Язык в законодательстве Болгарии | Русин. 2020. № 62. DOI: 10.17223/18572685/62/11

Язык в законодательстве Болгарии

Анализируются положения законов и международных договоров болгарского государства (монархического, социалистического и современного периодов), касающиеся использования и функционирования языков на территории страны. На основании результатов переписей населения Болгарии и Восточной Румелии приводятся данные о динамике абсолютной и относительной численности болгар и основных национальных меньшинств и о численности тех, кто указал свои родные языки. Делаются выводы о том, что языковые права национальных меньшинств Болгарии находят минимальное отражение в рассмотренных законах.

Language in Bulgarian Legislation.pdf Балканский полуостров, хотя и находится в современной геополитической парадигме на периферии актуальных процессов, не являясь их актором и будучи разделенным более чем на десяток государств, тем не менее сыграл одну из ведущих ролей в истории европейской (и, соответственно, мировой) истории. На этой территории развивалась древнегреческая цивилизация, возникли македонская автократия Александра Великого и Восточная Римская империя, на тысячу лет пережившая Западную, или собственно Римскую. Да и роковые выстрелы в Сараево, которые явились непосредственной причиной Первой мировой войны, кардинально изменившей историю XX-XXI вв., были произведены также на Балканах. Все это обусловливает актуальность изучения многовекторных межэтнических, межконфессиональных и т. д. противоречий, характеризующих ситуацию на Балканском полуострове на протяжении всей его истории1. Одним из основных факторов, интегрирующих одну нацию и отделяющих ее от других, является национальный язык. И потому изучение языкового законодательства как одного из ключевых элементов языковой политики позволяет выявить самые разные аспекты межнациональных отношении как в историческом, ретроспективном плане, так и в перспективном. Кроме того, исследование этого вопроса может быть востребовано и при рассмотрении межэтнических конфликтных ситуаций в других проблемных зонах. Республика Болгария расположена на востоке Балканского полуострова и граничит на севере с Румынией, западе - с Сербией и Северной Македонией, юге - с Грецией и юго-востоке - с Турцией; на востоке омывается Черным морем. Современная болгарская государственность ведет отсчет с конца XIX в., когда после Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. было образовано Болгарское княжество, предтеча т. н. Третьего Болгарского царства (первые два возникли в эпоху Средневековья и были последовательно ликвидированы Восточной Римской и Османской империями). После завоевания Болгарии турками-османами в 1396 г. территория расселения болгар почти на 500 лет оказалась в составе Османского государства. Причиной Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. явилось жестокое подавление антитурецких восстаний 1875 и 1876 гг. в Боснии и Герцеговине и Болгарии. По итогам войны в пригороде Константинополя был заключен Сан-Стефанский прелиминарный мирный договор, согласно положениям которого создавалось новое государство -Княжество Болгария, лишь номинально зависившей от Османской империи. Однако такой результат не устроил большинство Великих держав Европейского концерта (неофициального панъевропейского «клуба», состоявшего из Австро-Венгрии, Великобритании, Германии, России и Франции), следствием чего явился созыв Берлинского конгресса, где был выработан и подписан Берлинский трактат. Новый договор существенно урезал территории Болгарии в пользу Турции, Сербии и Румынии. С одной стороны, результаты Берлинского конгресса отодвинули большую европейскую войну более чем на 30 лет, с другой - сделали ее еще более неизбежной. Так, например, закрепленное в трактате право Австро-Венгрии на оккупацию Боснии и Герцеговины явилось причиной крайнего недовольства сербов и организации сербскими националистами успешного покушения на наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Фердинанда в 1914 г. Согласно Берлинскому трактату, на Балканах было образовано Болгарское княжество, хотя и в кратно меньших, чем по Сан-Сте-фанскому договору, размерах; оно объявлялось находящимся в вассальной зависимости