Этология человека в России: научная школа М.Л. Бутовской | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/1

Этология человека в России: научная школа М.Л. Бутовской

Представлены основные результаты в области этологии человека в России, достигнутые самостоятельной научной школой под руководством профессора, доктора исторических наук Марины Львовны Бутовской. Описаны результаты исследований по таким направлениям, как реконструкция ранних этапов эволюции человека, изучение психической нормы и патологии, невербальная коммуникация (пространственное поведение, жестовая коммуникация) и ритуализованное поведение, альтруизм и кооперация, эмпатия, агрессивное и постконфликтное поведение, буллинг, выбор брачного партнера и репродуктивное поведение человека, родительский фаворитизм, изучение традиционных культур Восточной Африки, социально-психологическая адаптация человека в новой культурной среде.

Human ethology in Russia: the scientific school of Marina L. Butovskaya.pdf Этология - научная дисциплина, изучающая биологические основы поведения животных, - возникла в начале XX в. и оказала поистине революционное воздействие как на биологические, так и на гуманитарные науки (Гороховская 2001). Основателями этологии как науки являются нобелевские лауреаты Конрад Лоренц и Нико Тимберген. Отличительная особенность этологии - использование невключенного наблюдения за поведением в естественной для индивида (особи) среде, что дает возможность моделировать эволюционное развитие поведенческих стратегий. Для объяснения того или иного поведенческого акта этологи обращаются как к индивидуальному прошлому индивида (онтогенезу), так и к физиологическим механизмам этого поведения, его функциям и эволюции (Этология человека... 1999). В 1960-1970-е гг., во многом благодаря работам И. Айб-Айбес-фельдта (Eibl-Eibesfeldt 1989), в качестве самостоятельной дисциплины выделилась этология человека. Для выявления биологических универсалий в поведении людей этологи используют сравнительно-эволюционный подход и такие методы, как кросскультурные сопоставления, сравнительный анализ поведения человека и животных, детей и взрослых, анализ индивидуальных и групповых различий (Этология человека. 1999; Бутовская, Козинцев 1998). Ранние исследования этологов показали, что многие качества, ранее считавшиеся «чисто человеческими», например альтруизм, кооперация, этические нормы, способность к самоузнаванию, имеются и у животных (Бутовская, Файнберг 1993; Гороховская 2001). В настоящее время для этологии характерно слияние с рядом других дисциплин, в частности с эволюционной антропологией, социальной антропологией, когнитивной психологией, эволюционной психологией, генетикой поведения, психологией развития, физиологией. В России этологические исследования поведения человека проводились с начала XX в. стараниями Н.Н. Ладыгиной-Котс, оказавшей огромное влияние на развитие многих наук в нашей стране (в частности, этологии человека, сравнительной психологии, эволюционной психологии) (Зорина 2008). Благодаря усилиям российских этологов эта наука вот уже несколько десятилетий развивается в нашей стране. В Институте этнологии и антропологии (далее - ИЭА) РАН под руководством Марины Львовны Бутовской в Секторе кросскультурной психологии и этологии человека сформировалась и плодотворно работает научная группа, в которую входят бывшие студенты РГГУ и МГУ, аспиранты и сотрудники ИЭА РАН. М.Л. Бутовская получила известность и признание как ученый, ориентированный на решение фундаментальных вопросов эволюции человека, связанных с формированием морфологического облика и поведенческих стратегий современного человека (подробнее см.: Феденок и др. 2019). М.Л. Бутовская одной из первых в России начала проводить систематические исследования по этологии человека, ее научной группой были организованы первые международные конференции по этологии человека в России (летние школы в Звенигороде (19-26 июня 2001 г.) и Пущино (30 июня - 7 июля 2002 г.), в Москве (19-20 июня 2007 г.)), на которые съезжались и читали лекции ведущие этологи, приматологи и антропологи мира - И. Айбл-Айбесфельдт, Ф. де Ваал, Я. Ван Хоф, В. Шифенхофель, Н. Сигал, У. МакГрю, К. Граммер, Г. Вейсфельд, П. Лафренье, П. Вербик, Л. Мили, Б. Тьерри, К. Бьерквист и др. По результатам конференций издано несколько монографий с работами рос-сийскихи зарубежных этологов (Этология человека. 1999, 2004; Человек в прошлом и настоящем. 2008). В настоящее время эта научная группа сотрудничает с ведущими этологами и эволюционными психологами мира. Основные направления исследований - реконструкция ранних этапов эволюции человека, изучение психической нормы и патологии, невербальная коммуникация (пространственное поведение, жестовая коммуникация) и ритуализованное поведение, альтруизм и кооперация, эмпатия, агрессивное и постконфликтное поведение, буллинг, выбор брачного партнера и репродуктивное поведение человека, ольфактор-ное поведение, родительский фаворитизм, изучение традиционных культур Восточной Африки, социально-психологическая адаптация в новой культурной среде. Далее мы рассмотрим результаты исследований по основным направлениям. Реконструкция ранних этапов эволюции человека В основе социального поведения человека лежит целый комплекс факторов, многие из которых связаны с эволюционным прошлым человека. Этологические данные в комплексе с палеоантропологическими, археологическими, этнографическими и приматологическими материалами помогают реконструировать ранние этапы антропо- и социогене-за, в том числе при изучении таких видоспецифичных явлений, как взаимоотношение полов, родственные связи и брачные структуры, иерархия и доминирование в обществе, принципы социальной стратификации, возникновение альтруизма, толерантное и интолерантное отношение и многие другие поведенческие особенности человека (Бутовская 1987; Бутовская, Файнберг 1993; Дерягина, Бутовская 2004). Большую роль в этом сыграли исследования поведения приматов и сравнительный анализ с поведением человека (Бутовская 1987, 1990, 2002; Дерягина, Бутовская 2004; Зорина, Смирнова 2006; Этология человека... 1999). Было показано, что базовые характеристики социальных систем у человека, такие как деспотизм и эгалитарность, обеспечиваются сходным набором поведенческих адаптаций у низших и высших обезьян (Balasubramaniam et al. 2012). Иерархия полов (в частности, патриархия) не является статичной и универсальной для всех человеческих сообществ (Бутовская 1990). Изучение механизмов агрессии и постконфликтного поведения у приматов и человека указывает на их существенное сходство (Бутовская 2004в; Бутовская и др. 2011, 2013; Дерягина, Бутовская 2004; Puga-Gonzalez et al. 2014; Butovskaya et al. 2015b). В связи с рассмотрением проблем адаптации современного человека и моделированием адаптивных процессов большой интерес представляют исследования взаимосвязей морфологических и поведенческих показателей и выявление определенных морфо-психологических комплексов у человека, сформировавшихся в процессе эволюции и контролировавшихся отбором на протяжении многих сотен тысяч лет. Набор таких комплексов представляет собой эволюционно стабильные стратегии, обеспечившие человечеству возможность заселения практически всех экологических ниш на планете. В современных индустриальных обществах мы можем наблюдать все эволюционно стабильные стратегии, но соотношение морфо-психологических типов зависит от их репродуктивной ценности и востребованности в конкретном обществе (Бутовская и др., 2010, 2011; Бутовская, Бужилова 2016). Ярким