Особенности семантики социализированного движения и местоположения | Сибирский филологический журнал. 2013. № 1.

Особенности семантики социализированного движения и местоположения

В статье описываются особенности семантики движения / ме-стоположения с социальными смысловыми компонентами. Раскрываются механизмы, с помощью которых язык решает проблему соединения еди-ниц разных семантических сфер – физической и социальной.

Features of the semantics of socialized movement and location.pdf Пространственные и социальные отношения имеют разную природу и по-этому могут изучаться (и часто изучаются) отдельно друг от друга. Однако неред-ко между физическим и социальным обнаруживается связь, ср., например: Гене-ралы не бегают, так как в мирное время это вызывает смех, а в военное – пани-ку [http://www.inpearls.ru]; Покинуть зал или выйти на Красную площадь можно в знак протеста [Николай Амосов. Голоса времен (1999)] 1 и Не пристало холопу есть, сидя рядом с царицей [Эдвард Радзинский. Лжедмитрий (1999)]*. 1 Примеры из Национального корпуса русского языка (http://www.ruscorpora.ru/). Да-лее языковой материал данного источника будет помечаться звездочкой после закрываю-щей квадратной скобки. Орфография и пунктуация текстов сохранены. Нас будут интересовать семантические особенности языковых единиц, объе-диняющих в себе пространственное и социальное. Ограничимся двумя простран-ственными значениями: движением (сменой координаты) и местоположением (замещением координаты). Средство, стандартно выражающее в русском языке движение и местоположение, – это глагол. При его распространении рядом эле-ментов (обозначающих субъект движения / местоположения, пространственный ориентир, отношение между ними) получаем пропозицию, которая соотносится с высказыванием такого вида: Владимир Путин прибыл в Лондон [www.news.mail.ru]. Соединение в одном языковом выражении (слове или высказывании) про-странственного и социального – нетривиальная задача, поскольку первое и второе относятся к разным семантическим сферам. И есть три механизма такого соеди-нения, реализующихся в русском языке: 1) метонимическое замещение: пространственная семантика используется как знак социального взаимодействия; 2) усложнение лексической семантики слов со значением движения и место-положения: физическое и социальное может быть соединено в сигнификативной части значения лексемы; 3) формирование у слова со значением движения или местоположения соци-альных коннотаций. Рассмотрим подробнее данные «стратегии», с помощью которых язык реша-ет задачу объединения пространственного и социального. I. Метонимическое замещение В повседневной жизни мы можем говорить о движении человека или иного материального объекта, если наблюдаем изменение его координаты относительно ориентира (например, исходного или конечного директива). Процесс такого изме-нения пространственных отношений с фоном, ориентиром интерпретируется как движение. В случае с субъектом движения – человеком у такого ориентира часто появ-ляется еще одна роль. Назовем ее «контрагент контакта / взаимодействия» – либо, в случае с неодушевленным ориентиром, «объект действия». Так, если человек бежит по улице к автомобилю, из которого раздается звук сигнализации, мы по-нимаем, что он хочет выключить ее и осмотреть машину. Если заложник бежит от террористов, это значит, что он пытается предотвратить взаимодействие, ожидае-мое в рамках отношений «заложник – террорист». Многие виды взаимодействий в качестве обязательного условия предполагают пространственную близость взаимодействующих агентов 1 . 1 Мы не учитываем здесь ситуации, когда движение происходит ради самого движе-ния: ср. прогулка, занятия бегом и т.д. В этих ситуациях смена координаты происходит ради самой смены, не ради взаимодействия. В социализированном пространстве движение часто метонимически понима-ется как инициация или разрыв социально значимого контакта / взаимодействия, местоположение – как поддержание контакта / взаимодействия: Роллингу нужно убрать свидетеля… Он не допустит, чтобы вы перешагнули ворота советского посольства… [А.Н. Толстой. Гиперболоид инженера Гарина]. Перемещение сви-детеля к месту нахождения советского посольства означает для преступника Роллинга контакт, который повлечет недопустимые для него последствия. Контакт или взаимодействие, продуцируемые посредством движения / ме-стоположения, могут, в свою очередь, являться знаком определенных социальных отношений. Ср.: Был нарком штучкой столичной, приближенный, взысканный милостями, украшенный всяческими чекистскими добродетелями и орденами, вхожий в Кремль, въезжий в Кунцево, в «Ближнее», в «Дальнее», и то, что очутился он вдруг в Алма-Ате, вызывало разные толки [Ю. Домбровский. Фа-культет ненужных вещей]. Возможность наркома бывать в кругу высокопостав-ленных лиц (соответственно, в местах их работы и т.