от Высокой Порты, но, по сути, не более чем декларативной. К югу от Болгарии, в пределах Османской империи, была создана автономная область Восточная Румелия (от слова Рим - Лингвистика и язык 197 наименование бывших балканских владений Римской империи, в противоположность азиатской Анатолии). В 1879 г. были приняты основные законы этих новых образований: Конституция Болгарского княжества и Органический устав Восточной Румелии. Автономная область Восточная Румелия просуществовала в составе Османской империи всего несколько лет: в 1885 г. в результате антитурецкого восстания ее большая часть была де-факто объединена с Болгарским княжеством, а в 1908 г. официально им аннексирована; одновременно Болгария объявила о своей полной независимости в статусе возрожденного Болгарского царства. Согласно переписи 1885 г., на территории Восточной Румелии проживало 975 030 чел., большинство из которых отнесли себя к болгарам и туркам (табл. 1). Т а б л и ц а 1 Население Восточной Румелии по национальности [16] Национальность Численность % Болгары 681 734 69,95 Турки 200 489 20,54 Греки 53 028 5,43 Цыгане 27 190 2,79 Другие 12 589 1,29 Всего 975 030 100,0 Поскольку Восточная Румелия являлась частью Османского государства, то на ее территории действовало законодательство империи. В Османской Конституции 1876 г. (которая, впрочем, была приостановлена султаном в 1878 г.) в качестве официального языка заявлялся турецкий, а условием приема на административные должности являлось знание турецкого языка. Также лица, не владевшие турецким, не могли быть избранными в парламент; на этом же языке должны были проходить дискуссии в парламенте. Особо оговаривалось, что через четыре года после принятия Конституции одним из условий избрания кого-либо в качестве депутата будет умение читать по-турецки и, насколько это возможно, писать на этом языке. Конституция была опубликована на основных языках народов империи, в т. ч. и на болгарском: Членъ 18-ый. Пріеманіето на публичны службы има за условіе знаянь-ето на турскыя езыкъ, който е оффиціалныйтъ езыкъ на Дьржавата. Членъ 57-ый. Разискуваніята на Камарытѣ ставатъ на турскый языкъ... Членъ 68-ый. За Представители не могятъ да бядятъ избраны: 3. Онѣзи които незнажтъ турскы; Подиръ като са измине пьрвыйтъ періодъ отъ четыри годины, едно 2020. № 62 198 отъ условіята за да са избере нѣкой за Прѣдтавитель ще бяде да знае да чете турскы и, колкото е възможно, да пише на този языкъ [18]. В Основном законе Восточной Румелии весьма подробно (что было нехарактерно для юридической практики того времени) прописывалось использование языков в различных сферах коммуникации на территории автономии. Так, в первой главе устава (ст. 22) в качестве главных языков области указывались турецкий, болгарский и греческий, которые должны использоваться органами власти и частными лицами при коммуникации с такими органами. Согласно этим установлениям, административным и судебным органам округов, районов и муниципалитетов предписывалось использование языка большинства населения данной местности, за исключением случаев, когда меньшинство составляет не менее половины от численности большинства - в таком случае язык меньшинства используется наряду с языком большинства. Также вышестоящие органы власти (центральные и окружные) должны использовать язык большинства населения какой-либо местности при коммуникации с нижестоящими органами власти этой местности. В то же время турецкий объявлялся официальным языком, обязательным для общения властей Восточной Румелии с правительством Османской империи и другими регионами государства. Все законодательные акты автономной области предписывалось обнародовать на турецком, болгарском и греческом языках; в судебном производстве за гражданами закреплялось право выбора одного из трех этих языков, а любое предложение или решение должны быть официально переведены на один из трех языков, указанных заинтересованной стороной, запрашивающей перевод. Таким образом, можно констатировать практически полный паритет в официальной сфере языков трех основных по численности народов автономной области, за исключением того, что внешняя коммуникация была установлена только на турецком. Также, подобно Конституции Османской