примером того, как в современном обществе находят свою профессиональную нишу представители существовавшего с древности адаптивного типа, являются спортсмены высшей категории силовых видов спорта -их отличает большая маскулинность морфологических, психологических параметров и гормонального статуса. Данный адаптивный тип проявился уже в древности, а мужчины - носители этого комплекса -были более успешными охотниками и оставляли большее число потомков (Бутовская и др. 2011, 2012в; Удина и др. 2012). Определенным комплексом поведенческих и морфологических черт наделены и мужчины рисковых профессий (военные, альпинисты) - прежде всего склонностью к физическому риску. В эволюционном прошлом такой тип обеспечивал успешность мужчин в получении доступа к ценным средовым ресурсам и половым партнершам в меняющихся условиях (Апалькова и др. 2018; Бутовская и др. 2017). Наличие фиксированных вариантов морфо-психотипов исследовано и у представителей традиционных обществ. Показаны взаимосвязь генетических, пренатальных, гормональных и социальных факторов и механизмы поддержания эволюционно стабильных комплексов в человеческих популяциях. Так, востребованный адаптивный тип мужчин у охотников-собирателей хадза в Танзании характеризует большая маскулинность как в морфологическом, так и в психологическом плане (Бутовская и др. 2009; Butovskaya 2013). Привлекательность мужчин для женщин существенным образом определяется их охотничьим умением, что достигается благодаря качествам хорошего охотника, требующим физической силы, хорошего здоровья и интеллектуальных способностей, большей родительской заботой (больший вклад в ребенка создает более благоприятные условия для его выживания) (Бутовская, Буркова 2011). Обобщенный анализ имеющихся на сегодняшний день данных по современным бродячим охотникам-собирателям позволяет сделать некоторые палеоантропологические реконструкции. Вероятно, в эволюции человека в палеолите на стадии охоты и собирательства происходил положительный отбор в пользу описанного комплекса качеств. Внутригрупповой эгалитаризм, обеспечивающий благоприятные условия для выживания максимального числа индивидов в рамках системы немедленного возврата, не являлся реальным препятствием для реализации положительного отбора на избирательное распространение генов, связанных с лучшим здоровьем, физической силой и выносливостью. Напротив, он создавал оптимальные возможности (максимальная экономия энергетических ресурсов) для выживания мужчин, обладающих этими качествами, в максимально щадящем социальном режиме: без острой конкуренции за более привлекательных репродуктивных партнерш и без постоянной борьбы за место в социальной иерархии (Бутовская, Буркова 2011). При сравнении контрастных морфо-психотипов у мужчин (охотники-собиратели, скотоводы, земледельцы) обнаружены вариации в зависимости от особенностей экологии и культурных традиций, прежде всего связанных с практикой полигамии и применения агрессии на внутригрупповом и межгрупповом уровнях. В условиях традиционных обществ, при отсутствии современных средств контрацепции, репродуктивный успех мужчин, выраженный в числе потомков, достоверно зависел от возраста, самооценки по агрессии и экспрессии гена рецептора андрогенов. Маскулинность (морфологическая и поведенческая) поддерживалась отбором в человеческих популяциях (Бутовская, 2016; Бутовская, Бужилова 2016; Butovskaya et al., 2015а). Психическая норма и патология Открытия в этологии человека стали основой адаптационного подхода к эволюционному изучению психики человека (эволюционной психологии). Экспресс-диагностика невербального поведения в течение 7-10 минут этологическими методами позволяет выявить психические девиации или, например, установить гомосексуальную ориентацию индивида точнее, чем клиническое или психологическое исследование (Бутовская 2004б, 2005). Исследование детей с психопатоподобным синдромом в сравнении с контрольной группой здоровых детей выявило существенные различия в использовании коммуникативных сигналов (вербальных и невербальных): после ссоры для примирения они не использовали извинения и крайне редко прикасались к другому ребенку (избегали тактильных контактов) (Агрессия. 2006). Такие данные объясняют причины трудностей во взаимодействии этих двух групп детей при совместном обучении. В настоящее время исследовательской группой под руководством М.Л. Бутовской совместно с группой генетиков проводится сравнительное междисциплинарное исследование молекулярно-генетических и морфофизиологических маркеров агрессивного поведения и депрессивных расстройств и их экспрессия в разных культурных средах. Невербальная коммуникация и ритуализованное поведение Этологический подход к изучению невербальной коммуникации ориентирован на значимость конкретного поведенческого акта при взаимодействии людей и позволяет объективно оценить кросскультурные различия, выявить универсалии и показать развитие поведения в онто-и филогенезе. Наиболее полно в российской научной литературе обзор эволюционных основ невербальной коммуникации сделан М.Л. Бутовской (Бутовская 2004а). Пространственное поведение человека - один из векторов этологи-ческих исследований. Его основными параметрами выступают дистанция общения, ориентация тела, тактильные и визуальные контакты, громкость голоса (Бутовская 2004а; Буркова и др. 2010). Ранние этоло-гические исследования пространственного поведения на дошкольниках показали, что дистанция, на которую индивид допускает к себе других, отражает структуру его межличностных отношений и социальные связи во всей группе. Предпочтение проявляется в пространственной близости, а избегание - в поддержании максимальной дистанции и минимуме тактильных контактов (Бутовская, Плюснин 1995). Исследования на детской и взрослой выборках охарактеризовали особенности пространственного поведения русских в сравнении с западными культурами (Этология человека. 2004). Дальнейшее изучение среди школьников показало, что существенные различия в невербальном поведении имеют представители не только разных этносов, но и различных групп одной этнокультурной общности (Буркова и др. 2010; Феденок 2011). Исследование позволило выявить модели изменения пространственного поведения у мигрантов под влиянием иноэтничного окружения (Фе-денок 2011), различия в городской и сельской среде (Феденок 2012). Исследования, проведенные в России, Украине и Танзании, позволили подтвердить тезис, что деление на «контактные» и «неконтактные» культуры, предложенное Э. Холлом, следует применять с исключительной осторожностью (Этология человека. 