Акустические и образные характеристики смеха и их отражение в бурятском языке | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/16

Акустические и образные характеристики смеха и их отражение в бурятском языке

Статья посвящена анализу изобразительных слов, сочетающихся с глаголом энеэхэ ‘смеяться’. Они разделены на непроизводные и производные слова, которые внутри подразделяются на звукоподражательные и кинемоподражательные. Устанавливается связь между акустико-артикуляционными особенностями согласных корня и семантикой рассматриваемых слов. Выдвигается идея прямого отражения фонетико-артикуляционными средствами языка мимических и телесных движений. Материалом послужили образцы бурятской художественной литературы, представленные на сайте Бурятского корпуса.

Acoustic and mimic characteristics of laughter in the Buryat language.pdf В бурятском языке представлен широкий спектр изобразительных слов, передающих различные оттенки смеха. Как пишет Д. Улзытуев в стихотворении «Энеэдэн тухай шүлэг» («Стихотворение о смехе»), Элдэб янзын энеэдэнүүдэй аялга / Эртэ сагһаа эды болотор дахалдаа. / Бүхы наһаараа бүридхэжэ тоолоош бол, / Бүримүһэн суглуулха гээшэнь бэрхэ даа [Улзытуев, 2015, с. 353-354] ‘Звуки разных видовсмеха / Сдревних времен до сей поры сохранились. / Даже если всю жизнь считать их, / Полностью собрать их трудно’ (здесь и далее перевод наш. - Е. С.). На основе материалов Бурятского корпуса1 нами выявлены изобразительные слова, сочетающиеся с глаголом энеэхэ ‘смеяться’. Они поделены на две группы: непроизводные и производные. Внутри они также делятся на звукоподражательные и кинемоподражательные. Целью данного исследования является установление связи между акустико-артикуляционными особенностями согласных корня и семантикой рассматриваемых слов. Автор выдвигает новую идею прямого отражения фонетико-артикуляционными средствами языка мимических и телесных движений, которая может оказаться дискуссионной. Непроизводные звукоподражательные слова могут быть как односложными, так и двусложными, при этом все они удваиваются. В табл. 1 рассмотрим непроизводные звукоподражательные слова с примерами из бурятской художественной литературы. Таблица 1 Непроизводные звукоподражательные слова Underived onomatopoeic words Слово Пример Перевод Һэг-һэг Бармид… урагшаа үгсэгэнэжэ байжа, ханяажа хахажа һэг-һэг энеэбэ (Б. Мунгонов) Бармид… наклоняясь вперед, закашливаясь и давясь, резко засмеялся Хяг-хяг Бүлгэмнайшье… энэ табанһаашье бэшэ юумэгүй ха даа! - гээд, Галин шүлһэ сэсэрэн, хяг-хяг энеэнэ (Ц. Дон) В группе-то нашей… кроме этих пятерых, никого и нет! - сказал Галин и, брызжа слюной, отрывисто засмеялся Хүр-хүр - Бидэшье дайсад бэшэ аабзабди даа, - гэжэ Балдан хэзээдэ һөөлдэнхэй ябадаг хоолойгоороо хүр-хүр энеэбэ (К. Цыденов) - Надеюсь, мы не враги, - хрипло засмеялся Балдан давно осипшим голосом Хэр-хэр Добын галзуудай газарые дууһыень буляажа абаһанаймни аша буян эгээл иимээр ерэхэ байбал, - гэжэрхёод, өөдөө хаража хэр-хэр энеэнэ (Х. Намсараев) Так проявляется милость за то, что мы полностью отобрали земли у галзутов, [живущих] у холма, - сказав, запрокинул голову и сипло засмеялся Һүл-һүл Юрэдөө болигтыл даа, Бальчин Чагдурович, - гэжэ хэлэсэгээгээд, Надмитов бүдэхишэг хоолойгоороо һүл-һүл энеэбэ (Б. Мунгонов) Перестаньте, Бальчин Чагдурович, - сказав, Надмитов звучно засмеялся глуховатым баском Хон-хон Теэд юундэшье баярлаһанаа хүсэд ойлгонгүй, юрэл хонгёогоор хон-хон энеэнэ (Ц.