Силакряшен: виртуальная жизнь непризнанного народа | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/3

Силакряшен: виртуальная жизнь непризнанного народа

Статья посвящена исследованию киберэтничности кряшен на основе полевых и киберполевых источников. В работе рассматриваются границы реальности и виртуальности, актуальные темы и обсуждения, специфика реализации этнопроектов, особенности использования в Интернете родного языка. Всеобщая популяризация социальных сетей в России 2008-2010-х гг. произошла параллельно с появлением кряшенских реальных проектов и проявлением самих кряшен. Изложенные в статье примеры демонстрируют, что интернет-активность кряшенского сообщества зависит от внутреннего состояния: по мере ощущения «этнического» благополучия деятельность пользователей снижается, и напротив, ощущение дискомфорта мотивирует на активизацию в интернет-позиционировании. Согласно анкетированию, кряшены высоко оценивают роль Интернета для развития этнической идентичности, однако призывают равномерно развивать проекты реальности и виртуальности. Киберпространство позволило кряшенам обозначить свое сообщество, показав его границы и место среди других групп. Если поначалу некоторые этнические сообщества относились к ним настороженно (провокативные комментарии, сообщения), то сейчас прослеживается тенденция роста интереса к этнической культуре кряшен. Не исключено, что диалог (пусть виртуальный) помог сохранить добрососедские отношения с другими группами. После поджогов церквей в 2013 г. виртуальность оказалось площадкой конкуренции среди самих кряшен. Несмотря на то, что тема пожаров уже давно перестала быть актуальной, ее последствия оказались чувствительными для взаимоотношений внутри этнического сообщества. Несколько лет назад кряшены придумали новый популярный хештег - «#силакряшен», который, по их словам, означает «обязанность сохранять единство». Автор высказывает предположение о появлении данного хештега на фоне разногласий внутри сообщества и отражении им его внутренних переживаний. Хештег служит своего рода девизом кряшен, соединяя в себе призыв к стойкости и согласию, память о прошлом и мечту о будущем.

Silakryashen: the virtual life of an unrecognised people.pdf На протяжении последних 30 лет антропологи рассуждают об эт-ничности в сетях, оценивают влияние Интернета на народы и диаспоры, размышляют о методах киберполевой этнографии. В начале пути казалось, что Сеть способна размыть этническую идентичность (Nora 1989), создать бесклассовое, бесполое и внеэтничное пространство (Wilson 2002). Впоследствии наметился обратный тренд на усиление этничности через Интернет: Т.Х. Эриксен предположил, что «нации расцветают в Интернете» (Eriksen 2007), а по мнению Т. Фостера, Сеть предложила множество путей для развития малочисленных групп (Foster 2005). И сегодня исследовательский мир полон дискуссий относительно «интернет-этничности»: изучаются границы реальности и виртуальности (Macfadyen 2006), рассматриваются особенности виртуального общения среди малых групп (Mcdonald, Nicolescu, Sinanan 2017), исследуются новые жизненные смыслы этнических сообществ, которые появились благодаря сетевому взаимодействию (Lindridge, Henderson, Ekpo 2015). Методология проведения киберполевого исследования - одно из самых обсуждаемых направлений в виртуальной этнографии. Х. Кноблаух отмечал, что изобилие веб-материала чревато рассеянностью антропологического исследования. Он призывал к сосредоточению на определенном аспекте культуры посредством «сфокусированной этнографии» (Knoblauch 2001). К. Хайн, первоначально применявшая для изучения киберсообществ традиционные этнографические методы наблюдения (Hine 2000), позднее предложила алгоритм Е3 - Embedded, Embodied, Everyday (встроенное, воплощенное, повседневное) - для изучения «укорененных в практиках, повседневных нерефлексивных явлений» (Hine 2015). Сегодня она уделяет особое внимание вопросам трансформации этнического сознания посредством интернет-технологий и инструментам влияния человеческого мышления на содержание виртуальных программ (Hine 2017: 23). Некоторые исследователи предлагают посмотреть на киберполевое