Федор Федорович Аристов как исследователь русинов | Русин. 2019. № 57. DOI: 10.17223/18572685/57/21

Федор Федорович Аристов как исследователь русинов

Статья посвящена научному творчеству Федора Федоровича Аристова (18881932 гг.), которого можно назвать одним из наиболее крупных специалистов XX в. по истории и культуре и, в первую очередь, литературе русинов. В статье прослеживаются становление и жизненный путь ученого в дореволюционной России. В 1900-е гг. у Ф.Ф. Аристова, студента историко-филологического факультета Московского университета, возник интерес к культуре славянских народов. Делается заключение о том, что внимание к судьбам славян, живших в пределах Османской и Австро-Венгерской империй, было типичным для русского общества рубежа 1900-1910 гг. в условиях балканских войн и кануна Первой мировой войны. Рассматривается общественная и издательская деятельность Ф.Ф. Аристова в 1910-е гг. Акцент сделан на специфике деятельности профессора в советский период, который по объективным причинам оказался не самым благоприятным для продолжения его научных изысканий. Уникальным источником по истории жизни и творчества Ф.Ф. Аристова во второй половине 1920 - начале 1930-х гг. является переписка профессора с представителями Русского культурно-просветительного общества им. А.В. Духновича (Ужгород, Чехословацкая Республика), фрагменты которой были опубликованы в книге В.М. Разгулова «Аристов и Карпатороссия». По переписке можно судить о том, что представлял собой научный мир профессора Ф.Ф. Аристова незадолго до кончины, каковы были условия его работы, какие новые научные замыслы он вынашивал и что успел сделать. Делается вывод о том, что для Аристова, лишившегося в годы революции и гражданской войны значительной части своего архива, вынужденного работать не в специализированном научном учреждении и фактически невыездного, общение с единомышленниками было настоящей отдушиной, а также фактором стимулировавшим его научную деятельность. Пережив научный успех в достаточно молодом возрасте, драму утраты своих трудов и архивов в годы гражданской войны, Ф.Ф. Аристов сумел в непростые 1920-е вернуться в научной деятельности и оставить потомкам значительное научное наследие, которое не утратило своей ценности до сих пор.