-Д. Хамаев) И не поняв до конца причину радости, просто звонко смеется Хэн-хэн - Та хоёр, энэ һамганай уйлахада, ехэ гайхажа байна гүт? - гэжэ асуугаад, удаань даруугаар хэн-хэн гэтэр энеэнэ (Х. Намсараев) - А вы сильно удивлены тем, что эта женщина плачет? - спросив, скромно засмеялся грудным смехом Пас-пас Тиигээд гэнтэ тон һанаа амараар пас-пас энеэбэ: - Аа, ойлгооб, ойлгооб! (Б. Мунгонов) Вдруг спокойно приглушенно засмеялся: - Аа, понял, понял! Окончание табл. 1 Слово Пример Перевод Паас-паас - Зай, би түрүүн ошожо, даалгабарииетнай дүүргэжэ байһуулби даа, - гэжэ тэрэмнай шүдэеэ ирзайлган паас-паас энеэгээд… ябашаба (Б. Мунгонов) - Ладно, я поеду вперед, чтобы выполнить ваше задание, - сказал он, обнажая зубы, раскатисто засмеялся и уехал Лаас-лаас Очирой Бадмын хонид соо, һааһаа! - гэжэ тэрэ лаас-лаас энеэн ойртобо (Б. Мунгонов) Среди овец Очирова Бадмы, хаха! - сказав, гулко смеясь, он приблизился Хас-хас Тиихэдээ гулваагай хүгшэн та хоёрой һанал бодол нэгэдэнхэй юм байна гэжэ мэдэбэб, - гээд, амаа ехээр ангайжа, өөдөө хараад хас-хас энеэжэ… һууба (Х. Намсараев) Так я понял, что вы заодно со старухой главы рода, - сказав, сидел, громко смеясь, широко открывая рот и запрокинув голову Хос-хос Агын зон та хоёрые хараад лэ байна гээшэбди! - гээд, хос-хос энеэбэ (Д. Батожабай) Мы, агинцы, на вас равняемся, - сказав, звучно рассмеялся Хүс-хүс Һайн, сагаан зантай хүбүүн тэрэшни, - гээд, Гончик хүс-хүс энеэбэ (С. Цырендоржиев) Хороший, добрый парень он, - сказал Гончик и глухо засмеялся Как видно из таблицы, из 13 слов шесть оканчиваются на согласный с, по два на г, р, н и одно слово - на согласный л. В словах һэг-һэг и хяг-хяг согласный г, благодаря подъему задней части спинки языка к мягкому небу, указывает на прерывистость действия, в связи с чем уместен перевод ‘отрывисто (смеяться)’. Слова хүр-хүр и хэр-хэр переведены как ‘хрипло’, поскольку корень хэр образует такие антропофоны, как бур. хэршэгэнэ-, монг. хэржигнэ-‘хрипеть (о мокроте в груди)’, монг. хэр хэр гэ-‘кашлять’. При артикуляции переднеязычного дрожащего сонанта р кончик языка пассивно колеблется в струе проходящего воздуха, образуя одну или несколько кратковременных смычек или щелей с задним скатом альвеол, что способствует вербализации в монгольских языках таких рефлекторных движений человека, как фырканье, храп, дыхание с присвистом, всасывание ртом жидкости идр. Слово һүл, переведенное нами как ‘звучно’, сопоставимо с гүлд - звукоподражанием иканию, глотанию, погружению твердого предмета в воду: гүлд гэтэр залгиха ‘громко глотать’ [БРС, I, с. 231]. Слово хон имеет значение ‘звонко’ [БРС, II, с. 441], ему близки такие производные, как бур. хонгёо ‘звонкий’, хонгирхо ‘звучать; звенеть’, хонхинохо ‘звенеть’, хонхо ‘звонок; колокол’. Слово хэн также представлено в «Бурятско-русском словаре»: хэн-хэн (гэтэр) энеэхэ ‘смеяться грудным смехом’ [Там же, с. 520]. Слова, оканчивающиеся на согласный с, в целом имеют значение ‘громко’. Долгий