Телеграфная связь Томской губернии в годы Первой мировой войны | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 378. DOI: 10.17223/15617793/378/23

Телеграфная связь Томской губернии в годы Первой мировой войны

Рассмотрено развитие телеграфной связи Томской губернии в период Первой мировой войны. Уделено внимание вопросам усовершенствования телеграфной связи: обновлению телеграфных аппаратов, постройке новых линий, открытию почтово-телеграфных отделений. Затронута проблема кадров в телеграфном деле. Сделан вывод о нарастании трудностей в работе телеграфа Томской губернии к концу Первой мировой войны.

Telegraphic communication in Tomsk Province during World War I.pdf Телеграфная связь появилась в Томской губернии в 1863 г. [1]. За полвека телеграф прочно вошёл в жизнь людей: без этого вида связи уже не могли обходиться местные власти, предприниматели, а иногда и простые обыватели. В начале XX в. из-за оживления торгово-промышленной жизни телеграфный обмен в Томской губернии постоянно возрастал. Первая мировая война, несомненно, также повлияла на значительный рост телеграфной корреспонденции. С 1886 г. Томская губерния и Семипалатинская область входили в Томский почтово-телеграфный округ [2. Л. 1]. В 1911-1915 гг. начальником Томского почто-во-телеграфного округа являлся Михаил Антонович Михайлов [3. Л. 15]. Затем его сменил бывший начальник почтово-телеграфного отдела на Галицийском фронте Сергей Георгиевич Жарков, уже в 19041905 гг. возглавлявший Томский округ [4]. Накануне Первой мировой войны в Томской губернии насчитывалось 98 почтово-телеграфных учреждений, в том числе 28 почтово-телеграфных контор, 40 почтово-телеграфных отделений, одно телеграфное отделение и 29 почтовых отделений. Томск имел и широкие международные связи по телеграфу. Наиболее тесными в 1913 г. они были с Германией, Англией, Швейцарией, Францией и Австро-Венгрией. Всего Томский телеграф связывался с 16 странами Европы, США, Египтом и Китаем. В 1913 г. из Томска было отправлено за границу 1 410 телеграмм, а поступило 1 158, итого общий обмен составил 2 568 телеграмм [5. С. 35]. Описывая условия труда российских телеграфистов в конце XIX в., С.И. Марценицен и В.В. Новиков отмечали, что продолжительность их рабочего дня официально составляла 8 часов, однако фактически они работали по 12 часов в сутки. От пыли, копоти керосиновых ламп, регулярного переутомления и недостаточного питания среди почтово-телеграфных работников профессиональными были нервные заболевания и туберкулёз. Мелкий шрифт телеграмм и неразборчиво написанные адреса приходилось читать при слабом освещении, что приводило к ухудшению зрения. Отпусков телеграфисты почти не имели. В исключительных случаях они предоставлялись в основном работникам старшего состава. Широко применялась система штрафных дежурств за искажение, «замедление» телеграмм и отступления от правил их обработки. Промедление в передаче привилегированных телеграмм, к которым относились высочайшие, транзитные, срочные, биржевые, банковские и воинские, хотя бы на одну минуту влекло за собой запись в штрафной журнал [6. С. 26]. Учитывая всё это, в начале XX в. начальство предпринимало определённые шаги для облегчения условий работы телеграфных служащих. Так, ещё до начала Первой мировой войны, с 16 февраля 1914 г. в Томском поч-тово-телеграфном округе с целью разгрузки телеграфистов был незначительно увеличен штат. Томску дополнительно выделялось два чиновника V разряда, Барнаулу, Бийску, Новониколаевску - по одному [7. С. 131]. Нехватка квалифицированных кадров требовала открытия телеграфных школ - заведений для научной подготовки телеграфистов. В начале XX в. такие школы существовали в крупных городах Сибири - Омске, Томске и Иркутске. В Томске телеграфная школа открылась при управлении Сибирской железной дороги. В начале 1901 г. о ней сообщал столичный Почтово-телеграфный журнал. Находилось это учебное заведение на