2004; Феденок 2012; Феденок, Буркова 2016; Sorokowska et al. 2017). Еще одним направлением изучения невербального (проксемическо-го) поведения, тесно пересекающимся с обширными исследованиями в области социальной антропологии, является исследование ритуализированного поведения человека. Примером такого поведения является структурирование жилого пространства. Способы структурирования всегда этнически специфичны и в целом являются одним из компонентов культуры народа. Во всех культурах существуют нормы этикета, регламентирующие расположение индивидов в доме в зависимости от их статуса, возраста, пола и степени родства (Феденок 2009). Нормы проксемического поведения, усваиваемые детьми в процессе социализации, могут изменяться под влиянием иноэтничной среды, а также в ходе исторического развития культуры (Феденок 2009; Феденок, Бутовская 2012). Полученные данные из разных этнических групп в двух странах (России и Танзании) показали, что на изменения организации жилого пространства дома влияют исходная культура, религия, климатические условия, средства массовой информации и экономическое положение населения. Были выявлены гендерные различия в восприятии и организации пространства (так, на установки девушек большее влияние оказывали условия их социализации). Произошедшая трансформация структурирования жилого пространства русского дома начиная с 1960-х гг., улучшение экономического положения населения привели к ориентации на создание комфортных условий детям и молодежи, а не старшему поколению. Структурирование пространства дома у танзанийцев в большей степени зависело от экономических (большая бедность населения) и климатических условий. В связи с этим гендерные различия были сильно сглажены по сравнению с русскими (Феденок 2009; Феденок, Бутовская 2012; Феденок, Буркова 2016, 2018, 2019; Буркова, Бутовская 2017). Полученные данные вносят вклад в лучшее понимание феномена личного пространства и могут способствовать улучшению и повышению уважения представителей разных культур, предотвращению недопонимания, которые по своей сути являются конфликтогенными. Кросскультурному анализу структуры и семантики жеста «высовывание языка» (сигналы, связанные с движением языка) посвящено обширное исследование (Морозов и др. 2008). Этот жест отличается архаичностью и наличием отчетливой гомологии в поведении животных (в первую очередь обезьян). Этологи убедительно показали, что многие жесты такого рода представляют собой ритуализованное филогенетическое производное от жестов угрозы или подчинения. А вот значение и символика жеста высовывания языка, по-видимому, могли существенно видоизменяться в процессе эволюционного и исто-рико-культурного развития аналогично трансформациям функциональной нагрузки оскала и обнаженных зубов (Бутовская 2004а; Морозов и др. 2008). Анализ движений, поз, мимики человека с эволюционных позиций показал, что многие характеристики невербальной коммуникации присутствуют в поведении людей из самых разных культур и могут считаться универсальными (первичные эмоции: смех и улыбка; ритуалы приветствия и примирения, просительный жест и др.) (Бутовская 2004а; Бутовская, Козинцев 2002). Исследование походки и скорости движения пешеходов проиллюстрировало возможности этологического подхода при изучении невербальной коммуникации людей в городских условиях. В армянской, калмыкской и русской культурах были выявлены различия в скорости движения и походке у женщин и мужчин в зависимости от их этничности, скорость служила индикатором перспектив жизненного успеха мужчин (Бутовская, Левашова 2004). Исследование скорости движения пешеходов нашло прямое практическое применение в Правилах российских железных дорог, регулирующих переход через железнодорожные пути. Альтруизм, кооперация и эмпатия Несмотря на универсальность альтруизма в природе, человеческий альтруизм и кооперация представляют собой особые явления. Заметной особенностью человека являются кооперация и альтруизм по отношению к незнакомцам, без надежды на будущее взаимодействие и какую-либо ответную взаимность. Этнографические исследования современных охотников-собирателей показали, что дележ мясной пищей в их сообществах является прототипом успешного попрошайничества в современном обществе (Бутовская и др. 2007; 2009). Этологи рассматривают альтруистические акты дележа добытой пищи как демонстрацию удачливым охотником своих мужских качеств, что повышает его статус и репродуктивный успех (Бутовская, Буркова 2011). Кросскультурное исследование феномена нищенства, проведенное в Венгрии, Италии, России, Чехии, показало, что гипотеза демонстративного поведения применима и к современным условиям. Так, акт милосердия позволяет подающему чувствовать себя увереннее, а в случае постоянной практики подачи милостыни его поведение будет способствовать формированию более благоприятного социального имиджа. Данное исследование позволило выявить разные стратегии прошения милостыни и вскрыть этологические механизмы, обеспечивающие положительный отклик на просьбы нищих о помощи со стороны представителей общества (в качестве ведущего фактора, стимулирующего подачу милостыни, выступает состояние просящего (калеки, больные, слабоумные, немощные) и образ ребенка) (Бутовская и др. 2007). Однако помимо универсальных психологических механизмов существуют и культурно-специфические модели поведения нищих, с детства понятные представителям той или ной культуры (Бутовская и др. 2007; Butovskaya et al. 2000a). Этологическое исследование феномена нищенства вскрыло механизмы адаптации людей к модели просящего и показало, что на пути реабилитации данной группы лиц нужно помимо психолого-социальных причин учитывать и эволюционно-психологические. Альтруизм и кооперация, являясь важными фундаментальными составляющими социального поведения человека, несомненно, имеют под собой эволюционные корни. В этой связи поиск генетических основ этих форм поведения представляется очень перспективным. Ранее в исследованиях на животных и человеке была показана важная роль окситоцина в социальном поведении, особый интерес представляют несколько локусов в гене OXTR в связи с их возможной ассоциацией с нарушениями социального общения (Butovskaya et al. 2016). В настоящее время исследовательской группой под руководством доктора исторических наук М.Л. Бутовской совместно с группой генетиков осуществляется комплексное междисциплинарное исследование эволюци-онно-психологических и социокультурных механизмов кооперации и альтруизма у человека. Уникальность его состоит в сочетании полевых и экспериментальных подходов, благодаря чему будет проведен анализ непосредственного поведения людей в повседневном общении в рамках конкретной культуры и их психологических установок, с одной стороны, и принятия решений людьми в экспериментальной ситуации с использованием теории игр, в условиях реального материального подкрепления, с другой стороны. Уже получены данные о склонности к просоциаль-ному поведению (дележу) у сельских и городских детей и подростков из Танзании, которые подтверждают гипотезу парохиального альтруизма (Butovskaya et al. 2019a, b). Предпочтительное альтруистическое поведение в направлении друзей в подростковом возрасте может быть универсальной особенностью социального поведения человека, представленной как в традиционном, так и в современном обществе. Результаты исследований кооперативного поведения мужчин (буряты, русские) в групповых и парных взаимодействиях показали, что фактор «свой / чужой» оказывает влияние на индивидуальную коопера-тивность мужчин в групповых играх. Было показано, что наиболее успешными в кооперации были небольшие гомогенные по этническому (популяционному) составу группы (Ростовцева, Бутовская, 2018а). Индивидуальные качества партнера (агрессивность, лидерские качества) в парных взаимодействиях оказывают значительное влияние на желание участника вступать с ним в кооперацию (Ростовцева, Бутовская 2018б). По результатам сравнения кооперативности и невербальной экспрессивности участников в разных сериях игр была выявлена колоссальная роль вербальной коммуникации в возникновении и поддержании кооперации в группах, а также в интенсивности позитивной невербальной экспрессии мужчин (Rostovtseva et al. 2018). Исследование эмпатии с эволюционной точки зрения как механизма, лежащего в основе направленного альтруизма, показало, что люди с более высоким уровнем сопереживания будут действовать более чутко по отношению к чувствам другого человека (Буркова и др., 2019). Полученные данные позволяют лучше понять феномен врожденной