Дмитрий Бантыш-Каменский (1788-1850): портрет историка в контексте эпохи | Русин. 2018. № 2 (52). DOI: 10.17223/18572685/52/16

Дмитрий Бантыш-Каменский (1788-1850): портрет историка в контексте эпохи

Дмитрий Николаевич Бантыш-Каменский внес весомый вклад в развитие исторической науки, архивоведения и источниковедения. Значительная часть его жизни была связана с Московским архивом Коллегии иностранных дел, работая в котором, он подготовил и опубликовал целый ряд ценных научных трудов, составивших его историческое наследие. Среди них наиболее известными были «История Малой России», «Словарь достопамятных людей русской земли», а также «Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию». Д. Бантыш-Каменский не только посвятил себя научным изысканиям, но и длительное время находился на государственной службе, занимая различные ответственные должности, в том числе тобольского губернатора.

Dmitri Bantysh-Kamensky (1788-1850): a portrait of the historian within his era.pdf К исследованию жизни и деятельности Дмитрия Николаевича Бантыш-Каменского, внесшего весомый вклад в развитие исторической науки, архивоведения и источниковедения, в украинской историографии обращался целый ряд историков, однако считать данную исследовательскую проблему комплексно разработанной пока преждевременно. Дело в том, что в опубликованной в 1990 г. статье В. Кравченко все еще прослеживается классовый подход в изучении данной темы, хотя ее автору и удалось синтезировать значительный объем фактической информации (Кравченко 1990а; Кравченко1990^. Справедливости ради необходимо отметить, что в дальнейшем ему удалось отойти от постсоветских клише (Кравченко 1992; Кравченко 1996). Наибольший вклад в научную разработку данной темы в 1990-х гг. внесла А. Атаманенко, изучавшая ее в рамках ее диссертации, а затем и в нескольких своих статьях (Атаманенко 1998; Атаманенко 2008: 159-174). Один из ведущих современных украинских историографов А. Ясь также неоднократно обращался к исследованию творческого наследия Д. Бантыш-Каменского, подтвердив непреходящий вклад ученого в развитие исторической науки (Ясь 2006: 343-361; Ясь 2009: 160-194; Ясь 2015: 186-191). Творческое наследие Д. Бантыш-Каменского стало предметом анализа еще нескольких украинских историков в контексте написания ними синтетических работ историографического характера (Гуржий 1993: 5-16). Тем не менее в российской историографии практически отсутствуют статьи, где было бы представлено хотя бы короткое изложение жизненного пути и научной деятельности Дмитрия Николаевича Бантыш-Каменского, род которого происходил с молдавской земли. Известно, что Бантыши выехали из Молдавии в Россию по приглашению князя Дмитрия Константиновича Кантемира после неудачного для российской армии Прутского похода 1711 г. (Брокгауз, Эфрон 1891: 10). Отец Николая Николаевича присоединил к своей фамилии фамилию жены - Николай Константинович был женат на дочери молдавского дворянина Степана Константиновича Каменского, который с 1691 г. состоял при гетмане Иване Мазепе переводчиком с молдавского, греческого и турецкого языков (Бантыш-Каменский 1836: 400-401). По окончании обучения в Киеве Н.Н. Бантыш-Каменский переехал в Москву по приглашению дяди (впоследствии архиепископа Московского) Амвросия Зертиса-Каменского. Приехав в столицу, он продолжил учебу в Московской духовной академии, где изучал риторику, философию, богословие, а затем совершенствовался в физике, математике, истории и французском языке в Московском университете. Любовь к истории и знание нескольких языков определили его дальнейшую судьбу. 31 декабря 1762 г. он был назначен на службу в Московский архив Коллегии иностранных дел, а еще через три года стал помощником управляющего - историографа Российской империи Герхарда Фридриха Миллера. За последующие более чем 40 лет работы в этом архиве Н.Н. Бантыш-Каменский подготовил и опубликовал огромное количество научных работ, составивших его историческое наследие (Бантыш-Каменский 1847: 59-86). В 1800 г. Н. Бантыш-Каменскому были пожалованы чин действительного статского советника и пост управляющего Московским архивом Коллегии иностранных дел. Его самоотверженный труд по организации архивного дела и систематизации важнейших исторических источников получил высокую оценку современников. В 1775 г. Н.