Посуда фракийского облика из скифских погребений конца V-IV в. до н. э. с левобережья Нижнего Днестра (по материалам раскопок 2015 и 2018 гг.) | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/2

Посуда фракийского облика из скифских погребений конца V-IV в. до н. э. с левобережья Нижнего Днестра (по материалам раскопок 2015 и 2018 гг.)

В работе анализируются пять лепных керамических сосудов, обнаруженных в ходе исследования курганных групп «Сад» и «Водовод» у с. Глиное Слободзейского района на левобережье Нижнего Днестра в 2015 и 2018 гг. Две чашки (с налепами на тулове и с загнутым внутрь венчиком) и три кувшина (с возвышающейся над венчиком ручкой) свидетельствуют о фракийском влиянии на скифский керамический комплекс и, шире, на материальную культуру скифов. Одно из погребений (с лепным кувшином) было совершено на рубеже V-IV вв. до н. э. Три других датируются второй половиной IV в. до н. э. Одно из захоронений содержало две чашки, два других - по одному лепному кувшину. С учетом новых материалов из скифских захоронений на левобережье Нижнего Днестра конца V-II в. до н. э. (курганные группы «Водовод» и «Сад» с погребениями второй половины V - первой трети III в. до н. э., могильник у с. Глиное III-II вв. до н. э.) очевидно, что фракийское влияние на скифскую материальную культуру прослеживается с конца V в. до н. э., при этом со второй половины IV в. до н. э. оно становится более заметным. На это указывают в т. ч. и лепные керамические сосуды.

Thracian-type ware from the Scythian burials of the late 5th - 4th century BC from the left bank of the Lower Dniester (.pdf Влияние фракийской материальной культуры на скифскую, отраженное в археологических артефактах из скифских погребальных памятников Северо-Западного Причерноморья, привлекает внимание специалистов-археологов на протяжении более чем 60 лет. Самый весомый вклад в изучении фрако-скифских контактов в регионе принадлежит А.И. Мелюковой, которая в результате многолетних исследований пришла к выводу, что археологические материалы не подтверждают присутствия сколь-нибудь значительных групп фракийцев в степной зоне Северного Причерноморья как в пред-скифский, так и в скифский периоды (Мелюкова 1979: 250-254; Мелюкова 1995: 31). К этой проблеме обращались и другие исследователи. Так, было уделено внимание таким изделиям фракийского облика из скифских погребальных памятников Северо-Западного Причерноморья, как фибулы, серьги с шишечками и лировидные подвески (Оанча 1988). Были опубликованы некоторые фибулы фракийского типа, обнаруженные в скифских захоронениях левобережья Нижнего Дуная (Редина 1993). Кроме того, в научный оборот была введена серия однолезвийных мечей из скифских памятников этого региона (Редина 1999). Все категории погребального инвентаря (фибулы, лировидные подвески и другие украшения, однолезвийные мечи, предметы конского снаряжения, лепная керамика), испытавшие фракийское влияние либо выполненные во фракийской манере, рассматривались и в совокупности (Редина 2000; Redina 2005). В 2000 г. были выделены три этапа (VI в. до н. э., конец VI-V в. до н. э. и конец V - IV в. до н. э.) фрако-скифских отношений. При этом было отмечено, что синтеза культур и формирования синкретической фрако-скифской общности не произошло (Андрух 2000: 71-72). В то же время было высказано предположение, что появление общего врага (Македонии) привело к установлению союзнических отноше- Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 21 ний между фракийцами и скифами и способствовало углублению их хозяйственных контактов. По мнению С.