исследование с «чистого листа», без использования обыденных физических практик, поскольку многие из них неприменимы в условиях цифрового поля (Markman 2013). Изучение виртуальной этничности кряшен я проводила, сочетая физическое и виртуальное наблюдение. В течение последнего года я следила за их активностью в интернет-среде и трижды (в сентябре, ноябре 2018 г. и марте 2019 г.) участвовала в полевых исследованиях в Татарстане, пытаясь понять, как виртуальная жизнь встраивается в повседневную реальность. Если физическое поле проводилось через краткосрочные наблюдения, то виртуальное исследование потребовало постоянного погружения. Особенно важна была скорость сбора, поскольку интернет-данные в любой момент могут оказаться недоступными (удалены или закрыты от посторонних). В рамках работы проводился мониторинг интернет-порталов, социальных сетей, видеохостингов, сайтов и форумов, на которых затрагивалась тема кряшен. В социальных сетях ВКонтакте (далее - ВК) и Facebook в большей степени изучались персональные страницы и группы, в Instagram - профили, визуальные материалы и хештеги, сайт Youtube был полезен для изучения видеоблогов и комментариев1. В течение 2018-2019 гг. я состояла в закрытых кряшенских диалогах в ВК (под названием «#силакряшен», 101 участник) и в мессенджере WhatsApp («Общалка кряшен»), 53 участника). Здесь пользователи ежедневно общаются и обсуждают повседневные вопросы, интересуются новостями об этническом сообществе. Как правило, кряшены охотно содействовали исследованию и с готовностью отвечали даже на специфические вопросы (например, когда и почему Вас добавили в «черный список» той или иной группы / страницы). Среди других ин-струментариев киберисследования было проведение анкетирования через Google-формы по теме «Виртуальная этничность кряшен». Оно включило 15 вопросов, посвященных отношению кряшен к Интернету и виртуальности; всего было собрано 135 анкет. В анкетировании участвовали кряшены возрастом от 17 до 71 года, 55,9% ответов дали женщины, 44,1% - мужчины. Кроме того, в работе использовались методы сбора количественных данных социальных сетей (анализ активности участников групп, постов, комментариев) через платформу popsters.ru. Дискуссия об идентичности Разговоры о самоопределении кряшен актуализировались в период подготовки, проведения, обработки материалов и представления результатов Всероссийской переписи населения 2002 г. Тогда, несмотря на многочисленные согласования и дискуссии, у кряшен впервые с 1926 г. появилась возможность в графе «Ваша национальная принадлежность» указать свой этноним. Однако на деле они столкнулись с сопротивлением: очевидцы до сих пор вспоминают, как переписчики отказывали им в записи с указанием, что «такого народа не существует» или «записывали карандашом "кряшен", а затем исправляли ручкой на "татарин"». Некоторые дела приобрели острый характер: руководителю Общественной организации кряшен Людмиле Белоусовой пришлось пережить разбирательство в прокуратуре, чтобы добиться в переписном листе записи «кряшенка». Некоторые связывали сложности во время переписи с позицией руководства Татарстана и возможным нежеланием признания их этнической группы (Соколовский 2004). С того времени «кряшенской проблеме» стали уделять особое внимание ученые, общественные и политические деятели и другие заинтересованные лица. А для самих кряшен дискуссия вокруг переписи стала толчком для собственной активности в отношении развития самопознания и самосознания. Появление кряшен связано с колонизационной политикой Российской империи в XVI-XIX вв., в рамках которой проводилась массовая христианизация местного инородческого (преимущественно тюркского) населения. Работа православных миссионеров в XVIII-XIX вв. происходила с разной степенью интенсивности и обычно сопровождалась соперничеством с мусульманскими проповедниками. Благодаря активной работе исламских деятелей и их языковой близости с «инородцами», мусульманам иногда удавалось обратить в ислам целые семьи и даже деревни. Напротив, невозможность проведения проповедей на родном языке делала христианскую религию непривлекательной для «инородцев». По словам священника