эмпатии наряду с интолерантным отношением к людям с явными физическими недостатками (инвалидам и лицам с ограниченными возможностями здоровья). Результаты указывают на половые и кросскультурные различия эмпатии и тревожности (Буркова и др., 2019; Burkova et al., 2019). Полученные результаты могут иметь прикладное значение и применяться в разработке программ адаптации инвалидов и лиц с ОВЗ, программ формирования толерантного отношения к лицам с ОВЗ, создания безбарьерной среды в обучении инвалидов. Также полученные результаты и используемая методика могут быть полезны с точки зрения отбора персонала, специализирующегося на лечении, реабилитации, уходе за людьми с ОВЗ / инвалидами, работников инклюзивного образования. Агрессия и постконфликтное поведение Исследования этологов показали, что наряду со значительным влиянием роли культуры и воспитания в экспрессии различных форм агрессивного поведения существенную роль играют и биологические факторы. Изучение механизмов агрессии и постконфликтного поведения у приматов и человека указывает на их существенное сходство (Бутовская 2004в; Бутовская и др. 2011; Дерягина, Бутовская 2004; Butovskaya 2008; Puga-Gonzalez et al. 2014). Отличительной особенностью этологических исследований агрессивного поведения, в отличие от исследований психологов и медиков, является то, что они проводятся среди людей, не страдающих какими-либо психическими расстройствами, девиациями и не совершавших насильственных преступлений. Такой подход позволяет лучше оценить феномен агрессии с точки зрения ее адаптивности в человеческом обществе (Агрессия. 2006; Буркова 2011). В последние годы была предложена гипотеза восстановления социальных отношений, благодаря которой стали исследоваться механизмы примирения как способ восстановления отношений в группе и снятия стресса (Бутовская 2004в). Кросскультурные исследования показали, что степень терпимости общества к агрессии, а также способы ее выражения существенно варьируют от культуры к культуре (Агрессия. 2006; Бутовская, Мабулла, 2007). Каждое общество вырабатывает определенные механизмы для профилактики конфликтов, а особая культура примирения есть уже в детской субкультуре и усваивается детьми в процессе социализации (Буркова 2011; Бутовская 2004в; Бутовская, Козинцев 1998). Сравнительный анализ допустимости агрессивного поведения и механизмов примирения показал, что в тех культурах, где агрессия не табуирована, гораздо сильнее развиты способы примирения, которые намного успешнее используются носителями данной культуры (Буркова 2008; Буркова 2011). Постконфликтная реакция человека отчетливо различается в зависимости от того, с кем этот конфликт происходил - с членом своей группы или чужаком (Butovskaya et al 2000b). Этологические наблюдения показали, что нормы поведения применительно к членам своей группы, в отличие от чужаков, диктуют необходимость активного поиска путей примирения (Butovskaya, Kozintsev 1999). Исследования, проведенные в доиндустриальных обществах охотников-собирателей, ранних земледельцев и скотоводов, подтвердили идею этологов, что агрессия является гибким адаптационным поведением (Butovskaya 2013; Butovskaya et al. 2010, 2012). Многочисленные кросскультурные исследования, проведенные на детях и взрослых, показали, что агрессивное поведение человека ген-дерно-специфично: мальчики с раннего возраста склоны намного чаще применять физическую агрессию (Агрессия... 2006; Буркова 2008; Буркова и др. 2015; Бутовская, Мабула 2007; Butovskaya 2013; Butovskaya et al. 2010, 2013b, 2015c; Butovskaya, Kozintsev 1999; Ribeiro et al. 2016 и др.). При этом дети уже к 7 годам активно практикуют методы примирения с партнером, принятые в их культуре (Бутовская, Бойко 2004; Бутовская, Козинцев 1998). Важным направлением исследований являются поиск генов-кандидатов, ассоциированных с агрессией, изучение влияние гормонального статуса на агрессивное поведение человека, обсуждаются вопросы о связи признаков маскулинности с физической силой, доминированием, агрессией и склонностью к риску (Butovskaya 2013; Butovskaya et al. 2013a, 2015с). В ряде недавних работ была показана связь агрессивного поведения и его эмоциональной составляющей с активностью генов серотонинергической, дофаминергической и андрогеновой систем как в индустриальных обществах, так и в традиционных африканских популяциях (Васильев и др. 2011, 2014; Butovskaya et al. 2012, 2013a, b, 2016, 2018; Sukhodolskaya et al. 2014, 2018; Vasilyev et al. 2014; Znazen et al. 2016 и др.). Активно исследуется взаимосвязь между поведенческими показателями (в частности, агрессией) и пальцевым индексом как индикатором уровня пренатальной маскулинизации: кросскультурные исследования, проведенные на взрослых и детских выборках, продемонстрировали достоверные ассоциации агрессивного поведения с низким пальцевым индексом с учетом разной этнической, возрастной и социальной принадлежности (Бутовская и др. 2015, 2017; Бутовская, Мкртчан, 2016; Ростовцева, Бутовская 2018б; Butovskaya et al. 2010, 2012, 2013b; Ribeiro et al. 2016 и др.). Накопившиеся к настоящему времени факты свидетельствуют о том, что в экспрессии различных форм агрессивного и антисоциального поведения решающую роль играет взаимодействие генетических и средовых факторов (семейное окружение, культурные и социо-экономические составляющие) (Butovskaya 2013). Буллинг (травля) в школьных коллективах В конце 1980-х гг. в поле зрения антропологов, психологов и этологов оказался буллинг - явление травли, запугивания и третирования отдельных членов коллектива (Бутовская и др. 2012а). Благодаря детальному изучению этологами феномена буллинга стала понятна необходимость выделения его в отдельную категорию поведения, отличную от других проявлений агрессии. В России одним из первых о проблеме буллинга заговорил И.С. Кон (Кон 2006). Позднее был представлен детальный анализ случаев травли в российской школе по воспоминаниям бывших агрессоров и жертв (Вишневская, Бутовская 2010). Дальнейшие исследования были направлены на выявление дифференциации типов буллинга в разных возрастных группах детей и подростков (Бутовская и др. 2012а), сравнительное исследование особенностей данного феномена в условиях мегаполиса и сельской местности, в том числе наличия субкультурных особенностей в психологическом портрете буллера (Русакова, Бутовская 2016). В настоящее время рассматривается проблематика школьного буллинга в социокультурных, психологических и демографических аспектах (Филатова и др., 2018). Результаты показали, что в основе феномена школьной травли в современном обществе лежат базовые механизмы агрессии и доминирования, а данная поведенческая стратегия может давать определенные преимущества буллеру и даже обеспечивает ему определенный социальный успех (Бутовская и др. 2012а; Вишневская, Бутовская 2010; Русакова, Бутовская 2016; Филатова и др. 2018). Однако то, до какой степени ребенок будет использовать эту практику, зависит от окружающей социальной среды. Для предотвращения буллинга в школьных коллективах требуется более глубокое понимание базовых эволюционно-психологических предпосылок данного феномена. Выбор брачного партнера, репродуктивное и родительское поведение Важным объектом анализа этологических исследований выступают типы репродуктивных отношений в человеческом обществе, прежде всего особенности выбора полового партнера и характер родительского поведения (Бутовская 2004б, 2013; Sorokowsky, Butovskaya 2012). Работы М.