты 80 и ранен 401, всего убыл 481. У турок из 30 тыс. убиты и ранены до 2 500 7,3 8,3 1 : 5 Убиты 85, ранены 403 1 :4,7 16 августа6 13-часовой штурм креп. Ахалциха У русских убиты 128 и ранен 471, всего убыло 599. У турок из 14 тыс. убиты и ранены до 5 тыс. 35,7 1 : 3,7 129 убиты и 471 ранен 1 : 3,6 1 9 К» О I-'

Ключевые слова

Русско-турецкая война 1828-1829 гг, потери, убитые, раненые, русская армия, Russo-Turkish war 1828-1829, losses, killed, wounded, Russian army

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Черкасов Александр АрвелодовичМеждународный сетевой центр фундаментальных и прикладных исследований; Восточноевропейское историческое общество; Американская ассоциация историковдоктор исторических наук, директорsochi003@rambler.ru
Братановский Сергей НиколаевичРоссийский экономический университет им. Г.В. Плехановадоктор юридических наук, профессор кафедры государственно-правовых и уголовно-правовых дисциплин факультета экономики и праваbratfoot@mail.ru
Валлоу АнникУниверситет г. ЖеневааспирантAnnick.Valleau@unige.ch
Всего: 3

Ссылки

Гоков О.А. Отражение личностей офицеров в их мемуарах на примере воспоминаний о Русско-турецкой войне 1828-1829 гг. // Диалог со временем. 2012. № 38. С. 189-212
Желтобородов А.Н. Подготовка вооруженных сил к Русско-турецкой войне 1828-1829 годов // Дриновський збiрник. 2012. Т. 5. С. 322-329
Жидкова О.В. Русско-турецкая война 1828-1829 гг. и дипломатия России и Франции // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. История России. 2006. № 3. С. 74-78
Каминский С., Новосельский С.Л. Потери в прошлые войны (1756-1918). М., 1947
Касумов Х.А. Взятие Анапы: Черкесия в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг. // Актуальные вопросы современной науки. 2011. № 19. С. 29-33
Осиповский С.Н. Вооруженные силы Османской империи в Крымской войне: оценки в прошлом и настоящем // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 4. История. Регионоведение. Международные отношения. 2016. № 6 (21). С. 7-11
Познахирев В.В. Турецкая конница на русской службе // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2013. № 2. С. 64-67
Пряхин Ю.Д. Участие греков-моряков в боевых действиях Русско-турецкой войны 1828-1829 гг., их боевые заслуги перед Россией // Клио. 2011. № 5. С. 111-115
РябиковА.Н. Кавказ в международной политике периода Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. // Вестник Института истории, археологии и этнографии. 2015. № 4 (44). С. 14-18
Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае 1801-1885 гг. / Сост. А.Л. Гизетти. Тифлис, 1901. 222 с
Смык А.А. Черноморский флот в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов // Дриновський збiрник. 2012. Т. 5. С. 330-336
Центральный государственный исторический архив Грузии
Широкорад А. Каспий - русское озеро. Великий волжский путь. Большая нефть и большая политика. М., 2007.
Bitis A. The Russian army's use of Balkan irregulars during the 1828-1829 Russo-Turkish war // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 2002. Vol. 50, is. 4. Р. 537-556
Bitis A. The 1828-1829 Russo-Turkish war and the resettlement of Balkan peoples into Novorossiia // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 2005. Vol. 53, is. 4. Р. 506-525
Ermachkov I.A., Koroleva L.A., Svechnikova N.V., Gut J. The Traditional Medicine in the Caucasus and the Activities of the Georgian Medical Board (1801-1804 years) // Bylye Gody. 2017. Vol. 45, is. 3. Р. 836-846
Memories of Russian officers as a source on the history of Russian-Turkish war of 1828-1829 (On an example of A.I. Mikhailovsky-Danilevsky and F.F. Tornau) // Canadian-American Slavic Studies. 2015. № 49 (1). Р. 1-82
Robarts A. Imperial confrontation or regional cooperation? Bulgarian migration and Ottoman-Russian relations in the Black Sea region, 1768-1830s // Turkish Historical Review. 2012. № 3 (2). Р. 149-167
 Потери русской армии в Закавказье в Русско-турецкую войну (1828-1829 гг.): историко-статистическое исследование | Русин. 2017. № 4 (50). DOI: 10.17223/18572685/50/3

Потери русской армии в Закавказье в Русско-турецкую войну (1828-1829 гг.): историко-статистическое исследование | Русин. 2017. № 4 (50). DOI: 10.17223/18572685/50/3