Типы моделей и их объяснительные возможности (на примере моделирования систем вокализма некоторых тюркских языков Сибири) | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/14

Типы моделей и их объяснительные возможности (на примере моделирования систем вокализма некоторых тюркских языков Сибири)

Статья посвящена моделированию языковых подсистем как особому возникающему при условии высокого уровня развития науки приему научного познания, основанному на подмене какого-либо из компонентов научной деятельности как оригинала его особым заместителем, моделью. В центре внимания авторов замещающие метод исследования логические модели вокализма, способность которых учитывать не только структуру, но и субстанцию и функцию делает эти модели системными. Опираясь на концептуальные положения основателя современной системной лингвистики Г. П. Мельникова о моделировании тюркского вокализма, исследователи разрабатывают геометрические модели вокализмов алтайского, хакасского, якутского и тувинского языков.

Model types and their explanatory possibilities: the case of modeling the vocal systems of some Turkic languages of Sibe.pdf В системной методологии науки под моделью понимается любой материальный или идеальный объект, способный таким образом заменить какой-либо из компонентов исследовательской деятельности (методику, концепт, метод или объект исследования), что замена сведений об оригинале на сведения о модели позволяет увеличить эффективность исследования. Понятие модели относится к числу общих (не только лингвистических) научных понятий и подлежит науковедческому, методологическому анализу, поскольку под моделированием понимаетсяопределенныйприем получения научных знаний. В отечественной лингвистике идея моделирования языковых явлений восходит к трудам И. А. Бодуэна де Куртенэ, Л. В. Щербы, а также философа, математика и лингвиста Я. И. Линцбаха. В параграфе «Опыт рациональной фонетики» своего исследования «Принципы философского языка» Я. И. Линцбах ставит проблему неравномерности оснований классификации фонем в различных естественных языках и предлагает табличные и точечные матрицы для моделирования фонетических систем [Линцбах, 2009, с. 31-37], а в главе «Об идеальных понятиях. Принцип прерывности» подробно рассматривает возможности применения геометрической системы координат и аналитической геометрии в целом к описанию и объяснению языковых явлений. В этой же главе показана возможность анализа логических суждений как алгебраических выражений [Там же, с. 96-135]. Вышедшая в Петрограде в 1916 г. работа оригинального мыслителя была надолго забыта и второй раз издана только в 2009 г. (с послесловием И. И. Ревзина). Во второй половине ХХ в. значительный вклад в разработку теории лингвистических моделей в отечественной науке внесли Н. Д. Андреев, А. В. Гладкий, П. Н. Денисов, А. А. Зализняк, Вяч. Вс. Иванов, А. Ф. Лосев, И. А. Мельчук, И. И. Ревзин, С. Н. Сыроваткин, Ю. А. Шрейдер. Особое место в развитии данной теории занимают труды Г. П. Мельникова, который рассматривает понятие модели в аспекте задач системной типологии языков, а не в общепринятом узком, логико-математическом смысле. Понимая модель как «своеобразный информационный трансформатор, который при идеальном использовании лишь перераспределяет (выделено нами. - О. В., М. Р., А. Ш.) эффективность каналов “притока” информации: он может только усилить поток одних сведений за счет ослабления потока других» [Мельников, 2003, с. 155]. Таким образом, процесс моделирования ученый связывает с универсальными принципами сохранения, которые распространяет на информационные характеристики реальных объектов. Этот взгляд лингвиста на природу информации согласуется со взглядами современной физики [Бриллюэн, 1960; 1966]. Для полноты сведений об оригинале необходимо использовать много видов его моделей, потому что отдельная модель, исходно подобная в некоторых свойствах и исходно отличная от оригинала, не исчерпывает всех интересующих исследователясвойств оригинала. Общие принципы построения иприменения моделейязыковых объектов были использованы Г. П. Мельниковым на материале вокалических систем языков тюркской семьи для описания и объяснения их устройства и функционирования и решения следующих задач:  описание субстанции вокалических систем;  описание структурных отношений между элементамивнутри этих систем;  описание парадигматических и синтагматических функций гласных;  объяснение сингармонизма как системной закономерности тюркских язы ков;  объяснение типологической динамики вокалических систем тюркских язы ков в зависимости от внешних и внутренних условий функционирования конкретных языков. Если задачи исследования ограничены анализом одних только отношений в системе, то в этом случае может быть использована структурная модель, в ка-честве которой может выступать любой сложный