гласный в паас-паас, лаас-лаас передает продолжительность действия. Выявленные значения звукоподражаний подтверждают наблюдения Л. Д. Шагдарова, согласно которым «гласный а обычно встречается в словах, подражающих сильным, громким звучаниям больших предметов, о - четким, ясным звучаниям маленьких предметов, ү - выражает глухое звучание… и, я - сильные и высокие по тону звучания» [Шагдаров, 1962, с. 53, 55]. Как свидетельствуют примеры, кинемоподражательные слова (табл. 2) характеризуют движения губ и мышц лица и тела человека во время смеха. От основы мэхэр образован глагол мэхэрхэ ‘двигать челюстями; беззвучно смеяться’ [БРС, I, с. 578]. Также привлекает внимание пример: Мэтэр эдир дунда наһанай, ялалзаһан нюдэтэй, зоримгой янзын нэгэ хүн угтан гаража, эелдэг найртайгаар мэхэс гэжэ амар мэндые хэлэлсэн сасуу… (Х. Намсараев) ‘Навстречу вышел решительный молодой человек с сияющими глазами и, приветливо улыбнувшись, поздоровался…’ Здесь слово мэхэс передает кратковременную улыбку. Если отбросить конечные согласные r и s (mek-e-r и mek-e-s) и поменять местами согласные m и k, то получится междометие хм (хмм), представляющее собой подражание выдоху с сомкнутыми губами. Рус. хм, англ. hmm выражают сомнение, недоверие, нерешительность. В бурятском языке подражание һэм функционирует в качестве междометия ‘гм…’ и образует аналитическую конструкцию һэм гэжэ баярлаха ‘внутренне злорадствовать’ [БРС, II, с. 585]. Таблица 2 Непроизводные кинемоподражательныеслова Underived figurative words Слово Пример Перевод Мэхэр-мэхэр Галша… хуурайгаар мэхэрмэхэр гэжэ дутуу энеэгээд, тамхяа носоожо, татана (Х. Намсараев) Галша… издав беззвучный смешок, закурил Миһэд-миһэд Түрүүлэгшэ дарууханаар миһэдмиһэд энеэжэ… гэнэ (Х. Намсараев) Председатель, скромно улыбаясь… сказал Муршаг-муршаг …Тэрээнииешни хубаалдаха һэн хабди, юун гэхэ байнаш? - гээд, муршаг-муршаг энеэнэ һэн (Х. Намсараев) …Надо бы поделиться, что скажешь? - сказав, засмеялся, гримасничая Үбхэр-үбхэр Дабаа-Жалсанайдаа хүрэһэнөөшье мэдэнгүй хүрэһэн байхалши даа, - гэжэ үбгэн Бүдэжаб үбхэр-үбхэр энеэбэ (Б. Мунгонов) И не поймешь, как добрался до Даба-Жалсана, - засмеялся старик Будэжаб, содрогаясь всем телом Обо-обо Тобшой хүгшэн баһал иигэжэ обо-обо энеэдэг юм һэн (Ч. Цыдендамбаев) Старушка Тобшой тоже так смеялась, вздрагивая всем телом Һэлхэр-һэлхэр Зүүгээрнь баһал торгон магнал дэгэлтэй тарган тэлхэгэр һамгад… һуужа… һэлхэрһэлхэр энеэлдэнэ (Х. Намсараев) На восточной стороне сидят полные женщины и… смеются, колыхаясь всем телом Иными словами, в мэх согласный м, образуемый смыканием губ при одновременном опускании небной занавески, обозначает сомкнутые в улыбке губы, а согласный х - выдох. Данное предположение позволяет выявить мимикоподражательное происхождение лексемы п.