д.) означает наличие опреде-ленных поддерживаемых отношений с этим кругом. Физическое отдаление ос-мысливается как проявление отдаления социального. Например, это может быть изменение личных отношений, повлекшее за собой социальное следствие – сни-жение статуса наркома в гласной или негласной общественной иерархии. В ре-зультате физическое присутствие наркома в Кремле и других местах, предназна-ченных для определенного круга лиц, становится невозможным. Особо значимые инициации или разрывы взаимодействия могут специально подчеркиваться: ср. выйти с хлопаньем дверью (символ нежелания продолжать коммуникацию; хлопанье дверью подчеркивает намеренность ухода и недоволь-ство), демонстративно выйти / подойти: Сейчас на презентации должен поя-виться лидер оппозиции. Его не любили, и очень многие демонстративно ото-шли от дверей, чтобы не здороваться с приехавшим [http://lib.ru/RUSS_DETEKTIW/ABDULAEW/herod.txt]. В качестве пространственного распространителя может выступать имя со значением события. В таком случае местоположение приравнивается к участию в нем, движение понимается как инициирование участия (если субъект движется к месту разворачивания события) либо неучастия (если движется в направлении от места события): так, высказывание Глава МИД Украины направляется на це-ремонию открытия Миссии ЕС (www.podrobnosti.ua/power/intpol/2005/11/30/ 266256.html) понимается как сообщение о предполагаемом участии в церемонии. Местоположение субъекта в социализированном пространстве понимается как взаимодействие. В таком пространстве на первый план выходит нефизическая специфика – а именно, функциональная предназначенность. Разные сегменты социализирован-ного пространства (ср. магазин, спортзал, здание краевой администрации) харак-теризуются разными социальными функциями и, как следствие, предполагают разные наборы поведенческих сценариев. Так, пришедший в магазин человек, вероятнее всего, станет участником типичного взаимодействия «купля-продажа», пришедший в спортзал – участником «тренировки» и т.д. Контакт субъекта и про-странства характеризует и само пространство, и контактирующего. Ср.: Он видел девушку, которую считали погибшей, в тайном публичном доме [И. Ильф, Е. Петров. Одноэтажная Америка]. Публичный дом предполагает определенный круг сценариев, в которых может участвовать субъект девушка. Указание на на-хождение в нем метонимически обозначает, что девушка в них участвует. В последнем случае можно говорить и о связи `местонахождение – социаль-ный статус`: работающая в публичном доме женщина обычно является проститут-кой. Однако здесь метонимическая связь уже достаточно зыбкая, зависящая от контекста: в частности, в тексте И. Ильфа и Е. Петрова речь идет о жертве похи-щения и не обязательно о профессиональной работнице публичного дома. Механизм выражения содержания `социально значимый контакт / взаимо-действие` или `проявление социально значимого отношения` следующий: называ-ется субъект движения / местоположения, пространственный распространитель, предикат и/или предлог, выражающий пространственные отношения. Лексемы со значением субъекта и пространственного распространителя должны включать социальное значение. Пространственные отношения метонимически осознаются как проявление отношений социальных. II. Объединение на уровне лексемы: сигнификативная часть значения Как мы уже говорили, движение / местоположение в русском языке обычно выражаются глаголом. Среди глаголов с этим значением, включающих также не-которые социальные «смысловые добавки», выделяются две группы, из которых первая – глаголы, обозначающие движение и местоположение, осложненное спе-цифическими социальными процедурами: экстрадировать, депортировать, гос-питализировать, заключить под стражу, гостить, командировать и др. На пер-вый план в такой лексике выступает значение социального взаимодействия. Зна-чения физического движения / местоположения смещаются в сторону пресуппо-зитивных знаний о событии. Так, экстрадиция – выдача иностранному государст-ву лица, нарушившего законы этого государства [Словарь русского языка, 1988, т. 4, с. 753]. Иными словами, это каузация движения и местоположения паци-енса в пространство социума, нормы поведения в котором были пациенсом нарушены. Здесь – физическая составляющая, а – социальная. Специфи-ческое социальное взаимодействие в этом случае – каузация социального контак-та 1 с социумом – директивом конечным, следующая за каузацией разрыва контак- 1 Контакта по модели `преступник – органы охраны порядка`. татата 1 По модели `социум – его законопослушный член`. 2 Выселить (выселять) за пределы родины [Словарь русского языка, 1988, т. 4, с. 751]. Выражающий значения такого рода языковой материал часто терминологи-чен: ср. дезертировать, репатриировать, экспатриировать 2 и др. Социальное содержание является главным компонентом значения таких глаголов. Потреб-ность в четкой дифференциации этого содержания, его актуальность влечет за собой ввод специальной лексики: выражение его не может производиться посред-ством метонимии. Можно сказать, что если предыдущее описанное нами социальное значение – метонимический перенос `пространственное поведение = социальное поведение` имеет характер знака-индекса в терминологии Ч. Пирса, то выражение социально-го содержания посредством терминологической лексики – это создание специаль-ного знака-символа. III. Объединение на уровне лексемы: социальная коннотация Вторую группу глаголов со значением движения / местоположения, вклю-чающих дополнительные социальные смысловые компоненты, образуют преди-катные слова, выражающие значимость ситуации: прибыть, присутствовать (и соприсутствовать), нанести визит, покинуть, пребывать, явиться и др. В словарях они сопровождаются пометами «книжн.», «офиц.»; обозначают обычное физическое движение и местоположение. Так, прибыть обозначает движение с результирующим местоположением (прийти куда-либо), однако этот глагол стилистически маркирован. Повторимся: лексика такого рода используется для обозначения значимых, нетривиальных ситуаций. Говоря языком Т.