Л. Бутовской с коллегами по эволюции пола и гендерным различиям обосновывают причины формирования различающихся моделей мужского и женского поведения у человека, связанных с комплексом биосоциальных факторов и историей распределения ролей в первобытном человеческом обществе (Бутовская 2006а, б; 2013; Butovskaya, Guchinova 2001; Butovskaya et al. 2000а, 2009, 2012; Бутовская и др. 2012б). Кросскультурные исследования, проведенные в современных индустриальных и традиционных обществах, продемонстрировали применимость данной теории и показали сохраняющиеся различия в базовых критериях выбора постоянного и временного полового партнера. Так, проанализированы феномены мужской и женской ревности, привязанности к брачному партнеру, связи между удовлетворенностью браком и количеством детей в семье в современной России, США, Испании, Китае, Турции (Бутовская 2004б, Бутовская 2006а, б; Weisfeld et al. 2011; Dillon et al. 2014, 2015; Groyecka et al. 2019; и др.). Анализ брачных объявлений, размещенных в индийских газетных изданиях (Дронова, Бутовская 2010; Butovskaya et al. 2009), опросы в российском современном городском обществе (Бутовская, Смирнов 2003) и среди студентов танзанийцев и замбийцев (Бутовская и др. 2008; Butovskaya et al. 2009), исследования среди охотников-собирателей (Бутовская, Буркова 2011; Butovskaya 2013) показали, что существуют универсальные критерии при выборе брачного партнера - для мужчин это внешность и возраст женщины, свидетельствующие о ее здоровье и фертиль-ности, для женщин - финансовая и / или материальная обеспеченность, интеллект, физическая сила, заботливость и чувство юмора мужчины (качества, указывающие на способность и желание мужчины вкладывать усилия и ресурсы в семью и детей). Важное место занимают исследования по эволюционным маркерам привлекательности при выборе полового партнера. В них показано, что на наши представления (в условиях свободного выбора партнера) оказывает влияние целый комплекс биосоциальных факторов, включая запах пота, строение лица и тела, особенности движения при ходьбе (в том числе и скорость), набор невербальных сигналов (мимических, позных и жестовых), особенности одежды и искусственной (культурно-специфичной) деформации тела. При сравнении индустриальных европейских обществ и доиндустральных традиционных обществ Восточной Африки М.Л. Бутовская с коллегами демонстрирует наличие ряда общих закономерностей (как эволюционно универсальных) и культурно-специфических предпочтений (связанных с потребностью адаптироваться к требованиям культуры и экономики) (Бутовская 2011; Бутовская, Буркова 2011; Бутовская и др. 2012в, 2014; Бутовская, Мезенцева 2018; Sorokowski, Butovskaya 2012; Butovskaya et al. 2015а, 2017; Soro-kowski et al. 2015, 2017, Sorokowska et al. 2018; Fink et al. 2017, 2019 и др.). В постиндустриальном обществе, по сравнению с традиционными обществами, роль внешности при выборе постоянного партнера существенно возрастает, что связано с развитием средств массовой информации и рекламы, интенсивно эксплуатирующих стереотип внешней привлекательности на экранах телевизоров, плакатах, в журналах (Бутовская 2013; Бутовская, Буркова 2011; Бутовская, Смирнов 2003). Существенную роль при выборе партнера играет ольфакторная коммуникация - мужчины и женщины могут по запаху различать потенциальных партнеров, генетически сходных с ними и генетически удаленных, естественно, отдавая предпочтение вторым (Бутовская 2004а, 2013). Женщины способны ассоциировать запах пота с чертами личности и морфологическими характеристиками, выбирая, таким образом, наиболее подходящего временного или постоянного партнера (Бутовская и др. 2012б, 2016). Наряду с прямой и непрямой конкуренций за партнеров репродуктивный успех мужчин и женщин определяется родительским вкладом. В этой связи изучались стратегии манипулирования родительским вкладом и избирательностью в отношении родителей к детям разного пола и ранга по порядку рождения (Бутовская 2004б; Бутовская, Бойко 2001). Кросскультурные исследования, проведенные в России, показали, что родительский, а в особенности материнский, фаворитизм детерминирован культурными стереотипами (Бутовская, Бойко 2001). Социально-психологическая адаптация человека в новой среде Отдельным направлением исследований научной школы М.Л. Бутовской стало исследование адаптации наших соотечественников в других странах. Ряд работ, посвященных жизни данной категории в странах Восточной и Южной Африки показывает, что эти люди сумели хорошо адаптироваться в непривычной для них природной и культурной среде. Наши соотечественники характеризуются высоким уровнем активности, устойчивой психикой, толерантностью, настойчивостью, умеют находить выход из сложных ситуаций, интересуются местной культурой. Успешность адаптации связана с длительностью проживания в иной культурной среде (Бутовская и др. 2011, 2014, 2018). Заключение Изучение биосоциальной природы человека с использованием эволюционных подходов представляет собой одно из ведущих направлений современной науки. В настоящее время можно утверждать, что в России под руководством М.Л. Бутовской сформировалась самостоятельная научная школа по этологии человека и кросскультурным исследованиям, для которой характерен современный подход в этологических исследованиях, отличительной характеристикой которого является меж-дисциплинарность с использованием методов не только этологии человека, но и социальной и физической антропологии, сравнительной и эволюционной психологии, приматологии, генетики. На современном этапе развития этологии и эволюционной психологии стали возможными комплексные обобщения материалов, полученных в широком диапазоне - спортсмены различных видов спорта и уровней квалификации, дети в условиях современной городской среды, различные профессиональные группы горожан, представители традиционных культур, подростки с девиантным поведением. Результаты кросскультурных исследований в современных и традиционных популяциях позволяют понять глубинные механизмы многих устоявшихся поведенческих стереотипов.

Ключевые слова

этология человека, эволюционная антропология, поведение, кросскультурные исследования, М.Л. Бутовская, human ethology, evolutionary anthropology, behaviour, crosscultural research, M.L. Butovskaya

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Буркова Валентина НиколаевнаИнститут этнологии и антропологии РАНкандидат исторических наук, старший научный сотрудникburkovav@gmail.com
Феденок Юлия НиколаевнаИнститут этнологии и антропологии РАНкандидат исторических наук, научный сотрудникfedenok.julia@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

Агрессия и мирное сосуществование: универсальные механизмы контроля социальной напряженности у человека / ред. М.Л. Бутовская. М.: Научный мир, 2006
Апалькова Ю.И., Бутовская М.Л., Бронникова Н.К. Устойчивые сочетания морфофункциональных и личностных характеристик у мужчин высокорисковых профессий // Вестник Московского университета. Сер. 23. Антропология. 2018. № 4. С. 67-76
Буркова В.Н. Пальцевой индекс, агрессия и личностные черты у российских подростков // Вестник НГУ. Сер. Психология. 2008. Т. 2, вып. 2. С. 79-84
Буркова В.Н. Агрессивное и постконфликтное поведение детей и подростков в кросскультурной перспективе (на примере русских и осетинских школьников) : дис. ... канд. ист. наук. М., 2011
Буркова В.Н., Бутовская М.Л. Традиционный дом в Танзании: охотники-собиратели, скотоводы, земледельцы // Африканский сборник - 2017 / отв. ред. А.Ю. Желтов. СПб.: МАЭ РАН, 2017. С. 220-241
Буркова В.Н., Феденок Ю.Н., Бутовская М.Л. Пространственное поведение у детей и подростков (на примере русских и осетин) // Этнографическое обозрение. 2010. № 3. С. 77-91