-монг. meke ‘обман, лукавство, коварство, хитрость, лицемерие’ [Kowalewski, 1849, vol. 3, р. 2016], бур. мэхэ ‘обман, надувательство; хитрость, лукавство’ [БРС, I, с. 577]. Лукавство, хитрость и лицемерие ассоциируются с улыбкой, значение же ‘обман’ на их основе развилось позже. В халха-монгольском языке прилагательное мэхий имеет значения ‘стыдливый, застенчивый, робкий’ и ‘хитрый, себе на уме’ [БАМРС, II, с. 376]. Семантика робости, возможно, обусловлена тем, что в филогенетическом плане улыбка возникла на баземимики страха иподчиненности [Бутовская, 2002, с. 55]. Фонетически близкое слово миһэд также представляет собой подражание улыбке (миһ-э-д ← миһ ← һим), где һ передает выдох, м - сомкнутые в улыбке губы, а гласный и - более высокий подъем уголков губ. Также представлены глаголы бур. миһэрхэ ‘улыбаться’, миһэлзэхэ ‘улыбаться’, миһалзалга ‘диал. улыбка’ [БРС, I, с. 551], п.-монг. misigelčekü ‘улыбаться’ [Kowalewski, 1849, vol. 3, р. 2024], бур. мэшэеэхэ ‘улыбаться’ [БРС, I, с. 578], монг. мишвэлзэх, мишгэлзэх ‘слегка улыбаться’, мишилзэх ‘улыбаться’, мишээх ‘смеяться, улыбаться’ [БАМРС, II, с. 333]. Согласный м в инициальной позиции, благодаря такому артикуляционному признаку, как сжимание губ, может передавать смыкание, мигание глаз, например бур. мишэд гэхэ ‘давать знак глазами, подмигивать’ [БРС, I, с. 551]. В связи с этим можно выделить номинационный признак ‘мигающий, подмигивающий’ в слове бур. мүшэн ‘звезды, звезда’ [Там же, с. 571], функционирующем в качестве космонима: монг. Мичид ‘Плеяды, Стожары’ [БАМРС, II, с. 333]. Слово муршаг передает образ морщинок на лице, возникающих во время смеха: монг. мурчгар ‘морщинистый, сморщенный’, мурчийх ‘сморщиваться’ [Там же, с. 358]. По наблюдениям Т. Г. Борджановой, в выражении марзагад инээх вырисовываются черты простодушного человека, а насмешливого, ироничного человека характеризует мусг-мусг инээх, что означает ‘криво усмехаться’ [Борджанова, 2002, с. 119]. Значение слова үбхэр, характеризующего движение тела во время смеха, выводимо из семантики однокоренного изобразительного глагола үбхыхэ ‘сидеть неустойчиво, приподнявшись, например на коне’ [БРС, II, с. 318], монг. өвхөг өвхөг хийх, өвхөс өвхөс хийх ‘подскакивать в седле’ [БАМРС, III, с. 5]. В образном корне үбх согласный б, образуемый смычкой губ, передает прерывистость, кратность действия, так же как и в обо-обо. Слово обо представлено в «Бурятско-русском словаре»: обо-собо энеэхэ ‘хохотать, колыхаясь жирным телом’ [БРС, II, с. 9]. Внезапная задержка дыхания ярко выражена с помощью согласного б в корне об, давшем глагол обогод гэхэ ‘вздрогнуть, испугаться’. Что касается слова һэлхэр, то здесь согласный л передает идею мягкого, пухлого: һэлхэгэр ‘расплывшийся; опухший, отечный’, һэлхэлзэхэ ‘сотрясаться, колыхаться’ [Тамже, с. 584]. Как видно, производные звукоподражательные наречия (табл. 3), сочетающиеся с глаголом энеэхэ ‘смеяться’, образованы с помощью форманта -са. Относительно его статуса имеется две точки зрения. В «Грамматике бурятского языка» -са (-со, -сэ) указан как суффикс деепричастия степени действия [ГБЯ, 1962, с. 292]. В таком случае наречия ханхинаса, ханхинасар следует рассматривать как результат конверсии. Как, например, наречия садатараа ‘досыта’, хахартарнь ‘до дыр’, хуушатарынь ‘до прихода в негодность’, подвергнувшиеся процессу адвербиализации предельного деепричастия. Л. Д. Шагдаров относит -са к словообразовательным суффиксам, образующим наречия от глагольных основ [Шагдаров, 2013, с. 148]. Звуки смеха поэтически описаны Д. Улзытуевым: Гоёор энеэнэб гээд, гоншоно нэгэ зариман, / Горьёсын уһандал гоожуулна нүгөө зариман. / Хадааһа