объект, структура которого сов-падает со структурой оригинала, независимо от того, совпадает или не совпадает субстанция элементоворигиналассубстанцией элементов модели. Характерным примером структурной модели является куб тюркских гласных (рис. 1). Рис. 1. Кубтюркских гласных в обычнойправовинтовойсистемекоординат [Мельников, 1962, с. 33]: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; y -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализован-ный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиа-лизованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, ла-биализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; ä -гласный переднего ряда, неверхнего подъ-ема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; ü - гласный переднего ряда, верхне-го подъема, лабиализованный Fig. 1. The cube of Turkish vowels in conventional right-handed coordinate system [Mel’nikov, 1962, p. 33]: i - front, upper, non-labial vowel; y - non-front, upper, non-labial vowel; a - non-front, non-upper, non-labial vowel; o -non-front, non-upper, labial vowel; u -non-front, upper, labial vowel; ä - front, non-upper, non-labial vowel; ö - front, non-upper, labial vowel; ü - front, upper, labial vowel Идеализированный характер данной модели заключается в том, что она обобщенно характеризует вокалические системы языков тюркской семьи, отражая инвариантный состав гласных фонем, и требует уточнения применительно к составу фонем конкретного языка -члена данной семьи. При этом данная модель может служить удобным эталоном для сопоставления тюркских языков друг с другом, а такжедляхарактеристикиих общего вокалического типа. Структурный характер такой модели заключается в том, что она отражает отношения между фонемами, но не дает субстантной характеристики фонем по ка-ким-либо признакам, например подъема и ряда. Сами авторы кубической модели (Дж. Лотц, Г. Глисон, Р. Якобсон, М. А. Черкасский) рассматривали ее как удобную иллюстрацию структуры фонологических оппозиций между гласными (т. е. дискретную описательную парадигматическуюмодель). Однако именноГ. П. Мель-ников увидел в данной модели объяснительный потенциал и возможность точно и экономно описать сингармонические дискретные свойства гласных в синтагматике на основе учета их парадигматических характеристик, т. е. возможность превратитьданную модель в динамическую исистемную. Кроме того, данная модель является статичной, так как она отражает лишь па-радигматические оппозиции фонем. Модель можно преобразовать в порождаю-щую, если отразить на ней, например, правила сингармонизма -огласовки аф-фиксовв зависимостиотгласной корня (рис. 2). Рис. 2. Геометрическое описание огласовкиякутскихаффиксов [Мельников, 1962, с. 39]: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; y -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; ä -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; ü - гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Fig. 2. Geometric description of Yakut affix vocalization [Mel’nikov, 1962, p. 39]: i - front, upper, non-labial; y -non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o - non-front, non-upper, labial; u - non-front, upper, labial; ä -front, non-upper, non-labial; ö - front, non-upper, labial; ü - front, upper, labial Стрелки на представленной модели указывают сингармонические соответствия гласных в якутском и ряде других тюркских языков, описанных в цитируемой статье, в частности, она подходит для алтайского языка, тем самым модель имеет обобщающий характер и представляет один из существующих типов сингармонизма. Аналогичная модель отражает сингармонические правила хакасского языка (рис. 3). На данном примере мы можем продемонстрировать общее противопоставление статической и динамической модели. Статическая модель -это всего лишь структурная схема кодирующей сети, тогда как динамическая модель -это модель, способная изменять свою структуру. Рис. 3. Геометрическое описание огласовкихакасских аффиксов [Мельников, 1962, с. 35]: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; y -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; ä -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; ü - гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Fig. 3. Geometric description of Khakas affix vocalization [Mel’nikov, 1962, p. 35]: i - front, upper, non-labial; y - non-front, upper, non-labial; o -non-front, non-upper, labial; u - non-front, upper, labial; ä - front, non-upper, non-labial; ö front, non-upper, labial; ü - front, upper, labial Представленные на рис. 2 и 3 модели являются также генеративными, в том смысле, что они отображаюткомбинаторные изменения объекта. Структурные модели могут использоваться при изучении объектов, которые являются системой, меняющей в ходе функционирования свое состояние. Если исследователь сможет