Хотинское восстание: причины и последствия | Русин. 2018. № 3 (53). DOI: 10.17223/18572685/53/8

Хотинское восстание: причины и последствия

После захвата Бессарабии Королевской Румынией в крае произошло несколько крупных вооруженных выступлений против румынской оккупации: Хотинское (январь-февраль 1919 г.), Бендерское (май 1919 г.), Татарбунарское (сентябрь 1924 г.) восстания. Самым значительным из них было Хотинское восстание. Представителями Хо-тинского уезда были созданы Бессарабский национальный союз и его постоянный орган - Директория. Директория позиционировала себя как правительство всей Бессарабии. Если рассматривать органы власти, созданные хотинскими повстанцами, и аналогичные самопровозглашенные структуры тех лет, на основании учения М. Вебера, с точки зрения легитимности (этическая характеристика власти) и легальности (юридическая характеристика власти), то таковыми в полной мере не были ни Временное правительство, ни Сфатул Цэрий, ни другие многочисленные претендовавшие на власть организации, за исключением Советов. Эти т. н. органы власти были созданы в период разрушения старой русской государственности (период безвластия) и становления новой. Под легитимностью имеется в виду признание власти местными жителями, принятие ее как правомерной и справедливой, наличие авторитета у населения. Легальность подразумевает законное происхождение власти, осуществление ее посредством закона, принятие населением власти как правомочной и справедливой. Сравнивая органы власти, действовавшие в то время на территории края и выступавшие от имени Бессарабии и ее населения, мы видим, что по большинству вышеперечисленных признаков Бессарабский национальный союз и его Директория на севере Бессарабии имели достаточно высокий уровень легитимности и легальности.

The Khotin uprising: causes and consequences.pdf Самый северный уезд Бессарабии - Хотинский1, расположенный между Прутом и Днестром, граничил с Австро-Венгрией (австрийской Буковиной и Галицией), Румынией и Подольской губернией. Это был единственный уезд в Бессарабии, где большинство населения составляли русины (Драган 1849: 99-100; Бессарабская область 1861: XX; Защук 1862: 151, 155-156; Защук 1863: 304; Семенов 1863: 253; Петров 1892: 46-47; Бессарабия 1903: 179; Кочубинский 1903: 399; Несторовский 1905: 1-2; Россия 1910: 186, 187; НАРМ: 2; Бутович 1916: 9-12; Суляк 2015: 95-115). Согласно переписи населения 1897 г., из 307 532 чел., проживавших в уезде, у 163 738 чел. родным языком был обозначен малорусский2. Уезд занимал первое место в губернии по численности и плотности населения (Перепись 1905: XIII, 70). По сведениям, собранным В.Н. Бутовичем в 1907 г., количество русинов (у В. Бутовича - «здешние малороссы, обычно называющие себя руснаками или русскими» (Бутович 1916: 9)) составляло в уезде не менее 182 000 чел. (Бутович 1916: 11). В самой же Бессарабии только в четырех уездах (Хотинском, Сорокском, Бельцком, Оргеевском) их проживало не менее 270 тыс. чел. (Суляк 2015: 95-115). С началом Первой мировой войны север Бессарабии, граничивший с австрийской Буковиной, стал примыкать к театру боевых действий. После неудачного вступления в войну Румынии на стороне Антанты прифронтовым районом стала вся Бессарабия. А Россия в военном отношении оказалась еще более ослабленной из-за провальных действий слабого союзника. К осени 1914 г. в ходе Галицийской битвы (5 (18) августа - 8 (21) сентября 1914 г.) русская армия заняла практически всю Восточную Галицию, часть Западной и большую часть австрийской Буковины (Айрапетов 2014a: 215-226; Оськин 2014: 107-112). Во время Великого отступления почти вся Галиция была оставлена российскими войсками к 22 июня 1915 г. (Айрапетов 2014b: 225-227), Черновцы русская армия покинула раньше - 17 февраля 1915 г., отступив за Прут (Добржанський et al. 2002: 180). Летом 1916 г. во время Бруси-ловского прорыва часть Восточной Галиции и австрийская Буковина были вновь заняты русскими войсками (Керсновский 1994: 34-64; Оськин 2014: 176-180). 5 (18) июня 9-я русская армия вновь заняла Черновцы (Айрапетов 2016а: 148). К концу 1916 г. части 9-й русской армии были передислоцированы на юг Буковины и Галичины, а в Северной Буковине, Хотинском уезде и прилегавших районах Румынии разместилась 8-я армия Юго-Западного фронта (Добржанський et al. 2002: 183). После Февральской революции и формирования Временным комитетом Государственной Думы Временного правительства, которое в дальнейшем должно было передать всю полноту власти Учредительному собранию, началось разложение армии. После неудачного июньского наступления 1917 г. на Юго-Западном фронте 11-я, 7-я и 8-я армии, как писал Н.Н. Головнин, «превратились в совершенно неустойчивые толпы, готовы бежать от первого же нажима неприятеля». Успешное вначале наступление 8-й армии Корнилова привело к потере почти всех сохранивших боеспособность частей (Головнин 2006: 472). 20 июля были оставлены Черновцы (Айрапетов 2016b: 267). В сентябре 1917 г. 8-я армия была придана Румынскому фронту. Февральская революция положила начало развалу армии, к лету этот процесс усилился. Солдаты отказывались воевать, подчиняться приказам и выходить на позиции, митинговали, создавали комитеты. После провального летнего «наступления Керенского» русские части Румынского фронта стали отводить с фронта. После Октябрьской революции в ноябре-декабре 1918 г. целые части и соединения на Румынском фронте снимались с места дислокации и уходили на восток. Румынское правительство начало разоружать отступавшие части, стали задерживаться продовольствие и фураж, предназначавшиеся для пехоты и кавалерии. Это обострило и без того напряженную обстановку. Н.