Fedor Fedorovich Aristov as a Researcher of Rusins.pdf Русинскую проблему (этногенез, историю, культуру русинов) сложно отнести к пользующимся широкой популярностью среди ученых: историков, филологов, литературоведов, культурологов. Тем важнее актуализация научного наследия тех исследователей, которые внесли значительный вклад в изучение названной проблемы. В XX в. одним из самых видных и плодовитых специалистов по истории и культуре русинов был московский профессор Федор Федорович Аристов (1888-1932 гг.), чья научная и просветительская деятельность уже становились в разные годы предметом внимания исследователей. При жизни Ф.Ф. Аристова юбилейную статью, посвященную 25-летию деятельности профессора, написал литературовед и общественно-политический деятель Закарпатья П.С. Федор (Федор 1930). В советское время, вплоть до 1950-х гг., имя Аристова было в забытьи, но позднее все-таки смогли увидеть свет биографические очерки, написанные дочерью профессора Татьяной Федоровной и его коллегой, писателем, литературоведом, историком В.Р. Вавриком (Аристова, Ваврик 1959а; Аристова, Ваврик 1959b). В 1970-е гг. в связи с переизданием в США одного из основных трудов Ф.Ф. Аристова «Карпато-русские писатели» в качестве предисловия к книге вышло ценное и наиболее объемное биографическое исследование авторства Пантелеймона Юрьева (Юрьев 1977). В новейшее время, помимо статей в энциклопедических изданиях (Энциклопедия Подкарпатской Руси 2001: 78-79; Енциклопедія історії України 2003: 120; Pop 2005) и исследований Т.Ф. Аристовой, посвященных отцу («Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема») (Аристова 1995), выходили работы слависта М.Ю. Досталь («Карпатовед Ф.Ф. Аристов о деятельности лидера русинского национального возрождения А. Духновича») (Досталь 2010), публициста и общественного деятеля В.М. Разгулова («Аристов и Карпатороссия») (Разгулов 2001); к научному наследию Ф.Ф. Аристова в кандидатской диссертации и ряде статей обращаются историк С.Г. Суляк (Суляк 2006; Суляк 2008), а также украинские исследователи О.С. Мазурок и Ю.И. Дичка (Мазурок, Дичка 2013: 179-207). Несмотря на то, что, как свидетельствует приведенный выше краткий обзор, основные вехи биографии и направления научной деятельности Ф.Ф. Аристова известны, мы считаем необходимым более История 397 подробно остановиться на специфике деятельности профессора в советский период, который оказался не самым благоприятным для продолжения его научных изысканий. Фокусирование именно на этом отрезке жизни Аристова позволяет поднять проблему бытования отечественных ученых в эпоху смены государственных режимов, когда многим научным работникам, в особенности гуманитариям, приходилось корректировать жизненные стратегии для того, чтобы продолжить занятия наукой. Интерес Аристова к славянству формировался с юности и наглядно проявился во время обучения на историко-филологическом факультете Московского университета. Ему как человеку славянофильских взглядов была близка идея общеславянского единства. При этом его внимание фокусировалось на исторических судьбах и настоящем тех славянских народов, которые оказались в пределах иных государств, в первую очередь, конечно, в Австро-Венгерской империи. В двадцатилетнем возрасте Ф.Ф. Аристов стал одним из инициаторов создания студенческого общества «Славия», был избран его председателем и на собраниях общества регулярно выступал с докладами о Карпатской Руси (Юрьев 1977: А-26). Несмотря на то, что студенческое общество было довольно быстро закрыто, в скором времени общественная деятельность Аристова приобрела еще более широкий характер. В условиях балканских войн накануне Первой мировой проблематика судеб славянских народов, живших в пределах Османской и Австро-Венгерской империй, все более волновала русское общество и находила отклик в кругах интеллигенции. Так возникло политическое общество с названием «Славия», секретарем которого стал Ф.Ф. Аристов, руководивший его издательской и лекционной работой. Помимо этого, он принимал участие в работе многочисленных культурно-просветительских славянских организаций, в т. ч. числе Галицко-русского общества, Славянского вспомогательного общества, Русско-чешского общества им. Яна Гуса, Словацко-русского общества им. Людовита Штура, Русско-хорватского общества им. Юрия Крижанича, Львовского общества им. Михаила Качковского и др. (Аристова 1995: 8). В те же годы начиналась исключительно активная редакторская и издательская деятельность Ф.Ф. Аристова - редактирование журналов «Славянский путешественник» (Москва) и «Славянское объединение» (Москва), заведование славянским отделом в журнале «Русский архив» (Москва), сотрудничество с газетами «Славянин» (Санкт-Петербург), «Прикарпатская Русь» (Киев, затем Львов), «Речь» (Тифлис), еженедельником «Итоги жизни» (Москва). В названных изданиях 398 JF’v/’iTHTBC-fl 2019. № 57 в 1910-х гг. появлялись исследования Ф.Ф. Аристова, посвященные творчеству М.Ф. Глушкевича, А.И. Добрянского, А.В. Духновича, В.Д. За-лозецкого, И.Г. Наумовича и других литераторов, а также обзорные и обобщающие работы. Незадолго до революции 1917 г. Ф.Ф. Аристов приступил к реализации двух главных научных проектов своей жизни - изданию многотомной «Библиотеки карпато-русских писателей» и трехтомной книги «Карпато-русские писатели». Однако события революции и Гражданской войны круто изменили жизнь ученого. Грандиозным издательским планам не суждено было реализоваться. До революции ему удалось подготовить лишь несколько выпусков «Библиотеки^», куда вошли произведения О.А. Мончаловского, Д.А. Маркова, А.А. Полянского, А.В. Духновича и Ф.И. Свистуна, и вышел только один том «Карпато-русских писателей» (Аристов 1916). Архив ученого и фонды созданного им Карпаторусско-го музея были утрачены. Сам Ф.Ф. Аристов на несколько лет покинул Москву и поселился Тифлисе, а затем в Феодосии. Лишь в 1922 г. он смог вернуться в новую столицу, где провел последние 10 лет своей жизни (Юрьев 1977: А-28). 1922-1926 гг. в профессиональном отношении оказались относительно благополучными для ученого. Ему удалось избраться профессором кафедры истории Востока Московского государственного университета. Одновременно он преподавал в Государственном институте журналистики. Однако в 1926 г. Аристов лишился работы и фактически не имел средств к существованию вплоть до 1928 г., когда ему удалось устроиться библиотекарем в школе ФЗУ при ткацкой фабрике «Трехгорка». Затем Ф.