Виртуальная этничность - новация на фоне традиции? | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/2

Виртуальная этничность - новация на фоне традиции?

Статья является введением к специальной теме номера «Виртуальная этичность и киберэтнография». Представленные опыты (case studies) являются попытками рассмотрения и осмысления сценариев (или историй) активации виртуальной этничности с их героями, режиссерами, проектами, ходом событий, ритмами и амплитудами подъемов и спадов, скоростью распространения, соотношением с обычными проявлениями этничности. Ниже представлены веб-этнографические эксперименты на основе полевых и киберполевых работ среди кряшен, немцев, мусульман и арктических кочевников.

Is virtual ethnicity a novel phenomenon in the context of tradition?.pdf Сегодняшние проявление и самопрезентация традиционных культур все больше находят место в Интернете через форумы, социальные сети и этнически ориентированные сайты. Возрастающая роль виртуальной жизни в глобальном измерении стремительно актуализирует эту сферу коммуникации и культуры, давая при этом возможность более открыто, чем в обычной реальности, высказывать мнения (иногда анонимные) по различным дискуссионным аспектам, в том числе по вопросам этничности. Сегодняшние виртуальные споры насчет своего «я» становятся порой более информативными и насыщенными, чем в реальной жизни. Кибержизнь народа не только является дополнением к реальности, но и расширяет круг взаимодействий, открывает новые возможности для самовыражения. В недавнем прошлом идеологические концепции государств были направлены на «преодоление» этничности (теории «плавильного котла» в США, советского народа в СССР). Однако вместо исчезновения этничность приобрела новые формы развития, в том числе в интернет-среде. Киберэтничность постепенно стала независимым феноменом, со своими действующими лицами и событиями, включая миграции, войны и революции. С одной стороны, виртуальная этничность представляется новацией, которая существенно влияет и меняет идентичность народов. С другой стороны, использование современных технологий в репрезентации этничности кажется логичным продолжением конструктивистской концепции «воображаемых сообществ», и в этом отношении кибер-жизнь выступает в качестве традиции. Изучение феномена виртуальной этничности предполагает сочетание традиционных и новых методов. В данном контексте этничность рассматривается преимущественно с точки зрения конструктивистского подхода, который хорош не умалением значения этничности (напротив, он актуализирует ее до уровня персональной мотивации и жизненно важной практики), а вниманием к конкретным опытам виртуального позиционирования и технологиям этностроительства. Для объяснения специфики виртуальной этничности используется и традиционалистский подход, поскольку сегодняшняя идентичность сообществ продолжает строиться на традиционной культуре (фольклор, одежда, быт), народной памяти и основаниях родства. Веб-этнография не замыкается на работе с компьютером и гадже-том, а включает физическое наблюдение за тем, как виртуальная жизнь встраивается в повседневную реальность. По мере возможности следует изучать реальную (оффлайн) и виртуальную (онлайн) этничность в их связях и разрывах - на опыте конкретных персон и сообществ. Полевые исследования предусматривают сочетание традиционных этнографических методов (включенное наблюдение и интервьюирование) и находящихся в стадии пилотной апробации приемов киберэтнографии (интернет-коммуникации, тесты, анкетирование, контент-анализ сетевого дискурса) для сопоставительного исследования реальных и виртуальных проявлений этничности. Если физическое поле проводится через краткосрочные или долгосрочные наблюдения, то виртуальное исследование требует постоянного погружения. Особенно важна скорость сбора, поскольку интернет-данные в любой момент могут оказаться недоступными (удалены или закрыты от посторонних). Представленные в нашей рубрике опыты (case studies) являются попытками рассмотрения и осмысления сценариев (или историй) активации виртуальной этничности с их героями, режиссерами, проектами, ходом событий, ритмами и амплитудами подъемов и спадов, скоростью распространения, соотношением с обычными проявлениями этнично-сти. Помимо этничности, нас интересуют и другие грани идентичности; более того, сегодняшняя этничность немыслима вне иных форматов социальности, и изучение новых вариаций ее расположения в многообразии идентичностей видится одной из увлекательных исследовательских задач. Ниже представлены веб-этнографические эксперименты на основе полевых и киберполевых работ среди кряшен, немцев, мусульман и арктических кочевников. Статья С.