империи, в Органическом уставе содержалось положение о том, что через пятнадцать лет после его обнародования любому, кто желает воспользоваться своим избирательным правом, необходимо будет уметь читать и писать на одном из трех языков: турецком, болгарском или греческом: Чл. 22. Главни-тѣ языци на Страна-та: Турскый, Българскый и Грьцкый, ся употрѣбляватъ въ Область-та отъ власти-тѣ и отъ частны-тѣ лица въ сношения-та имъ съ власти-тѣ, по слѣдующы-тѣ правила: Адмиинистративны-тѣ и сядебны-тѣ власти на Окрязы-тѣ, Околии-тѣ и Общины-тѣ за свои-тѣ актове, рѣшения, взаимнописа-ния и обнародвания употребляватъ языка на население-то, което има Лингвистика и язык 199 относително болшинство въ подвѣдомственны-тѣ имъ окружности, освѣнь ако има нѣкое меншество равно поне съ половина-та на болшинство-то, въ койго случай языкъ-тъ на това меншество ся употрѣблява съвъкупно съ языка на болшинство-то. Централны-тѣ и Окружны-тѣ административны и судебны власти за взаимнописание-то си съ власти-тѣ, които имъ су подчинены, унотрѣбляватъ языка, който се говори отъ болшинство-то на население-то въ окружности-тѣ на казаны-тѣ подчинены власти. Турскый е официаленъ языкъ на власти-тѣ на Источна Румелия за сношения-та имъ съ Высока-та Порта и съ другы-тѣ части на Царство-то. Закони-тѣ, които су прѣдназначени да ся обнародятъ въ Об-ласть-та, прикази-тѣ, циркуляри-тѣ и обнародвания-та на Главный Управитель, както и постановления-та, циркуляри-тѣ и обнарод-вания-та на Главный Секретарь, и на Главны-тѣ Директоры, които интересуватъ всичка-та Область, ся пишутъ на Турскый, Българскый и Грьцкый языцы. Прѣдъ судилища-та, частны лица иматъ право да употребляватъ по воля-та си единъ отъ три-тѣ главны языцы. Всяка прѣсуда или рѣшение трѣбува да ся прѣвожда официално на оня отъ три-тѣ языка, който посочи интерессужща-та ся страна, която му иска прѣвода. Чл. 75. Слѣдъ пятнадесять годины, откакъ ся прогласи настоящий Уставъ, всякый, който стигне до пълнолѣтие и поиска да упражнява избирателны-тѣ си права, ще трѣбува... да знае да чете и да пише на единъ отъ три-тѣ языка Турскый, Българскый или Грьцкый [17]. Согласно переписям населения (табл. 2-5), Болгария - достаточно гомогенное по национальному составу государство, единственным значимым по численности национальным меньшинством являются турки. Автор заранее оговаривается, что не ставит в статье задачу рассмотрения состава и этногенеза тех, кто самоопределяется подобным этнонимом: потомков турецких переселенцев, исламизиро-ванных славян - «помаков», болгарских мусульман в целом и т. д. (см. подробнее: [1; 4; 10; 22; 23]. Т а б л и ц а 2 Население Болгарского княжества по национальности [19] Национальность 1900 г. 1905 г. Болгары 2 888 219 77,1 % 3 203 810 79,4 % Турки 531 240 14,2 % 488 010 12,1 % Цыгане 89 549 2,4 % 99 004 2,5 % Прочие 235 275 6,3 % 244 751 6,1 % 200 1934 г. чр ON NO ІП со nP ON ON nP ON in CN nP on CN CN I % 0‘00I 5 204 217 m ON T-1 t-1 ON in in CO m ON Nf t-1 Nf NT-1 m m T-1 ON m ON Г"ѵ Г"ѵ о 40 1926 г. чр ON CN rn CO nP ON in o" T-1 nP ON in CN nP ON OO rn чр on о o' о T-1 чо о r\\ r\\ LO П Nf ГЧ in in in Nj- Nf oo Nf m T-1 ON m 40 TO о ГЧ T-1 s TO Г-. Nin 1920 г. nP on rn rn CO nP on o' T-1 nP ON CN nP ON Nf nP on о о" о T-1 40 Ln о 40 m о Nf ON m m о Гч| in T-1 in Nco ON in CN T-1 ГЧ ON T-1 r-i Г-. ON 40 Nf TO Nf 1910 г. nP ON t-1 t-1 CO чр ON r-. o~ T-1 nP ON oo CN nP ON rn in nP on о о" о r-i 40 Ln r\\ co T-1 Ln m T-1 Nf 40 in 40 N- 40 ON ГЧ ГЧ CN T-1 о CN TO О m ГЧ m r-i in Г-. m m Nf Национальность 15 Cl 03 i_ о LO X Q. Ш I 03 1_ 15 =r Ш X T о Cl 1= О l_ Ш и CD 1975 г. 1 %6‘06 8,4 % | 0,2 % 1 0,6 % 1 100,0 % | N- CN О О m ON 730 728 18 323 48 696 8 727 771 1965 г. чр ON ON K' TO 9,5 % 1,8 % 0,8 % 100,0 % m Nf CN r-i m ГЧ 780 928 148 874 66 921 8 227 966 1956 г. nP ON in in TO 8,6 % 2,6 % NP ON m rn 100,0 % I IK 90S 9 | 656 025 1 197 865 1 253 278 I 7 613 709 1946 г. nP ON Nf TO 9,6 % 2,4 % 4,0 % 100,0 % о TO in m о ON in 675 500 170 011 280 258 7 029 349 Национальность 1 Болгары 1 Турки 1 Цыгане 1 Прочие | Всего 'Cl ii I 2020. № 62 2011 г. чЬ ON ОО со NP ON С» 00 NP ON ON Nf чр ON CO o' чр ON r\\ cT чр ON О о" О Т-1 9,3 % 1 5 664 624 588 318 И Nf rn Ln ГЧ m 53 391 49 304 086 089 9 683 590 2001 г. SP ON ON 1-0 СО 9,4 % 4,7 % 0,9 % 0,8 % % 0‘00І 6 655 210 746 664 370 908 69 204 62 108 т-1 О ON со Гч| ON 1992 г. nP ON r\\ ІП со 9,4 % 3,7 % 1,1 % 0,1 % % 0‘00І 7 271 185 ГЧ ІП о О О со чО ON m m T-1 m 94 203 t-1 CO Nf co г\\ Т-1 и г-. со Nf со Национальность 1 Болгары 1 Турки | Цыгане | Прочие | Не определились2 о 1_ ш и CD 1 Не указали 1 От числа указавших национальность. 