Емекеева, «обращение в православие было лишь внешнее и обрядовое», а «сильным препятствием» к сближению с христианской верой считалось «незнакомство священников с их наречием». Он считал, что «новокрещеные не в силах были отречься от традиционных мусульманских обычаев и верований, впитавшихся в их плоть и кровь» (Емеке-ев 1902: 764). Очевидцы отмечали неоднозначное положение крещеных инородцев, которым пришлось оказаться на перепутье двух культур -русской и татарской. По наблюдению писателя Сергея Аксакова, «на всей их наружности лежал отпечаток чего-то печального и сурового, чего-то потерянного, бесприютного и беспорядочного; и платье на них сидело как-то не так, и какая-то робость была видна во всех движениях; они жили очень бедно, тогда как вокруг и татарские, и русские, и мордовские, и чувашские деревни жили зажиточно» (Джераси 2013: 60). Ситуацию в отношении православного самосознания крещеных инородцев изменила деятельность русского востоковеда, члена-корреспондента Академии наук, профессора Казанской духовной академии Н.И. Ильминского. Он ввел богослужение на их родном языке, переводил и издавал богослужебные книги, продвигал идею открытия миссионерских школ для детей инородцев, куда в качестве учителей могли приглашаться носители их культуры (Осовский 1994: 9-15). Язык, на который переводились книги, полностью соответствовал диалектным особенностям «инородцев»: для точной передачи языка кря-шен были введены дополнительные буквы (о, у, a, i), а сам говор впоследствии стал именоваться «церковно-кряшенским». Ильминский вел переписку с кряшенскими священнослужителями и побуждал их к активной миссионерской работе. Священнику Я. Емельянову он писал: «Эй, жегетляр (ребята. - С.Б.), сильнее старайтесь! Пробудились от сна крещеные татары и сами склоняются на ту или другую сторону. Если вы не постараетесь, они могут склониться на сторону врага» (Письма Н.И. Ильминского. 1896: 72). Деятельность Ильминского не только способствовала росту интереса к христианской вере, но и повлияла на самосознание кряшен: они почувствовали отличие от других (татар и русских) и исключительность собственной общности. Ильминский и сегодня считается наиболее значимой исторической личностью среди кряшен (несмотря на то, что он был этническим русским). В память о нем проводятся научные и культурные мероприятия, его образ представлен в каждом кряшенском храме. Более того, последние 10 лет кряшенские священнослужители ведут переговоры о возможности причисления Ильминского к лику святых. После революционных событий 1917 г. кряшены как самостоятельная группа состояли в Совете общества мелких народностей Поволжья (Устав общества мелких народностей 1917), в переписи населения 1926 г. их записали отдельным народом. В следующей переписи 1939 г. кряшен не выделили в особую общность, приписав к татарам. В советское время в информационный оборот была запущена уничижительная версия их происхождения («насильно крещены Иваном Грозным»), а в школах мусульманские дети дразнили крещеных «предателями» (ПМА 2018). Правда, состояние «отвергнутых» помогло кряшенам сохраниться: для русских они оставались чужими по языку, а для татар - по религии. После перестройки кряшены (на фоне удачной попытки южноуральских нагайбаков) пытались поставить вопрос о признании их отдельным народом: направляли письма и прошения, встречались с влиятельными персонами. Самостоятельный этнический статус кряшен не был признан, но в последующих переписях в 2002 и 2010 гг. в графе «национальность» они официально имели возможность записать себя «кря-шеном» или «кряшенкой». Дискуссия вокруг переписи 2002 г. позволила кряшенам добиться некоторой автономии: в 2007 г. была создана Общественная организация кряшен Татарстана (далее - ООК), она была призвана объединить и организовать движение кряшен из разных городов, а также «направить его действие на решение этнических вопросов в содействии с властями» (ПМА 2019). Организацию возглавил уроженец с. Зюри Мамадышского района Иван Егоров. Будучи генеральным директором ОАО «Холдинговая компания Ак Барс», он имел большой предпринимательский вес и влияние в государственных структурах. Руководителем исполкома стала Л.