В. Крыленко, Верховный главнокомандующий российской армии после Октябрьской революции, издал приказ, согласно которому командование частями переходило «в руки комитетов, минуя штабы армии и фронта». Было дано указание «продовольствие брать по реквизиционным квитанциям Военно-революционных комитетов, приравненных к правительственным обязательствам. В случае столкновения с румынскими войсками прокладывать себе дорогу с оружием в руках». Без опытного командного состава части имели низкую боеспособность и, как правило, давали себя разоружить. Были произведены многочисленные аресты по политическому признаку (Бессарабия 1996: 170-171). 26 ноября (9 декабря) 1917 г. помощник командующего Румынским фронтом генерал Д.Г. Щербачев3 и румынский генерал А. Лупеску подписали в г. Фокшаны перемирие с командованием австро-германских войск. Это позволило перебросить румынские войска для борьбы с большевизированными частями, которые были разоружены или блокированы. Был разогнан фронтовой Военно-революционный комитет (ВКР), убит военный комиссар фронта С.Г. Рошаль (Лазарев 1974: 78; Бойко 2014: 52; Назария 2014a: 65). Нота Народного комиссариата иностранных дел, кратковременный арест румынской миссии в Петрограде и другие демарши советского правительства не дали результатов. Разоружение русских частей, аресты и переход румынских войск через Прут продолжались. 13 (27) января Совнарком принял постановление о разрыве дипломатических отношений с Румынией. Способствовавший вводу румынских войск в Бессарабию генерал Д. Щербачев был объявлен вне закона (Бессарабия 1996: 171-173). 7 (20) октября 1017 г. Центральный молдавский военно-исполнительный комитет решил созвать Военно-молдавский съезд. Временное правительство и Ставка Верховного главнокомандующего запретили его проведение. Однако съезд все же прошел в Кишиневе 20-27 октября (2-9 ноября) (Мельтухов 2010: 23). Считалось, что около 600 делегатов представляли более 250 тыс. мобилизованных в армию бес-сарабцев. На самом деле делегатов, значительная часть которых являлись офицерами, никто не избирал. Большинство были персонально приглашены организаторами (Бессарабия 1996: 174; Левит 2000: 5; Мельтухов 2010: 23; История 2016: 8). Съезд постановил «объявить территориально-политическую автономию Бессарабии» и образовать Сфатул Цэрий (Краевой совет), который считался органом «временным до созыва Бессарабского Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права» (Бессарабия 1996: 174; Левит 2000: 5). В дни работы съезда в Петрограде было свергнуто Временное правительство, и власть перешла к большевикам. Декретом II Всероссийского съезда Советов и ВЦИК 27 октября (9 ноября) 1917 г. было создано новое правительство - Совет народных комиссаров во главе с В.И. Лениным. Члены Сфатул Цэрий никем не избирались, а делегировались различными организациями (военными, Советом крестьян, Совдепом, кооперативами и т. д.). Решение об их количестве и распределении мест приняло 2 ноября 1917 г. созданное для организации Сфатул Цэрий бюро. Оно установило численность этого органа в 160 чел., включая 10 мест для молдаван левобережья Днестра. Вызвало нарекания распределение мест по национальному признаку: молдаване получили 70 % (105 мест), хотя в многонациональном по своему составу крае они представляли 47 % жителей (Бессарабия 1996: 175, 199). Крестьяне, самый многочисленный класс в губернии (80 % населения), получили всего 30 мест из 150. Рабочим не выделили ни одного мандата. Выделение мест политическим формированиям зависело от их политической ориентации (Назария 2013: 140). Земства и городские управы Бессарабии, южные уезды бойкотировали Сфатул Цэрий. По той же причине в нем не было представлено и население Хотинского уезда. К тому времени в Бессарабии сложилось двоевластие. С одной стороны - Сфатул Цэрий, с другой - Советы, в большинстве признавшие победившую в Петрограде советскую власть. Последние опирались на рабочих, крестьян и воинские подразделения, которые все больше большевизировались. Сфатул Цэрий рассчитывал на поддержку молдавских воинских частей (которые тоже постепенно революционизировались и отказывались ему подчиняться), а также на помощь Румынии и Антанты. Большевики усиливали свое влияние в крае, опираясь в политическом плане на Советы, в военном - на большевизированные части (Назария 2014b: 57). 21 ноября 1917 г. на первом заседания Сфатул Цэрий избранный его председателем И. Инкулец заявил, что «впредь до созыва бессарабского Учредительного собрания и до установления принципов федерации общероссийским Учредительным собранием верховной властью в Бессарабии должен стать Сфатул Цэрий, составленный из представителей демократических организаций, органов самоуправления, политических партий и представителей национальностей, населяющих территорию Бессарабии» (Sfatul Tarii 2016: 103). 2 (15) декабря Сфатул Цэрий провозгласил создание Молдавской Народной Республики, «входящей как равноправный член в состав единой Федеративной Российской Демократической Республики», а также что до созыва народного собрания Молдавской Республики он является верховной властью (Бессарабия 1996: 201-202). 7 (20) декабря 1917 г. на закрытом заседании Сфатул Цэрий, не обращая внимания на протесты многих своих членов, в т. ч. и всей крестьянской секции, принял решение пригласить в Бессарабию румынские войска «для обеспечения порядка». Предлогом для приглашения послужили утверждения о «насилиях и злодеяниях», совершавшихся уходившими с Румынского фронта русскими частями, о росте волнений среди крестьян после провозглашенного большевиками Декрета о земле. На молдавские части Сфатул Цэрий положиться не мог. Они были большевизированы и отказывались подавлять выступления крестьян (История 1968: 62-63; Бессарабия 1996: 176-177). 