Н. Бантыш-Каменский женился на дочери владимирского помещика Марии Ивановне Купреяновой. Их сын Дмитрий Николаевич стал достойным продолжателем дела отца. Он родился 5 (16) ноября 1788 г. в Москве. В 1795 г. в возрасте 8 лет был внесен в списки лейб-гвардии Семеновского полка, но по вступлении на престол императора Павла I был исключен из них вместе с другими малолетними детьми дворян. В раннем возрасте потеряв мать, Дмитрий воспитывался в доме друга своего отца сенатора А.Г. Теплова; в числе преподавателей имел известного поэта и профессора словесности А.Ф. Мерзлякова. Далее он продолжил свое образование в доме отца, который пригласил к нему лучших преподавателей и дал возможность основательно освоить французский, немецкий, английский и латинский языки. Николай Николаевич лично преподавал сыну азы дипломатии, знакомил с посольской перепиской (в частности, с реляциями князя Кантемира из Лондона и Парижа, перепиской Остермана с бароном Флери) и документами из «портфелей» историографа Миллера (РБС 1900: 460). В 1800 г. Дмитрий Николаевич был зачислен юнкером в Московский архив Коллегии иностранных дел, с 1801 г. работал в должности переводчика упомянутого архива. Еще через три года он был произведен в коллежские асессоры. Первый литературный опыт Д.Н. Бантыш-Каменского относится к 1805 г., когда он перевел с французского языка один из популярных романов того времени Коттэнь «Матильда, или История крестовых походов». В то же время он пишет свое первое самостоятельное сочинение по историко-религиозной тематике (Бантыш-Каменский 1806). По просьбе сербского митрополита Леонтия Дмитрий Николаевич в 1808 г. был командирован в Сербию с ответственным поручением доставить туда из России святое миро. Это путешествие дало ему возможность ознакомиться с географией и историей южнославянских земель. Их достопримечательности были описаны Д. Бантыш-Каменским в путевых записках, изложенных в популярной в то время форме «писем к другу» и опубликованных в 1810 г. в Москве (Бантыш-Каменский 1810). Путешествие Д. Бантыш-Каменского длилось около двух с половиной месяцев (с конца апреля до середины июля 1808 г.). Первое его «письмо» датировано 29 апреля 1808 г., когда автор выехал из Подольска и, держа свой путь через Тулу, Мценск, Орел, Белгород, Харьков, Полтаву и Кременчуг, 16 мая прибыл в Дубоссары. Путевые заметки содержат яркие картины природы, описание особенностей архитектуры, быта тех населенных пунктов, которые посещал путешественник. Они свидетельствуют о литературном даровании юного автора (которому тогда исполнилось всего двадцать лет), а также о его таланте художника - отдельные его зарисовки были включены в издание в качестве иллюстраций. В Дубоссарах он имел аудиенцию у митрополита Гавриила (Бодони), который в то время был назначен экзархом в Молдавию, Валахию и Бессарабию и готовился к отъезду в Яссы (Бантыш-Каменский 1810: 63-64). Описывая город, автор отмечал незначительное количество каменных строений, одновременно подчеркивая, что «картина сего города прекрасна по бесчисленным фруктовым садам, в нем находящимся, и по Молдавским горам, по ту сторону Днестра возвышающимся» (Бантыш-Каменский 1810: 67). 23 мая Д. Бантыш-Каменский прибыл в Яссы - бывшую столицу Молдавского княжества, центр Западной Молдавии. Автор отводит значительное место в своем повествовании описанию города, анализу общей политической ситуации в регионе в связи с Русско-турецкой войной, а также характеристике отдельных исторических деятелей, в частности командующего русской армией в Молдавии генерала-фельдмаршала князя А.А. Прозоровского и М.