хадаһандал хас-хас энеэнэ үшөө нэгэн, / Хашарһа шэдэһэндэл ханхинаса үүрһэнэ нүгөөдэнь [Улзытуев, 2015, с. 353] ‘Думая, что красиво смеются, гнусавят одни, / Смех других журчит как ручеек. / Еще один смеется так, будто гвозди забивает, / Другой звонкоржет, будтомонетыкидает’. Из представленных кинемоподражательных слов (табл. 4) первые пять отсылают к образу зубов, обнажаемых во время улыбки или смеха, деепричастная форма амшытараа, напротив, к образу беззубого рта. Образ обнажаемых зубов, в свою очередь, развился на основе образа торчащих зубов диких животных, большое количество корней с согласным r семантически связано среферентом ‘клыки; зубы’: п.-монг. arǰayi-‘оскаливать зубы’ [Kowalewski, 1849, vol. 1, р. 163], монг. арзгар, бур. арзагар, калм. арзһр ‘оскаленный’, п.-монг. orsuγur, монг. орсгор ‘выдающийся вперед, торчащий; кривой (о зубах)’, п.-монг. irtayi- ‘разинуть, полурастворить рот’ [Kowalewski, 1849, vol. 1, р. 324], монг. яртгар ‘высокомерный, надменный, скислой миной’, калм. иртң ‘несмыкающийся (о рте, губах)’. Таблица 3 Производныезвукоподражательные слова Derivative onomatopoeic words Производящая основа Пример Перевод Ханхина-‘издавать звон, дребезжать’ Басаганиинь гэнтэ ханхинаса энеэгээд, гэр тээшээ гүйшэбэ (А. Ангархаев) Девочка внезапно заливисто рассмеялась и побежала в сторону дома Хүнхинэ-‘гудеть, издавать гул’ Огторгой өөдөө хинсайн, Хүнхинэсэ энеэнэ (Д. Улзытуев) Запрокинув голову к небу, гулко смеется Шэнхинэ-‘звенеть, гудеть’ Ханхинама хонгёо хоолойтой, хонхын абяандал шэнхинэсэ энеэдэг Дэжэдынь мүнөө үгы (В. Гармаев) Нет теперь Дэжэд со звенящим голосом, смеющейся звонко, как колокольчик Хэршэгэнэ‘хрипеть’ Дэлэгэй Шиираб гараа дэлгэн, гайхаһан гэлыһэн хэбэр үзүүлэн, шал худалаар хэршэгэнэсэ энеэбэ (С. Цырендоржиев) Дэлэгэй Шираб, разведя руки в стороны, сделал удивленный вид и фальшиво засмеялся хриплым голосом Дарья-‘шуметь, галдеть’ Архи уухада нүгэл юм, - гэжэ Дагбын тэрээндэ харюусахадань, тэндэ һуугшад дарьяса энеэлдэбэ (Ц. Шагжин) Когда Дагба ответил: «Водку пить - грех», сидевшие там оглушительно засмеялись Бажагана‘кричать, горланить’ Тиихэдэнь лэ мэдэхэ даа! - гээд, тайшаа бажаганаса энеэбэ (Б. Санжин) Вот тогда и узнает! - сказал тайша и громко засмеялся Пашагана - Тон зүб, Бизьяа баабай, - гэ - Совершенно верно, Бизьяа о действиях, жэ Банзаракцаев пашаганаса баабай, - поддержал Банза протекающих с энеэн дэмжэбэ (С. Цырендор ракцаев, раскатисто смеясь сильным шумом жиев) Пишагана‘пищать’ Хаа-яа тарган Намсалмаагайнь һабяаһагүйгөөр «һи-һии, һаһаа» гэжэ пишаганаса энеэхэ… дуулдаха (С. Цырендоржиев) Изредка доносился легкомысленный визгливый смех толстой Намсалмы Лажагана-‘шуметь’ Хэлэхэмни гү? - гэжэ ДабааЖалсан лажаганаса энеэбэ (Б. Мунгонов) Скажу? - спросил ДабаЖалсан и зычно засмеялся Окончание табл. 3 Производящая основа Пример Перевод Ташагана‘греметь, шуметь’ Раднын түүхэ иимэ байгаалтай? - гээд ташаганаса энеэгээ һэн (Х. Намсараев) Разве такой была история Радны? - сказав, оглушительно расхохотался Хиигана‘сипеть, хрипеть’ Гаржил онигор нюдэеэ зэртылгэн, мэхэтэйхэнээр хииганаса энеэнэ (Ж. Тумунов) Гаржил, тараща свои узкие глазки, с хитрецой хрипло засмеялся Һиина‘жужжать, гудеть’ Һии-һии-һии гээд, һиинаса нэгэн энеэхэ (Д. Улзытуев) Кто-то тоненько смеется: «Хи-хи-хи» Хүүе-‘шуметь’, нэрье-‘греметь’ …Олон хүнэй хүүесэ нэрьесэ энеэлдэхэ… элихэнээр дуулдана (Х. Намсараев) …Отчетливо слышится громогласный смех большого количества людей Таблица 4 Производныекинемоподражательныеслова Derivative figurative words Производящая основа Пример Перевод Арзай-‘быть оскаленным, оскаливаться’ Һаа… һаа… һаа… - гээд, Петрүүхэ арзайтараа энеэбэ (Ц.