Письма Ференца II Ракоци из Мукачево Эльжбете Сенявской 1709 и 1710 гг. | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/5

Письма Ференца II Ракоци из Мукачево Эльжбете Сенявской 1709 и 1710 гг.

В основу работы легла переписка Ференца II Ракоци и Эльжбеты Сенявской, которую трансильванский князь вел во время своего пребывания в Мукачево в историческом Закарпатье в период антигабсбургского восстания 1709-1710 гг. Мукачево в период восстания Ференца II Ракоци было одним из ключевых мест венгерского сопротивления власти Габсбургов. В переписке частного характера прослеживаются и важнейшие политические идеи, бытовавшие в Европе в то бурное историческое время. Княгиня Эльжбета Сенявская из рода Любомирских, которая с мужем, каштеляном Кракова, жила в Варшаве и вращалась в кругу доверенных людей королевы, была активной участницей политической жизни Польши. С Ференцем II Ракоци у Эльжбеты Сенявской был бурный любовный роман. Благодаря ей Ракоци установил контакты с влиятельными людьми из политической элиты Польши. Политические события в Польше 1706 г. уверили Сенявскую в том, что создались условия, которые могут принести пользу ее другу, поэтому она посетила его в Мукачево в марте 1707 г. Эльжбета Сенявская попыталась продвинуть кандидатуру Ференца II Ракоци на освободившийся польский престол, что объективно не могло увенчаться успехом. Любовники часто встречались в Мукачево и Варшаве и активно переписывались. Переписка между Ференцем II Ракоци и Эльжбетой Сенявской является источником ценных сведений о том бурном времени, проектах и дипломатической деятельности. Письма представляют собой важный источник информации по истории Закарпатья и всего региона, в особенности по истории международных отношений в Европе начала XVIII в.