И. Кутузова (Бантыш-Каменский 1810: 69-84). Он описывал Яссы как «довольно хороший город» с огромным каменным дворцом (возведенным в 1806 г. архитектором Й. Фрейвальдом) при господаре Александре Мурузи. Описывая внешний вид местной знати, автор отмечал, что «одежда у бояр турецкая, а у их жен европейская, однако ж некоторые из последних, особливо пожилых лет, ходят в своих нарядах; говорят все почти по-французски, а малая часть из них знает по-русски» (Бан-тыш-Каменский 1810: 78). Д. Бантыш-Каменский обратил внимание на то, что большинство представителей молдавской знати охотно выезжали на прогулки в колясках и верхом, особенно в вечернее время. Однако коляски долго разъезжались по причине узких улиц. Как правило, каждую сопровождало двое слуг, один из которых держал трубку своего господина с длинным чубуком. В среде народных масс Д. Бантыш-Каменский отмечал особую любовь к музыке и танцам и указывал на предпочтения, отдаваемые скрипке и гитаре среди музыкальных инструментов. Вместе с тем он подчеркивал низкий уровень народного просвещения. Автор отмечал, что почва в Молдавии очень плодоносная, территория изобилует соляными рудниками, смолою и воском. Он подчеркивал наличие значительного количества дубовых и буковых лесов, успехи населения в разведении лошадей и свиней, выращивании дынь и арбузов (Бантыш-Каменский 1810: 81). Д. Бантыш-Каменский приводил некоторые свои размышления о политическом устройстве и правлении на молдавских территориях, взаимоотношениях молдавских господарей с Османской империей. Однако следует отметить недостаточность, на наш взгляд, аргументации и конкретных исторических примеров, почерпнутых из текстов документальных источников. В то же время он приводил примеры широко используемых молдавских слов, подчеркивая, что в основе многих из них лежат латинские корни (Бантыш-Каменский 1810: 83-84). Следующим после Ясс пунктом пребывания Д. Бантыш-Каменско-го стал Бухарест, в который он прибыл 26 мая. Город произвел на странника в то время меньшее впечатление, чем Яссы, хотя в нем насчитывалось 60 тыс. жителей и более 300 церквей. Автор писал об узких улицах, мощенных неровными бревнами (Бантыш-Каменский 1810: 86). Климат в Валахии, по мнению Бантыш-Каменского, более умеренный и приятный, чем в Молдавии. Он отмечал, что страна изобилует лесами, в особенности дубовыми, жители успешно занимаются пчеловодством и скотоводством. Почва очень плодородна и могла бы прокормить вчетверо больше людей, если бы они не были так притесняемы своими господарями и не спасались бы бегством в Турцию. В целом жизнь народа автор рисовал в достаточно темных красках, подчеркивая, что население Валахии пребывает в худшем положении, чем в Молдавии. Д. Бантыш-Каменский приводил высказывание российского государственного деятеля С.С. Кушникова, который председательствовал в тот период в диванах Молдавии и Валахии, о валахах: «Этот народ весьма добр, но очень страждет от исправников своих, старающихся как можно больше его грабить, и что многие волохи для избежания сих притеснений переселились к туркам» (Бантыш-Каменский 1810: 87). Уделяя в данной статье большее внимание характеристике сюжетов, посвященных пребыванию Д. Бантыш-Каменского в Молдавии и Валахии, отметим, что его путевые заметки содержат не менее ценный материал для описания отдельных аспектов истории, природы и быта Сербии, а также украинских территорий, которые входили в то время в состав Российской империи. Так, значительное внимание в разделах, посвященных пребыванию Бантыш-Каменского в Сербии, отведено характеристике Карагеоргия («Черного Георга»), бесстрашно воевавшего за освобождение сербов от османского ига. В целом записки предоставляют ценный материал для изучения процесса формирования авторского стиля Д. Бантыш-Каменского, его взглядов, отношения к окружающему миру и людям, восприятия иных культур, а также отличаются оригинальной авторской интерпретацией путевых впечатлений, пережитых событий, увиденных и зафиксированных в памяти картин природы, быта местных жителей. По возвращении в Россию Дмитрий Николаевич был произведен в чин надворного советника. В 1812 г. Д. Бантыш-Каменский вместе с отцом участвовал в эвакуации важнейших документов Московского архива в Нижний Новгород. Их спасением в условиях пожара Москвы после входа туда французской армии историки в значительной мере обязаны самоотверженному труду отца и сына Бантыш-Каменских. По приезде в Москву Дмитрий Николаевич приступил к слушанию лекций в Московском университете. В 1813 г. издал биографию своего друга графа А.