Была ли попытка вмешательства русских князей в противостояние между Германией и Венгрией в годы киевского княжения Всеволода Ярославича? | Русин. 2018. № 1 (51). DOI: 10.17223/18572685/51/7

Была ли попытка вмешательства русских князей в противостояние между Германией и Венгрией в годы киевского княжения Всеволода Ярославича?

По свидетельству «Истории Российской» В.Н. Татищева, в 1083 г. киевский князь Всеволод Ярославич отправился в поход на Венгрию по призыву германского короля Генриха IV, послав впереди себя послом к венгерскому королю боярина Чудина с призывом помириться с Генрихом. В ответ Геза (на самом деле тогда правил Ласло I) прислал Всеволоду богатые дары, после чего тот отказался от этой военной операции, поручив Чудину примирить двух враждовавших правителей. Ошибки в имени венгерского короля и титуле Генриха IV (названного Татищевым «царем»), а также отсутствие связей с русским летописанием побуждают исследователей сомневаться в достоверности рассматриваемого рассказа Татищева. Однако скептики не обратили внимания на то, что именно в 1083 г. боровшийся за возвращение венгерского престола Соломон был выпущен из заточения королем Ласло I. Он сразу направился в Германию, о чем свидетельствует Бернольд Констанцский, после чего появился на землях будущих Молдовы и Валахии, о чем сохранились известия в Житии короля Ласло Святого. Соломон приходился племянником Всеволоду Ярославичу и мог попросить у него военной помощи, как и Генрих IV, не обладавший достаточными военными силами для борьбы с Ласло I. У нас нет никаких доказательств того, что В.Н. Татищев знал названные источники, однако мнение о том, что историк сочинил рассказ о походе Всеволода Ярославича 1083 г., представляется крайне маловероятным.