Д. Белоусова, являвшаяся на это время руководителем Республиканского национально-культурного центра кряшен Татарстана. Вслед за ООК кряшены создали государственный ансамбль кряшен «Бермян-чек», активизировали культурно-просветительскую газету «Туганайлар», стали открывать новые и развивать действующие кряшенские православные приходы в деревнях и городах (в том числе в Набережных Челнах и Казани), основали ежегодный детский летний этнолагерь «Айба-гыр», а в 2010 г. при Институте истории им. Ш. Марджани заработал «Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков». С одной стороны, кряшены могли быть довольны запуском сразу нескольких этнопроектов, с другой стороны, некоторые признавали, что наряду с возможностями реализации и самопрезентации был «объявлен своего рода негласный мораторий на обсуждение вопроса о признании за кряшенами статуса отдельного народа» (Кряшены на перепутье 2010). Некоторые посчитали образованные проекты попыткой «отмахнуться» от проблемы или даже «закрепить» второстепенное положение кряшен. К проектам, созданным «сверху», кряшены стремились добавить новые площадки «снизу». Интернет и этничность: начало пути В 2008-2009 гг. социальная сеть ВК набирала известность среди молодой аудитории. Одним из ее первых популярных инструментов было объединение в группы по разным тематикам; представители этнических сообществ также воспользовались возможностью кооперации. В 2008 г. студент Антон Байрашев создал группу под названием КРЯШЕНЫ -КЕРЭШЕННЭР. Людмила Белоусова вспоминает это так: «Я спросила Антона, зачем ты создал эту страницу, он ответил: "Во-первых, я хотел знать, сколько нас. Неизвестна ни наша численность, мы не знаем даже тех, кто себя считает кряшеном. Во-вторых, я хотел найти надежных единомышленников в бизнесе. Я считаю, что человек единокровный и единородный может быть хорошим партнером2"» (ПМА 2018). Группа вызвала большой интерес среди молодого поколения: кряшены активно добавлялись в группу, знакомились и переписывались. По словам Юлии Губиной, первой группой, к которой она присоединилась после регистрации в ВК, стала именно КРЯШЕНЫ - КЕРЭШЕННЭР: «Я когда увидела группу, так удивилась и обрадовалась, даже маму позвала посмотреть» (ПМА 2018). Для руководителя ООК Л. Белоусовой группа ВК оказалась хорошей возможностью привлечения молодежи к кряшенскому движению. Поскольку сама Белоусова в то время не обладала достаточным влиянием на сетевой молодежной площадке, свои идеи она транслировала через дочь Екатерину. Кряшены из группы ВК стали собираться на реальные встречи, и, по воспоминаниям Ирины Муллиной, на каждое собрание «приходило все больше людей и нам не хватало стульев!» (ПМА 2018). Разговоры в группе и на встречах постепенно приобретали все более детализированный характер: кряшены обсуждали перспективы своего сообщества, предлагали проекты по актуализации своей культуры. В декабре 2009 г. молодые люди организовали I Форум Кряшенской молодежи, а затем основали Молодежную общественную организацию Бзрзкзт («Благодать»). В той же группе обсуждались перспективы и ожидания от кряшенских инициатив. Наталия Никандрова в группе «Туганайлар» в 2008 г. писала: «В первую очередь я жду встреч и общения. Мне хочется именно "ощутить" свой народ в едином пространстве, убедиться, что есть она, кряшенская молодежь, которая хочет знать свою историю, гордится своим происхождением и главное, что она готова и хочет сплотиться». Разговоры и знакомства плавно перетекали из виртуальности в реальность, и наоборот. По сути, два пространства оказались слиты: взаимодействие в группе ВК стало естественным продолжением этнического движения кряшен. Постепенно и другие кряшены стали создавать «собственные» ВК-сообщества. Одни были посвящены отдельным аспектам культуры (Этническая культура и фольклор кряшен), другие подчеркивали региональную принадлежность (КРЯШЕНЫ ГОРОДА НИЖНЕКАМСКА, ЗЭЙ КЕРЭШЕННЭРЕ - ЗАИНСКИЕ КРЯШЕНЫ, КРЯШЕНЫ БАШКОРТОСТАНА и др.), третьи акцентировали внимание на теме сплочения (КРЯШЕНЫ САМАЯ КЛАССНАЯ НАЦИЯ, КрЯШЕНЫ! объединяемся!!!, Кряшен калкы). Сегодня ВК насчитывает не менее 50 кряшенских групп, хотя реально функционирует не более десяти. Судя по всему, массовое создание групп было порывом этнического самовыражения, как об этом вспоминает кряшенская активистка: «У меня была мечта (создать группу. - С.