А. Мусина-Пушкина, погибшего в том же году под Люнебургом (Германия), и своего деда, архиепископа Московского Амвросия Зертис-Каменского (обе эти биографии впоследствии вошли в «Словарь достопамятных людей») (Бантыш-Каменский 1813а; Бантыш-Каменский 1813b). В том же году он завершил еще один свой историко-биографический проект (Бантыш-Каменский 1812-1813). Годом позже Д. Бантыш-Каменский составил и издал «Собрание списков.» кавалеров четырех высших российских императорских орденов, в котором изложил историю учреждения этих орденов до установления в 1797 г. орденского капитула. Книга была снабжена справочным аппаратом (статуты, алфавитный указатель кавалеров орденов). При ее составлении автор использовал материалы орденских и церемониальных дел, жалованных грамот, министерских реляций, статьи московских и петербургских ведомостей (Бантыш-Каменский 1814). После смерти отца, которая стала для Дмитрия Николаевича «потерей, и потерей невосполнимой» (Письмо А.М. Мусина-Пушкина 1889: 193), он перешел на службу в Коллегию иностранных дел. Прекрасное знание иностранных языков открывало перед ним широкое поле для дипломатической деятельности. Д. Бантыш-Каменский был командирован в Париж с ответственной миссией, откуда через несколько дней выехал в Вену в распоряжение статс-секретаря графа К.В. Нессельроде на время работы Венского конгресса. Принимая участие в пышных празднествах «танцующего конгресса», Бантыш-Каменский в то же время проводил значительную работу по подготовке документов для переговоров. За деятельное участие в подписании мирного договора Дмитрий Николаевич был награжден Мальтийским крестом, орденом Св. Владимира IV степени и прусским орденом Красного Орла, получил звание камер-юнкера и чин коллежского советника (РБС 1900: 462). В 1815 г. Д. Бантыш-Каменский женился на дочери князя И.С. Барятинского, а годом позднее оставил дипломатическую службу и поступил вначале чиновником для особых поручений, а затем правителем канцелярии к князю Н.Г. Репнину, назначенному военным губернатором Украины (Малороссии). Пятилетнее пребывание на Украине позволило Бантыш-Каменскому подготовить первую целостную историю края (Бантыш-Каменский 1822). Кроме того, им была написана биография отца Н.Н. Бантыш-Каменского и составлено жизнеописание И. Мазепы. Исторические интересы Дмитрия Николаевича не ограничивались изучением истории государства, а затрагивали важные сферы культуры и народного быта. В центре его исследований всегда стояла личность, ее общечеловеческие и национальные черты. В связи с этим необходимо отметить его внимание к самобытностям, выходцам из народа. Так, его пребывание в Полтаве было отмечено тем, что он обратил внимание на неординарные актерские способности М.С. Щепкина, стал его «первооткрывателем», приложив немало усилий к освобождению будущего величайшего актера русской сцены от крепостной зависимости. В 1823 г. Д. Бантыш-Каменский покинул Украину и переехал в Петербург. Как считает историк В. Кравченко, это могло быть связано с окончанием работы над «Историей Малой России» (Кравченко 1990а: 91). В апреле по представлению князя Репнина он был пожалован за «Историю Малой России» чином статского советника и зачислен в список кандидатов, избираемых на должность глав губерний. С этого времени начинается наиболее ответственный для Бантыш-Каменского период государственной и общественной деятельности. 13 марта 1825 г. он был назначен гражданским губернатором Тобольска с произведением в действительные статские советники. С первых же дней Дмитрий Николаевич с большой ответственностью приступил к исполнению своих служебных обязанностей. Генерал-губернатор Западной Сибири П.М. Капцевич поручил ему произвести следствие о татарских землях в Тарском уезде и удостовериться, насколько они недостаточны для прокорма населения и уплаты податей. Уже в скором времени конфликт был урегулирован. В Тобольске Д. Бантыш-Каменский приложил массу усилий для благоустройства города. Под его руководством были приведены в образцовый порядок больницы и тюремный замок, устроены отдельные палаты по типам болезней, улучшена работа пожарной службы, заведено освещение городских улиц фонарями и т.