Did Russian princes attempt to interfere in the conflict between Hungary and Germany during the reign of Prince Vsevolod.pdf Один из сюжетов «Истории Российской» В.Н. Татищева, помещенный под 1083 г. и содержащий уникальные сведения, параллелей которым нет в русских и зарубежных источниках, касается борьбы германского императора Генриха IV c венгерским королем, ошибочно названным Гейсом (т. е. Гезой) вместо правившего в то время его брата Ласло I (1077-1095). Этот текст появляется лишь во второй редакции многотомного труда В.Н. Татищева. Вот его полное содержание. «В лето 6591 (1083). Царь немецкий Генрик прислал ко Всеволоду посла своего бискупа Адельберта из Олмуца со многими дары о дружбе и любви, прося Всеволода на угорского короля Гейса о помочи. Всеволод же, немедля собрав войска, с сыном Владимиром да сыновцы его Давид и Ярополк совокупяся, шли к горам. А наперед к Гейсу Всеволод послал воеводу своего Чудина говорить, чтобы Гейс с царем примирился. А Гейс прислал от себя послов, бана со многими дары, прося, чтоб Всеволод ему помог на царя, показуя, что Генрик ему многие обиды чинит. И Всеволод, не хотя войск своих тратить, велел Чудину ехать к царю с Гейсовым человеком и просить о мире, а сам от гор возвратился в Киев» (Татищев 1963: 94). Этот сюжет был не так давно рассмотрен М.Б. Свердловым, некогда специально занимавшимся проблемами истории русско-германских отношений домонгольского периода. По мнению М.Б. Свердлова, В.Н. Татищев хорошо знал реалии того времени и «содержание немецко-венгерских конфликтов», поэтому соединил в рассматриваемом рассказе «ошибки и достоверные реалии». В целом же М.Б. Свердлов считает этот материал В.Н. Татищева придуманным, поскольку в нем «не прослеживается основа древнерусского текста». Главными аргументами петербургского историка против достоверности этого рассказа являются титулование Генриха IV «царем», хотя он был коронован императорской короной только в 1084 г. (Свердлов 2009: 185-187). Среди выдвигаемых М.Б. Свердловым аргументов весомым является лишь утверждение о том, что в тексте В.Н. Татищева, появляющемся лишь во второй редакции его многотомного труда и написанном языком XVIII в., трудно выявить исходный летописный материал. Что же касается ошибочной титулатуры Генриха IV, то, во-первых, ошибка в один год при датировке событий домонгольского времени не является большой редкостью, а во-вторых, в иностранных (по отношению к Германии) источниках правители Священной Римской империи, даже если они так и не смогли поехать в Рим для официальной коронации, традиционно называются императорами1. Главным зарубежным источником автора «Истории Российской» по венгерской истории была «Гессенская хроника» Вильгельма Ди-лиха (Шеффера) (Dilich 1605), где не могла быть допущена ошибка в имени венгерского короля. В ней вообще нет никаких сведений о венгерско-германском конфликте, имевшем место в 1083 г. Однако даже это не делает аргументацию М.Б. Свердлова исчерпывающей, поскольку им не рассмотрена информация В.Н. Татищева с точки зрения политической борьбы, шедшей в то время в Венгрии. К сожалению, среди современных российских специалистов по русско-германским отношениям домонгольского времени распространена убежденность в том, что характер контактов между Русью и Венгрией в рассматриваемое время во многом определялся состоянием русско-германских отношений2, что довольно далеко от реальности. Русско-венгерские отношения домонгольского времени никогда не ориентировались на отношение к ним германских императоров. Даже если Ярослав Мудрый «приберегал» свою дочь Анастасию (?) для установления родственных связей с правившей тогда в Германии Франконской династией во время нахождения в Киеве будущего венгерского короля Андраша (Эндре) (Назаренко 2001: 270-271), это никак не касалось русско-венгерских отношений. Судя по имени принца, он мог принять христианство (или перейти из западного обряда в восточный), находясь на Руси, где уже тогда был распространен культ Андрея Первозванного. Во время его длительного пребывания на Руси (1034-1046), в конце которого Анастасия (?) стала его женой, изменилось прежде всего отношение венгерской знати к двоюродным племянникам Иштвана I Святого, одним из которых был будущий король Андраш (Эндре) I, без какого-либо влияния извне, но как реакция на деспотическое правление происходившего из Венеции короля Петера Орсеоло (1038-1041, 1044-1046). Поскольку рассматриваемые «татищевские известия» представляют собой отдельный рассказ, не связанный ни с одной «сюжетной линией» многотомного сочинения историка XVIII в., целесообразно взглянуть на проблему достоверности рассказа В.