Б.), поэтому создала ее спонтанно в первый же день появления моей страницы в интернете» (ПМА 2018). Если социальная сеть ВК была популярна среди кряшен (в основном молодого возраста), то остальные оказались менее востребованными. Старшее поколение проявляло активность в «Одноклассниках», создав несколько небольших по численности групп (Кряшены, Кряшены Бака-линского района, Кряшены Красноярского края). Через страницу газеты «Туганайлар» кряшены пытались создать активную площадку и в Facebook, однако до сих пор не добились желаемых результатов. По словам Белоусовой, «нам "лайки" ставят только несколько ученых. Видимо, эта страница только для них». Впоследствии кряшены создали несколько веб-сайтов: Общественная организация кряшен (http://krshn.addnt.ru), газета «Туганайлар» (http://tuganaylar.ru), Сетевой этнокультурный проект кряшенского народа (http://kryashen.ru, работал с 2009 по 2011 г.), Кряшенская духовная миссия (http://www.missiakryashen.ru). Сайты служили скорее информационными и презентационными ресурсами, чем дискуссионными площадками, поэтому группы ВК еще долгое время оставались наиболее востребованными порталами для виртуального общения и позиционирования кряшен. Поджог церквей В ноябре 2013 г. в Татарстане были сожжены три кряшенские церкви - молитвенный дом в честь великомученика Димитрия Солунского с. Ленино Новошешминского района, храм в честь Рождества Иоанна Предтечи с. Албай Мамадышского района и храм Живоначальной Троицы с. Крещеные Казыли Рыбно-Слободского района. Кроме того, попытка поджога была в строящемся храме в г. Чистополе, однако местная молодежь вовремя заметила огонь и затушила пламя. Поджоги посчитали террористическими актами, а виновными признали приезжих ваххабитов, которые, по словам местных жителей, незадолго до пожаров предлагали жителям кряшенских деревень «вновь перейти в ислам». История с поджогами - запутанная и неоднозначная - потрясла кряшенское сообщество, в особенности тех, кто имел непосредственное отношение к церквям и селениям, где произошли пожары. Уроженец с. Крещеные Кызыли Николай Мамаков воспринял поджог как личную трагедию и трагедию своей родни, тем более что он сам участвовал в проектировании сожженной церкви: С 1999 года начали восстановление храма. Заказали сруб, по старым чертежам делали проект. Церковь почти доделали, оставалось только главки поставить. И тут ее сожгли. Когда узнал - мне было жутко. Я вложил в это душу. К тому же это было время, когда была моя мама жива, и она так ждала эту церковь. (ПМА 2019) ООК не торопилась с ответом в связи со сложным положением дел в самом Татарстане: практически одновременно с поджогами произошла авиакатастрофа самолета авиакомпании «Татарстан» в Казани, в которой погибли 50 человек. Данная авиакомпания напрямую входила в Холдинговую компанию «Ак барс», возглавляемую председателем Правления ООК Иваном Егоровым («Авиаперевозки - это очень сложный бизнес» 2012). По воспоминаниям Л. Белоусовой, когда она обратилась к Егорову по поводу необходимости отреагировать на поджоги, он был «в шоке и отчаянии» по поводу трагедии. Он указал, что поджоги - «вопрос правоохранительных органов», и они решили повременить с этой темой (ПМА 2019). Кроме того, кряшенская организация проявляла осторожность и в связи с личной трагедией президента Республики Татарстан Р. Минниханова - в авиакатастрофе погиб его сын. Участники ООК вспоминали общую суматоху в первые дни после поджогов: их интервью не публиковались, региональные СМИ не спешили писать про церкви на фоне катастрофы, сам ООК «не знал, как реагировать, был в растерянности, потому что неизвестно, во что это могло вылиться» (ПМА 2019). Тем временем кряшенские активисты, священнослужители и сочувствующие, не связанные делами ООК, восприняли поджоги как вызов. По словам священника с. Кряш-Серда Димитрия Сизова, не получив ответа от ООК (в виде интервью или статьи в газете), активная группа решила огласить собственную позицию. От