Letters of Francis II Rakoczi from Mukachevo to Elzbieta Sieniawska in 1709 and 1710.pdf Переписка между людьми, принадлежавшими к определенным сословиям, оказывала значительное влияние на распространение идей и эмоций, связывавших индивидуума с обществом, в котором он находился. Наличие разветвленной сети эпистолярной коммуникации 60 JF’v/’iTHTBC-fl 2019, № 55 стала характерной чертой для Европы Нового времени (Camiciotti 2014: 17). Ференц II Ракоци (1676-1735) был венгерским феодалом, а с 1704 г. - и трансильванским князем. Когда Габсбурги в 1701 г. вступили в войну за испанское наследство, опираясь на помощь французского короля Людовика XIV (1643-1715), он поднял восстание против них. Однако заговор был раскрыт, и Ракоци бежал в Польшу. После нового бунта в Венгрии в 1703 г. он вернулся назад и издал манифест, призывая к восстанию всех венгерских и хорватских феодалов. В детстве Ференц II Ракоци часто проводил свое время в принадлежавшем его семье замке в Мукачево. Там же он жил некоторое время после смерти отца. В 1703 г. город Мукачево и сам замок первыми были очищены от австрийских войск отрядами мятежников-куруцев под командованием Ракоци. Куруцы боролись в конце XVII - начале XVIII в. против власти Габсбургов в Венгрии. В указанный период они участвовали в ряде мятежей, самым важным из которых, безусловно, стало восстание Ференца II Ракоци. В основном они пользовались тактикой герильи. Больше всего в их рядах было венгров, а также значительное число представителей славянского населения. В 1707 г. Государственное собрание в Оноде по соглашению с Людовиком XIV утвердило предложенный Ференцом II Ракоци закон о детронизации Габсбургов с венгерского престола, а венгерские сословия доверили Ференцу II Ракоци управление страной. Из-за отсутствия ожидавшейся французской помощи восстание после поражения в битве при Тренчине в 1708 г. провалилось, и вскоре наступила агония. Наконец, в 1711 г. венгерские феодалы подписали с Габсбургами Сатмарский мир, который сам Ракоци не признавал. Последовали годы скитаний по Польше, Франции, Англии и Турции. Ференц II Ракоци ушел из жизни в эмиграции в Турции (Kopeczi 1977: 5-26; Пал 2004: 155-164). Цель нашей работы - представить переписку Ференца II Ракоци с Эльжбетой Сенявской, т. е. показать его дипломатическую деятельность, осуществлявшуюся из важнейшего центра восстания, а также место, к которому он был лично привязан с самого детства. Значение этого места подчеркивают еще и такие факты, что в регионе исторического Закарпатья Ракоци имел мощную поддержку, что восстание началось именно здесь и что Мукачево после подписания Сатмар-ского мирного договора сдалось последним, из-за чего сам город и даже весь регион сильно пострадали. Известно, что в ряды войск Ференца II Ракоци в 1703 г. вступали русины всего региона, а также часть словаков. Важность Мукачево как центра деятельности Ракоци усиливается еще и тем, что в этом городе он встречался с Эльжбетой Сенявской, там развивались их отношения, там они стали участниками политических игр Европы того времени. Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 61 Говоря о пространстве, охватывающем наше исследование, мы берем во внимание весь регион, включенный в важнейшие политические события начала XVIII в. В контексте его исторической продолжительности данный регион необходимо рассматривать в более широких географических рамках. Некоторые исследователи считают, что не только Западное и Восточное Подолье, но и территорию между подножьем Восточных Карпат и Пруто-Днестровских земель русские хроники называют галицийским Понизьем. Восстание Ракоци сильно повлияло на жизнь местного славянского населения всего региона, а после него вся Венгрия оказалась под властью Габсбургов (Суляк 2005: 56; Суляк 2013: 9). Княгиня Эльжбета Сенявская (1670-1729) из польского рода Лю-бомирских, которая с мужем, каштеляном Кракова, жила в Варшаве и вращалась в кругу доверенных людей королевы, была активной участницей политической жизни Польши. Интересен факт, говорящий о влиянии Сенявской: на крещение своей дочери она пригласила Петра I (1682-1725), польского короля Августа II (1697-1704; 17091733) и трансильванского князя Ференца II Ракоци. С Ракоци у Эльжбе-ты Сенявской возник бурный любовный роман. Благодаря ей он установил контакты с значимыми фигурами политической жизни Польши. Ее влиятельный муж предоставил лидерам куруцев убежище в своем имении. За короткое время с начала восстания против Габсбургов войско Ференцэ II Ракоци заняло почти всю Трансильванию и Верхнюю Венгрию. Ситуация в Польше вынуждала Эльжбету Сенявскую к политическому маневрированию между Августом II и Карлом XII (1697-1718) и их союзниками. Политические события 1706 г. в Польше убедили Эльжбету Сенявскую, что наступили обстоятельства, которые могут принести пользу ее другу, поэтому в марте 1707 г. она приехала к нему в Мукачево. Эльжбета Сенявская попыталась лоббировать кандидатуру Ференцэ II Ракоци на освобожденный польский престол, но это объективно не могло увенчаться успехом (Kopeczi 2004: 9-17). В работе рассматриваются письма Ференца II Ракоци к Эльжбете Сенявской из Мукачево в период сложной политической ситуации в последней фазе восстания Ракоци против власти Габсбургов. В первом письме, датированном 8 сентября 1709 г., он пишет, что представил венгерскому палатину свое видение развязки восстания, но ему известно, что тот является «вассалом императора». Ракоци сообщает о том, что