1 (14) января 1918 г. Фронтотдел Румчерода своим приказом № 1 объявил, что принимает на себя «всю полноту власти и командование над войсками Румынского фронта и прифронтовой полосы». В тот же день воинские подразделения, подчинявшиеся Фронтотделу и кишиневскому Совету рабочих и солдатских депутатов, установили контроль над кишиневским вокзалом, почтой и телеграфом (История 2016: 31). Видя, что Сфатул Цэрий стремительно теряет свое влияние и власть, 30 декабря (12 января) Совет министров Румынии по согласованию с Антантой принял решение послать войска в Бессарабию (История 2016: 33). Предпринятые ранее попытки оккупировать Кишинев (полк трансильванцев 5 января и румынские части, продвигавшиеся со стороны Унген 6 января, не смогли захватить город), а затем всю Бессарабию малыми силами не удались. Румынскому командованию пришлось перебросить через Прут четыре дивизии, укомплектованные по штатам военного времени, что составляло 50 тыс. штыков и сабель. Участвовали в захвате Бессарабии и сформированные на Румынском фронте по национальному признаку украинские части (Бессарабия 1996: 177, 204-206). В постановлении Совета народных комиссаров РСФСР от 13 января 1918 г. эта акция со стороны Румынии была однозначно отмечена как «военные действия против Российской Республики», что повлекло за собой разрыв дипломатических отношений с Румынией и арест румынского золотого фонда, перевезенного на хранение в Москву в 1916 г. в связи с захватом Бухареста германскими войсками. Вскоре была создана Верховная автономная коллегия СНК РСФСР по русско-румынским делам, наделенная широкими полномочиями по ведению всех дел, касавшихся взаимоотношений с Румынией (Бессарабия 1996: 177-178). 24 января (6 февраля) 1918 г., вопреки своей прежней декларации, Сфатул Цэрий провозгласил Молдавскую Народную Республику «самостоятельной и ни от кого не зависимой свободной» (Бессарабия 1996: 208). Результатом переговоров между Советской Россией и Румынией стало «Русско-румынское соглашение об очищении Румынией Бессарабии», подписанное 5 марта 1918 г. в Яссах председателем Совета министров, министром иностранных дел Румынии А. Авереску и 9 марта в Одессе - со стороны России - председателем Верховной автономной коллегии Совнаркома по русско-румынским делам Х. Раковским, комиссаром по иностранным делам Одесской Советской Республики М. Брашеваном, председателем Румчерода В. Юдовским, председателем исполкома одесских Совдепов А. Воронским и главнокомандующим Южными советскими армиями М. Муравьевым. Заключив соглашение, Румыния, таким образом, признала легитимность советской власти и принадлежность Бессарабии Советской России. Согласно соглашению, «Румыния обязывается очистить Бессарабию в течение двух месяцев», все освобожденные «румынскими властями местности занимаются сейчас же русскими войсками» (Документы 1: 208-211; Бессарабия 1996: 216-217). В это же время румынское правительство заключило т. н. прелиминарный мир с Центральными державами в Буфте 5 (18) марта 1918 г. и в нарушение договоренностей от 5-9 марта пропустило германо-австрийские войска на Украину. Румыния фактически отказалась выполнять заключенное советско-румынское соглашение, не опасаясь ответных мер: Бессарабия оказалась отрезанной от центральной власти и сил Красной армии (Бессарабия 1996: 181). По условиям мирного договора Румыния должна была сократить свою армию. Однако румынское правительство получило одобрение Берлина на аннексию Бессарабии, и здесь разрешалось на неопределенное время сохранить две пехотные, две кавалерийские дивизии, другие воинские части (жандармерию и т. д.), а также необходимое вооружение и боеприпасы для боевых операций в крае (Левит 2000: 389-390; Назария 2014a: 67). 27 марта (9 апреля) 1918 г. Сфатул Цэрий принял декларацию, в которой «именем народа Бессарабии» объявил объединение с Румынией с «сохранением провинциальной автономии, своей диеты (имеется в виду сохранение органов самоуправления. - С.С.), земских и городских органов самоуправления; территориальным принципом прохождения службы в армии и т. д.». Голосование проходило в окруженном румынскими войсками здании. Оно было открытым: из 162 членов собрания 86 подняли руки «за», трое высказались против, остальные воздержались или под разными предлогами уклонились от участия в процедуре (Бессарабия 1996: 182, 220-221). До этого румынскими властями были расстреляны пять членов Сфатул Цэрий - противников объединения и руководителей 3-го Бессарабского губернского крестьянского съезда, высказавшегося против отторжения Бессарабии от России (Бессарабия 1996: 181-182). Решение Сфатул Цэрий вызвало протесты представителей различных органов власти и политических сил: местных членов Учредительного собрания России, многих сельских сходов, Союза учащихся г. Бендеры, Бессарабского бюро политических эмигрантов, народников, почтово-телеграфных служащих, бессарабской роты Добровольческой армии (Бессарабия 1996: 183). 29 марта 1918 г. Кишиневкая городская дума в своем приветствии прибывшим депутатам румынского парламента заявила: «Мы считаем, что акт присоединения Бессарабии к Румынии может стать актом правовым только лишь по окончании общеевропейской войны, по решению международной мирной конференции, которая одна только вправе определять судьбу народов на основании ею же выработанных правовых норм, а не путем вотума никем не избранного, а потому и никем не признанного краевого органа Сфатул Цэрий, подавляющее большинство которого принадлежит к малокультурным и политически несознательным слоям населения». Осудили присоединение Бессарабии к Румынии и полковой комитет 1-го Молдавского полка, батарейный комитет 129-й аэробатареи и представители Севастопольского отряда матросов-молдаван (Бессарабия 1996: 183, 224-225). 