2 Совокупно с не указавшими национальность. Лингвистика и язык 201 Всего 3 744 283 100,0 % 4 035 575 100,0 % Данные переписей населения Болгарии, проведенных в XXI в., по родному языку дают схожую картину (табл. 6). Т а б л и ц а 6 Население Республики Болгария по родному языку [19] Родной язык 2001 г. 2011 г. Болгарский 6 697 158 84,5 % 5 659 024 85,2 %2 Турецкий 762 516 9,6 % 605 802 9,1 %2 Цыганский 327 882 4,1 % 281 217 4,2 %2 Прочие 71 084 1,2 % 47 071 0,7 %2 Не определились2 70 2612 0,9 %2 47 458 0,7 %2 Всего 7 928 901 100,0 % 6 642 154 100,0 %2 Не указали 722 416 9,8 % 1 От числа указавших родной язык. 2 Совокупно с не указавшими родной язык. В отличие от большинства европейских стран Болгария практически не имеет значительных национальных меньшинств на своих пограничных территориях. Это обусловлено несколькими причинами. За время независимости Болгария на протяжении всего 50 лет (с конца XIX до середины XX в.) приняла участие в пяти войнах: Сербско-болгарской 1885-1886 гг., Первой Балканской 1912-1913 гг., Второй Балканской 1913 г., Первой мировой 1914-1918 гг., Второй мировой 1939-1945 гг. В трех последних, выступая в роли агрессора, она оказалась проигравшей стороной (или в составе проигравшей коалиции). Поскольку обычной практикой по завершении войн являлась аннексия территорий, то Болгарское царство было вынуждено уступить часть своих территорий Королевствам Сербия, Греция, Румыния и Османской империи по итогам Второй Балканской войны и Королевству сербов, хорватов и словенцев и Королевству Греция - по итогам Первой мировой. Еще одна причина такой ситуации вызвана происходившими в тот период обменами населения в пограничных регионах: во Фракии в 1920-х гг. (между Болгарией и Грецией) и в Добрудже в 1940-х гг. (между Болгарией и Румынией) [2; 21]. Следует отметить, что для того времени подобные «обмены» как средство разрешения и предотвращения межнациональных и межгосударственных конфликтов были достаточно распространенной практикой [24]. И хотя в ходе войн Болгария оккупировала (а в ряде случаев и аннексировала) территории соседних Греции, Румынии, Сербии, Югославии - Фракию, Добруджу, Македонию, Поморавье, она в итоге принуждалась к возвращению занятых земель [20; 21]. 2020. № 62 202 В настоящее время, согласно данным переписи населения 2011 г., болгары составляют абсолютное большинство в 25 областях из 28, относительное - в одной (Тырговище: 48,3 % против 31,7 % турок); в двух областях большинством являются турки: абсолютным - в Кыр-джали (56,6 % против 25,9 % болгар) и относительным - в Разграде (45,8 % против 39,3 %) [19]. В отличие от Основного закона Восточной Румелии, Конституция Болгарского княжества (с 1911 г. - Конституция Болгарского царства) не содержала упоминаний о языке [12]. Однако обязательства, в т. ч. и по защите языковых прав национальных меньшинств, болгарское государство принимало на себя согласно Нёйискому мирному договору, заключенному в 1919 г. по итогам участия Болгарии в Первой мировой войне между Болгарией как побежденным государством, с одной стороны, и странами Антанты и их союзниками - с другой. В типовых для мирных договоров Версальской системы формулировках этот документ фиксировал для всех граждан Болгарии следующие права: - на свободное использование любого языка в личных и коммерческих отношениях, религии, в прессе или в публикациях любого рода или на публичных собраниях; - на использование своего языка в судах (для граждан, не говорящих на болгарском языке); - на создание за свой счет благотворительных, религиозных и социальных учреждений, школ и других учебных заведений и использование своего родного языка и свободу исповедовать на нем свою религию (для представителей расовых, религиозных или языковых меньшинств); - на обучение на собственном языке в государственной образовательной системе детей болгарских