Буркова В.Н., Феденок Ю.Н., Постникова Е.А., Бутовская М.Л. Агрессивное поведение у народов ханты и манси: этнический аспект // Новые российский гуманитарные исследования. Сер. Этнология. 2015. URL: http://www.nrgumis.ru/articles/1947/ (дата обращения: 25.05.2019)
Буркова В.Н., Феденок Ю.Н., Бутовская М.Л. Эмпатия и интолерантность российской молодежи в отношении инвалидов: половые и личностные различия // Экспериментальная психология. 2019. Т. 12, № 1. С. 53-69. DOI: 10.17759/exppsy.2019120105
Бутовская М.Л. Эволюция группового поведения приматов как предпосылка антропосоциогенеза // Советская этнография. 1987. № 1. С. 52-69
Бутовская М.Л. Половые различия в поведении приматов и проблема диалектики пола в человеческих обществах // Этнографическое обозрение. 1990. № 6. С. 70-72
Бутовская М.Л. Мы и они: эволюция социальности в отряде приматов и проблема происхождения человеческого общества // OPUS: междисциплинарные исследования в археологии. 2002. Вып. 1-2. С. 7-25
Бутовская М.Л. Язык тела: природа и культура. М.: Научный мир, 2004а
Бутовская М.Л. Тайны пола: мужчина и женщина в зеркале эволюции. Фрязино: Век-2, 2004б
Бутовская М.Л. Агрессия и примирение как базовые свойства социальных систем: человек и другие приматы // Антропология на пороге III тысячелетия : материалы конференции. 2004в. Т. 1. С. 125-160
Бутовская М.Л. Гомосексуализм и эволюция. Фрязино: Век-2, 2005
Бутовская М.Л. Половое размножение как базовая адаптация организмов в нестабильной среде обитания // Как человек заселил планету Земля. 2006а. С. 160-200
Бутовская М.Л. Половой отбор и различие мужских и женских сексуальных стратегий в человеческом обществе // Как человек заселил планету Земля. 2006б. С. 201-224
Бутовская М.Л. Репродуктивный успех и экономический статус у датога - полуоседлых скотоводов Северной Танзании // Этнографическое обозрение. 2011. № 4. С. 85-99
Бутовская М.Л. Антропология пола. Фрязино: Век 2, 2013
Бутовская М.Л. Универсальные морфо-психотипы человека: адаптация к условиям среды и оптимизация репродуктивного успеха // Вестник РФФИ. 2016. № 3 (91). С. 92-99
Бутовская М.Л., Апалькова Ю.И., Феденок Ю.Н. 2D:4D, самооценки по агрессии, склонности к риску и чертам личности у парашютистов // Вестник МГУ. Сер. 23. Антропология. 2017. № 2. С. 54-61
Бутовская М.Л., Бойко Е.Ю. Родительский фаворитизм и особенности формирования стилей поведения у детей в зависимости от порядка рождения: биосоциальные аспекты // Этнографическое обозрение. 2001. № 6. С. 67-81
Бутовская М.Л., Бойко Е.Ю. Физиологические основы феномена примирения у человека: гипотеза снятия стресса подтверждается // Экология и демография человека в прошлом и настоящем : третьи антропологические чтения к 75-летию со дня рождения В.П. Алексеева. М., 2004. С. 224-225
Бутовская М.Л., Бужилова А.П. Морфо-психологические комплексы как эволюционно стабильные стратегии человека в прошлом и настоящем // Труды Отделения историко-филологических наук 2015 / ред. В.А. Тишкова. М.: Наука, 2016. С. 94-117
Бутовская М.Л., Буркова В.Н. Социальный статус и репродуктивный успех в обществе хадза - охотников-собирателей Танзании // Антропология социальных перемен / ред. Э.Б. Гучиновой, Г.А. Комаровой. М.: РОССПЭН, 2011. С. 365-386
Бутовская М.Л., Буркова В.Н., Бутовский Р.О. Россияне и выходцы из СНГ в Африке: социально-психологический портрет // Азия и Африка сегодня. 2011. № 8. С. 68-72
Бутовская М.Л., Бутовский Р.О., Веселовская Е.В. Россияне и выходцы из стран СНГ в Кении сегодня: социально-психологический портрет // Азия и Африка сегодня. 2014. № 12. С. 49-53
Бутовская М.Л., Буркова В.Н., Бутовский Р.О. Социально-психологическая адаптация наших соотечественников в странах Восточной и Южной Африки // Русский мир в меняющемся мире / отв. ред. Г.А. Комарова. М.: ИЭА РАН, 2018. С. 197-216
Бутовская М.Л., Буркова В.Н., Феденок Ю.Н. Пальцевой индекс как индикатор пренатальной андрогенизации и его связь с морфологическими и поведенческими характеристиками у человека // Этнографическое обозрение. 2015. № 2. С. 99-116
Бутовская М.Л., Веселовская Е.В., Година Е.З., Третьяк А.В., Силаева А.В. Морфо-функциональные и личностные характеристики мужчин спортсменов как модель адаптивных комплексов в палеореконструкциях // Вестник московского университета. Сер. 23. Антропология. 2011. № 2. С. 4-17
Бутовская М.Л., Веселовская Е.В., Прудникова А.С. Модели био-социальной адаптации человека и их реализация в условиях индустриального общества // Археология, этнография и антропология Евразии. 2010. № 38. С. 143-154
Бутовская М.Л., Веселовская Е.В., Ростовцева В.В., Сельверова Н.Б., Ермакова И.В. Механизмы репродуктивного поведения человека: ольфакторные маркеры мужской привлекательности // Журнал общей биологии. 2012б. Т. 73, № 4. С. 299-314
Бутовская М.Л., Веселовская Е.В., Левина К.В., Ростовцева В.В. Механизмы репродуктивного поведения человека: визуальные маркеры мужской привлекательности, их связь с ольфакторными маркерами, сексуальным опытом и фазой месячного цикла у женщин-экспертов // Журнал общей биологии. 2016. № 77 (1). С. 63-77
Бутовская М.Л., Драмбян М.Ю., Буркова В.Н., Дронова Д.А. Почему хадза Танзании продолжают в наши дни заниматься охотой и собирательством? // Полевые исследования Института этнологии и антропологии РАН - 2006. М.: ИЭА РАН, 2009. С. 38-62
Бутовская М.Л., Дронова Д.А., Миханджо Э. Современные тенденции в выборе брачных партнеров у студентов-африканцев и отношение к традиционным установкам на продолжение рода и многодетность // Межрасовые и межэтнические отношения в современной Танзании (труды российской комплексной экспедиции в Объединенной Республике Танзании 2005 г.). М.: ЛЕНАНД, 2008. С. 168-195
Бутовская М.Л., Дьяконов И.Ю., Ванчатова М.А. Бредущие среди нас: нищие в России и странах Европы, история и современность. М.: Научный Мир, 2007
Бутовская М.Л., Карелин Д.В., Буркова В.Н. Традиционные скотоводы Восточной Африки сегодня: репродуктивный успех, плодовитость, детская смертность и благосостояние датога Северной Танзании // Вестник Московского университета. Антропология. 2012в. Вып. 4. С. 70-83
Бутовская М.Л., Козинцев А.Г. Агрессия и примирение у школьников младшего возраста (этологические анализ механизмов контроля социальной напряженности в человеческих коллективах) // Этнографическое обозрение. 1998. № 4. С. 122-139
Бутовская М.Л., Козинцев А.Г. Этологическое исследование смеха и улыбки у младших школьников: роль пола и социального статуса в невербальной коммуникации // Смех: истоки и функции / ред. А.Г. Козинцева. СПб.: Наука, 2002. С. 43-61
Бутовская М.Л., Левашова В.В. Скорость движения и язык тела пешеходов в условиях современного города: этологический анализ // Археология, этнография и антропология Евразии. 2004. № 3. С. 147-156
Бутовская М.Л., Луценко Е.Л., Ткачук К.Е. Буллинг как социокультурный феномен и его связь с чертами личности у младших школьников // Этнографическое обозрение. 2012а. № 5. С. 139-150
Бутовская М.Л., Мабулла А. Дети хадза: специфика поведения и успешность адаптации в многоэтничных коллективах сверстников // Этнографическое обозрение. 2007. № 2. С. 20-38
Бутовская М.Л., Мезенцева А.А. Обобщенные портреты мужчин масаев: внешняя привлекательность и физическая сила по оценкам экспертов той же популяции // Лицо человека в пространстве общения / ред. К.И. Ананьев, В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов. М.: Когито-Центр, 2018. С. 129-137