д. За полгода были сооружены дороги протяженностью 2 000 верст. Новый губернатор благоустроил солдат русских и татарских полков, состоявших в непосредственном его ведении; ввел во многих местностях выращивание картофеля и выделку холста из крапивы; завел сбор пошлин с судов, лодок и купеческих кладей в пользу Тобольска и посредством этого значительно увеличил городские доходы. Возглавив заготовку провианта для войск, энергичный губернатор добился повышения цен на хлеб на местных рынках, который прежде крестьяне за бесценок продавали скупщикам, улучшив, таким образом, имущественное положение тобольского крестьянства. Духовные и нравственные качества губернатора снискали ему уважение местного населения. С вниманием и даже состраданием относился Д. Бантыш-Каменский к декабристам, которых через Тобольск переправляли к местам их ссылки (среди них был и его родственник М.А. Фонвизин). Декабрист Н.В. Басаргин в своих «Записках» указывал на гуманное и даже сочувственное отношение к нему со стороны тобольского губернатора (Басаргин 1985: 97). В декабре 1826 г. Д. Бантыш-Каменский принял участие в разрешении конфликта между обдорскими остяками и самоедами, возникшего на почве обременительных податей и раздоров из-за кочевий в тундре. Губернатору удалось добиться отмены взимания с них чрезмерных налогов и сборов. Тогда же он содействовал отмене у вогулов обычая давать за невест калым, который отбирал у обедневших вогулов шанс создать семью. Таким образом, за трехлетнее пребывание на посту тобольского губернатора Д. Бантыш-Каменский проявил себя энергичным администратором, которому были по плечу самые сложные задачи. Подтверждением его заслуг стало вручение ему ордена Св. Анны I степени. Однако довольно независимые взгляды и симпатии губернатора, его разносторонняя и плодотворная деятельность по улучшению общественного благосостояния не нашли должной поддержки у пронизанных бюрократизмом губернских чиновников. Дмитрий Николаевич стал жертвой клеветнической кампании и безосновательных доносов из-за его принципиальной позиции относительно вымогательства и взяточничества отдельных представителей местной бюрократии. В Западную Сибирь по поручению М.М. Сперанского была назначена сенаторская ревизия, последний был общеизвестным недругом генерал-губернатора П.М. Капцевича. Поскольку Бантыш-Каменский и Капцевич находились в дружеских отношениях, ревизия была направлена, в частности, и против тобольского губернатора. Главным образом вследствие этого Д. Бантыш-Каменский в 1828 г. был отстранен от должности, после чего потянулись следствие и суд в Петербурге (по 1834 г.). Свои злоключения он подробно описал в особой записке, частично опубликованной впоследствии в «Русской старине» (Бантыш-Каменский 1873: 735-784). Эпиграфом к этому автобиографическому произведению Бан-тыш-Каменский выбрал народную пословицу «До Бога высоко, до царя далеко» и отрывок из «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзина: «не имея ни совести, ни чести. Шемяка в краткое время своего владычества попирая ногами справедливость, древние устои, здравый смысл, оставил навеки память своих беззаконий в народной пословице о суде Шемякине, доныне употребительной» (Бантыш-Каменский 1873: 735). Редакция журнала «Русская старина» сопроводила публикацию пространным комментарием, в котором отметила заслуги бывшего тобольского губернатора: «При всех стеснениях цензуры своего времени Бантыш-Каменский, первый из русских биографов, отважился выставить многих государственных деятелей (некоторых из них -даже современных) в настоящем свете, низводя этих чуть не гомерических героев с их высоких пьедесталов на степень обыкновенных смертных со всеми им свойственными слабостями; независимо от этого, в своих трудах он оставил богатый материал для новейшей истории России» (Бантыш-Каменский 1873: 736). Эти записки составляют целый том с многочисленными сносками и примечаниями Д. Бантыш-Каменского. Записки были окончены 30 октября 1831 г., но затем последовало дополнение рукой самого автора, которое охватывает 1831-1834 гг. В них без особого пристрастия, подробно и аргументированно изображена вся непривлекательность прибывших в Сибирь ревизоров князя Б.