подобрать конструкты, то возможно создать такой модельный ряд, который будет соответствовать последовательности состояний ориги-нала. Системная модель в отличие от структурной обязательно должна отражать не только типы и схемы связей между элементами некоторого объекта, но также субстантные и функциональные характеристики элементов и объекта в целом. Структурная модель может служить полезным средством познания объекта на промежуточных этапах исследования, но никак не конечной целью исследо-вания. Оригинальные графические модели вокализма тюркских языков были независимо разработаны в исследованиях [Lotz, 1942; Черкасский, 1961; Мельников, 1962; 1966; 1971; 2003]. Идеальная система тюркских гласных The ideal system of Turkish vowels Гласная фонема Ряд: + передний -непередний Лабиализация: + лабиализованный -нелабиализованный Подъем: + верхний -неверхний i + - + y - - + u - + + ü + + + e + - - a - - - o - + - ö + + - В таблице показано, как бинарные оппозиции по трем наиболее универсальным фонологическим признакам гласных (ряд, подъем, лабиализация) позволяют исчислить систему из восьми гласных. Геометрически эта система была представлена в перечисленных выше работах в виде куба тюркских гласных, например, на рис. 1 «Фонологический куб турецких гласных (истинные артикуляционно-акустические расстояния между гласными не отражены), турецкое е представлено как ä» в статье [Мельников, 1971, с. 131] или в работе [Мельников, 1962, с. 33]. Показательно, что в самом названии рисунка отмечен тотфакт, чтомодельотражаеттолько отношения элементов. Для построения системной модели тюркского вокализма Г. П. Мельников предложил отразить на геометрической модели расстояние между местами образования гласных и разный уровень подъема в разных рядах образования гласных, а для этого заменить куб с равными сторонами усеченной пирамидой с несимметричнымрасположением точек, обозначающих гласные (рис. 4). К понятию системной модели очень близко и определение ее важнейшей для лингвистики разновидности -системно-типологической модели -модели, характеристики которой отражают особенности состава, свойств и структуры связей элементов моделируемой системы и позволяют усилить не только описательные, но и объяснительные возможности типологических исследований за счет установления тесных причинно-следственных связей между материальными и структурными, функциональными и субстанциальными, статическими и динамическими, синтагматическими и парадигматическими, дискретными и непрерывными параметрами изучаемыхявлений. Подробный системный анализ статики и динамики гласных фонем тюркских языков Сибири был осуществлен в работах [Селютина, 2016; 2017; Широбокова, 1988; 2016]. Рис. 4. Пирамидальнаямодельтюркскоговокализма: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; y -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализован-ный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиа-лизованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъ-ема, лабиализованный; e -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверх-него подъема, лабиализованный; ü - гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Fig. 4. Pyramidal model of Turkish vowels: i - front, upper, non-labial; y - non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o - non-front, non-upper, labial; u non-front, upper, labial; ö - front, non-upper, labial; ü - front, upper, labial Публикации Н. Н. Широбоковой по истории тюркских языков Сибири опи-раются на использование эволюционных моделей, в которых исследуется взаимо-действие динамики генеалогических отношений между тюркскими языками (их разделения и скрещивания, движения в пространстве и образования новых ареа-лов тесного контакта) и динамики их фонологического и грамматического строя. Эволюционное моделирование не может быть строгим в формально-ма-тематическом смысле, поскольку оно основано на содержательной логике ина широком использовании аналогических моделей. Противоположностью эволюционной модели является аналитическая модель, которая определяется как «идеальная знаковая модель, содержание и способы экспликации свойств которой основаны на построении конструкций из знаков ина анализе свойств этих конструкций» [Мельников, 2003, с. 178]. Поэтому аналитические модели, образуемые комбинациями инвариантных знаков, используются только тогда, когда можно пренебречь эволюцией компонентов объекта и его свойств и изучать кинетические характеристикиобъекта. Содержание знаковой модели замещает отсутствующие знания об объекте, а ее компоненты -весьма абстрактные фиксированные узуальные смыслы. Они могут обозначаться и языковыми знаками, и специализированными знаками (бук-вами, специальными значками-символами). Однако предпочтительнее использо-вание специализированных знаков, которые, в отличие от знаков языковых, по-нимаются