В. Шмелевой [Шмелева, 1988], сигнал о социальных отношениях «вмонтирован» в наименование процесса. От обычных глаголов со значением физического движения / местоположения такие лексемы отличаются тем, что не содержат: 1) указаний на способ движения / местоположения – вопреки тенденции к его обязательному выражению в русском языке [Гак, 1966]: ср. отплыть, отбежать и отбыть, удалиться; 2) экспрессии: ср. валяться, торчать где-либо и присутствовать, нахо-диться. Выше мы отметили, что в социализированном пространстве на первый план выходит его нефизическая специфика – функциональная предназначенность. Для лексики движения и местоположения это оборачивается тем, что способ их осу-ществления, физическая «детализация» теряют актуальность, которую приобрета-ет информация о произошедшем (ожидаемом, разорванном) социальном взаимо-действии. Так, в приведенном выше примере Он видел девушку, которую считали погибшей, в тайном публичном доме решающее значение имеет сам факт нахож-дения в публичном доме. Информация о том, была ли девушка увидена в данном месте сидящей, стоящей и т.д., второстепенна. Категория способа движения выражается в сочетании совершить поездку, в значительной части контекстов способ, типичный для ехать, дезактуализирует-ся, например: Самолет, на котором совершает рабочую поездку Фурсенко, в настоящее время готовится к вылету из Кемерово в Красноярск [http://www.polit.ru/]. Обратим внимание на отсутствие в таких глаголах экспрессивности. Экс-прессивность коррелирует с категорией способа действия: один из способов вы-ражения экспрессии – интенсификация свойств обозначаемого. В нашем случае свойства обозначаемого, т. е. движения и местоположения, – это разнообразные их физические параметры (например, скорость; ср. интенсификация в нестись, бежать сломя голову). Наш материал свидетельствует о том, что чем ярче, выра-зительней, образней отражается физическое в глаголе, тем более вероятна его экспрессивность и тем меньше он подходит для описания социально значимого события. Ср. прием намеренного снижения образа субъекта с помощью интенси-фикации физического: …Тут же прямо на лестничных ступенях вольготно воз-лежали расслабленные труженики пера, иногда вдруг чутко вздрагивая и срыва-ясь куда-то всем стадом, то ли мигрируя к месту кормежки, то ли испугавшись приближения хищника (Сегодняшняя газета. 06.04.02). Именно минимальное содержание физического придает глаголу движения / местоположения коннотацию социальной значимости: ср. убежать и удалиться, приехать и нанести визит. Приведем пример: высказывание Седьмого мая в Ба-гдад прибыла правительственная российская делегация (Новые времена. 8–14.05.02) при подстановке глагола, ярко и образно выражающего способ действия, становится неприемлемым для описания социально значимого события: *Седьмого мая в Багдад заглянула правительственная российская делегация. Итак, нами описаны три возможные «стратегии» совмещения пространст-венной и социальной семантики в языке. В этом процессе могут задействоваться возможности метонимической связи; социальное содержание может присутство-вать в лексическом значении глагола; оно может выражаться ноль-реализацией значения способа движения и интенсивности, в общем случае конкретизирующих семантику движения / местоположения, что приводит к «книжной», официально-деловой стилистической маркированности и коннотативной нагруженности гла-гола. Данные стратегии «специализированы» на выражении определенных типов социальных значений. С помощью метонимии удобно выражать социальное, на-ходящееся в причинно-следственных отношениях с физическим. Специальная лексема (репатриировать, эмигрировать и др.) позволяет точно выразить специ-фическое социальное содержание. Стилистически маркированная лексика, ос-ложненная социальными коннотациями, передает значимость ситуации движе-ния / местоположения.

Ключевые слова

движение, местоположение, пространство, социальная семантика, Movement, location, space, social semantics

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ковязина Наталья ВалерьевнаСибирский федеральный университетnkovyazina@bk.ru
Всего: 1

Ссылки

Гак В.Г. Беседы о французском слове. М., 1966.
Ким И.Е. Три способа моделирования социальных реалий в современном русском языке // Сибирский филологический журнал. 2011. № 1. С. 192–199.
Шмелева Т.В. Семантический синтаксис: Текст лекций из курса «Современный русский язык». Красноярск, 1988.
Словарь русского языка: В 4-х т. / АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1985–1988.
 Особенности семантики социализированного движения и местоположения | Сибирский филологический журнал. 2013. № 1.

Особенности семантики социализированного движения и местоположения | Сибирский филологический журнал. 2013. № 1.