И. Андрух, именно это стало причиной продвижения фракийцев на восток, что нашло, в частности, отражение в погребениях III-II вв. до н. э. Тираспольской группы (Андрух 2000: 72). Как показали исследования скифского могильника III-II вв. до н. э. у с. Глиное Слободзейского района на левобережье Нижнего Днестра в 1995-2012 гг. и 2017 г. (Тельнов и др. 2016; Синика, Тельнов 2018b), т. н. Тираспольская группа памятников представляет собой совокупность скифских курганов, которые сооружались с рубежа IVIII вв. до н. э. и до конца II в. до н. э. Анализ находок из скифского могильника III-II вв. до н. э. у с. Глиное показал, что соседство с фракийскими племенами на этом памятнике нашло свое отражение в единственном предмете вооружения (двулезвийный топор) и немногих украшениях (браслет со змеиными головками на окончаниях, браслеты и серьги с лопаточковидными окончаниями, серьги с коническими шишечками на окончаниях, серебряная и железная конусовидные подвески), но наиболее выражено в керамическом комплексе (профилировка сосудов и различные элементы декора) (Тельнов, Синика 2012; Тельнов, Синика 2014; Тельнов и др. 2012: 10; Тельнов и др. 2016: 972-977, 981; Синика, Тельнов 2018b: 254-255). В 2016 г. был опубликован бронзовый нахрапник / наносник конской узды фракийского облика, обна- ' ' '' руженный на поселении Слободзея-VI на левобережье Нижнего Днестра (Сини-ка, Иващенко 2017: 225-226, рис. 1, 3). Дальнейшие исследования у с. Гли-ное (2013-2018 гг.) привели к обнаружению скифских курганов и погребений, дата которых укладывается в интервал второй половины V - первой трети III в. до н. э. Эти комплексы сосредоточены в Рис. 1. Лепная посуда фракийского облика из скифских погребений на левобережье Нижнего Днестра: 1, 2 - чашки из захоронения 2/2 группы «Сад»; 3 - кувшин из катакомбы 13/3 группы «Сад». 22 JF’v/’iTHTBC-fl 2019, № 55 группах «Водовод» (Синика, Тельнов 2016b; Синика, Тельнов 2016c; Синика, Тельнов 2017b; Синика, Тельнов 2017c; Панковский, Синика 2017; Синика и др. 2017; Синика, Тельнов 2018; Синика и др. 2018c) и «Сад» (Синика, Тельнов 2016d; Синика, Тельнов 2017a; Sinika et al. 2017; Синика, Тельнов 2018a; Синика и др. 2018a; Синика и др. 2018b; Синика и др. 2018d). В этих курганах были найдены различные украшения и аксессуары костюма фракийского облика, которые уже введены в научный оборот и проанализированы (Синика, Тельнов 2018с: 164-170, рис. 1). Кроме того, здесь же были обнаружены пять лепных керамических сосудов фракийского облика, которые будут рассмотрены в настоящей работе. Ниже приводятся их описания, аналогии и датировки. 1. Погребение 2/2 группы «Сад» у с. Глиное Слободзейского района (раскопки 2015 г.). Фрагменты тулова лепной черноглиняной чашки. Поверхности шероховато-заглаженные, бугристые. Цвет внешней поверхности черный, серый; внутренней - светло-серый. Тесто с примесью шамота. Диаметр тулова - около 90 мм, диаметр придонной части - 65 мм, толщина стенок - 4,5-6,5 мм, придонной части - до 7 мм. Несколько выше изгиба корпуса сосуд украшен усеченно-коническим, подокруглым в разрезе, налепом с закругленным краем. Высота налепа - 10 мм, диаметр в основании - около 15 мм, диаметр в средней части - 7 мм (рис. 1, 1 ). Этот сосуд на основании данного элемента декора аналогичен двум горшкам из скифских комплексов второй половины IV в. до н. э. Северо-Западного Причерноморья. На плече обоих сосудов симметрично расположены четыре налепа. Один из них происходит из кургана 1 у с. Семеновка на правобережье Днестровского лимана (Субботин и др. 2017: рис. 6, 2), второй - из кургана 2 у с. Каменка Измаильского района Одесской области Украины на левобережье Нижнего Дуная (Редина 2000: 250, рис. 2, 8). Подобный элемент декора является свидетельством фракийского влияния на скифскую материальную культуру (Синика 2007: 199-200). 2. Погребение 2/2 группы «Сад» у с. Глиное Слободзейского района. Лепная сероглиняная чашка. Поверхности шероховато-заглаженные, бугристые. Тесто с примесью шамота и незначительными вкраплениями дресвы. Венчик горизонтально уплощен, со слегка выступающим внешним краем. Дно плоское, с закраинами. По ребру прослеживаются неглубокие пальцевые вдавления (иногда с неглубокими следами отпечатков ногтя) вследствие формовки сосуда. С одной стороны внешнего среза венчика нанесено ногтевое вдавление. Высота чашки - 46-49 мм, диаметр венчика - 110 мм, диаметр тулова - 113 мм, диаметр дна - 83 мм (рис. 1, 2). Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 23 Этот сосуд по профилю можно относить к чашкам с загнутым внутрь венчиком. В то же время это чашка с выделенным ребром. Оба эти признака являются отражением фракийского влияния на скифский керамический комплекс (Тельнов, Четвериков, Синика 2016: 975-976). Чашки с загнутым внутрь венчиком известны на левобережье Нижнего Дуная: в погребении 6/2 второй половины IV в. до н. э. могильника Мреснота Могила (Гудкова и др. 1985: 81, рис. 49: 5), а также в захоронениях конца IV - первой половины III в. до н. э. 13/1 (Синика, Тельнов 2016а: 309) и 14/1 могильника Дербент (Гудкова, Суничук 1985: 16, табл. 41: 4, 5; 50: 7). Кроме того, аналогичные сосуды известны в погребениях III-II вв. до н. э. 99/1, 103/1, 105/2 и 109/1 (чашки с загнутым внутрь венчиком), а также в захоронениях 27/1, 37/1, 99/1 и 105/2 (чашки с выделенным ребром) могильника у с. Глиное на левобережье Нижнего Днестра (Тельнов и др. 2016: 975-976). Также ногтевое вдавление на внешнем срезе венчика данной сероглиняной чашки из погребения 2/2 группы «Сад» является репликой типичной орнаментации скифской лепной посуды (Гаврилюк 2013: 422). Погребение 2/2 группы «Сад» у с. Глиное датируется последней третью IV в. до н. э. (Синика, Тельнов 2017а: 296). 3. Погребение 13/3 группы «Сад» у с. Глиное Слободзейского района (раскопки 2018 г.). Лепной кувшин с ленточной ручкой, возвышающейся над венчиком. Венчик воронковидный, с закругленным краем. Тулово с максимальным расширением в средней части. Дно слегка вогнутое, несколько зауженное, с закругленным краем, изнутри плоское. Ручка овальная в сечении, сверху - со слабо выраженным продольным желобком. Тесто с примесью мелкого шамота, включениями мелкого песка. Цвет серый, темносерый, черный. Поверхности подлощены. Высота сосуда вместе с ручкой - 161 мм, без ручки - 139-142 мм. Высота венчика - 2224 мм. Диаметр венчика - 106 99 мм, диаметр шейки - 94 84 мм. Максимальный диаметр корпуса - 131 мм, диаметр дна -75 X 74 мм. Ширина сечения сосуда в плоскости ручки - І47 мм. Толщина венчика - 5-6 мм. Толщина стенок - до 6 мм; в придонной части - до 8-9 мм. Толщина дна в центре - 8 мм, у стенки - до 9 мм; вогнуто до 1,2 мм. Высота ручки - 110 мм. Размеры сечения ручки в верхней части - 31,5 X 16 мм, в средней части - 3232,5 X 13-14,5 мм, в нижней части - 34 X 14,5 мм. Ручка возвышается над срезом венчика на 21-22 мм (рис. 1, 3). Погребение 13/3 группы «Сад» у с. Глиное датируется рубежом V-IV в. до н. э. 4. Погребение 10/2 группы «Водовод» у с. Глиное Слободзейского района (раскопки 2018 г.). Лепной кувшин с петельчатой ручкой, 24 JF’v/’iTHTBC-fl 2019, № 55 9 мм; дно вогнуто до 2 мм; у стенок - до фракийского Рис. 2. Лепные кувшины облика: 1 - из погребения 10/2 группы «Водовод»; 2 - из захоронения 16/4 группы «Водовод». возвышающейся над венчиком. Край воронковидного венчика слегка отогнут, утолщен и закруглен. На срезе венчика в плоскости, перпендикулярной плоскости ручки, слева от нее, сформирован желобчатый слив-носик. Тулово с максимальным расширением в средней части. Сосуд орнаментирован по шейке поясом из 22 вертикальных подтреугольных вдавлений. Ручка подокруглая в сечении, с внутренней стороны верхней части - продольный желобок. Дно вогнутое, с зауженным поддоном с закругленным краем, изнутри плоское. Тесто с примесью шамота. Цвет желтый, желтовато-серый, серовато-желтый; в изломе - черный. Поверхности шероховато-заглаженные, бугристые. Высота сосуда вместе с ручкой - 115 мм, без ручки - 107-110 мм. Высота венчика - 17-25 мм. Диаметр венчика - 81-83 мм, диаметр шейки - 70-74 мм. Максимальный диаметр тулова - 104 мм, диаметр дна - 64 мм. Высота ручки - 63 мм. Размеры сечения ручки в верхней части - 14 9 мм, в средней части - l2 12 мм, в нижней части - 14 13 мм. Ручка возвышается над срезом венчика на 5-8 мм. Ширина слива-носика - до 15 мм, высота - до 9 мм, глубина выемки - до 4 мм, выступает на расстояние до 5 мм. Толщина