всегдаоднозначно. Работы И. Я. Селютиной по проблемам вокализма южносибирских тюркских языков являются ярким примером использования парадигматических моделей, отражающих отношения фонем в фонологических системах, и синтагматиче-ских моделей, отражающих взаимодействие звуков в линейной последовательности [Селютина, 2008; 2017]. Использование обоих типов моделей позволяет значительно ближе подойти к системному объяснению фонологического строя изучаемых языков. В работах Г. П. Мельникова и М. А. Черкасского были использованы геометрические модели. Модель такого типа -это геометрическая фигура, отражающая в виде точек элементы моделируемой системы, в виде линий -связи элементов, а при помощи расстояний между точками -степень близости свойств элементов или степень их пространственной близости в оригинале. История использования геометрических моделей применительно к фонетике и фонологии кратко изложена в [Мельников, 2003, с. 209-210], где упоминаются труды Дж. Дотца, Р. Якоб-сона, Г. Глисона, К. Черри, М. А. Черкасского, А. П. Евдошенко, Р. Г. Пиотровского, а также уточняется, что кубическая модель гласных была впервые предложена Г. Р. Тукумцевым наматериале русскогоязыка [Тукумцев, 1938]. С опорой на концептуальные положения системной лингвистики о моделировании тюркского вокализма и описания фонологических систем гласных алтайского, тувинского, хакасского и якутского языков в [Языки мира, 1996] можно разработать объяснительные модели алтайского, хакасского, якутского и тувинского вокализма. Если для алтайских гласных подходит общетюркский куб гласных (см. рис. 1), то для представления хакасских гласных нужна пирамида с пятиугольным основанием (рис. 5). Рис. 5. Модельхакасскоговокализма: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; ы -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; e -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; ü -гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Fig. 5. The model of Khakas vowels: i - front, upper, non-labial; ы- non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o - non-front, non-upper, labial; u -non-front, upper, labial; e - front, non-upper, non-labial; ö -front, non-upper, labial; ü -front, upper, labial Не менее широко используются в лингвистике и описательные модели. Описательная модель -это текст на естественном языке, который по отношению к замещаемому объекту становится знаковой моделью (объектной, концептуаль-ной, средовойили логической), описывающей замещающие знания, используемые в процессе рассуждения обизучаемом объекте. Для якутского языка оказывается достаточной пирамида с четырехугольным основанием (рис. 6). Рис. 6. Модельякутского вокализма: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализован-ный; ы -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, не-лабиализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; o -гласный непереднего ря-да, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный не-переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; e гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализо-ванный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; y -гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Fig. 6. The model of Yakut vowels: i - front, upper, non-labial; ы- non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o -non-front, non-upper, labial; u non-front, upper, labial; e - front, non-upper, non-labial; ö - front, non-upper, labial; y - front, upper, labial Системный характер этих моделей заключается: 1) в возможности их соотнесения с общей моделью тюркского вокализма как типа организации фонологической системы, общего дляязыковой семьи; 2) возможности их сравнения друг с другом и выявления типологических раз личий внутрисемьи языков; 3) в отражении специфического устройства конкретной системы гласных. Моделирование системы гласных тувинского языка требует построения более сложной геометрической фигуры, так как в этой системе наряду с общетюркски-ми корреляциями по ряду, подъему и огубленности существует регулярная оппо-зиция по фарингальности. Оппозиция по долготе гласных, которая имеется в тувинском и некоторых других тюркских языках, в данных моделях не представлена, поскольку не связа-на с отражением физических расстояний, определяемых местом образования гласных: связанная со временем долгота представляет собой «четвертое измере-ние», хотя при необходимости и она может быть отражена, например, в отдель-ных треугольниках гласных (простой -долгий -фарингализованный). Для тувинского языкаможно представить разныемодели: структурную модель в виде куба (рис. 7) и более подробную системную модель в виде шестиугольной призмы (рис. 8). Система гласных тувинского языка, являясь более сложной как по субстанции (количеств элементов), так и по структуре (количеству фонологических оппозиций), оказывается