А. Куракина и тайного советника В.К. Безродного. Д. Бантыш-Каменский рисует широкую картину доносительства, клеветничества, подхалимства, стяжательства среди чиновников правительственного и губернского аппарата. Он был убежден, что ревизоры всевозможными посулами домогались нужных им показаний, дискредитировали высшие государственные органы, лишали людей веры в действенность законов и справедливость суда (Бантыш-Каменский 1873: 736). В мае 1828 г. Д. Бантыш-Каменский приехал в отпуск в Петербург, ища личной встречи со Сперанским. Это ему удалось, причем дважды, однако итог был неблагоприятным для Дмитрия Николаевича. Он не согласился участвовать в клеветнической кампании против генерал-губернатора П. Капцевича, оставаясь верным своим моральным устоям и принципам. Не изменило положение и прошение на имя императора, в котором Д. Бантыш-Каменский аргументированно оспаривал возведенные на него клеветнические доносы и указывал на неблаговидность ревизорских приемов Куракина и Безродного. В июне 1828 г. прошение было передано императором в Комитет министров на рассмотрение. В результате 30 июля 1828 г. последовал указ об увольнении Бантыш-Каменского с должности тобольского губернатора. Дмитрий Николаевич долго искал правосудия. И только 6 марта 1833 г. последовала императорская резолюция: Бантыш-Каменского избавить от всякого взыскания; обратить на службу, причем зачесть ему все время невинного нахождения под судом в годы службы. Господам же сенаторам (т. е. ревизорам. - М.П., И.С.) поставить на вид неосновательность их донесения» (РБС 1990: 466). Однако, несмотря на эту резолюцию, Д. Бантыш-Каменский вновь не добился справедливого решения - 16 апреля 1834 г. по Высочайшему повелению он был уволен со службы окончательно. Пользуясь невольным досугом, Дмитрий Николаевич вновь отдался своим литературным занятиям. С 1828 по 1830 г. он дополнил «Историю Малой России» и выпустил второе ее издание (Бантыш-Каменский 1830). После этого написал художественно-исторический роман «Княжна Мария Меншикова» (Бантыш-Каменский 1833). Но основным его занятием стал поиск материалов для задуманного им многотомного «Словаря достопамятных людей русской земли». В предисловии этого издания автор-составитель в концентрированной форме сформулировал свое кредо историка: «Сохранить для потомства подвиги, достойные подражания и, осмеивая слабости, описывая преступления, возвысить цену добродетели» (Бантыш-Каменский 1847). Историк работал, невзирая на постигшее его горе - уход из жизни супруги (1834 г.), которая оставила на его попечение сына и трех дочерей. Этот капитальный труд Д. Бантыш-Каменского составил к 1836 г. пять томов и являлся в то время «незаменимым пособием для ознакомления преимущественно с новейшим периодом русской истории, по которой не существует вовсе сочинений, систематически обработанных» (Иконников 1891: 93). Годом ранее Дмитрий Николаевич был восстановлен на государственной службе и определен в Министерство финансов в качестве «присутствующего» в Московском комитете по снабжению войск сукном. В мае 1836 г. последовало более ответственное назначение - губернатором в Вильно. На этом посту Д. Бантыш-Каменский обратил особое внимание на улучшение работы благотворительных заведений, больниц, приютов. Его усилиями была значительно снижена смертность в воспитательном доме «Младенец Иисуса». Но уже спустя два года Бантыш-Каменский подал в отставку (причина такого решения до сих пор остается неясной) (Кравченко 1990а: 93). В 1838 г. Д. Бантыш-Каменский был зачислен в штат Министерства внутренних дел с жалованием 6 000 руб. в год. В августе 1840 г. стал членом Департамента уделов. Государственная служба на этом поприще оставляла ему время и на занятия наукой - в 1840-1841 гг. он подготовил к изданию капитальное четырехтомное собрание биографий российских военачальников (Бантыш-Каменский 18401841). В то время Д. Бантыш-Каменский достиг высот своей карьеры -15 апреля 1841 г. он был произведен в тайные советники. Однако это достижение было омрачено смертью его второй жены Елизаветы Осиповны Пузыревской