-Ж. Жимбиев) Ха-ха-ха, - засмеялся Петруха, оскаливая зубы Ирзай-‘быть оскаленным, оскаливаться’ Абашни иигэжэ ирзайса энеэгээд… шанга шангаар дуугарба (С. Ангабаев) Отец твой, улыбнувшись, оскалив зубы… громко сказал Ирбай‘недовольно морщиться’ Тиихэдэнь Дугар ирбайн энеэгээд, альганай шэнээхэн саарһан дээрэ Байгал далайе зуражархиба (Б. Мунгонов) Тогда Дугар, гримасничая, засмеялся и нарисовал озеро Байкал на бумаге размером с ладонь Жарбай-‘щериться, оскаливаться’ …Жарбагар аманайнгаа жарбайтар энеэгээд лэ (З. Гомбожабай) …Смеется так, что большой рот ее оскаливается Зарбай-‘разевать, раскрывать рот’ Теэд тэрэнээ хүсэлдүүлээ хүн гүш? - гээд, Табдан зарбайтараа энеэнэ (С. Ангабаев) Исполнил ты это? - сказав, Табдан рассмеялся, обнажая зубы Амшы-‘иметь беззубый рот’ Баяр… эсэгынгээ гараар үргүүлэн мориной оройдо гарахадаа, тэнгэридэ хүрэһэн юумэдэл, амшытараа энеэн һууна (Ц.-Ж. Жимбиев) Баяр, поднятый отцовскими руками на коня… сидит, смеясь беззубым ртом, будто взобрался на небо Ангай‘раскрываться, открываться’ Абяагүй болол даа, - гэхэдэм, Гарма ангайса энеэжэ, улам хорымни малтажа оробо (Ц.-Д. Хамаев) Когда я сказал: «Замолчи», Гарма расхохотался, широко открывая рот, тем самым еще больше выводя меня из себя Окончание табл. 4 Производящая основа Пример Перевод Һаамай-‘ротозейничать’ …Хажуудахи һамгад тээшээ хаража, - һа-һа, - гэжэ һаамайтараа энеэбэ (Ж. Тумунов) …Глядя на стоящих рядом женщин, рассмеялся, широко открывая рот Заапай-‘быть широко раскрытым (о рте)’ Лёнхобо аягатай архииень, ямар нэгэ шухаг юумэ тогтооһон юумэдэл, хоёр гараараа барин, амсаһан хойноо заапайтараа энеэбэ (Ц.-Ж. Жимбиев) Лёнхобо, взяв водку как нечто ценное обеими руками, пригубил и засмеялся с широко раскрытым ртом Маһай- Үнөөхи летчигнай буржагар Тот наш летчик, заглаживая ‘расплываться шара үһэеэ гэдэргэнь эльбэсэ назад свои светлые волосы, в улыбке, гээн, маһайса энеэн манда эм улыбаясь во весь рот, под улыбаться нижэ байба (С. Цырендоржи мигивал нам во весь рот’ ев) Хүбхы-‘подскакивать’ Бүтэдмаа Базарсадаевна ханяажа байжа хүбхысэ энеэбэ (Б. Мунгонов) Бутэдма Базарсадаевна, кашляя, засмеялась, колыхаясь всем телом Следующие четыре слова, содержащие гласные а, аа, передают образ рта, широко открываемого во время смеха. И наконец, последнее слово хүбхысэ указывает на движения тела. Кинемоподражательные глаголы представлены в формах предельного и слитного деепричастий, что позволяет отнести форму на -са также кдеепричастным формам. Из знаменательных слов, сочетающихся с глаголом энеэхэ ‘смеяться’, наиболее часто встречаются слова шангаар ‘громко’, хүхюунээр ‘весело’, хүйтөөр ‘холодно’, худалаар ‘фальшиво’ и др. Безусловный интерес представляют фразеологизмы, обозначающие продолжительный смех: хүхэ модон (болотороо) энеэхэ ‘букв.: смеяться, пока не превратишься в синее дерево’, эльгээ хатан энеэхэ ‘букв.: смеяться, пока печень не засохнет’, эльгээ эгшэтэрээ энеэхэ ‘букв.: смеяться, пока печень не задохнется’. Также используется выражение эгшэтэрээ энеэхэ ‘закатываться от смеха’ [БРС, II, с. 646]. В «Бурятско-русском словаре» глагол эгшэхэ приведен лишь в данном сочетании, хотя он используется также в сочетании эгшэтэрээ уйлаха ‘закатываться от плача’. В баргузинском говоре он сохранился в качестве реликта в значении ‘останавливаться (о дыхании во время плача)’: эгшэдэг хүбүүн ‘ребенок, которыйзакатываетсяот плача’. Таким образом, в бурятской художественной литературе представлен богатейший пласт изобразительных слов, характеризующих как звучание смеха, так и образы смеющегося человека. Выявлены следующие звукоподражательные корни: һэг, хяг, дар, хүр, хэр, нэр, һүл, хан, хон, хүн, хэн, шэн, пас/паш, паас, лаас, хас, таш, пиш, хос, хүс, баж, лаж, хии, хүү. Исходя из акустико-артикуляционных характеристик, корни, оканчивающиеся на согласный р, передают хриплый смех, на согласный г - отрывистый, на согласный н - звонкий, на согласный с - громкий. Что касается кинемоподражательных слов, то непроизводные передают движения губ, мышц лица и тела, большинство же производных слов отсылает к образу обнаженных зубов и широко раскрытого во время смеха рта. Зоркость, наблюдательность народа породила эти меткие, яркие, острые слова, до сих пор активно функционирующие в бурятскомязыке.

Ключевые слова

бурятский язык, идеофоны, звукоподражательные слова, звукосимволические слова, фонетико-артикуляционные средства языка, Buryat language, ideophones, onomatopoeias, sound-symbolic words, phonetic-articulatory means of language

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Сундуева Екатерина ВладимировнаИнститут монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАНsundueva@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Борджанова Т. Г. Смеховая культура калмыков (предварительные заметки) // Смех: истоки и функции. СПб.: Наука, 2002. С. 119-126.
Бутовская М. Л., Козинцев А. Г. Этологическое исследование смеха и улыбки у младших школьников: роль пола и социального статуса в невербальной коммуникации // Смех: истоки и функции. СПб.: Наука, 2002. С. 43-61.
Грамматика бурятского языка. Фонетика и морфология. М.: Изд-во вост. лит., 1962. 340 с.
Улзытуев Д. Зохёолнуудай суглуулбари (III боти) = Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1. Улан-Удэ: НоваПринт, 2015. 528 с.
Шагдаров Л. Д. Изобразительные слова в современном бурятском языке. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1962. 149 с.
Шагдаров Л. Д. Проблемы новой академической грамматики бурятского языка (имя существительное, имя прилагательное, наречие, послелоги, модальные слова, слова категории состояния, изобразительные слова). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. 192 с.
 Акустические и образные характеристики смеха и их отражение в бурятском языке | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/16

Акустические и образные характеристики смеха и их отражение в бурятском языке | Сибирский филологический журнал. 2019. № 2. DOI: 10.17223/18137083/67/16