подходящим примером для иллюстрации еще одного теоретического различия -междудедуктивнымии индуктивными моделями. Рис. 7. Кубическая модельтувинских гласных: Нефарингализованные гласные: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; ы -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нела-биализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиа-лизованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализо-ванный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; e -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; y -гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Фарингализованные гласные: iъ -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; ыъ -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нела-биализованный; eъ-гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиали-зованный; aъ -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализо-ванный; oъ -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализован-ный; uъ -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; yъгласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; öъ -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный Fig. 7. The cube model of Tuvinian vowels: Non-pharyngealized vowels: i - front, upper, non-labial; ы- non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o -non-front, non-upper, labial; u non-front, upper, labial; e - front, non-upper, non-labial; ö - front, non-upper, labial; y - front, upper, labial Pharyngealized vowels: iъ- front, upper, non-labial; ыъ - non-front, upper, non-labial; eъ-front, non-upper, non-labial; aъ- non-front, non-upper, non- labial; oъ-non-front, non-upper, labial; uъ- non-front, upper, labial; yъ- front, upper, labial; öъfront, non-upper, labial Рис. 8. Призма тувинских гласных: Нефарингализованные гласные: i -гласный переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; ы -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; a -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; o -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; u -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; e -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; ö -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; y -гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный Фарингализованные гласные: iъ -гласный переднего ряда, верхнего подъ ема, нелабиализованный; ыъ -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованный; eъ -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, не лабиализованный; aъ -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, нелабиализованный; oъ -гласный непереднего ряда, неверхнего подъема, лабиализованный; uъ -гласный непереднего ряда, верхнего подъема, лабиализованный; yъ -гласный переднего ряда, верхнего подъема, лабиа лизованный; öъ -гласный переднего ряда, неверхнего подъема, лабиализо ванный Fig. 8. The prism model of Tuvinian vowels: Non-pharyngealized vowels: i - front, upper, non-labial; ы-non-front, upper, non-labial; a - non-front, non-upper, non-labial; o -non-front, non-upper, labial; u - non-front, upper, labial; e -front, non-upper, non-labial; ö - front, nonupper, labial; y -front, upper, labial Pharyngealized vowels: iъ-front, upper, non-labial; ыъ - non-front, upper, nonlabial; eъ-front, non-upper, non-labial; aъ- non-front, non-upper, non-labial; oъ- non-front, non-upper, labial; uъ- non-front, upper, labial; yъ-front, upper, labial; öъ- front, non-upper, labial Дедуктивной уместно назвать модель, создаваемую до изучения материала конкретного языка на основании сведений о языковой семье, типе языков или представлений об универсальных закономерностях, а индуктивной -модель, формируемую на основе наблюдений без рефлексии относительно теоретических принципов интерпретации наблюдений и понимания неизбежности фреймового характера восприятия наблюдаемых объектов. Представляется, что модели обоих типовмогут оказаться недостаточнымиили неверными. Если дедуктивная модель окажется по своей структуре проще изучаемой системы, то в применении к конкретному объекту она не сможет дать его полного отражения. Так, если взять куб тюркских гласных в его неизменном виде, то он не отразит ни субстанцию в системе, имеющую более восьми элементов, ни различную роль разных дифференциальных признаков в функционировании системы. Такую модельможно охарактеризоватькак редуцирующую. Если взять для всех языков шестиугольную призму, то есть дедуктивную модель более сложную, чем сами оригиналы, то для значительной их части, она будет содержать «лишние», «пустые» точки, которым нет соответствия в отражаемой системе. В принципе, такая модель не редуцирует представление о моделируемых объектах, но может выставлять на первый план отношения, в конкретных случаях не самые значимые. Такую модель можно назвать