Бутовская М.Л., Мейшвили Н.В., Чалян В.Г. Переадресованная агрессия и утешение у павианов гамадрилов // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2013. Т. 99, № 6. С. 697-705
Бутовская М.Л., Мкртчан Р.А. Пальцевой индекс и черты личности у армянских студентов: половые различия // Вестник Московского университета. Сер. 23. Антропология. 2016. № 1. С. 76-85
Бутовская М.Л., Плюснин Ю.М. Принципы организации пространственного поведения у человека и высших приматов (сравнительный анализ) // Современная антропология и генетика и проблема рас у человека / ред. И.М. Золотарева. М.: ИЭА РАН, 1995. С. 91-144
Бутовская М.Л., Постникова Е.А., Веселовская Е.В., Маурер А.М., Савинецкий А.Б., Сыроежкин Г.В. Пальцевой индекс, маскулинность лица и флуктуирующая асимметрия как маркеры полового отбора в традиционных африканских популяциях хадза и датога // Вестник Московского университета. Сер. 23. Антропология. 2014. № 2. С. 18-28
Бутовская М.Л., Смирнов О.В. Выбор постоянного полового партнера в среде современного московского студенчества: эволюционный анализ // Этнографическое обозрение. 2003. № 1. С. 141-163
Бутовская М.Л., ФайнбергЛ.А. У истоков человеческого общества. М.: Наука, 1993
Бутовская М.Л., Чалян В.Г., Мейшвили Н.В. Примирение у павианов гамадрилов (Papio hamadryas): проверка гипотезы качества отношений // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2011. Вып. 97, № 8. С. 870-877
Васильев В.А., Мартиросян ИА., Шибалев Д.В., Куликов А.М., Лазебный О.Е., Буркова В.Н., Рысков А.П., Бутовская М.Л. Молекулярно-генетический полиморфизм промоторных участков генов четвертого дофаминового рецептора (DRD4P) и серотонинового транспортера (5-HTTLPR) в африканских популяциях хадза и датога // Генетика. 2011. Т. 47, № 2. С. 1-5
Васильев В.А., Суходольская Е.М., Кулиджанов П.В., Куликов А.М., Лазебный О.Е., Дронова Д.А., Бутовская М.Л., Шибалев Д.В., Рысков А.П. Полиморфизм локусов 5_HTTLPR и Stin2 гена серотонинового транспортера у мужчин африканских этно-популяций хадза и датога // Генетика. 2014. Т. 50, № 9. С. 1-6
Вишневская В.И., Бутовская М.Л. Феномен школьной травли: агрессоры и жертвы в российской школе // Этнографическое обозрение. 2010. № 2. С. 55-68
Гороховская Е.А. Этология: рождение научной дисциплины. СПб.: Алетейя, 2001
Дерягина М.А., Бутовская М.Л. Систематика и поведение приматов. М.: Энциклопедия российских деревень, 2004
Дронова Д.А., Бутовская М.Л. Гендерные различия в оценке физических характеристик при выборе брачного партнера в индийском обществе // Человек: его биологическая и социальная история : труды Междунар. конф., посвященной 80-летию академика РАН В.П. Алексеева (Четвертые Алексеевские чтения) / ред. Н.А. Дубова. Одинцово: Одинцовский гуманитарный институт, 2010. Т. 2. С. 200-208
Зорина З.А. У истоков сравнительной психологии и этологии человека: труды Н.Н. Ладыгиной-Котс // Вестник НГУ. Сер. Психология. 2008. Т. 2, вып. 2. С. 10-27
Зорина З.А., Смирнова А.А. О чем рассказали говорящие обезьяны. М.: Языки славянских культур, 2006
Кон И.С. Что такое буллинг и как с ним бороться? // Семья и школа. 2006. № 11. С. 1518
Морозов И.А., Бутовская М.Л., Махов А.Е. Обнажение языка: кросскультурное исследование семантики древнего жеста. М., 2008
Ростовцева В.В., Бутовская М.Л. Этнический парохиализм в кооперативном поведении: экспериментальное исследование среди русских и бурят // Сибирские исторические исследования. 2018а. № 4. С. 66-84
Ростовцева В.В., Бутовская М.Л. Социальное доминирование, агрессия и пальцевой индекс (2D:4D) в кооперативном поведении молодых мужчин // Вопросы психологии. 2018б. № 4. С. 65-80
Русакова Г.С., Бутовская М.Л. Буллинг и буллеры в современной российской школе // Этнографическое обозрение. 2016. № 2. С. 99-115
Удина И.Г., Веселовская Е.В., Лысенко В.В., Мартианов Е.В., Васильев Ю.А., Клец Е.А., Бутовская П.Р., Прудникова А.С., Васильев Ю.Ю., Бутовская М.Л. Методология антропогенетического изучения спортсменов в различных видах спорта // Наука Кубани. 2012. № 3. С. 4-9
Феденок Ю.Н. Трансформация структуры пространства дома в локальных этнических группах // Традиционная культура. 2009. № 2 (34). С. 42-48
Феденок Ю.Н. Пространственное поведение детей и подростков в полиэтничных коллективных коллективах : дис. ... канд. ист. наук. М.: ИЭА РАН, 2011
Феденок Ю.Н. Коммуникативное поведение русских школьников // Этнографическое обозрение. 2012. № 5. С. 119-138
Феденок Ю.Н., Бутовская М.Л. Образ идеального дома у современных городских подростков // Развитие личности. М., 2012. № 3. С. 169-174
Феденок Ю.Н., Буркова В.Н. Структурирование жилого пространства дома в иноэтничной среде // Вестник Томского государственного университета. История. 2016. № 2 (40). C. 119-126
Феденок Ю.Н., Буркова В.Н. Гендерные и этнические различия в структурировании жилого пространства у московских мигрантов // Социально-психологическая адаптация мигрантов в современном мире : материалы IV Междунар. науч.-практ. конф. / ред. В.В. Константинов. М.: Перо, 2018. С. 386-393
Феденок Ю.Н., Буркова В.Н. Традиционная и современная организация жилого пространства дома: россия и танзания // Журнал фронтирных исследований. 2019. № 2. С. 127-151
Феденок Ю.Н., Буркова В.Н., Дронова Д.А., Апалькова Ю.И., Веселовская Е.В. Марина Львовна Бутовская: человек одной идеи - идеи науки! // Вестник антропологии. 2019. № 2 (46). С. 113-118
Филатова В.О., Бутовская М.Л., Калиниченко О.В. Буллинг в российской школе: что говорят ученики и что знают учителя // Вопросы психологии. 2018. № 2. С. 27-41
Человек в прошлом и настоящем: поведение и морфология / ред. М.Л. Бутовская. М.: ИЭА РАН, 2008
Этология человека и смежные дисциплины: современные методы исследования / отв. ред. М.Л. Бутовская. М.: Одна восьмая, 2004
Этология человека на пороге 21 века: новые данные и старые проблемы / отв. ред. М.Л. Бутовская. М.: Старый сад, 1999
Balasubramaniam K., Dittmar K., Berman C.M., Butovskaya M, Cooper M.A., Majolo B., Ogawa H., Shino G., Thierry B., Waal de F. Hierarchical steepness and phylogenetic models: phylogenetic signals in Macaca // Animal Behavior. 2012. № 83 (5). P. 1207-1218
Burkova V., ButovskayaM., Dronova D. Anxiety, aggression and empathy in students of Russia (Russian and Tatars): crosscultural study // Abstract book of 14th European Human Behaviour and Evolution Association Conference, 23-26 April 2019, Toulouse, France. 2019. P. 183
Butovskaya M.L. Reconciliation, dominance and cortisol levels in children and adolescents (7-15 year-old boys) // Behaviour. 2008. Vol. 145. P. 1557-1576
Butovskaya M.L. Aggression and conflict resolution among the nomadic Hadza of Tanzania as compared with their pastoralist neighbors // War, Peace, and Human Nature / D. Fry (ed.). Oxford: Oxford Univ. Press. 2013. P. 278-296
Butovskaya M., Burkova V., Apalkova J., Dronova D. Sharing and fairness in rural adolescents: WEIRD - non-WEIRD societies compared // Abstract book of 14th European Human Behaviour and Evolution Association Conference, 23-26 April 2019, Toulouse, France. 2019a. P. 117
Butovskaya M.L., Burkova V.A., Karelin D.V. Does the friendship matter? Sharing, fairness and parochial altruism in African children and adolescents // Social Evolution and History. 2019b (in press)
Butovskaya M., Burkova V., Mabulla A. Sex Differences in 2D:4D Ratio, Aggression and Conflict Resolution in African children and adolescents: a Cross-Cultural Study // Journal of Aggression, Conflict and Peace Research. 2010. Vol. 1 (1). P. 17-31