Местной общественной организации кряшен г. Казани (которая на тот момент еще входила в состав ООК, однако впоследствии вышла из нее) активисты выложили в Интернете «Открытое обращение кряшен к Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу», в котором, помимо недовольства ввиду отсутствия реакции на поджоги, заявили: Нас пытаются называть «пособниками Москвы», «предателями татарского народа», хотя к татарам мы не имеем никакого отношения, мы -самостоятельный православный тюркоязычный народ, как чуваши или гагаузы, и всегда были и будем верны России. И к исламу мы отношения не имеем, вся наша история связана только с православием, с нашей Русской православной церковью, в лоне которой мы были и хотим в ней оставаться навечно. Халифаты и эмираты нам не нужны, нам нужна сильная Россия. Тот кряшен, что принял ислам, в наших глазах перестает быть кряшеном. Нас хотят сделать частью татарского народа, но мы -отдельный народ, такими были и такими останемся (Открытое письмо кряшен 2013). Несмотря на то, что епархия не отреагировала на обращение, посыл кряшен активизировал интернет-пространство далеко за пределами Татарстана. Составители письма давали интервью в СМИ и участвовали в заседаниях правозащитников. Деятельность активной группы кряшен вызвала недовольство в среде официального кряшенского движения. Его участники сетовали, что «Открытое письмо» было составлено от лица всех кряшен, из-за чего ООК пришлось «нести ответственность перед руководством Татарстана» (ПМА 2019). Через некоторое время представители движения опубликовали в газете «Туганайлар» статью «Время собирать камни», где осудили обращение к Патриарху: В начале 90-х годов прошлого века, когда этнокультурное кряшен-ское движение в республике только зарождалось, бросать камни в виде эмоциональных лозунгов и призывов было необходимо и даже своевременно. Но реалии современной жизни претерпели изменения, и бросать камни стало бесполезно и даже вредно. Пришло время менять форму работы. От лозунгов все уже давно ушли - настала пора ставить конкретные задачи, выстраивать тактику работы, планомерно развивать свою культуру, возрождать традиции (Время собирать камни 2013). Продолжение дискуссии развернулось в известном сообществе ВК КРЯШЕНЫ - КЕРЭШЕННЭР (ниже представлены выдержки): Николай Мамаков: Удивительно, что ООК по поводу поджогов храмов никоим образом не проявилась, словно не заметила «мелких происшествий». Ирина Муллина: А зачем говорить очевидные вещи? Что Вы хотели услышать от ООК? Что ООК сожалеет о случившемся? - Да, конечно. Что ООК осуждает поджигателей? - Да, осуждает. Что ООК будет принимать меры по этой ситуации? - Уже приняла. Вы думаете президент РТ просто так дал указание церкви заново возводить? Мы - общественная организация, а не религиозная, не политическая. Вместо того, чтобы впустую языком чесать, лучше своим делом заниматься, ведь так? Артем Воробьев: Это сигнал того, что кряшенский народ не довольствуется танцами и плясками. Почему я, мои кряшены-друзья, моя семья должны быть против этих (Обращение к Патриарху. - С.Б.) действий. Я эти действия поддерживаю, и думаю, каждый здравомыслящий кряшен это поддержит. Анатолий Муллин: Интернетта кычкырып ятырга ботенесе оста (в Интернете кричать все мастера. - С.Б.), что мешает всем собраться и все вопросы обсудить?.. У каждого своя правда, но цель-то у нас одна. К этой цели надо идти вместе, если не будем вместе идти, то ничего не получится. Противостояние между сторонами продолжалось: кряшены, желавшие широкой огласки истории с поджогами, активно публиковали на «стене» сообщества (самой просматриваемой части группы) записи различных СМИ об этих событиях. Через короткое время администрация группы заявила, что отныне данные записи будут перемещаться со «стены» в отдельную тему для обсуждения: «В последние недели стену группы заполнили ссылками на самые различные интернет-СМИ, где поднималась проблема кряшен. В связи с этим администрацией группы было решено создать новую тему "СМИ о кряшенах"». Оппозиционно настроенные кряшены рассмотрели перенос темы в «непопулярную» часть группы как попытку ухода от проблемы. «Это сравнимо с