граждан, проживающих в городах и районах, в которых значительная часть не говорит на болгарском языке: Article 53. No restriction shall be imposed on the free use by any Bulgarian national of any language in private intercourse, in commerce, in religion, in the press or in publications of any kind, or at public meetings. Notwithstanding any establishment by the Bulgarian Government of an official language, adequate facilities shall be given to Bulgarian nationals of non-Bulgarian speech for the use of their language, either orally or in writing, before the Courts. Article 54. Bulgarian nationals who belong to racial, religious or linguistic minorities shall enjoy the same treatment and security in law and in fact as the other Bulgarian nationals. In particular they shall have an equal right to establish, manage and control at their own expense charitable, religious and Лингвистика и язык 203 social institutions schools and other educational establishments, with the right to use their own language and to exercise their religion freely therein. Article 55. Bulgaria will provide in the public educational system in towns and districts in which a considerable proportion of Bulgarian nationals of other than Bulgarian speech are resident adequate facilities for ensuring that in the primary schools the instruction shall be given to the children of such Bulgarian nationals through the medium of their own language. This provision shall not prevent the Bulgarian Government from making the teaching of the Bulgarian language obligatory in the said schools... [25]. После Второй мировой войны в результате общенационального референдума, состоявшегося 8 сентября 1946 г., Болгария была объявлена республикой; девятилетний царь Симеон II Саксен-Кобург-Готский вместе с семьёй эмигрировал из страны (по иронии истории после завершения социалистического периода вернулся в Болгарию и был премьер-министром страны в 2001-2005 гг.). В 1947 г. была принята Конституция Народной Республики Болгария (т. н. «димитровская», по фамилии первого руководителя послевоенной Болгарии Г. Димитрова), в которой закреплялось право обучения национальных меньшинств на своем родном («материнском») языке, изучение же болгарского языка указывалось как обязательное: Член 79. Гражданите имат право на образование. Образованието е светско, с демократически и прогресивен дух. Националните мал-цинства имат право да се учат на своя майчин език и да развиват националната си култура, като изучаването на българския език е задължително... [13]. В «живковской» Конституции Народной Республики Болгария (1971 г.) данное положение было переформулировано: граждане неболгарского происхождения в дополнение к обязательному изучению болгарского языка имеют право изучать свой родной язык: Член 45. (7) Гpaждaнитe oт нeбългapcки пpoизxoд ocвeн зaдъл-житeлнoтo изучaвaнe на българския език имaт пpaвo дa изучaвaт и своя език [14]. В конце 1980-х гг. в Болгарии, как и большинстве стран «социалистического лагеря», произошли кардинальные общественно-политические и экономические изменения, была отменена руководящая роль Болгарской коммунистической партии, введена многопартийная система, прекращена официальная дискриминация турецкого (мусульманского) меньшинства. Однако в вопросах регулирования использования языка на законодательном уровне все свелось не к расширению лингвистических прав этнических меньшинств, а наоборот, к закреплению юридического статуса болгарского языка. Так, в 1990 г. было принято сразу несколько законов, регламентирующих этот вопрос. 2020. № 62 204 В декларации болгарского парламента («народного собрания») по национальному вопросу болгарский язык впервые был указан официальным государственным языком в Болгарии: это установление как обязательное распространялось для всех учебных заведений, учреждений и организаций, сферы обслуживания и официальных документов и заявлений. В то же время в повседневном общении и в межличностных отношениях за гражданами закреплялось право использовать и другие языки по своему желанию: 5. Българският език е официален държавен език в Народна република България. Той е задължителен за всички учебни заведения, учреждения и организации, в сферата на