20 ноября 1918 г. 40 членов Сфатул Цэрий, среди которых были старейший из депутатов, открывший первое ее заседание, И. Алек-сандри, председатель Военно-молдавского конгресса В. Чижевский, генеральный секретарь С. Епури, председатель крестьянской фракции В. Цыганко обратились с меморандумом к румынскому правительству, в котором выдвинули требования о соблюдении прав автономии Бессарабии (Бессарабия 1996: 184, 231-233). В действительности никакой автономии Бессарабии не было, вся жизнь в области регламентировалась декретами румынского короля и приказами его наместника. Хотя военные действия на Румынском фронте были давно прекращены, 1 июля 1918 г. декретом короля на территории Бессарабии было продлено осадное положение, которое послужило предлогом для сохранения цензуры печати и переписки, запрещения собраний. В ведение румынской администрации перешли почта, телеграф, телефон. Были упразднены городская и уездная милиция, в городах она была заменена румынской полицией, а в сельской местности - румынской жандармерией. В октябре 1918 г. декретом короля были распущены губернское земство, Краевой союз городов, городские и уездные органы самоуправления (думы, управы). Вместо них по представлению военного генерального комиссара Бессарабии генерала А. Вэйтояну были назначены временные комиссии по управлению городами. В конце октября на Бессарабию было распространено действовавшее в Румынии судебное законодательство (Левит 2012: 18). Русский судебный корпус, как и часть почтовых служащих присягать на верность румынскому государству отказался (История Бессарабии 2001: 98-99). 18 апреля 1918 г. советское правительства выразило протест председателю Совета министров Румынии против захвата Бессарбии. Было заявлено, что это «является не только вызовом Российской Федеративной Советской Республике, но и вопиющим нарушением заключенного Вашим предшественником соглашения с Россией об очищении в течение 2 месяцев Бессарабии. Присоединение последней к Румынии является также насилием над бессарабским населением, единогласно и открыто выразившим свой протест против румынской оккупации» (Документы 1: 248-249; Бессарабия 1996: 225-226). В преддверии Парижской мирной конференции руководство Румынии решило, что присоединение Бессарабии с сохранением прав автономии может создать трудности в вопросе признания Бессарабии частью территории Румынии (Левит 2012: 17-18). 27 ноября (10 декабря) 1918 г. спешно собранный Сфатул Цэрий принял резолюцию, в которой говорилось, что «Бессарабия отказывается от условий, выговоренных актом объединения от 27 марта 1918 года, будучи уверена, что общий демократический режим обеспечил для Румынии всех воссоединяющихся румын. Не ожидая созыва Румынского учредительного собрания, избранного всеобщим голосованием, и разрешив аграрный вопрос в согласии с нуждами и желаниями народа, Сфатул Цэрий аннулирует все условия акта 27 марта и объявляет без каких бы то ни было условий присоединение Бессарабии к Великой Румынии». За данное решение проголосовали 38 чел. из 46 присутствовавших. Всего в состав Сфатул Цэрий входили 162 члена. 10 депутатов Сфатул Цэрий составили Акт о незаконности присоединения Бессарабии к Румынии (Бессарабия 1996: 186, 234-238). После голосования в 5 часов утра явился генерал Вэйтояну и зачитал членам Сфатул Цэрий королевский указ о его роспуске (Бессарабия 1996: 186). Судьба Хотинского уезда была несколько иной. После Октябрьской революции остро встал вопрос о его государственной принадлежности. Летом 1917 г. Центральная Рада объявила о своем желании объединить все «украинские земли». Большевики, несмотря на признание права наций на самоопределение, стремились сохранить страну единой. На Хотинский уезд претендовал и созданный в Кишиневе Сфатул Цэрий. Представители же Белого движения, осуждая присоединение Бессарабии к Румынии, выступали против вооруженного выступления, призывали к пассивному сопротивлению и рассчитывали на решение Парижской мирной конференции (Юрченко 1948: 42; Левит 2012: 34). В расквартированной в Хотинском уезде 8-й армии действовало несколько десятков украинских солдатских комитетов. 1 октября 1917 г. прошел Всеармейский украинский съезд. В конце ноября 1917 г. Генеральный секретариат Центральной Рады объявил об объединении Юго-Западного и Румынского фронтов. Однако к тому времени большевики уже имели большое влияние в войсках. 10 ноября большевистский военно-революционный комитет 8-й армии приказал корпусным комитетам армии не выполнять приказы штаба армии и указания Центральной Рады. 20 ноября комитет заявил, что берет всю полноту власти на территории, занятой армией, в свои руки. Большевики взяли под контроль управление Хотинским уездом. В Советах сельских и рабочих депутатов были проведены досрочные перевыборы Хотинского уездного и волостных земельных комитетов (Добржанський et al. 2002: 185-187). Хотинский Совет рабочих и солдатских депутатов в начале января 1918 г. в своем «Воззвании ко всем волостным и сельским комитетам Хотинского уезда» указал, что «создание Молдавской Республики -это дело помещиков-капиталистов, чтобы потом включить Бессарабию в состав Румынии», и отрицательно высказался против посылки депутатов 18 января на Крестьянский съезд в Кишинев (Юрченко 1948: 117). 8-9 (21-22) января 1918 г. прошел IV Крестьянский съезд Хо-тинского уезда. Большинство делегатов представляли крестьянские Советы большевистской ориентации. Съезд «признал власть Советов и постановил немедленно претворять в жизнь декреты советской власти в Бессарабии, которая должна быть составной частью Страны Советов». Также съезд принял постановление о перевыборах членов уездного Совета и о созыве нового съезда (Хотинское восстание 1976: 27-28; Добржанський et aL. 2002: 187). На севере Бессарабии координацией действий против румынских интервентов занимался Бессарабский ЦИК. Он был создан 29 января 1918 г. в Могилеве-Подольском представителями Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Бельцкого и Хотинского уездов, на следующий день в него вошли представители Сорокского уездного Совета. Вместе с Военно-революционным комитетом 8-й армии был издан приказ о мобилизации в этих уездах, который призвал к сопротивлению оккупантам (История 1968: 81). Примерно 28-29 января 1918 г. в Могилеве-Подольском состоялось собрание представителей Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Хотинского и Бельцкого уездов, на котором был образован Бессарабский центральный исполнительный комитет Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, было принято решение о подчинении ему всех государственных, гражданских и общественных учреждений, которые должны исполнять решения советских органов власти. Своей ближайшей целью комитет ставил «укрепление советской власти на местах, беспощадную борьбу с контрреволюционными силами, внешними врагами (румынами и их союзниками)» (Хотинское восстание 1976: 33-34). Бессарабский Центральный исполнительный комитет призвал население бороться с захватчиками и вступать «под знамена трудовой и крестьянской Красной гвардии» (Лунгу 1979: 53). 