венчика - 5-6 мм. Толщина стенок - 2,5-6 мм, у дна - до 7,5 мм. Толщина дна - 6 мм (рис. 2, 1). Погребение 10/2 группы «Водовод» у с. Глиное датируется третьей четвертью IV в. до н. э. 5. Погребение 16/4 группы «Водовод» у с. Гли-ное Слободзейского района (раскопки 2018 г.). Лепной кувшин с ленточной ручкой, возвышающейся над венчиком. Венчик воронковидный; срез приплюснут горизонтально, углы закруглены. Тулово с максимальным расширением в средней части. Ручка подпрямоугольная в сечении, с внутренней стороны вертикальной части - выраженный Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 25 продольный желобок. Дно слегка вогнутое, изнутри выпуклое. Верхний край ручки в профиле заострен. Тесто с примесью шамота. Цвет желтовато-серый, серовато-желтый, темно-серый. На тулове местами черный нагар. Поверхности заглаженные. Высота сосуда вместе с ручкой - 111,5 мм, без ручки - 93 мм. Высота венчика - 20 мм. Диаметр венчика - 68 мм, диаметр шейки - 51 мм. Высота ручки -72 мм, ширина - 18-20 мм. Толщина ручки - 8-9 мм. Ручка возвышается над срезом венчика - на 19 мм. Максимальный диаметр тулова - 84 мм, диаметр дна - 56 57 мм. Толщина венчика - 4,5-4,7 мм, толщина стенок - 5-6 мм. Толщина дна в центре - до 12 мм, у стенок -до 11 мм; вогнуто до 1 мм (рис. 2, 2). Погребение 16/4 группы «Водовод» у с. Глиное датируется третьей четвертью IV в. до н. э. Отметим, что лепные кувшины из погребений 13/3 группы «Сад», а также из захоронений 10/2 и 16/4 группы «Водовод» объединяет наличие ручки (ленточной либо округлой в сечении), возвышающейся над венчиком. Такие ручки являются характерной частью различных сосудов (черпаков, кувшинов, канфаров) из фракийских памятников Румынии VI-III вв. до н. э. (Moscalu 1983: pl. LXXI-LXXIII). В скифских погребальных памятниках степей Северо-Западного Причерноморья до настоящего времени было известно всего девять лепных кувшинов с подобными ручками. На левобережье Нижнего Дуная это сосуды из захоронений 1/1 могильника Табаки (Субботин и др. 1992: 6, рис. 4, 3) и 24/1 могильника Курчи (Андрух, Чернов 1990: 155, рис. 1, 24). На правобережье Нижнего Днестра это кувшин из катакомбы 1/7 у с. Мерены (Дергачев, Сава 2003, 537, рис. 10, 2), на левобережье - сосуды из погребения 4/1 могильника Буторы I (Синика и др. 2013: 44, 114, рис. 21, 4), из кургана 5 у г. Дубоссары (Кетрару и др. 2014: 58, 202, рис. 46, 6), а также из катакомб 33/1, 46/4, 53/1 и 67/5 могильника у с. Глиное (Тельнов и др. 2016: 975). В завершении работы необходимо отметить, что в настоящее время, с учетом новых материалов из скифских погребальных комплексов на левобережье Нижнего Днестра конца V-II в. до н. э. (курганные группы «Водовод» и «Сад» с погребениями второй половины V - первой трети III в. до н. э., могильник у с. Глиное III-II вв. до н. э.), очевидно, что фракийское влияние на скифскую материальную культуру прослеживается с конца V в. до н. э., при этом со второй половины IV в. до н. э. оно становится более заметным. В частности, на это указывают лепные керамические сосуды, публикуемые в настоящей работе.

Ключевые слова

фракийское влияние, скифская материальная культура, конец V - IV в. до н. э, погребальные памятники, Нижнее Поднестровье, лепные сосуды, чашки, кувшины, Thracian influence, Scythian material culture, late 5th-4th century BC, funeral sites, Lower Dniester, handmade vessels, cups, jars

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Синика Виталий СтепановичПриднестровский государственный университеткандидат исторических наук, заведующий НИЛ «Археология»sinica80@mail.ru
Тельнов Николай ПетровичИнститут культурного наследия Академии наук Молдовыкандидат исторических наук, ведущий научный сотрудникtelnovnikolai@mail.ru
Разумов Сергей НиколаевичПриднестровский государственный университеткандидат исторических наук, старший научный сотрудник НИЛ «Археология»razum_22@rambler.ru
Всего: 3

Ссылки

Андрух С.И. «…Смешанные с фракийцами скифы» // Вестник древней истории. 2000. № 3. С. 63-73.