преступлением, когда самые насущные вопросы на сегодняшний день, освещаемые разными СМИ, целенаправленно убираются с самого видного места группы», - отозвался пользователь. Данный шаг - перенос дискуссии с лицевой части группы в «непросматриваемые» обсуждения -был проявлением «хозяйской» силы администрации страницы, демонстрацией контроля за кряшенской виртуальностью. В статусе «быть на своем месте» оппозиционная группа отказалась (тема в обсуждениях «СМИ о кряшенах» так и осталась невостребованной) и вскоре создала свою страницу ВК под названием КРЯШЕНЫ. Администраторы собирали собственную аудиторию кряшен, выкладывали уникальные и актуальные, по их мнению, материалы об этнической культуре. Обе группы стали конкурентами за влияние в кряшен-ской виртуальности. Дух соперничества был и в именовании их страниц, каждая из которых дополняла свое название словом «официальный»: группа ООК называлась ==> КРЯШЕНЫ - КЕРЭШЕННЭР КРЯШЕНЫ - КЕРЭШЕННЭР

Ключевые слова

кряшены, виртуальная этничность, киберэтнография, идентичность, социальные сети, ВКонтакте, Instagram, этнопроект, хештег, Kryashens, virtual ethnicity, cyber-ethnography, identity, social networks, VKontakte, Instagram, ethno-project, hashtag

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Белоруссова Светлана ЮрьевнаМузей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН; Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикикандидат исторических наук, научный сотрудникsvetlana-90@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Джераси Р. Окно на Восток: империя, ориентализм, нация и религия в России / авториз. пер. с англ. В. Гончарова. М.: Новое лит. обозрение, 2013
Емекеев С. Ногайбаки // Оренбургские епархиальные ведомости. 1902. № 21 (неоф). С. 764-768
Осовский Е.Г. Роль Н.И. Ильминского в создании учебной литературы для нерусских народов Поволжья (2-я половина XIX - начало ХХ в.) // Проблемы мордовской учебной книги: история и современность. Саранск, 1994. С. 9-15
Письма Н.И. Ильминского к крещеным татарам. Казань: Типолит. Императорского университета, 1896. 210 с
Соколовский С.В. Кряшены во Всероссийской переписи населения 2002 года. М.: Оргсервис-2000, 2004. 247 с
Устав общества мелких народностей Поволжья. Казань: Центральная типография, 1917. Eriksen T.H. Nations in Cyberspace. 2007. URL: http://tamilnation.co/selfdetermination/ nation/erikson.htm (дата обращения: 30.12.2018)
Foster T. The Souls of Cyberfolk: Posthumanism as Vernacular Theory. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2005
Hine C. Ethnography for the Internet: Embedded, Embodied and Every day. London, 2015
Hine C. From Virtual Ethnography to the Embedded, Embodied, Everyday Internet // The Routledge companion to digital ethnography. New York and London: Taylor & Francis, 2017. P. 21-28
Hine C. Virtual Ethnography. London, 2000
Knoblauch H. Fokussierte Ethnographie als Teil einer soziologischen Ethnographie. Zur Klarung einiger Missverstandnisse // Sozialer Sinn. 2001. № 3 (1). S. 129-135
Lindridge A., Henderson G.R., Ekpo A.E. (Virtual) ethnicity, the Internet, and well-being // Marketing Theory. 2015. June. P. 1-7
Markham A.N. Fieldwork in Social Media What Would Malinowski Do? // Qualitative Communication Research. 2013. Vol. 2, № 4, Winter. Р. 434-446
Macfadyen L.P. Virtual ethnicity: The new digitization of place, body, language, and memory // Electronic Magazine of Multicultural Education. 2006. Vol. 8 (1). P. 1-15
Mcdonald T., Nicolescu R., Sinanan J. Small Places Turned Inside-Out: Social Networking in Small // The Routledge companion to digital ethnography. New York and London: Taylor & Francis, 2017. P. 89-101
Nora P. Between memory and history. Les lieux de memoire // Representation. 1989. Spring, № 26. P. 7-25
Wilson S. Theoretical Reflections on the Digital Culture and Art, Information Arts: Intersections of Art, Science and Technology. Boston: MIT Press. 2002
 Силакряшен: виртуальная жизнь непризнанного народа | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/3

Силакряшен: виртуальная жизнь непризнанного народа | Сибирские исторические исследования. 2019. № 2. DOI: 10.17223/2312461X/24/3