Butovskaya M.L., Dronova D.A., Mihandzho E. Modern Tendencies of a Permanent Partner's Choice among the African Students and their Attitudes to Procreation and Multi-child Families // Hierarchy and Power in the History of Civilizations: Cultural Dimensions / еd. by L. Grinin, A. Korotayev. M., 2009. P. 55-84
Butovskaya M.L., Guchinova E.B. Men and women in contemporary Kalmykia: Traditional gender stereotypes and reality // Inner Asia. 2001. № 3 (1). P. 61-69
Butovskaya M.L., Vasilyev V.A., Suchodolskaya E.M., Lazebny O.E., Shibalev D. V., Kulikov A., Karelin D.V., Burkova V.N., Mabulla A., Ryskov A.P. Aggression and polymorphisms in AR, DAT1, DRD4, and COMT genes in Datoga pastoralists of Tanzania // Scientific Report. 2013a. Vol. 3. P. 31-48
Butovskaya M., Fedenok J., Burkova V., Manning J. Sex differences in 2D:4D and aggression in children and adolescents from five regions of Russia // American journal of physical anthropology. 2013b. Vol. 152 (1). P. 130-139
Butovskaya M.L., Lazebny O.E., Vasilyev V.A., Dronova D.A., Karelin D.V., Mabulla A.Z., ... Ryskov A.P. Androgen Receptor Gene Polymorphism, Aggression, and Reproduction in Tanzanian Foragers and Pastoralists // PLoS ONE. 2015а. № 10 (8). e0136208
ButovskayaM.L., Meishvili N.V., Chalya V.G. Redirection of Aggression and Consolation in Hamadryas Baboons // Neuroscience and Behavioral Physiology. 2015b. № 45 (4). P. 417-422
Butovskaya M., Burkova V., Karelin D., Fink B. Digit ratio (2D:4D), aggression, and dominance in the Hadza and the Datoga of Tanzania // American Journal of Human Biology. 2015c. Vol. 27 (5). P. 620-627
Butovskaya M.L., Kozintsev A.G. Aggression, Friendship, and Reconciliation in Russian Primary School Children // Aggressive Behavior. 1999. Vol. 25. P. 125-139
Butovskaya M.L., Salter F., Diakonov I., Smirnov A. Urban Begging and Ethnic Nepotism in Russia: Pilot Study // Human Nature. 2000a. Vol. 11. P. 157-182
Butovskaya M.L., Vasilyev V.A., Lazebny O.E., Burkova V.N., Kulikov A.M., Mabulla A., Shibalev D.V., Ryskov A.P. Aggression, Digit Ratio, and Variation in the Androgen Receptor, Serotonin Transporter, and Dopamine D4 Receptor Genes in African Foragers: The Hadza // Behavior Genetics. 2012. Vol. 42. P. 647-662
Butovskaya M., Verbeek P., Ljungberg T., Lunardini A., Aureli F. A multicultural view of peacemaking among young children // Natural conflict resolution / ed. F. de Waal. Berkeley, CA: University of California Press. 2000b. P. 243-258
Butovskaya P.R., Lazebny O.E., Sukhodolskaya E.M., Vasiliev V.A., Dronova D.A., Fedenok J.N. Polymorphisms of two loci at the oxytocin receptor gene in populations of Africa, Asia and South Europe // BMC genetics. 2016. № 17 (1). DOI: 10.1186/s12863-015-0323-8
Butovskaya M.L., Butovskaya P.R., Vasilyev V.A., Sukhodolskaya J.M., Fekhredtinova D.I., Karelin D.V., ... & Lazebny O.E. Serotonergic gene polymorphisms (5-HTTLPR, 5 HTR1A, 5 HTR2A), and population differences in aggression: traditional (Hadza and Datoga) and industrial (Russians) populations compared // Journal of physiological anthropology. 2018. № 37 (1). P. 10
Butovskaya M., Sorokowska A., Karwowski M., Sabiniewicz A., Fedenok J., Dronova D., Negasheva M., Selivanova E., Sorokowski P. Waist-to-hip ratio, body-mass index, age and number of children in seven traditional societies // Scientific reports. 2017. № 7 (1)
Fink B., Butovskaya M., Sorokowski P., Sorokowska A., Matts P.J. Visual Perception of British Women's Skin Color Distribution in Two Nonindustrialized Societies, the Maasai and the Tsimane' // Evolutionary Psychology. 2017. № 15 (3). e1474704917718957
Fink B., Butovskaya M.L., Shackelford T.K. Assessment of physical strength from gait: data from the Maasai of Tanzania // Biology Letters, 2019. Vol. 15. DOI: 10.1098/rsbl.2018.0803
Dillon L., Nowak N., Shattuck K., Weisfeld G., Weisfeld C., Imamoglu E., ... & Jiliang S. When the cat's away, the spouse will play: a crosscultural examination of mate guarding in married couples // Journal of Evolutionary Psychology. 2014. № 12 (2-4). P. 97-108
Dillon L.M., Nowak N., Weisfeld G.E., Weisfeld C.C., Shattuck K.S., Imamoglu O.E., ... & Shen J Sources of marital conflict in five cultures // Evolutionary Psychology. 2015. № 13 (1). e147470491501300101
Eibl-ElbesfeldtI. Human ethology. New York, 1989
Groyecka A., Witzel C., Butovskaya M., Sorokowski P. Similarities in Color Preferences Between Women and Men: The Case of Hadza, the Hunter-Gatherers From Tanzania // Perception. 2019. № 48 (5). P. 428-436
Puga-Gonzalez I., Butovskaya M., Thierry B., Hemelrijk C.K. Empathy versus Parsimony in Understanding Post-Conflict Affiliation in Monkeys: Model and Empirical Data // PLoS ONE. 2014. Vol. 9, is. 3. P. 1-7
Ribeiro E., Neave N., Morais R.N., Kilduff L., Taylor S.R., Butovskaya M., Fink B., Manning J.T. Digit ratio (2D: 4D), testosterone, cortisol, aggression, personality and hand-grip strength: Evidence for prenatal effects on strength // Early human development. 2016. № 100. P. 21-25
Rostovtseva V., Mezentseva A., Dashieva N., Weissing F., Butovskaya M. Nonverbal markers of cooperative behaviour in Buryats of Southern Siberia // XXIV Biennial Conference on Human Ethology. 2018. P. 58
Sorokowski P., Butovskaya M. Height preferences may not be universal: Evidence from the Datoga people of Tanzania// Body Image. 2012. Vol. 9, № 4. P. 510-516
Sorokowska A., Sorokowski P., Hilpert P., ... Butovskaya M.L. Preferred Interpersonal Distances: A Global Comparison // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2017. Vol. 48 (4). P. 577-592
Sorokowski P., Sorokowska A., Butovskaya M., Stulp G., Huanca T., Fink B. Body height preferences and actual dimorphism in stature between partners in two non-Western societies (Hadza and Tsimane') // Evolutionary psychology. 2015. № 13 (2). Р. 455-469
Sorokowski P., Sorokowska A., Butovskaya M., Pawlowski B. Love influences reproductive success in humans // Frontiers in Psychology. 2017. № 8. P. 1922
Sorokowska A., Groyecka A., Karwowski M., ... Blumen S. Global study of social odor awareness // Chemical senses. 2018. № 43 (7). P. 503-513
Sukhodolskaya E.M., Vasil'ev V.A., Shibalev D.V., ... Butovskaya M.L. & Ryskov A. 3'-UTR polymorphism of dopamine transporter gene in Hadza and Datoga males // Molecular Biology. 2014. Vol. 48 (2). P. 254-257
Sukhodolskaya E.M., Fehretdinova D.I., Shibalev D.V., Butovskaya M.L. Polymorphisms of dopamine receptor genes DRD2 and DRD4 in African populations of Hadza and Datoga differing in the level of culturally permitted aggression // Annals of human genetics. 2018. https://doi.org/10.1111/ahg. 12263
Vasilyev V., Sukhodolskaya E., Kulidzhanov P., Kulikov A., Lazebny O., Dronova D., Butovskaya M., Shibalev D., Ryskov A. Polymorphism of 5_HTTLPR and Stin2 Loci of the Serotonin Transporter Gene in Males of African Ethnic Populations Hadza and Datoga // Russian Journal of Genetics. 2014. Vol. 50, № 9. P. 969-974
Weisfeld C., Dillon L., Nowak N., Mims K., Weisfeld G., Imamog lu O., Butovskaya M., Shen J. Sex Differences and Similarities in Married Couples: Patterns Across and Within Cultures // Archives of Sexual Behavior. 2011a. Vol. 40 (6). P. 1165-1172
Znazen H., Chtara M., Butovskaya M., Siala H., Messaoud T., Souissi N. Association between angiotensin-converting enzyme gene polymorphism and competitive anxiety in Tunisian athlete // Sport Sciences for Health. 2016. Vol. 12 (2). P. 233-238
 Этология человека в России: научная школа М.Л. Бутовской | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/1

Этология человека в России: научная школа М.Л. Бутовской | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/1