Андрух С.И., Чернов С.И. Новые скифские памятники Дунай-Днестровского междуречья // Советская археология. 1990.№ 2. С. 149-163.
Гаврилюк Н.А. Экономика Степной Скифии VI-III вв. до н. э. Киев: Издатель Олег Филюк, 2013. 712 с.
Гудкова А.В., Суничук Е.Ф. Полевой отчет Орловского курганного отряда Буджакской археологической экспедиции в 1984 г. Научный архив ИА НАНУ. № 1984/3а. Киев, 1985. 103 с. + 180 табл.
Гудкова А.В., Тощев Г.М., Фокеев М.М., Андрух С.И. Отчет о работе Измаильской новостроечной экспедиции в 1984 г. Научный архив ИА НАНУ. № 1984/158. Киев, 1985. 124 с.
Дергачев В.А., Сава Е.Н. Исследование курганов в окрестностях сел Мерень и Кирка // Stratum plus. [2001-2002], 2003. № 2. С. 526-562.
Кетрару Н.А., Синика В.С., Разумов С.Н., Тельнов Н.П. Дубоссарские курганы (Археологические памятники Приднестровья. II). Тирасполь: Stratum plus, 2014. 240 с.
Мелюкова А.И. Скифия и фракийский мир. М.: Наука, 1979. 256 с.
Мелюкова А.И. Новые данные о скифо-фракийских взаимоотношениях в IV-III вв. до н.э. // Российская археология. 1995. № 1. С. 28-36.
Оанча Е.С. О некоторых типах украшений фракийского облика из скифских памятников Днестро-Дунайского междуречья // Древнее производство, ремесло и торговля по археологическим данным: тез. докл. IV конференции молодых ученых ИА АН ССР. М.: ИА АН СССР. С. 119-121.
Панковский В.Б., Синика В.С. Роговой гребень из скифского погребения у с. Глиное // Stratum plus. 2017. № 3. С. 343-359.
Редина Е.Ф. Классификация фибул из скифских погребений Северо-Западного Причерноморья // Древнее Причерноморье. Краткие сообщения Одесского археологического музея. Одесса: ОАМ АН Украины, 1993. С. 50-52.
Редина Е.Ф. К вопросу о фрако-скифских культурных взаимоотношениях (скифское однолезвийное оружие) // Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья (к 100-летию Б.Н. Гракова). Запорожье: ЗГУ, 1999. С. 222-227.
Редина 2000 - Редина Е.Ф. Нижний Дунай в системе культурных контактов скифов и фракийцев // Археологія та етнологія Східної Європи: матеріали та дослідження. Зб. наук. робіт, присвячена 135-річчю Одеського державного університету ім. I.I. Мечникова. Одеса: АстроПринт, 2000. С. 243-252.
Синика В.С. Погребальные памятники скифской культуры VII - начала III в. до н. э. на территории Днестро-Прутско-Дунайских степей: дис. … канд. ист. наук. М., 2007. 238 с.
Синика В.С., Иващенко М.В. Комплекс находок III в. до н. э. из поселения Слободзея-VI // Известия Самарского научного центра РАН. 2017. Т. 19, № 3. С. 223-228.
Синика В.С., Разумов С.Н., Тельнов Н.П. Курганы у села Буторы (Археологические памятники Приднестровья. I). Тирасполь: Полиграфист, 2013. 148 с.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Крючки-застежки из скифских памятников Северного Причерноморья // Археологія та етнологія півдня Східної Європи. Дніпро: Ліра, 2016. С. 304-316.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифский курган № 1 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра // Емінак. 2016. № 4 (16). С. 45-53.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифское захоронение с тамгой рубежа IV-III вв. до н. э. с левобережья Нижнего Днестра // Новое прошлое. 2016. № 4. С. 258-272.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифское погребение с литиком-скарабеоидом с левобережья Нижнего Днестра // Стародавнє Причорномор’я. XI. Одеса: ОНУ, 2016. С. 488-499.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифские курганы 2 и 3 группы «Сад» в Нижнем Поднестровье // Новое прошлое. 2017. № 4. С. 286-306.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифское погребение с уникальным амулетом с левобережья Нижнего Днестра // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия «История. Политология». № 8 (257). 2017. Вып. 42. С. 5-12.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифское погребение с фракийской фибулой на Нижнем Днестре // Stratum plus. 2017. № 3. С. 131-152.