5 (18) февраля 1918 г. состоялся V Съезд крестьянских депутатов Хотинского уезда, который принял решение о мобилизации. В резолюции съезда предписывалось «принять все меры для изгнания румын из Бессарабии, совместно со всей Россией и со всем русским народом», «утвердить власть Советов на местах» (Юрченко 1948: 118), а также проводить агитацию для записи добровольцев и сделать все необходимое для выполнения приказа № 1 Бессарабского центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и военно-революционного комитета 8-й армии (Хотинское восстание 1976: 38-41). Положение на севере Бессарабии осложнилось тем, что в конце февраля 1918 г., помимо румынских войск, наступавших с юга, в Хотинский уезд с территории австрийской Буковины и Галиции вторглись австро-венгерские войска (Юрченко 1948: 31; История 1968: 82). 28 февраля ими были заняты Новоселица, Хотин, Каменец-Подольский и другие населенные пункты. Австро-венгерские войска заняли почти весь Хотинский (кроме восьми сел, которые были до этого оккупированы румынами) и северную часть Сорокского уезда. Оккупируя северную часть Бессарабии, австро-немецкие захватчики обеспечивали себе контроль над железнодорожной магистралью Черновцы - Новоселица - Окница - Могилев-Подольский (Юрченко 1948: 31). Подписав мирный договор с Румынией 7 мая 1918 г., Австро-Венгрия обговорила право оставить за собой Хотинский уезд для безопасности Черновцов. После принятия Сфатул Цэрий решения об объединении Бессарабии с Румынией в Хотинском уезде с разрешения военных австро-венгерских властей в марте-апреле прошли народные собрания во многих селах, всех волостных центрах и в Хотине. На них население выразило протест против курса Сфатул Цэрий на объединение с Румынией (Добржанський et al. 2002: 190). Во время оккупации австро-венгерские власти разогнали все организации, оставив земство. Оккупанты вывозили из уезда продовольствие и скот, не стеснялись облагать поборами и грабить местное население. Это вызывало сопротивление крестьян (Юрченко 1948: 33-37, 123-125; Хотинское восстание 1976: 45-52). Начавшиеся в Австро-Венгрии революция и разложение армии заставили австро-венгерские войска уйти из Хотинского уезда к началу ноября 1918 г. 25 октября (7 ноября) в уезд прибыл назначенный марионеточным правительством П.П. Скоропадского уездной староста Избицкий. После ухода австро-венгерских войск он объявил о присоединении уезда к Украинской державе. Против этого выступила земская управа. Еще 23 октября (5 ноября) Хотинская уездная земская управа объявила, что она «приняла на себя, как единственно правомочный орган власти, управление всем уездом» (Юрченко 1948: 38). В докладе Хотинской уездной земской управы уездному земскому собранию от 28 октября (10 ноября) 1918 г. говорилось: «Вопрос о дальнейших мероприятиях должен быть внесенным на усмотрение собрания, но в настоящее время условия изменились - положение уезда стало еще более неопределенным: в Хотин прибыл повитовый староста Украинской державы, объявивший о присоединении уезда к Державе украинской, в то же время в Бричанах начальник 1-й румынской кавалерийской дивизии объявляет о присоединении Хотинского уезда к Румынии. Так или иначе изолированным уезд, по-видимому, более не будет, и все функции по управлению и в том и в другом случае от земства отпадут, и управа вернется к заведыванию своими чисто земскими делами. Полагая, что окончательное решение вопроса о принадлежности земли Хо-тинской может состояться лишь по постановлению международной конференции, и признавая настоящее положение дел временным и преходящим, управа предоставляет все вышеизложенное на усмотрение собрания и просит: 1) одобрить действия управы; 2) подтвердить стремление уезда к воссоединению с единой Великой Россией» (Юрченко 1948: 125-126). Земское собрание проголосовало за объединение с Россией (Добржанський et al. 2002: 193). Воспользовавшись уходом австро-венгерских войск, 25 октября (7 ноября) 1918 г. румынская армия начала наступление в направлении Хотина. Захватив г. Хотин вечером 28 октября (10 ноября), командир 2-й кавалерийской румынской бригады полковник Морузи на следующий день объявил: «Румынские военные власти оккупировали гор. Хотин с целью сохранения общественного порядка и спокойствия, подавления всевозможных грабежей и насилий и поддержания вообще порядка, нарушенного в течение четырех лет, ь и для предупреждения оккупации неприятелем» (Юрченко 1948: 127). В своих шифрованных телеграммах 7 и 8 ноября Избицкий сообщал в Киев о продвижении румынских войск, указывая на «общую тревогу населения, не желающего румын» (Юрченко 1948: 38, 40). Когда в Хотин вошли румынские войска, Избицкий подал протест румынскому командованию. Ноту протеста прислало и Министерство иностранных дел гетмана Скоропадского. Представители румынского командования эти демарши проигнорировали, а Избицкого заставили 12 ноября покинуть уезд (Добржанський et al. 2002: 193-194). На территории уезда было введено, как во всей Бессарабии, осадное и особое положение. Из приказа коменданта г. Хотин майора Г. Попеско от 2 (15) ноября 1918 г.: «9) Никто не имеет права говорить дома, на улицах, в ресторанах, кофейнях, учреждениях и школах ничего против