усложняющей, а ведь модель должна упрощать изучение объекта, -и смещающей восприятие в сторону несущественных в конкретной системе признаков. Именно поэтому Г. П. Мельников критиковал универсальные дифференциальные признаки Р. Якоб-сона как несоответствующие сущности фонологических систем конкретных языков. Отметим при этом, что типологии нужны не только модели конкретных языков, но и типологические эталоны, которые можно считать абстрактными системами признаков-координат, теоретическими «заготовками» для дальнейшего моделирования. Построение чисто индуктивной модели, хотя и кажется наиболее простым и естественным делом, на самом деле невозможно -по той причине, что даже используемые в словесном описании термины уже являются определенными заранее заданными моделями. При таком индуктивном подходе высока вероятность универсализации специфических признаков и построение модели, которую с трудом можно с чем-либо сопоставить. Получается, что для системного моделирования требуется приспособление дедуктивной модели к конкретному оригиналу на основе учета данных, полученных индуктивным путем, и последующее соотнесение полученной модели с общими закономерностями и проверкой соотнесенности универсальных, типологических и специфических признаков друг с другом в конкретномисследуемомобъекте. Возвращаясь к модели тувинской системы гласных, необходимо пояснить, что специфика данной системы заключается в различии четырех подъемов, что потребовало выделения на модели четырех уровней, а значимость в системе признаков ряда и фарингальности -дополнительного выделения цветом в пределах одного подъема. Конечно, сложная система фонологических единиц может быть представлена иначе -при помощи системы отдельных моделей. Например, тувинский вокализм можно представить в виде восьми треугольников гласных, в каждом из которых вершины противопоставлены по долготе и фарингальности, чтобы отразить все дифференциальные признаки системы. При таком способе моделирования возникает вопрос о принципах соотнесения моделей друг сдругом ивозможностиихобъединения в более сложную модель. С помощью объемных геометрических моделей обнаруживается предрасположенность материальных (фонетических) свойств гласных к реализации именно определенных субстанциональных (фонологических) оппозиций, объясняются их дискретные характеристики, выявляются причины несимметричности фонологических отношений и иерархии различительных признаков, факты фонетические начинают соотноситься с фактами фонологическими. Теперь, например, хорошо видно, что артикуляционно-акустические расстояния по ряду между лабиализованными гласными всегда, на любом уровне подъема, больше, чем между неогубленными. И максимальным это расстояние, а значит, и противопоставление, будет в широкой части пирамиды. Так можно предвидеть, что функциональное противопоставление по ряду огубленных - в случае запроса системы в развитии про-тивопоставления гласных по ряду - разовьется раньше, чем среди неогубленных. Фонологическая же оппозиция по ряду может развиться «по диагонали» только тогда, когда оппозициями не загружена ось подъема. Создание объемных геометрических моделей, давая возможность - в отношении тюркских языков - выявить закономерности и разновидности гармонии гласных, выступает как системный метод, и только выход из подсистемы в надсистемы более высоких уровней позволил Г. П. Мельникову установить вектор причинно-следственной связи между агглютинацией и гармонией, признав последнюю следствием первой. Выступая как замещающие метод исследования, логические модели, схема отношений между элементами которых аналогична схеме выведения нового знания, объемные геометрические модели являются структурными, идеальными и знаковыми. Они обладают высоким объяснительным потенциалом и в области грамматики, особенно при моделировании падежных систем [Рыбаков, 2014]. Логическое моделирование, позволяя вскрыть системную природу изучаемого объекта, дать концентрированную формулировку своеобразия его системной организации, высоко эффективно при изучении типологически особенных вербальных систем [Валентинова, 2016]. Однако выбор познавательно продуктивного типа модели каждый раз будет определяться целью исследования и свойствами изучаемого объекта. Конечная цель системного метода - «вскрыть системную природу изучаемого объекта, дать концентрированную формулировку своеобразия его системной организации (то есть формулировку внутренней детерминанты системы), увидеть место этой системы в системе более высокого яруса (в надсистеме), показать, какова функция системы (т. е. под влиянием каких запросов надсистемы формировалась эта система), и наконец, составить представление об основных этапах становления, учтя, из какого исходного материала она формировалась, что благоприятствовало, ачто препятствовалоэтомупроцессу» [Мельников, 2003, с. 146].