поедет из Мукачево в город Патак для завершения дел и для того чтобы они смогли повидаться. Жалуется, что ему сильно мешают бесконечные новости, поступающие со всех сторон. Он просит Се-нявскую помочь в продаже его имения в Ярославе, что говорит о его 62 JF’v/’iTHTBC-fl 2019, № 55 сложном финансовом положении. Эльжбета Сенявская должна была просить и Александра Меньшикова (1673-1729), советника Петра Великого, чтобы тот помог Ференцу II Ракоци распродать имущество, поскольку «ему нужны наличные деньги». Письмо заканчивается тревожной мыслью о том, что на горизонте назревает мир, который, несомненно, будет для него неблагоприятным (Rakoczi 2004: 80-81). Второе письмо содержит больше личного. Оно написано в Мукаче-во 19 мая 1710 г. Ференц II Ракоци пишет госпоже о том, что прошла «целая вечность» с того момента, когда он получал от нее вести. Ему остается лишь утешать себя тем, что причина тому - не банальная забывчивость, а невозможность для нее писать. Сообщает, что как только приехал в Мукачево, сразу же уведомил господина Иоганна Урбиха, русского посла в Вене, о бегстве и измене палатина города Кийов, стараясь устранить недоверие русской стороны. Ракоци специально приехал в Мукачево на несколько дней, чтобы поделиться с возлюбленной новостью: первого июня он выезжает, чтобы наблюдать за прохождением различных отрядов войск, собранных к тому моменту. Он сомневается, что скоро снова появится в Мукачево, поэтому будет «лишен удовольствия» принять ее ответ. Ракоци просит не забывать его и уверяет, что чувства, которые он смиренно питает к ней, крепки, а их отношения представляют собой «идеальную дружбу» (Rakoczi 2004: 84-85). 28 мая в Мукачево Ференц II Ракоци снова пишет Эльжбете Сеняв-ской письмо, из которого ясно, что за прошедший период он получил сразу несколько ее писем, доставивших ему особую радость. Это были долгожданные письма утешения, полученные после «вековой тишины». Он уверяет, что ни в чем перед ней не согрешил и питает твердую надежду на непоколебимую стойкость их дружбы. Кроме этого, Ракоци сообщает Сенявской, что венгерский палатин подстрекает против него врагов, однако он надеется, что этим козням скоро придет конец, а правда о нем откроется. Из писем видно, что он уже писал русскому двору и отправил определенные документы, дабы заполучить поддержку той стороны. Ференц II Ракоци сетует на то, что его обвиняют в дружбе со шведами из-за помощи, оказанной при прохождении шведского короля. В упомянутом обеспечении прохождения шведов участвовали и сербы, о чем Ракоци также упоминает в письме (Rakoczi 2004: 86-87). Восстание Ференца II Ракоци отразилось впоследствии и на сербском народе. Откликнувшись на его призыв, сербы из Срема и Бачки сначала согласились присоединиться к мятежу, однако потом перешли на сторону Габсбургов. Венский двор предоставил сербам привилегии, чем обеспечил поддержку со стороны духовенства, несмотря на то, что светские лидеры были готовы сражаться на стороне Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 63 Ракоци. Под давлением, которое постоянно оказывали венгерские магнаты на сербов, последние в итоге перешли на сторону Габсбургов, сильно пострадав в этой борьбе (Форишкови^ 1986: 78-85). Вторая часть письма Ференца II Ракоци повествует о том, что русские отошли от границ Венгрии, что является очень плохим знаком. У него не было дополнительных войск, которые бы охраняли границы, прилегающие к Молдавии, и обеспечивали прохождение шведскому королю Карлу XII. Он просит Сенявскую передать палатину, чтобы он в связи с этим принял меры, поскольку лучше всех понимал интересы Польши в подобных обстоятельствах. Ракоци разочарован политикой польского правителя. Единственное, что его утешает, - это любовь к Эльжбете Сенявской, на которую та отвечала взаимностью. Он сообщает (в зашифрованном виде), что получил от нее «подарки», которые его очень обрадовали, и посылку от своего человека из Голландии (Rakoczi 2004: 87-88). Следующее письмо из Мукачево Ференц II Ракоци отправил княгине спустя полгода - 17 ноября. Очевидно, сложность политической ситуации вызвала невозможность чаще бывать в центре, где у него был надежный тыл. Ракоци пишет, что ей должно быть все ясно из письма, полученного от генерала Миклоша Берчени (1665-1725), и что он ждал ее ответа на письмо, отправленное им ранее. Рассказывает, что ему хорошо в Мукачево, и убеждает, что она может быть уверена в его чувствах. Жалуется, что оказался в очень сложной ситуации. Его особенно огорчил отъезд в Польшу генерала Берчени, одного из предводителей восстания, в связи с чем он решил обойти участников восстания и их приободрить (Rakoczi 2004: 97). Следующее письмо к Сенявской от 20 ноября того же года свидетельствует об ухудшении ситуации и положения Ракоци, становившегося все более отчаянным. Он говорит о своей любви к ней и о переживаниях из-за ее болезни, причиняющей ему «двойное страдание». Пишет, что ничего не изменилось после отъезда Берчени, для которого не было иных причин, кроме его болезни. Просит Сенявскую поручиться за него и постараться обеспечить благосклонность короля Августа, чтобы тот предоставил убежище венграм в Польше. Если этого не произойдет, то они будут просить о помощи в другом месте - у турок и шведов. Письмо изобилует параноидальными заявлениями, тревогой за судьбу восставших и мыслями о том, что близится день, когда он будет виноват в переломе этого эпизода истории (Rakoczi 2004: 98-99). Спустя восемь