Н. Татищева о приходе войска Всеволода Ярославича в Юго-Западную Русь в 1083 г. в ракурсе тогдашних немецко-венгерских отношений. Здесь сразу же обнаруживается главная причина конфликта между правителями Венгрии и Германии - поддержка императором Генрихом IV (1056-1106) свергнутого с престола венгерского короля Шаламона (1063-1074), приходившегося внуком Ярославу Мудрому. В «Истории Российской» В.Н. Татищева Шаламон, как и его отец Андрей (Андраш), упоминается лишь один раз в комментарии к рассматриваемому рассказу (см. ниже), а о том, что матерью Шаламона была Анастасия (?) Ярославна, В.Н. Татищев не знал. Это наводит на мысль о том, что автор «Истории Российской» не пользовался при написании рассматриваемого отрывка ни средневековыми иностранными источниками, ни сочинениями польских историков эпохи Возрождения. Информацию комментария историк, скорее всего, почерпнул в сочинении В. Дилиха. Можно было бы признать рассматриваемый рассказ В.Н. Татищева плодом его фантазии, если бы он не был помещен под 1083 г. Этим годом современные историки датируют целый ряд важных событий, произошедших в Венгрии и прямо или косвенно связанных с судьбой потерявшего престол Шаламона. Внук Ярослава Мудрого в течение 13 лет безуспешно боролся за возвращение короны св. Иштвана, и именно 1083 г. стал одной из вех в этой борьбе. Для Венгрии этот год был ознаменован важными событиями в религиозной жизни страны -канонизацией первых венгерских святых, в том числе основателя Венгерского королевства Иштвана I (1000/1-1038). В честь этих событий (святые были канонизированы не одновременно) король Ласло I, впоследствии также причисленный к лику святых, выпустил из заточения Шаламона, потерявшего свободу между 1081 и 1083 гг. вследствие мятежа против занимавшего престол двоюродного брата (МТК 1986: 92-93). Этот акт доброй воли не охладил стремления Шаламона вернуть потерянную корону, и он вновь обратился к своему главному союзнику - германскому императору Генриху IV. Для того чтобы оценить степень вероятности знания В.Н. Татищевым об этих событиях, необходимо назвать источники, в которых содержатся известия о них. Об освобождении Шаламона из заточения свидетельствуют официальная хронистика эпохи Арпадов (восстанавливаемая по «Композиции венгерских хроник XIV в.») (Chronici Hun-garici compositio saeculi XIV 1937: 408) и средневековая венгерская агиография - «Житие св. короля Иштвана», написанное Хартвиком (Legenda Sancti Stephani regis 1938), и «Житие св. короля Ласло» (Legenda Sancti Ladislai regis, 1938); о его последующих попытках организовать интервенцию против короля Ласло повествует только «Композиция». Епископ Бернольд Констанцский (ок. 1030-1088), несмотря на то что был современником этих событий, почему-то помещает информацию о помиловании Ласло I Шаламона и появлении последнего в Германии под 1084 г. По-видимому, известие о приезде Шаламона после выхода из тюрьмы к жене Юдифи в Аугсбург было вставлено в текст позднее самим Бернольдом или его продолжателем. Причем в интерпретации немецких хронистов получается, что внук Ярослава Мудрого сразу же после освобождения отправился в Германию (Berthold von Reichenau und Bernold von Konstanz 2003: 439). Венгерские историки считают, что информацию Бернольда следует датировать 1083 г. (МТК 1986: 92). Более названный хронист о Шаламоне не вспоминает. «Композиция венгерских хроник» ничего не сообщает о поездке Шаламона в Германию. Согласно ее версии, свергнутый король по выходе из тюрьмы сразу же отправился к половцам (Chronici Hun-garici compositio saeculi XIV 1937: 408). В результате получается, что венгерский и немецкий хронисты рассказывают о разных этапах борьбы Шаламона за власть в Венгрии после его освобождения из заключения. Бернольд пишет о том, что Шаламон, находясь в тюрьме, просил у Ласло I о возможности воссоединиться с семьей. В то же время немецкий епископ подчеркивает, что Юдифь не была рада возвращению мужа, поскольку они были парой лишь на словах, живя каждый своей жизнью (BerthoLd von Reichenau und BernoLd von Kons-tanz 2003: 439). Все это никак не соответствует версии «Композиции», согласно которой после освобождения Шаламон без промедления отправился к половецкому хану Кутеску для организации набега степняков на восточные области Венгерского королевства. Если сравнить известия рассмотренных средневековых латино-язычных источников с рассказом В.Н. Татищева, то получается, что, во-первых, автор «Истории Российской» явно не знал ни «Композицию», ни хронику Бернольда, а во-вторых, текст В.Н. Татищева, взятый им, скорее всего, из какого-то не дошедшего до нас западнорусского летописного памятника, позволяет связать версии названных европейских средневековых авторов. В сочинении историка XVIII в. под 1083 г. отмечается попытка германского императора Генриха IV, которому свергнутый венгерский король приходился шурином, организовать совместный с Всеволодом Ярославичем поход в Венгрию. Как предполагает уже В.