и его шестнадцатилетней дочери (от первого брака) Анастасии. Без матери остались две малолетние дочери. Душевные потрясения, перенесенные вследствие столь тяжелой утраты, серьезно подорвали здоровье Дмитрия Николаевича. Лишь в сентябре 1844 г., по возвращении из кратковременной поездки за границу, Бантыш-Каменский вновь приступил к занятиям историей, подготовив три дополнительных тома к «Словарю достопамятных людей русской земли». Его самочувствие улучшилось настолько, что Дмитрий Николаевич в 1846 г. сочетался браком с Софьей Александровной Перрен. Подтверждением его заслуг перед Отечеством стало награждение Д. Бантыш-Каменского орденом Св. Владимира II степени (1846 г.). Но медики настоятельно советовали ему отвлечься от дел и уделить больше внимания укреплению здоровья. Прислушавшись к их увещеваниям, Дмитрий Николаевич уже в следующем году выехал на лечение в Мариенбад. Однако восстановить силы ему так и не удалось. По возвращении домой его состояние резко ухудшилось, и 25 января 1850 г. на 62-м году жизни он умер после продолжительной болезни в Петербурге. Согласно воле покойного, его тело было похоронено в Москве в семейном склепе на территории Донского монастыря, о чем сообщал журнал «Москвитянин» (Памяти Н.Д. Бантыш-Каменского 1850: 128). Полувековая государственная служба и литературные труды принесли Д. Бантыш-Каменскому заслуженную известность и почет, но не обогатили его. Для погашения долговых квитанций его наследникам правительством было выплачено 10 тыс. руб. Плодотворная творческая деятельность Д.Н. Бантыш-Каменского имела весомые результаты, которые обозначили определенный этап в развитии исторической науки. Кроме исследовательской и литературной, Дмитрий Николаевич вел значительную общественно-научную деятельность. Он являлся членом нескольких научных обществ, в том числе Московского общества истории и древностей российских (с 1823 г.), Московского общества испытателей природы, Королевского копенгагенского общества северных антиквариев (с 1843 г.). Он всегда чтил семейные традиции Бантыш-Каменских, которые из поколения в поколение пытались передать накопленные знания и опыт, привить любовь к Отечеству, к изучению и уважению его истории. Д. Бантыш-Каменский в своем послании к сыну призывал «во всем подражать достопочтенному деду твоему», который «никого не обидел в жизни своей, благодетельствуя каждому, по возможности, был враг роскоши, гнушался гордостию, хранил свято верность Богу и царям, спокойно сошел в могилу, произнеся: "готов"» (Записка Д.Н. Бантыш-Каменского 1889: 194). Страницы биографии Дмитрия Бантыш-Каменского воссоздают перед нами образ просвещенного талантливого человека первой половины XIX в., которая была наполнена судьбоносными для Российской империи событиями. И хотя он не принадлежал к числу общественных реформаторов, его общественно-политическим взглядам были присущи широта, смелость и независимость. Факты из биографии Дмитрия Николаевича достаточно красноречиво свидетельствуют о его демократических, гуманных устремлениях во время пребывания в губернаторском кресле, обличении бюрократизма царского чиновничества, сочувствии и сопереживании декабристам.

Ключевые слова

Дмитрий Бантыш-Каменский, биография, Российская империя, история, историография, архив, губернатор, Dmitri Bantysh-Kamensky, biography, Russian empire, history, historiography, archives, governor

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Срибняк Игорь ВладимировичКиевский университет им. Б. Гринченкодоктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всемирной истории историко-философского факультетаi.sribniak@kubg.edu.ua
Палиенко Марина ГеннадиевнаКиевский национальный университет им. Т. Шевченкодоктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой архивоведения и специальных исторических дисциплин исторического факультетаmpaliienko@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

Атаманенко А.Є. Д.М. Бантиш-Каменський - історик України: автореф. дис. ... канд. іст. наук. К., 1998. 16 с.
Атаманенко А. Дмитро Бантиш-Каменський як історик України // Наукові записки. Історичні науки. Острог, 2008. Вип. 12. С. 159-174.