румынского войска и вообще вести разговоры, касающиеся национальности румын; 10) Все должны оказывать должное почтение и уважение румынским войскам и особенно офицерам, так как румынские войска прибыли сюда для поддержания порядка и спокойствия, а не насильно; 11) Виновные в неисполнении сего приказа, имея в виду общественное спокойствие, будут наказаны арестом от 5 дней до 3 месяцев или штрафом от 100 до 3 000 лей. Если же будет доказано, что кто-либо оставил при себе оружие для сопротивления румынским властям или войску, будут наказываться смертной казнью через расстреляние» (Бессарабия 1996: 210-211). Он же приказал немедленно снять все вывески, написанные на русском языке, и заменить их румынскими. В школах запрещалось вести занятия на русском языке и преподавать последний. Хотинский префект Николау несколько позднее заявил председателю уездной земской управы, что «никакая корреспонденция ни под каким видом не может быть разрешена на русском языке», и предупредил, что «во всякой корреспонденции, написанной на русском языке, будет отказано и об этом будет сообщено государственной сыскной полиции и военным учреждениям для принятия мер против уклоняющихся от закона». Все учреждения уезда были либо распущены, либо поставлены под полный контроль военных властей (Юрченко 1948: 44). В Хотинском уезде румынские военные власти по бесчинствам над местным населением превзошли занимавших недавно Хотинский уезд австро-венгров. В с. Перебыковцы оккупанты ограбили и выпороли розгами многих крестьян, 10 чел. расстреляли. Подобные акты жестокости и произвола повторялись в Новоселице, Волчин-цах, Старой Ушице, Окнице, Атаках и других местах. В конце декабря 1918 г. каратели выпороли за невыполнение какого-то приказа 285 жителей с. Диновцы Хотинского уезда. Перед этим «по ошибке» были выпороты 85 жителей с. Данковцы. Офицер, командовавший карателями, перепутал его с Диновцами. Месяцем ранее крестьяне с. Левинцы поймали с поличным ограбивших мельницу румынских солдат. Одному из них удалось сбежать. Прибыв в Хотин к коменданту, солдат заявил, что крестьяне избили невиновных. После этого многие жители Левинцов были высечены, около 30 чел. брошены в тюрьму. В одном из документов описаны действия карательного отряда, который учинил в селе Ходороуцы «страшную, небывалую порку. Порют солдатскими лопатками так, что мясо летит клочьями из крестьянских спин. Двое избиваемых не выдерживают и бросаются в колодец. По окончании избиения карательный отряд возвращается в Мендыкоуцы и уничтожает хозяйства крестьян, бежавших от наказания...» (Докладная записка 1940: 88-91; Хотинское восстание 1976: 62, 102; Лунгу 1979: 99). 18 декабря, воспользовавшись тем, что на ярмарку в м. Атаки (Сорокского уезда) съехались крестьяне окрестных сел, оккупационные власти собрали их и потребовали дать присягу на верность румынскому королю. Крестьяне отказались, стали раздаваться призывы к изгнанию оккупантов, после чего вызванные войска разогнали крестьян. В отместку за отказ принять присягу румынские власти прекратили выдачу пропусков в Могилев-Подольский и обратно. В результате население Атак, отрезанное от Бессарабии и Подолии, стало испытывать большую нужду в продуктах питания (Хотинское восстание 1976: 61-62). В селах Северной Бессарабии стали возникать подпольные ревкомы. В Ставчанах его возглавил участник революционных событий 1917 г. в Петрограде, член Временного Хотинского укома РКП (б) и уездного ревкома Н.Л. Адажий, в Ленкауцах - участник январского вооруженного восстания 1918 г. в Киеве В.И. Крючков (Цвинтарный), в Ста-линештах во главе ревкома встал бывший матрос-большевик Х.С. Рус-нак, в Каларашевке - А.Д. Папуша, на железнодорожной станции Ларга - большевик В.В. Раренко. Повстанческие отряды возглавляли Г. Романюк, И.С. Лунгу, Д.Т. Чекмак, Н.Ф. Скутельник и др. В конце ноября 1918 г. в с. Дарабаны состоялось нелегальное совещание Хотинского военно-революционного комитета (председатель - руководитель Временного Хотинского укома РКП(б) И.И. Волошенко-Мардарьев, члены комитета Н.Л. Адажий, Г.М. Журавец и др.), который вынес решение о подготовке вооруженного восстания (Лунгу 1979: 99-100). Вооруженное сопротивление румынским оккупантам началось со второй половины декабря 1918 г. Как сообщал петлюровский начальник охраны Старой Ушицы 20 декабря, вооруженные хотинцы целыми отрядами («бандами») переходили через Днестр, они «подговаривают крестьян уезда и вместе с ними стреляют в румынских солдат». 24 декабря в районе с. Кормань хотинцы обстреляли офицерский патруль. По требованию румынских военных властей начальник охраны Старой Ушицы выдал им двух бессарабцев, стрелявших в патруль (Юрченко 1948: 55). После румынской оккупации Хотинского уезда многие его жители бежали на левобережье Днестра. В декабре 1918 г. в Каменец-Подольском, в то время одном из центров формирования войск и дислокации военного руководства УНР, был образован Бессарабский национальный союз (в некоторых документах - Межнациональный бессарабский союз)4. В его составе были в основном выходцы из Хотинского уезда. Союзом был образован комитет как исполнительный орган в составе пяти членов. Когда началось преждевременное восстание, комитет Бессарабского национального союза объявил себя Директорией - высшим временным органом освобождающейся Бессарабии5 (Юрченко 1948: 66; Буковина 2005: 490). В ночь с 6 на 7 (19-20) января отряд в 240 чел., состоявший из петлюровских солдат и бессарабских беженцев, под командованием атамана «войск Могилевского района» И.А. Маевского переправился через Днестр и четырьмя группами напал на румынские пограничные посты в м. Атаки. Маевский захватил станцию Окница. Местное население встречало отряд с хлебом-солью, в церквах звонили колокола, крестьяне, вооружившись чем попало, вливались в его ряды. Румыны, не ожидавшие нападения, массово сдавались в плен. Это нападение не было согласовано с комитетом Бессарабского национального союза и его хотинской группой, намечавших восстание на весну (Юрченко 1948: 96-97; Добржанський et aL. 2002: 196-197). К тому времени к Днестру должны были выйти, как полагали руководители восстания, части Красной армии (История 2016: 82). А.