дней полный тревог Ференц II Ракоци снова обращается к Эльжбете Сенявской, надеясь, что его письмо она не получила из-за страха чумы и, собственно, потому и не отвечает. Вернувшись 64 JF’v/’iTHTBC-fl 2019, № 55 в Мукачево, он сразу же хотел сообщить плохие новости: в Словакии на его эскорт напали и сорвали поставку в Мукачево трехсот бочек вина. В этой стычке он потерял 50 человек. Жалуется на палатина Эстерхази. Были и хорошие новости, которыми он спешил поделиться, поэтому задержал курьера. В тот момент Ракоци доставляют десятое письмо, в котором Эльжбета Сенявская сообщает, что скоро отправится в путь. Узнав о подобных планах, он просит ее задержаться еще на несколько дней в том месте, где она находится, и дождаться выехавшего туда генерала Берчени для встречи с ним. Также он надеется, что муж Сенявской, если хоть немного ценит его, разрешит ей остаться еще на пару дней, поскольку от этого зависит «судьба страны» (Rakoczi 2004: 100-101). Письмо от 4 декабря вновь начинается признаниями в любви и воспоминанием о том, что она писала ему нечто подобное 30 ноября. В который раз Ференц II Ракоци пытается сберечь свои надежды и с помощью Эльжбеты Сенявской обеспечить союз со шведами или турками. Он пишет, что хочет продать свои владения в Ярославе по цене, которую он сам заплатил, - 30 000 талеров. Из письма видно, что Ракоци в еще более отчаянном положении. Он просит Сеняв-скую купить эти владения, кроме того, у него были определенные обязательства перед Берчени. Пишет, что поедет из Мукачево в Трансильванию для осмотра своих войск, и что в Молдавии и в окрестностях Тимишоары под турками находятся несколько сотен дворян, живущих, вопреки немецкому давлению, нормально (Rakoczi 2004: 102-104). Следующее письмо из Мукачево датировано 22 декабря. Оно повествует об удручающей ситуации, в которой находится Ференц II Ракоци. Завершив осмотр войска, он вернулся в Мукачево два дня назад, где застал местное население в плачевном состоянии. Падение Прешова далось ему особенно тяжело: он не знал, была это измена буржуазии или слабость командования города. Он как раз получил письмо от княгини, которое его слегка утешило (в нем говорилось о том, что результаты русско-турецкой войны неизвестны). В своем письме Ракоци обещает, что выполнит задание, касающееся госпожи Оршойи Эстерхази, жены венгерского палатина Пала I Эстерхази (1635-1713), и упоминает, что уже дважды видел ее на обеде. Остается неясным, что конкретно он должен был предпринять, но, видимо, он должен был заполучить благосклонность той особы к Польше. Ожидал он и поддержки супруга Эльжбеты - Адама Сенявского (Rakoczi 2004: 107-108). Очевидно, что по мере приближения восстания к развязке Ференц II Ракоци все чаще писал Эльжбете Сенявской. Она стала для него Межэтнические взаимодействия в этноконтактной зоне 65 последней надеждой. Во втором письме от 22 декабря Ракоци упрекает ее, что она давно ему не писала, и не знает, получила ли она его письма, отправленные ранее. Хочет послать к ней своего секретаря с бочками вина в подарок. Между строк читается, что он ждет от нее определенных сведений из лагеря Габсбургов, поскольку информации, полученной ранее, явно недостаточно (Rakoczi 2004: 109). В последнем письме, написанном Ференцем II Ракоци Эльжбете Сенявской из Мукачево 28 декабря, он сообщает, что получил от Бер-чени срочное послание, в котором тот упоминает разговор, состоявшийся с русским послом в Польше Василием Лукичом Долгоруковым (1672-1739). Он очень сожалеет, что у него не было возможности лично пообщаться с русским дипломатом в присутствии Сенявской. Повторно просит поручиться за него и организовать встречу с русским представителем. Не теряя надежды, он шлет послание из Мукачево -«я твой навсегда» (Rakoczi 2004: 110). Переписка между Ференцем II Ракоци и Эльжбетой Сенявской 1709-1710 гг. велась во время самой тяжелой фазы восстания. Она показывает дезориентацию венгерского магната в новостях, получаемых им со всех сторон, которые он затем передавал княгине. Свои несбыточные надежды он лечил чувствами, на которые Сенявская отвечала взаимностью. Однако восстание провалилось, а знать, бывшая когда-то его опорой, перешла на сторону Габсбургов, подписав с ними в 1711 г. мирное соглашение в Сатмаре. Все имущество Ференца II Ракоци перешло в руки Габсбургов. Замок в Мукачево был среди последних, сложивших оружие перед австрийской армией, из-за чего город сильно пострадал. В последующие годы Ракоци много путешествовал по европейским странам, напрасно пытаясь найти опору для нового восстания. Он скончался в эмиграции в Турции. Переписка Ференца II Ракоци с Эльжбетой Сенявской из Мукачево интересна тем, что повествует о важнейших политических событиях, а также дает представление о личных взаимоотношениях двух друзей. Они активно контактировали, посещая друг друга в Мукачево и Варшаве, и интенсивно переписывались. Это было время, когда территория исторического Закарпатья стала центром европейской политической сцены. Здесь начались и завершились борьба и политические интриги восстания Ференца II Ракоци. Переписка показывает, что Мукачево было центром активных действий, здесь рождались идеи, решавшие судьбу восстания. Корреспонденция содержит ценные сведения о том бурном времени, дипломатической деятельности и проектах. Этот источник информации имеет большое значение для истории Закарпатья и всего региона, в особенности для истории международных отношений в Европе начала XVIII в.