Бантыш-Каменский Д.Н. Россиянин при гробе патриарха Гермогена. М., 1806. 23 с
Д. Б. К. [Бантыш-Каменский Д.Н.] Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию. М., 1810. 192 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Деяния знаменитых полководцев и министров, служивших в царствование государя императора Петра Великого: в 2 т. М., 1812-1813. T. 1. 307 с.; T. 2. 361 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Жизнь графа А.А. Мусина-Пушкина. М., 1813. 45 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Жизнь преосвященного Амвросия, архиепископа Московского, убиенного в 1771 году. М., 1813. 38 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Собрание списков кавалерам четырех императорских российских орденов Св. апостола Андрея, Св. Екатерины, Св. Александра Невского, и Св. Анны, с приложением старых статутов и алфавита кавалеров. М., 1814. 228 с
Бантыш-Каменский Д.Н. История Малой России со времен присоединения оной к Российскому государству при царе Алексее Михайловиче, с кратким обозрением первобытного состояния сего края. М., 1822. Ч. 1. 154 с.; Ч. 2. 324 с.; Ч. 3. 244 с; Ч. 4. 303 с
Бантыш-Каменский Д.Н. История Малой России. 2-е изд. М., 1830. Т. 1. 470 с.; Т. 2. 296 с.; Т. 3. 375 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Княжна Мария Меншикова. М., 1833. 124 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли: в 8 т. М., 1836. Т. 2. С. 400-401
Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов: в 4 т. СПб., 1840-1841. Т. 2. 268 с.; Т. 3. 236 с.; Т. 4. 374 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли. СПб., 1847. Доп. Т. 1. С. 59-86
Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов: в 4 т. СПб., 1840-1841. Т. 2. 268 с.; Т. 3. 236 с.; Т. 4. 374 с
Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли. СПб., 1847. Доп. Т. 1. С. 59-86
Бантыш-Каменский Д.Н. Шемякин суд в Х1Х столетии // Русская старина. СПб., 1873. Т. 7. С. 735-784
Басаргин Н.В. Записки. Красноярск, 1985. С. 97
Брокгауз Ф.А., Эфрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1891. Т. 5. С. 10
Гуржий А.И. Штрихи к портрету «настоящего историка» // Бантыш-Каменский Д.Н. История Малой России от водворения славян в сей стране до уничтожения гетманства. Киев, 1993. С. 5-16
Записка Д.Н. Бантыш-Каменского на сборнике бумаг его отца // Русская старина. СПб., 1889. Т. 5. С. 194
Иконников В. Д.Н. Бантыш-Каменский // Венгеров С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. СПб., 1891. С. 93
Кравченко В.В. Д.М. Бантиш-Каменський // Український історичний журнал. Киев, 1990. № 4. С. 88-94.
Кравченко В.В. Д.М. Бантиш-Каменський // Український історичний журнал. Киев, 1990. № 9. С. 72-80.
Кравченко В.В. Рукописна «История Малой России» Д.М. Бантиша-Каменського // Київська старовина. К., 1992. № 5. С. 65-67.
Кравченко В.В. Нариси з української історіографії епохи національного Відродження (друга половина ХVІІІ - середина ХІХ ст.). Харків, 1996. 396 с.
Памяти Д.Н. Бантыш-Каменского // Москвитянин. 1850. № 4. С. 128.
Письмо А.И. Мусина-Пушкина к Д.Н. Бантыш-Каменскому // Русская старина. СПб., 1889. Т. 5. С. 193.
Русский биографический словарь. СПб., 1900. Т. 2. С. 460.
Ясь О. «История Малой России» Д. Бантиша-Каменського у світлі дослідницького інструментарію // Український археографічний щорічник. 2006. Вип. 10/11. С. 343-361.
Ясь О.В. «Свій» серед «чужих», «чужий» серед «своїх». «История Малой России» Д. Бантиша-Каменського у світлі українсько-російського культурного перехрестя (до 220-річчя Дмитра Бантиша-Каменського) //Український історичний журнал. 2009. № 2. С. 160-194.
Ясь О.В. Історіографічна дискусія 1823 р.: рецензія О.Мартоса та лист Д. Бантиша-Каменського до видавця журналу «Сын Отечества» (вступна стаття) // Український історичний журнал. 2015. № 5. С. 186-191.
 Дмитрий Бантыш-Каменский (1788-1850): портрет историка в контексте эпохи | Русин. 2018. № 2 (52). DOI:  10.17223/18572685/52/16

Дмитрий Бантыш-Каменский (1788-1850): портрет историка в контексте эпохи | Русин. 2018. № 2 (52). DOI: 10.17223/18572685/52/16