Т. Юрченко считал набег Маевского петлюровской провокацией (Юрченко 1948: 96). В этом районе действовали партизанские отряды Г.И. Барбуцы, А.Я. Старова и др. Восставшие освободили ряд сел (Хотинское восстание 1976: 7). Командование 9-й румынской дивизии ввело в районе Окницы «осадное положение, как в прифронтовой зоне» (Хотинское восстание 1976: 64). 8 (21) января 1918 г. Директория Бессарабского национального союза обратилась к командующему Окницкой группой войск УНР6, Директории УНР, президенту США и правительствам Англии, Франции, Германии, Австрии, России и Италии с нотой, в которой «от имени всего пострадавшего бессарабского народа» доводила до их сведения, что «румынское правительство произвело над всем бессарабским народом небывалое насилие», и провозглашала себя «высшим временным органом освобождающейся Бессарабии». Директория выражала надежду, что «никто не пойдет против этого завоевания свободы бессарабским народом, а наоборот, правительства всех стран помогут освободившемуся от румын народу провести у себя референдум - и только тогда, когда воля народа выяснится, присоединиться к тому или иному народу государства». Директория просила украинское правительство взять на себя передачу ноты всем вышеуказанным правительствам по телеграфу. Ее подписали председатель Директории И. Лискун, ее секретарь Л. Токан и член Директории Левицкий (Борьба трудящихся Молдавии 1967: 220-221). Основные события разыгрались в ночь с 9 на 10 (22-23) января 1919 г. Отряд хотинских крестьян из района с. Рукшин (западнее Хотина) численностью в 230 чел.7 берегом Днестра пробирался в направлении с. Атаки (Хотинского уезда). Его задачей было захватить деревянные мосты, соединявшие подольский берег Днестра у местечка Жванец с бессарабским берегом у с. Атаки. Эти мосты хорошо охранялись румынами: охрана в 150 чел., вырытые окопы, в которых были установлены пулеметы. Артиллерия, располагавшаяся на высотах возле Хотина, контролировала подходы к мостам. Поэтому весь расчет делался на внезапную атаку с тыла. Отряд случайно был обнаружен конным разъездом румын. Несмотря на завязавшуюся перестрелку, повстанцы продолжали движение. Приблизившись к охране мостов, они напали на охрану. Одновременно другой отряд повстанцев численностью в 200-300 чел., состоявший из хотинских беженцев, двинулся с левого берега Днестра на румын прямо по мостам. Мосты были захвачены. Однако артиллерийская и оружейная стрельба была воспринята во многих окрестных селах как сигнал к восстанию. Расправившись с жандармами в своих селах, отряды двинулись к Хотину (Юрченко 1948: 56-57; Дембо 1924: 101; Добржанський et al. 2002: 197-198). На стороне восставших выступили охранявшие мосты со стороны Левобережья, у м. Жванец, конная сотня Я. Кармалюка и пятая сотня 7-го Подольского полка. Они вместе с повстанцами приняли участие в штурме пограничной заставы в Атаках и в наступлении на Хотин, которые были очищены от румын к утру 10 (23) января (Юрченко 1948: 132; Хотинск

Ключевые слова

Бессарабия, Румыния, Хотинский уезд, оккупация, восстание, русины, молдаване, Bessarabia, Romania, Khotin uezd, occupation, uprising, Rusins, Moldavians

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Суляк Сергей ГеоргиевичСанкт-Петербургский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры истории народов стран СНГ Института историиsergei_suleak@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917). 1914 год. Начало. М.: Кучково поле, 2014. 640 с
Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917). 1915 год. Апогей. М.: Кучково поле, 2014. 624 с
Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917). 1916 год. Сверхнапряжение. М.: Кучково поле, 2016. 384 с
Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917). 1917 год. Распад. М.: Кучково поле, 2016. 416 с
Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне: в 4 т. М.; Л.: Госвоениздат, 1933. Т. 4. 343 с
Бессарабия. Географический, исторический, статистический, экономический, этнографический, литературный и справочный сборник. С 224 иллюстрациями, портретами и картой. Издание газеты «Бессарабец» под редакцией П.А. Крушевана. М.: Тип. А.В. Васильева, 1903. 528 с
Бессарабская область. Список населенных мест по сведениям 1859 г. Издан Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. СПб., 1861. 122 с
Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: Документы и материалы / Отв. ред. В.Н. Виноградов. М.: Индрик, 1996. 380 с
Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции 1917-1920 гг. Сб. док. / Сост. Н.В. Березняков, д-р ист. наук, О.Н. Вовчок, А.С. Елисеева-Пенова и др. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1967. 684 с
Бойко П.А. Бессарабский вопрос по итогам Первой мировой войны // Русин. 2014. 4 (38). С. 47-60. DOI: 10.17223/18572685/38/4
Буковина в контексті європейських міжнародних відносин (з давніх часів до середини XX ст.) / В.М. Ботушанський, С.М. Гакман, Ю.І. Макар та ін. За заг. ред. В.М. Ботушанського. Чернівці: Рута, 2005. 744 с
Бутович В.Н. Материалы для этнографической карты Бессарабской губернии. Киев, 1916. 59 с
Головнин Н.Н. Россия в Первой мировой войне. М.: Вече, 2006. 528 с
Дембо В.О. Бессарабский вопрос. М.: Красная новь, 1924. 182, [2] с
Драган М. Военно-статистическое обозрение Российской империи, том 11, часть 3. Бессарабская область. По рекогносцировкам и материалам, собранным на месте, составлял Генерального штаба подполковник Драган. СПб.: Типография Департамента Генерального штаба, 1849. 308 с
Добржанський О.В., Макар Ю.І., Масан О.М. Хотинщина: історичний нарис. Чернівці: Молодий буковинець, 2002. 416 с.