Ф. Аристов работал завучем школы, а в последние годы жизни - в Центральном научном институте сахара (Разгулов 2001: 30). При этом на протяжении 1920-1930-х гг. он неоднократно подвергался арестам. Был арестован и умер в ссылке его сын Юрий. Однако относительная профессиональная стабильность последних лет позволила Ф.Ф. Аристову вернуться к делу его жизни. Именно на рубеже 1920-1930-х гг. после длительного перерыва отдельными брошюрами были опубликованы его работы об И.А. Дедицком (Львов, 1927), Ю.А. Яворском (Львов, 1928), И.И. Шараневиче (Львов, 1929), А.В. Духновиче (Ужгород, 1929), А.Ф. Кралицком (Ужгород, 1930), А.А. Полянском (Львов, 1930). Тогда же он поготовил свой третий крупный труд «Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси» (1928) и приступил к восстановлению пропавший в годы гражданской войны картотеки материалов, относящихся к культуре русинов (Юрьев 1977: А-37). История 399 Важно понимать, что всю эту работу ученый проделывал благодаря собственному энтузиазму, не пользуясь сколько-нибудь значимой поддержкой со стороны государства или научных организаций. В этих условиях значительное место в последние годы жизни Ф.Ф. Аристова занимала переписка его с представителями Русского культурно-просветительного общества им. А.В. Духновича в Ужгороде (Чехословацкая Республика). Это была карпаторусская организация русофильского направления (Мазурок, Дичка 2013: 179-207). До нас дошли лишь фрагменты этой переписки, впервые опубликованные в книге В.М. Разгулова, а позднее в статье О.С. Мазурока и Ю.И. Дички. По ним можно судить о том, что представлял собой научный мир профессора незадолго до кончины, каковы были условия его работы, какие новые научные замыслы он вынашивал и что успел сделать. Для Ф.Ф. Аристова, лишившегося в предыдущие годы значительной части своего архива и вынужденного работать не в специализированном научном учреждении, фактически невыездного, общение с единомышленниками было настоящей отдушиной. Буквально каждое новое письмо ученого в адрес правления общества содержит настоятельную просьбу писать ему чаще, больше и обстоятельнее: «Покорнейше прошу писать мне ежемесячно, дабы наша переписка носила строго планомерный, систематический характер, и я имел бы возможность быть в курсе всех научных культурных начинаний столько дорогой для меня Подкарпатской Руси» (Разгулов 2001: 55). В письмах Аристову председатель общества делился с ним научными и издательскими планами, просил профессора присылать для публикации свои материалы, обращался к нему за советами по дальнейшей работе и т. п. Ответы Ф.Ф. Аристова, как правило, были подробны и, что любопытно, часто носили назидательный характер. Он прямо указывал на ошибки, обнаруженные им в заданиях общества, причем делал это в стиле, не предполагающим возражений. Например, откликаясь на издание в трудах общества стихотворений Ю.И. Ставровского-Поправдова, Аристов заметил, что расположение произведений по их тематическому содержанию хотя, по его мнению, и облегчало чтение, но затрудняло изучение творчества поэта, поскольку не давало картины развития и совершенствования его таланта. Он предлагал как минимум привести в конце книги перечень всех сочинений писателя в хронологическом порядке («как это сделано, напр.[имер], мною в отношении творчества А.В. Духновича»), подчеркивая при этом, что портрет писателя был исполнен очень плохо, а в биографическом очерке нигде не было указано, 400 JF’v/’iTHTBC-fl 2019. № 57 по какому стилю приводились даты, и, наконец, называл спорными некоторые суждения редактора о значении поэзии Ю.И. Ставровско-го-Поправдова (Разгулов 2001: 36-37). Приветствуя издание книги П.С. Федора «Краткий очерк деятельности А.И. Добрянского», Аристов отмечал, что «автор ее совершенно не подозревает о том, что жизни и деятельности этого карпаторусского великана я посвятил целых десять лет упорного труда и написал большое научное исследование на основании неизвестных источников» (Разгулов 2001: 38). Очевидно, место, которое Ф.Ф. Аристов занимал в исследовании литературы русинов, позволяло ему так позиционировать себя в научном мире. Особый интерес ученого вызывали современные ему русинские писатели (А.В. Карабелеш, М.Д. Попович), с чьим творчеством 1910-1920-х гг. он был не очень глубоко знаком. Переписка отразила принципиальные взгляды Ф.Ф. Аристова на карпатских (русинских) писателей и русинскую литературу. Он подчеркивал, что в силу исторических условий существования карпато-русских писателей в первую очередь необходимо было рассматривать как «народных деятелей», а не просто как литераторов (Разгулов 2001: 38-39). Для Аристова не существовало «карпаторусской литературы», он изучал творчество карпаторусских писателей как представителей русской литературы: «[Карпаторусской] литературы нет (как нет, напр. [имер], литературы черногорской), а есть только русская литература, в состав которой входят общерусские и областные писали (белорусские, малорусские, карпаторусские и т. д.» (Разгулов 2001: 78). Вообще идею общерусского культурного единства можно назвать стрежнем научных взглядов ученого. Письма Ф.Ф. Аристова доносят до нас и его слабо скрываемые пессимистические нотки. Он часто сетовал на то, что сведения о литературной жизни карпатских писателей до него доходили с большим опозданием. Он был раздосадован условиями переписки (задержка почтовых отправлений от нескольких месяцев до полугода), а главное - тем, что не имел возможности выехать в зарубежную командировку в Карпаты. Увы, мечту поработать непосредственно там, где проживали кар-паторусские писатели, Ф.Ф. Аристову так не удалось осуществить. Он скончался в своей московской квартире в ноябре 1932 г. По словам дочери ученого, с его смертью в России была прервана нить в карпатоведении как в самостоятельном научном направлении (Аристова 1995: 5). С этим утверждением отчасти можно согласиться, однако интерес к данной теме, актуализировавшийся с начала 1990-х гг., вселяет надежду на появление новых исследований, посвященных изучению научного наследия профессора. История 401 Ф.Ф. Аристов прожил короткую, но очень насыщенную жизнь. Загоревшись в юности идеей изучения литературы русинов, он уже не оставил этой страсти. Пережив научный успех в достаточно молодом возрасте, драму утраты своих трудов и архивов в годы гражданской войны, он сумел в непростые 1920-е вернуться в научной деятельности и оставить потомкам значительное научное наследие, которое не утратило своей ценности до настоящего времени.