обслужването, както и за официалните документи и изявления. На други места в битовото общуване и в междуличностните отношения гражданите могат да използуват и други езици, каквито пожелаят [7]. В целом же данный документ, как и следует из его названия, был направлен на решение национальных противоречий в болгарском государстве, о чем говорится в п. 4, где указывается, что каждый болгарский гражданин имеет право свободно выбирать имя, и никто не имеет права оказывать влияние, применять принуждение или насилие в отношении граждан, которые хотят сохранить свое имя или изменить его по своему желанию; изменение же имен тех болгарских граждан, которые желают этого, должно производиться в соответствии с процедурой, гарантирующей добровольность и свободу их выбора: 4. Всеки български гражданин има право на свободен избор на име. Никой няма право да въздействува, да упражнява принуда или насилие върху гражданите, които желаят да запазят името си или да го сменят по собствено волеизявление. Промяната на имената на тези български граждани, които желаят да ги сменят, да се извърши с процедура, която гарантира добровол-ността и свободата на техния избор. Като се има предвид важността на правото на гражданите на свободен избор на име, тези въпроси следва да получат уредба със специален закон, който да се приеме до края на февруари 1990 г. [7]. В рассматриваемой декларации не указываются какие-либо конкретные национальные меньшинства, чьи проблемы обусловили принятие этого документа, хотя это табуированное меньшинство можно установить по преамбуле документа, где говорится о том, что в результате «преступных действий авторитарного правительства То-дора Живкова, которое под принуждением и насилием неоднократно меняло имена некоторых болгарских граждан, достигнув своего пика в 1984 г., были нарушены основные права человека и игнорирова- Лингвистика и язык 205 лись их жизненно важные духовные и материальные интересы... И эта политика была одной из основных причин массовой эмиграции болгарских граждан в Турцию летом 1989 г.»: Корените на тази взрывоопасна обстановка са в липсата на ця-лостна и последователна политика и на допусканите извращения по националния въпрос. Особено тежки бяха последствията от престъп-ните действия на авторитарната власт на Тодор Живков, която с принуда и насилие предприемаше не еднократна смяна на имената на част от българските граждани, достигнала своя връх през 1984 г. Погазени бяха основни човешки права и пренебрегнати жизненоважни духовни и материални интереси. Издълбана беше дълбока пропаст между различни етнически групи на български граждани, засилваше се враждата между тях. Тази политика беше една от главните причини за масовото изсел-ване на български граждани в Република Турция през лятото на 1989 г., което изправи страната пред тежки политически, икономически и морални сътресения [7]. Подробнее об этом см. [3; 5]. В том же 1990 г. было внесено изменение в Конституцию, согласно которому официальным языком Народной Республики Болгария объявлялся болгарский язык: § 10. Член 11 се изменя така: «Чл. 11. Официален език в Народна република България е българ-ският език» [8]. В принятом тогда же законе о политических партиях также особо оговаривалось, что их деятельность осуществляется на болгарском языке: Чл. 5. Политическите партии осъществяват дейността си в страната на български език [9]. В 1991 г. была введена новая, действующая в настоящее время Конституция Болгарии, в которой официальным языком республики указывался болгарский, а изучение и использование этого языка объявлялось правом и обязанностью болгарских граждан. За теми, для кого болгарский язык не является родным, закреплялось право наряду с обязательным изучением болгарского языка изучать и использовать свой язык: Член. 3. Официалният език в републиката е българският. Член. 36. (1) Изучаването и ползването на бьлгарския език е право и задължение на българските граждани. (2) Гражданите, за които българският език не е майчин, имат право наред със задължителното изучаване на бьлгарския език да изучават и ползват своя език [15]. 