Ю. Белоруссовой «#Силакряшен: виртуальная жизнь непризнанного народа» содержит обзор усилий кряшен в течение последних 10 лет, направленных на утверждение своего места среди других народов через социальные сети; сегодня, по мере достижения определенных успехов, интерес к этим ресурсам несколько угас. Кря-шенский опыт наводит на размышление о том, что интернет-активность зависит от состояния этнической идентичности: ощущение дискомфорта мотивирует на активизацию в интернет-позиционировании, тогда как этническое благополучие, напротив, ведет к ее снижению. Кроме того, как показывают деятельность и самоанализ кряшенского активиста Ярослава Ромина, всего через несколько месяцев после «узнавания» о своей этнической принадлежности с помощью сетевых технологий можно стать яркой персоной в своем сообществе как в виртуальности, так и в реальности. Вероятно, этнолидеры в кибер-пространстве - это новые мастера коммуникации, но уже не титаны духа (которым как будто не место в Сети), а виртуозы быстрого эффекта. На наших глазах происходят «демократизация и виртуализация» лидерства, когда вместо одного яркого и стойкого вождя проявляется целый ряд фигур и инициатив, поддерживающих тренд активации этничности. Т.С. Киссер в статье «Виртуальная идентичность российских немцев» показывает, как дисперсно расселенные немцы реализуют целый спектр виртуальных этнопроектов, начиная с колоссальной базы данных по истории народа до масштабного даже по меркам виртуальности музея. Не сумев вернуть себе историческую родину в Поволжье, российские немцы думают сегодня о создании собственной «виртуальной республики». Стремления российских немцев показывают, что Интернет замещает одно из оснований этничности - единство территории. Вместе с тем виртуальный мир постепенно становится хранилищем этнокультурного наследия и форумом межэтнического диалога для всех народов. Стимул представления и достойного позиционирования собственной культуры (языка, традиций, истории) в веб-среде вызывает своего рода этноренессанс (с элементами этноконкуренции) и способствует глобальному распространению моды на «этно». З.Р. Хабибуллина своей статьей «Селфи в Мекке: харам или досточтимый хадж?» ставит непростой и острый вопрос об инновативности традиционных религий и совместимости с ними технологических новшеств. Мусульмане активно подключились к формированию своего образа через Интернет: создают приложения, игры, собственные социальные сети. Среди приверженцев ислама распространены и религиозные онлайн-практики: в Интернете можно совершить подаяния и даже «принести в жертву виртуального барана». Однако многие священнослужители опасаются утраты значимости ритуалов из-за экспансии интернет-пространства. В подобном ракурсе рассматривается дискурс о селфи - модном течении, распространенном в том числе среди паломников, совершающих хадж. Не исключено, что дискуссия о фотографировании на фоне сакральных мест в скором времени может привести к редакции правил и ограничений. А.В. Головнёв в эссе «Кружение в кочевом и виртуальном пространстве-времени» рассказывает о необычном эффекте, который произвели кадры вращения оленей на FB-сообщество. Оказалось, что «кружение» обладает завораживающим эффектом не только в реальности, но и в виртуальности. 30-секундный ролик вращения оленей на Кольском полуострове в течение нескольких месяцев набрал 1,3 млн просмотров и стал объектом острых дискуссий. Что связывает столь разные явления, как маневры арктических кочевников и их оленей, с одной стороны, и интернет-сообщество - с другой? Является ли поток высказываний в ленте новым видом этнографического / антропологического источника, а быть может, и новым средством самовыражения «публичной антропологии»? Надеемся, что данная рубрика поможет продвижению нового направления в нашей «старой» науке. Убеждены, что веб-этнография / антропология, какой бы зубовный скрежет ни вызывала она у поклонников классических методов, обречена на стремительное развитие. Помимо сверхъестественной информативности и скорости распространения информации, она открывает новые горизонты в самореализации человека, в том числе в формировании и настройке сложной системы идентичностей в динамике их веб-проекций. Каким образом киберпро-странство отражает реальную картину этничности и как порождает новую киберэтничность, обладающую не вполне обозримым потенциалом? В какой мере этот феномен архаичен, а в какой технологичен? Одним словом, Интернет открывает безбрежные возможности: от громадной базы научных данных до динамичной интерактивности, создающей новые мотивы, задачи, контексты, объектно-субъектные коммуникационные поля с их виртуальными «туземцами» - блогерами, хакерами, сетевыми агентами и прочими киберперсонажами.

Ключевые слова

виртуальная этничность, киберэтнография, кряшены, российские немцы, мусульмане, арктические кочевники, virtual ethnicity, cyber-ethnography, Kryashens, Russian Germans, Muslims, Arctic nomads

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Белоруссова Светлана ЮрьевнаМузей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН; Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикикандидат исторических наук, научный сотрудник; доцентsvetlana-90@yandex.ru
Головнёв Андрей ВладимировичМузей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН; Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикичлен-корреспондент РАН, доктор исторических наук, директор; профессорAndrei_golovnev@bk.ru
Всего: 2

Ссылки

 Виртуальная этничность - новация на фоне традиции? | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/2

Виртуальная этничность - новация на фоне традиции? | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/2