Ключевые слова

Ференц II Ракоци, Эльжбета Сенявская, восстание Ракоци, Мукачево, Закарпатье, переписка, Francis II Rakoczi, Elzbieta Sieniawski, Rakoczi's War of Independence, Mukachevo, Zakarpattia, correspondence

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Элезович Далибор МилорадовичУниверситет в Приштинедоктор исторических наук, заведующий кафедрой историиdalibor.elezovic@pr.ac.rs
Всего: 1

Ссылки

Пал Т. Дипломатска активност Ференца Ракоција II // Истраживања. 2004. № 15. С. 155-169.
Суляк С.Г. Русины: страницы истории // Русин. 2005. № 1 (1). С. 49-60.
Суляк С.Г. Православие в Карпато-Днестровских землях (К 200-летию основания Кишиневской епархии и 100-летию Второго Мармарош-Сиготского процесса) // Русин. 2013. № 4 (34). C. 8-15. DOI: 10.17223/18572685/34/1
Форишковић А. Срби у Хабзбуршкој Монархији и покрет Фрање (Ференца) II Ракоција (1703-1711). Историја српског народа. књ. 4, св. 1. Београд: Српска књижевна задруга. С. 78-85.
Camiciotti G.L. Letters and Letter Writing in Early Modern Culture: An Introduction // Journal of Early Modern Studies. 2014. № 3. Р. 17-35. DOI: 10.13128/JEMS-2279-7149-14163
Köpeczi B. François Rákóczi, L’autobiographie d’un prince rebelle / confession et memoires de François Rákóczi; choix de textes preface et commentaires par Béla Köpeczi. Budapest: Corvina, 1977. P. 5-43.
Köpeczi B. Introduction, Correspondance de François II Rákóczi et de la Palatine Elżbieta Sieniawska: 1704-1727 / publiée avec collaboration de Gábor Tüskés; par Ilona Kovács et Béla Köpeczi. Budapest: Balassi, 2004. P. 9-17.
Rákóczi F. Correspondance de François II Rákóczi et de la Palatine Elżbieta Sieniawska: 1704-1727 / publiée avec collaboration de Gábor Tüskés; par Ilona Kovács et Béla Köpeczi. Budapest: Balassi, 2004. 187 p.
 Письма Ференца II Ракоци из Мукачево Эльжбете Сенявской 1709 и 1710 гг. | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/5

Письма Ференца II Ракоци из Мукачево Эльжбете Сенявской 1709 и 1710 гг. | Русин. 2019. № 55. DOI: 10.17223/18572685/55/5