2020. № 62 206 Особо оговаривается, что случаи использования только официального языка должны определяться законом: (3) Случайте, в които се използва само официалният език, се по-сочват в закона [15]. Однако несмотря на то, что с момента принятия Конституции прошло почти 30 лет, такого закона, который бы регламентировал использование официального языка, так и не было принято, хотя в болгарский парламент на протяжении этого времени было внесено около десятка такого рода законопроектов. Подводя итоги, можно отметить, что языковое законодательство Болгарии отличается существенным минимализмом по сравнению с таковым во многих государствах Европы, в первую очередь - в расположенных в том же Балканском регионе странах бывшей Югославии (см., напр., о языковых правах болгарского меньшинства в соседней Сербии: [11]). Так, в Болгарии отсутствуют какие-либо специализированные законы о языках и билатеральные международные договоры, гарантирующие соблюдение языковых прав национальных меньшинств; Болгария (наряду с еще семью странами Европейского союза из 27) не подписала Хартию Совета Европы о региональных языках и языках национальных меньшинств. Кроме того, если в законах Болгарии и встречается упоминание о языке, то это только болгарский (без учета положений Органического устава Восточной Румелии І879 г., где в качестве главных языков указывались также турецкий и греческий). Все это может быть объяснено как объективными причинами - сравнительно небольшой численностью национальных меньшинств в Болгарии, так и субъективными - до сих пор не пережитой коллективной исторической травмой, вызванной почти пятисотлетним турецким господством, закончившимся чуть более ста лет назад, и многочисленными (и чаще всего неуспешными) относительно недавними войнами со всеми (за исключением Македонии, только в 1991 г. получившей независимость от Югославии) соседними государствами за пограничные территории. ПРИМЕЧАНИЯ 1. Парадоксальность такой ситуацию достаточно емко была охарактеризована Ю.П. Давыдовым: «Оценивая современную роль Балкан в системе международных отношений, нельзя не согласиться с тем, что речь идет о периферийной части Европы. Девять стран региона (Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Греция, Македония, Румыния, Сербия и Черногория, Хорватия, а также европейская часть Турции) занимают территорию размером 300 тыс. кв. км. Совокупная Лингвистика и язык 207 численность его населения составляет 55 млн человек, но его ВВП едва достигает 120 млрд долл., а ВВП на душу населения в 12 раз меньше средних показателей по ЕС. Ресурсная база региона небогата. Всего этого, казалось бы, вряд ли достаточно, чтобы признать за регионом, разделенным к тому же национальными границами, заметную роль в окружающем мире. Тем не менее парадокс заключается в том, что, обладая незначительными ресурсами и являясь больше объектом внешнего воздействия, чем субъектом влияния, Балканы не раз приковывали и продолжают приковывать к себе внимание мирового сообщества и держать его в напряжении» [6: 9].

Ключевые слова

Болгария, Восточная Румелия, языковая политика, болгарский язык, национальные меньшинства

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Катунин Дмитрий АнатольевичТомский государственный университетдоцент, кандидат филологических наук, ответственный секретарь филологического факультетаkatunin@mail.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Сальков А.П. Болгаро-греческий конфликт в Западной Фракии (1912-1938): историографические интерпретации и объективная реальность // История и историография:объективная реальность и научная интерпретация: сб. науч. статей по материалам междунар. науч. конф., посвящ. 140-летию со дня рождения акад. В.И. Пичеты / Редкол.: А.Д. Король (гл. ред.) и др. Минск: БГУ, 2018. С. 316-327.
Сальков А.П. Югославо-болгарский конфликт на Западных покраинах и в Пиринской (Восточной) Македонии: исторические и этнические предпосылки и развитие в 1918-1944 гг. // Российские и славянские исследования: науч. сб. / Редкол.: А.П. Сальков, О.А. Яновский (отв. редакторы) и др. Минск: БГУ, 2016. Вып. 11. С. 44-72.
Преброяване на населението и жилищния фонд в Република България. URL: https://www.nsi.bg (дата обращения: 14.10.2020)
Оттоманската конституція провъзгласена на 7 зилхидже 1293 (11/23 Декемврій 1876). Цариградъ: Печатницата на Вѣстникъ Хакикатъ, 1876.