Н. Татищев в комментарии к рассматриваемому рассказу, Генрих хотел поддержать Шаламона3. Похоже, немецкий хронист ничего не знал о деятельности Шаламона к востоку от Венгрии, а в официальной венгерской хронистике из событий, относящихся к сфере отношений с Германией, отмечались главным образом вторжения немецких рыцарей во владения Арпадов, а также случаи бегства претендентов на корону св. Иштвана в Германию. Скорее всего, Шаламон действительно был отпущен к семье по воле Ласло I, военной помощи у Генриха IV не нашел и вскоре отправился к половцам, вместе с которыми вторгся в Северо-Восточную Венгрию. Автор соответствующей части «Композиции венгерских хроник XIV в.» счел не заслуживающей внимания информацию о пребывании Шаламона в Германии в 1083 г. Автор источника, использованного в данном случае В.Н. Татищевым, не знал причин и подробностей политической борьбы в Венгрии в то время. Возможно, в его протографе не было указано имя венгерского короля, которое было добавлено В.Н. Татищевым. Что же касается русского летописания, то «Повесть временных лет» (ПВЛ) содержит минимум сведений об отношениях Руси с Венгрией, что также можно объяснить отсутствием интереса летописцев к соседям, проживавшим по другую сторону от линии Карпатских хребтов. В ПВЛ нет никаких сведений не только о Шаламоне, но и о браке его матери и Андраша (Эндре), которому его тесть Ярослав Мудрый помог стать венгерским королем. Даже имя Ярославны, ставшей королевой Венгрии (Анастасия?), нам известно только из «Польской истории» Яна Длугоша (1415-1480). Характер авторского комментария В.Н. Татищева свидетельствует о стремлении историка осмыслить информацию имевшегося в его распоряжении источника, и он явно не сочинил этот текст, как считает М.Б. Свердлов. Возможно, В.Н. Татищев исправил имя венгерского короля, зная о том, что Генрих IV воевал с Гезой I (1074-1077), свергнувшим с престола Шаламона. В «Гессенской истории» В. Дилиха В.Н. Татищев мог прочитать о том, что германский император неоднократно вторгался в Венгрию, чтобы помочь внуку Ярослава Мудрого вернуть королевский престол, о чем не знает автор использованного В.Н. Татищевым источника. По мнению венгерских историков, Шаламон появляется в том же 1083 г. на территории современной Молдавии, где находит помощь у половцев (МТК 1986: 93). Учитывая фактор непосредственного соседства Юго-Западной Руси с одной из этнических групп половцев (кунов), можно с большой долей вероятности предположить, что Шаламон, приходившийся племянником княжившему тогда в Киеве Всеволоду Ярославичу, мог направиться сначала в Киев, о чем умалчивают источники. Нежелание Всеволода, поначалу объявившего себя союзником Генриха IV, вмешиваться в венгерско-германский конфликт могло побудить Шаламона обратиться за помощью к половцам. Если дело обстояло действительно так, то В.Н. Татищев воспользовался какой-то местной западнорусской летописью явно позднего происхождения, автор которой ничего не знал о борьбе Шаламона за венгерский престол и перепутал Гезу I с Ласло I. В остальном же рассказ Татищева представляется вполне правдоподобным, с чем, впрочем, соглашается и М.Б. Свердлов. К сожалению, зарубежные исследователи пока еще не обратили внимание на рассматриваемую информацию В.Н. Татищева4, поскольку она не имеет прямых параллелей с известиями западноевропейских и венгерских средневековых источников и традиционно считается в российской / советской науке недостоверной, что делает ее непривлекательной для историков. Тем не менее оснований для ее полного игнорирования как «фантастической» у нас нет. ПРИМЕЧАНИЯ 1. «Композиция венгерских хроник XIV в.», описывая прохождение через Венгрию в 1147 г. немецкого войска крестоносного во главе с Конрадом III (1137-1152), неизменно титулует его императором, хотя он так и не собрался поехать в Рим, чтобы короноваться императорской короной (см.: Chronici Hungarici compositio saeculi XIV. Hungarica, 1957. P. 457-458). 2. См., напр., Назаренко, 2001; Назаренко, 2005. 3. «В сие время был император Генрик IV, зять Изяславль, и по истории германской с Гейсом венгерским за Соломона, сына Андреева, вступив, несколько битв потерял, и короля богемского в союз призывал, но о русских ни в германской, ни в польской не нахожу; может, сие яко не нужное или неведения ради пропущено. В Олму-це же епископы тогда были, но по росписи, кто в сие время был, не нахожу нигде» (Татищев 1963: 249-250). 4. В работах немецких и венгерских историков, посвященных событиям, связанным с пребыванием Шаламона в Германии после освобождения из заключения, рассказ В.Н. Татищева не привлекается (см., напр., Konstanzi Bernold, 2006; Munsch, 2006).