Ключевые слова

Ф.Ф. Аристов, русины, литература, писатели, поэты, F.F. Aristov, Rusins, literature, writers, poets

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Грибовский Михаил ВикторовичТомский государственный университетдоктор исторических наук, доцент кафедры российской историиmgrib@mail2000.ru
Фоминых Сергей ФедоровичТомский государственный университетдоктор исторических наук, профессор кафедры российской историиsergei.fominyh1940@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Аристов Ф.Ф. Карпато-русскіе писатели. Изслъдованіе по неизданнымъ источникамъ. М., 1916. Т. 1. 350 с
Аристова Т.Ф. Федор Федорович Аристов и карпато-русская проблема // Аристов Ф.Ф. Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси. М., 1995. С. 3-11
Аристова Т.Ф., Ваврик В.Р. Ф.Ф. Аристов. 18881932 гг. // Краткие сообщения Института славяноведения АН СССР. М., 1959a. Вып. 27. С. 87-93
Аристова Т.Ф., Ваврик В.Р. Заметки о профессоре Ф.Ф. Аристове // Дукля [Чехословацкия]. 1959b. № 1. С. 101-108
Досталь М.Ю. Карпатовед Ф.Ф. Аристов о деятельности лидера русинского национального возрождения А. Духновича // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2010. № 1 (7). С. 57-62
Разгулов В. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. Б.м., 2001. 100 с
Суляк С.Г. Русины Молдавии: основные этапы этнической истории: дис. ... канд. ист. наук. М., 2006. 206 с
Суляк С.Г. Русины: уроки трагической истории // Русин. 2008. № 3-4 (11-12). С. 7-34
Федор П.С. Федор Федорович Аристов: (к 25-летию его науч.-лит. деятельности). Ужгород, 1930. 27 с
Энциклопедия Подкарпатской Руси / Под ред. И. Попа. Ужгород, 2001. 431 с
Юрьев П. Федор Федорович Аристов. Опыт литературной биографии писателя и историка литературы // Аристов Ф.Ф. Карпато-русские писатели. Бриджпорт; Коннектикут, 1977. Т. 1. А-14-45
Енциклопедія історії України / Редкол. В.А. Смолій (голова). Київ, 2003. Т. 1. 688 с
Мазурок О.С., Дичка Ю.І. З карпатознавчої спадщини (листування Федора Арістова з «Обществом им. А.В. Духновича») // Науковий вісник Ужгородського університету, серія «Історія». 2013. Вип. 1 (30). С. 179-207
Pop І. Aristov, Fedor Fedorovich In: Magocsi P.R., Pop I. Encyclopedia of Rusyn History and Culture. Toronto: University of Toronto Press, 2005. P. 15
 Федор Федорович Аристов как исследователь русинов | Русин. 2019. № 57. DOI: 10.17223/18572685/57/21

Федор Федорович Аристов как исследователь русинов | Русин. 2019. № 57. DOI: 10.17223/18572685/57/21