Синика В.С., Тельнов Н.П., Закордонец О.А. Скифский курган № 4 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра // Самарский научный вестник. 2017. Т. 6. № 2 (19). С. 108-113.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Курган 5 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра и скифские кенотафы Северо-Западного Причерноморья // Самарский научный вестник. 2018. Т. 7. № 1 (22). С. 133-144.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Скифский курган 116 первой половины III в. до н.э. у с. Глиное // Древности. Исследования и проблемы. Сб. статей в честь 70-летия Н.П. Тельнова. Кишинев; Тирасполь: Stratum plus. 2018. С. 223-266.
Синика В.С., Тельнов Н.П. Фракийские украшения и аксессуары костюма из скифских погребений левобережья Нижнего Днестра (находки 2016-2017 гг.) // Народы и культуры Нижнего Дуная в древности: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (г. Измаил, 23-26 августа 2018 г.). Измаил: Ирбис, 2018. С. 163-172.
Синика В.С., Тельнов Н.П., Лысенко С.Д. Скифские погребения кургана 4 группы «Сад» на левобережье Нижнего Днестра // Вестник Нижневартовского государственного университета. 2018. № 1. С. 111-119.
Синика В.С., Тельнов Н.П., Лысенко С.Д. Скифский курган 7 группы «Сад» в Нижнем Поднестровье // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «История. Политология. Социология». 2018. № 1. С. 125-138.
Синика В.С., Тельнов Н.П., Лысенко С.Д. Скифский курган 8 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра // Известия Самарского научного центра Российской Академии наук. 2018. Т. 20, № 3. С. 234-244.
Синика В.С., Тельнов Н.П., Лысенко С.Д. Скифский курган 8 группы «Сад» на левобережье Нижнего Днестра // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2018. № 2. С. 78-93.
Субботин Л.В., Островерхов А.С., Охотников С.Б., Редина Е.Ф. Скифские древности Днестро-Дунайского междуречья. Киев: Препринт, 1992. 48 с.
Субботин Л.В., Разумов С.Н., Синика В.С. Семеновские курганы (Археологические памятники Приднестровья. IV). Тирасполь: Stratum plus, 2017. 186 с.
Тельнов Н.П., Синика В.С. Фракийские влияния на материальную культуру и погребальный обряд скифов III-II вв. до н. э. на левобережье Нижнего Днестра // Revista arheologică S. n. 2012. Vol. VIII, № 1-2. C. 69-83.
Тельнов Н.П., Синика В.С. Миски из скифских погребальных памятников конца IV-II в. до н. э. на левобережье Нижнего Днестра // Tyragetia. S. n. 2014. Vol. VIII (XXIII), № 1. C. 287-316.
Тельнов Н.П., Четвериков И.А., Синика В.С. Скифский могильник III-II вв. до н. э. у с. Глиное на левобережье Нижнего Днестра (предварительные итоги исследования) // Древности Северного Причерноморья III-II вв. до н. э.: материалы Междунар. науч. конф., г. Тирасполь, 16-19 октября. Тирасполь: ПГУ, 2012. С. 5-15.
Тельнов Н.П. Четвериков И.А., Синика В.С. Скифский могильник III-II вв. до н.э. у с. Глиное (Археологические памятники Приднестровья. III). Тирасполь: Stratum plus, 2016. 1096 c.
Moscalu E. Ceramica traco-getică (Biblioteca muzeologică). Bucureşti: Muzeul naţional de istorie, 516 p.
Redina E. Scytho-Thracian cultural contacts in the northwestern Black Sea littoral // The Culture of Thracians and their Neighbours. Proceedings of the International Symposium in Memory of Prof. Mieczyslaw Domaradzki, with a Round Table «Archaeological Map of Bulgaria». BAR International Series 1350. Oxford: Archaeopress, 2005. P. 231-238.
Sinika V.S., Lysenko S.D., Telnov N.P. Scythian complexes of the barrows 5 and 6 from the «Garden» group on the Left Bank of the Lower Dniester // Tractus aevorum: эволюция социокультурных и политических пространств. 2017. № 4 (2). Р. 156-173.
 Посуда фракийского облика из скифских погребений конца V-IV в. до н. э. с левобережья Нижнего Днестра (по материалам раскопок 2015 и 2018 гг.) | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/2

Посуда фракийского облика из скифских погребений конца V-IV в. до н. э. с левобережья Нижнего Днестра (по материалам раскопок 2015 и 2018 гг.) | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/2