Ключевые слова

Древняя Русь, Венгрия, Германия, В.Н. Татищев, Бернольд Констанцский, венгерская агиография, Ancient Rus, ' Hungary, Germany, V.N. Tatishchev, BernoLd the Council of Constance, Hungarian hagiography

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Юрасов Михаил КонстантиновичИнститут российской истории РАНкандидат исторических наук, старший научный сотрудникmihaiL_yurasov@maiL.ru
Всего: 1

Ссылки

Назаренко А.В. Об одном эпизоде венгерской политики Ярослава Мудрого // Норна у источника судьбы: сб. статей в честь Е.А. Мельниковой. М., 2001. С. 268-281
Назаренко А.В. Племянники венгерского короля Ишт-вана I на Руси // Ad fontem. У источника: сб. статей в честь С.М. Каштанова. М., 2005. С. 167-175
Свердлов М.Б. Василий Никитич Татищев - автор и редактор «Истории Российской». СПб.: Европейский дом, 2009
Татищев В.Н. Собрание сочинений. Т. II: История Российская. Вторая редакция. М.; Л.: Наука, 1963
Die Chroniken Bertholds von Reichenau und Bernolds von Konstanz 1054-1100 / hrsg. I.S. Robinson. Hannover: Hahnsche Buchhandlung, 2003
Chronici Hungarici compositio saeculi XIV / ed. A. Domanovszky // Scriptores rerum Hungaricarum tempore ducum regumque stirpis Arpadianae gestarum / Edendo operi praefuit E. Szentpetery (SRH). Budapestini: Academia Litter. Hungarica atque Societate Histor. Hungarica, 1937. Vol. I. P. 217-505
Dilich Wilhelm. Hessische Chronik. Cassel, 1605
Konstanzi Bernold kronika // frott forrasok az 1050-1116 kozotti magyar tortenelemrol. Szerk. Makk F., Thoroczkay G. Szeged, 2006. 204-208. l
Legenda Sancti Ladislai regis / ed. E. Bartoniek // SRH. Budapestini, 1938. Vol. II. P. 507-527
Legenda Sancti Stephani regis ab Hartvico episcopo conscripta / ed. E. Bartoniek // SRH. VoL. II. P. 401-440
Magyarorszag torteneti kronoLogiaja. I. A kezdetektoL 1526-ig. Foszerk. Benda K. 3. kiad. Budapest, 1986
Munsch O. Neues zu BernoLd von Konstanz // Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Reichsgeschichte. Kanonistische AbteiLung. 2006. № 92. S. 207-223
 Была ли попытка вмешательства русских князей в противостояние между Германией и Венгрией в годы киевского княжения Всеволода Ярославича? | Русин. 2018. № 1 (51). DOI: 10.17223/18572685/51/7

Была ли попытка вмешательства русских князей в противостояние между Германией и Венгрией в годы киевского княжения Всеволода Ярославича? | Русин. 2018. № 1 (51). DOI: 10.17223/18572685/51/7