Ключевые слова

системная лингвистика, системный метод, модели вокализма, тюркские языки, system linguistics, system method, vocal models, Turkic languages

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Валентинова Ольга ИвановнаРоссийский университет дружбы народовovalentinova@yandex.ru
Рыбаков Михаил АнатольевичРоссийский университет дружбы народовrybakov_ma@pfur.ru
Широбоков Александр НиколаевичРоссийский университет дружбы народовshirobokov_an@pfur.ru
Всего: 3

Ссылки

Бриллюэн Л. Наука итеория информации. М., 1960. 392 с.
Бриллюэн Л. Научная неопределенность и информация. М., 1966. 272 с.
Валентинова О. И. Системный подход к исследованию текста и стиля: обоснование причинной типологии текстов // Системный взгляд как основа филологической мысли / О. И. Валентинова, В. Н. Денисенко, С. Ю. Преображенский, М. А. Рыбаков. М., 2016. С 171-301.
Линцбах Я. И. Принципы философского языка. Опыт точного языкознания. М., 2009. 248 с.
Мельников Г. П. Некоторые способы описания и анализа гармонии гласных в современных тюркских языках // Вопросы языкознания. 1962. № 6. С. 31-53.
Мельников Г. П. Некоторые общие черты вокализма урало-алтайских языков // Исследования по фонологии. М., 1966. С. 325-349.
Мельников Г. П. Принципы системной лингвистики в применении к проблемам тюркологии // Структура и история тюркских языков. М., 1971. С. 121-137.
Мельников Г. П. Системная типология языков. М., 2003. 395 с.
Рыбаков М. А. Моделирование грамматического значения падежа // Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Сер. Лингвистика. 2014. № 3. С. 85-96.
Селютина И. Я. Фарингализация как типологический признак звуковых систем в тюркских языках Южной Сибири // Вестн. Вост. экономико-юридической гуманитарной акад. 2008. № 4. С. 69-75.
Селютина И. Я. Фонологические системы языков народов Сибири: типологический аспект // Междунар. науч. конф. по актуальным пробл. когнитивной и прикладной лингвистики. Баку, 2016. С. 356-357.
Селютина И. Я. Характеристика вокальных систем южносибирских тюркских языков по параметрам объективной сложности // Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2017. Т. 16, № 2. С. 57-73.
Тукумцев Г. Р. Звуки и буквы // Русский язык в школе. 1938. № 4. С. 11-23.
Черкасский М. А. Опыт формального описания гармонии гласных в тюркских языках (сингармонические модели и системы) // Вопросы языкознания. 1961. № 5. С. 94-102.
Широбокова Н. Н. О соответствии огубленных и неогубленных гласных в тюркских языках Сибири // Языки народов СССР: Межвуз. сб. науч. тр. Новосибирск, 1988. С. 129-134.
Широбокова Н. Н. История формирования тюркских языков Сибири и проблема классификации // Междунар. науч. конф. по актуальным пробл. когнитивной и прикладной лингвистики. Баку, 2016. С. 362-364.
Языки мира. Тюркские языки. М., 1996. 543 с.
Lotz J. Notes on structural analysis in metrics // Helicon. 1942. Vol. 4. Р. 119-146.
 Типы моделей и их объяснительные возможности (на примере моделирования систем вокализма некоторых тюркских языков Сибири) | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/14

Типы моделей и их объяснительные возможности (на примере моделирования систем вокализма некоторых тюркских языков Сибири) | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/14