Докладная записка о насилиях румынских жандармов в Хотинском уезде Бессарабской губ. (январь 1919 г.) // Красный архив. Исторический журнал. 1940. № 4 (101). С. 88-91
Документы внешней политики СССР. Т. 1: 7 ноября 1917 -31 декабря 1918 г. М.: Госполитиздат, 1959. 772 с
Документы внешней политики СССР. Т. 2: 1 января 1919 г. - 30 июня 1920 г. М.: Госполитиздат, 1958. 778 с
Документы внешней политики СССР. Т. 3: 1 июля 1920 г. -18 марта 1921 г. М.: Госполитиздат, 1959. 702 с
Документы внешней политики СССР. Т. 10: 1 января -31 декабря 1927 г. М.: Политиздат, 1965. 687 с
Защук А.И. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Бессарабская область. Составил Генерального штаба капитан А. Защук. СПб.: Тип. Э. Веймара, 1862. Ч. 1. 580 с
Защук А.И. Этнография Бессарабской области // Записки Одесского общества истории и древностей. Одесса: Город. тип. Алексомати, 1863. Т. V. С. 491-586
История Бессарабии. От истоков до 1991 г. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Координатор И. Скурту. Кишинэу: Реклама, 2001. 360 с
История гражданской войны в СССР: в 5 т. 2-е изд. Т. 4: Решающие победы Красной армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции (март 1919 г. - февраль 1920 г.) / Ред. комиссия тома: С.Ф. Найда, Г.Д. Обичкин, Ю.П. Петров, А.А. Стручков, Н.И. Шатагин, С.Н. Шишкин. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1959. 444 с
История Молдавской ССР: в 2 т. Т. 2: От Великой Октябрьской революции до наших дней. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1968. 815 с
История Молдовы: в 3 т. Т. 3: Молдавия в новейшее время (1917 - начало XXI века). Кишинев: Tipografia Centrala, 2016. 747 с
Керсновский А.А. История русской армии: в 4 т. Т. 4: 1915-1917 гг. М.: Голос, 1994. 368 с., ил
Кочубинский А.А. Частные молдавские издания для русской школы (библиографические заметки) // Журнал Министерства народного просвещения (ЖМНП). Ч. CCCXXXXVII. 1903. Июнь. СПб., 1903. С. 389-418
Лазарев А.М. Молдавская советская государственность и бессарабский вопрос. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1974. 910 с
Левит И.Э. Год судьбоносный: от провозглашения Молдавской Республики до ликвидации автономии Бессарабии (ноябрь 1917 г. -ноябрь 1918 г.). Кишинев, 2000. 499 с
Левит И.Э. Бессарабский вопрос в контексте международных отношений (1919-1920 гг.). Парижская мирная конференция. Тирасполь: Литера, 2012. 240 с
Лунгу В.Н. Политика террора и грабежа в Бессарабии. 1918-1920 гг. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1979. 216 с
Мельтюхов М.И. Бессарабский вопрос между мировыми войнами 1917-1940. М.: Вече, 2010. 464 с
Назария С.М. Сфатул Цэрий, «объединение» с Румынией и отношение к нему молдаван и нацменьшинств Бессарабии (19171918 гг.) // Русин. 2013. № 3 (33). С. 138-154. DOI: 10.17223/18572685/33/10
Назария С.М. Появление бессарабского вопроса на последнем этапе Первой мировой войны и интерпретация этих событий в исторической и мемуарной литературе // Русин. 2014. № 4 (38). С. 61-77. DOI: 10.17223/18572685/38/5
Назария С.М. Борьба за власть в Бессарабии в конце 1917 года и призвание в край румынских интервентов // Вестник Костромского государственного университета. 2014. № 1. С. 57-60
Несторовский П.А. Бессарабские русины. Историко-этнографический очерк. Варшава: Тип. «Сатурн», 1905. 174, II с
Национальный архив Республики Молдова (далее - НАРМ). Ф. 1262. Оп. 1. Д. 3. Народонаселение Бессарабии (записки Драганова). Начато: 25 декабря 1910 г. 10 л
Осташко Т.С. Маєвський Йосип Альбінович // Енциклопедія історії України. Т. 6: Ла-Мі / Редкол.: В.А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України. Київ: Наукова думка, 2009. С. 419-420.
Оськин М.В. История Первой мировой войны. М.: Вече, 2014. 496 с., 32 с. ил
Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под ред. [и с предисл.] Н.А. Тройницкого. 3. Бессарабская губерния. СПб.: Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1905. XXIV, 254 с
Петров Н.И. Бессарабия. Историческое описание. Посмертный выпуск исторических изданий П.Н. Батюшкова. СПб.: Типография Высочайше утвержденного Товарищества «Общественная польза», 1892. 321 с
Россия. Полное географическое описание нашего отечества.... Т. XIV: Новороссия и Крым. СПб.: Издание А.Ф. Девриена, 1910. 1016 с
Семенов П.П. Географическо-статистический словарь Российской империи: в V т. / Сост. по поручению Русского географического общества действительный член общества П. Семенов. Иждивением члена-соревнователя А.Н. Турубаева. При содействии действительных членов Зверинского, Н. Филиппова и Р. Маака. СПб., 1863. Т. 1. 727 с
Скворцова А.Ю. Русские Бессарабии: опыт жизни в диаспоре (1918-1940 гг.). Chisinau: Pontos, 2002 (F.E.-P. «Tipogr. Centrala»). 280 c
Старик В.П. Між націоналізмом і толерантністю. Чернівці: Прут, 2009. 184 c.
Суляк С.Г. Русины Бессарабии в XIX - начале XX в.: к проблеме численности // Русин. 2015. № 1 (39). С. 95-115. DOI: 10.17223/18572685/39/7
Хотин в огне восстания (1919-1929 г.). Сборник, посвященный десятилетию Хотинского восстания / Под ред. С. Рубана. М.: Центральный совет Общества бессарабцев, 1929 (Мосполиграф - 10-я тип. «Заря коммунизма»). 112 с
Хотинское восстание 1919 г. Сб. док. и материалов / Сост. Н.В. Березняков и др. Кишинев: Штиинца, 1976. 443 с
Юрченко А.Т. Хотинское восстание (К истории борьбы крестьян Северной Бессарабии против австро-венгерских и румынских оккупантов в 1918-1919 гг.). Киев: Украинское издательство политической литературы, 1948. 143 с
Sfatul Tarii: Documente. Vol. I. Procesele verbale ale sedintelor in plen / Editie ingrijita, studiu introductiv, note si comentarii de I. Turcanu. Chisinau. Stiinta, 2016. 824 p
 Хотинское восстание: причины и последствия | Русин. 2018. № 3 (53). DOI:  10.17223/18572685/53/8

Хотинское восстание: причины и последствия | Русин. 2018. № 3 (53). DOI: 10.17223/18572685/53/8