Органическый уставъ на Источна Румелия. Пловдив: Издава Книжарница на Хр. Дановъ, 1879.
Общи резултати отъ прѣброявание на населението въ Южна България (Источна Румелия) на 1885 януарий 1. София: Книгопечатница Янко С. Ковачевъ, 1888.
Конституция на Република България // Държавен вестник. 1991. № 56.
Конституция на Народна република България // Държавен вестник. 1971. № 39.
Конституция на Българското Княжество. София: Държавна печатница. 1887.
Конституция на Народна република България // Държавен вестник. 1947. № 284.
Катунин Д.А. Болгарский язык в современном законодательстве Республики Сербия // Русин. 2016. № 4 (46). C. 252-263. DOI: 10.17223/18572685/46/16
Каневска-Николова Е. Болгароязычные мусульмане в Южных Родопах. Современная ситуация: язык и идентичность // Славяне-мусульмане на Балканах: язык, культура, идентичность: сборник статей / Отв. ред. Е.С. Узенёва. М., 2014. С. 134-148.
Закон за политическите партии // Държавен вестник. 1990. № 29.
Закон за изменение и допълнение на Конституцията на Народна република България // Държавен вестник. 1990. № 29.
Декларация на Народното събрание на Народна република България по националния въпрос // Държавен вестник. 1990. № 6.
Давыдов Ю.П. Введение. Место и роль Балкан в современной Европе и мире // Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен / Под ред. А.А. Язьковой. М.: Весь Мир, 2007. С. 9-20.
Грушецкий П.Б. Внешнеполитические аспекты ассимиляторской политики в отношении турок в Болгарии в 1984-1989 гг. // Причерноморье. История, политика, культура. 2013. № 13. С. 37-42.
Голош М. Этические проблемы современной Европы с позиции национальной общины помаков в Болгарии // Россия и мир: развитие цивилизаций. Феномен развития радикальных политических движений в Европе: материалы VIII Международной научно-практической конференции (12 апреля 2018 г.). М.: Институт мировых цивилизаций, 2018. С. 40-44.
Волкова Я.О. Турецкое меньшинство в Болгарии: основные этапы социальной интеграции // Вісник Одеського національного університету. Соціологія і політичні науки. 2016. Т. 21, № 2 (25). С. 29-42.
Валева Е.Л. Возвращение Южной Добруджи Болгарии в сентябре 1940 г. // Славяне и Россия: проблемы войны и мира на Балканах. XVIII - XXI вв. К 100-летию со дня рождения академика Ю.А. Писарева: сб. статей / Отв. редактор С.И. Данченко. М.: Институт славяноведения РАН, 2017. (VI Никитинские чтения «Славяне и Россия»). С. 451-470.
Бибикова О.П. Проблема болгаро-турецкого мусульманского населения в отношениях между Софией и Анкарой // Ислам на Ближнем и Среднем Востоке. 2012. № 7. С. 524-540.
Троева-Григорова Е. Два пути: болгары-мусульмане между секуляризацией и реисламизацией // Славяне-мусульмане на Балканах: язык, культура, идентичность: сборник статей / Отв.ред. Е.С. Узенёва. М., 2014. С. 149-162.
Узенёва Е.С. «Ловчанские помаки»: язык и культура // Славяне-мусульмане на Балканах: язык, культура, идентичность: сб. статей / Отв. ред. Е.С. Узенёва. М., 2014. С. 247-267.
Шмигель М. Обмены населением СССР с Польшей и Чехословакией в 1944-1947 гг.: аналогии и различия эры политического переселения народов // Запад - Восток. 2017. № 10. С. 214-230. DOI: 10.30914/2227-6874-2017-10-214-230
Treaty of Peace Between the Principal Allied and Associated Powers and Bulgaria and Protocol. Signed at Neuilly-sur-Seine, November 27, 1919 // Peace Treaties. Washington: Government Printing Office. 1921. P. 47-162.
 Язык в законодательстве Болгарии | Русин. 2020. № 62. DOI: 10.17223/18572685/62/11

Язык в законодательстве Болгарии | Русин. 2020. № 62. DOI: 10.17223/18572685/62/11