ул. Монастырской (ныне ул. Крылова) [8. С. 324]. Информация уже не о телеграфной, а о почтово-телеграфной школе встречается в документах Государственного архива Томской области (ГАТО) и в томской газете «Сибирская жизнь». Согласно объявлению от 1914 г., занятия в почтово-телеграфной школе должны были начаться с 1 июля: «Приём прошений ежедневно, кроме праздников, с 12 до 3 часов дня, в Управлении округа, Миллионная, 65» [9. Л. 5]. К марту 1915 г. в почтово-телеграфной школе Томска обучались 35 учеников. Из них 18 человек готовились на должность надсмотрщика, 12 - на должность чиновника VI разряда и 5 - на должность чиновника V разряда. Полностью подготовленными на тот момент были 10 человек: 4 -на должность надсмотрщика, 6 - на должность чиновника VI разряда [10. Л. 124]. С 1 мая 1915 г. в почтово-телеграфной школе должны были открыться краткосрочные курсы [11]. Кроме того, с 1 июня 1915 г. в этой школе начались очередные занятия. Группа поступивших насчитывала до 20 человек. По окончании занятий лица, завершившие обучение, в большинстве случаев должны были получить назначение в города Сибири [12]. В мае 1916 г. вновь был открыт приём прошений для лиц, желавших поступить в почтово-телеграфную школу. Принимались молодые люди: мужчины от 16 до 35 лет, окончившие двухклассное городское училище, женщины от 18 до 30 лет, окончившие курс гимназий. Однако отмечалось, что в случае недостатка желающих образовательный ценз для женщин мог быть снижен до четырёх классов гимназий. Это было связано с открытием новых почтово-телеграфных учреждений в Томском округе [13]. Ученицы, обучавшиеся почтово-телеграфному делу в Томской конторе, получали ученическое жалованье. В 1917 г. оно составляло 15 руб. в месяц [14. Л. 103]. Перечисленные выше меры несколько облегчали службу телеграфистов, однако полностью не устраняли возраставшую нагрузку, поскольку объём работы в связи с войной стремительно увеличивался. Несмотря на войну, телеграф проводили в отдалённые северные районы согласно ранее установленным планам. Ещё в июле 1911 г. Главное управление почт и телеграфов разрешило провести изыскания для устройства линии в Нарымский край: от Колывани через сёла Богородское, Молчаново и Колпашево на Нарым. Летом 1912 г. работы по проведению изысканий были закончены. Строительство Нарымской линии было включено в общий план развития телеграфной сети страны на 1912-1918 гг. [15. С. 25]. Главное управление почт и телеграфов рекомендовало преобразование Молчановского почтового отделения в почтово-телеграфное выполнить попутно при устройстве телеграфной линии в Нарымский край. Её строительство было внесено в проект развития телеграфной сети на 1914 г. На строительство телеграфной линии с подвеской одного провода от Томска через сёла Богородское, Молчаново, Колпашево до Нарыма в 1913 г. по смете было отпущено 71 790 руб. 35,5 коп. Срок работ был определён в 3,5 месяца. В ходе строительства Нарымской линии предстояло преодолеть большие трудности, связанные с неблагоприятными топографическими условиями и полным отсутствием дорог. Тем не менее удалось соорудить 12 воздушных переходов через реки Томь, Обь, Чая, Коршань, Чигара, Парабель, протоку Старица и протоку Городскую, всего было подвешено 546 вёрст линий и 594,5 версты проводов. Для организации в почтовых отделениях телеграфной связи на аппаратах Морзе были осуществлены: ввод проводов в помещения, устройство заземлений и комнатной проводки, установка аппаратов и батарей. Все работы проводились тремя бригадами. Строительством участка линии от Томска до Молчаново с устройством мачтового перехода через Томь в районе Верхнего Перевоза руководил старший механик округа Н.Н. Гельвиг. Телеграфная связь с Богородским была открыта 12 сентября 1914 г., с Молчаново - 19 сентября. За участок Молчаново - Колпашево, с оборудованием 5 больших воздушных переходов через Обь и Старицу, отвечал старший механик округа П.Г. Костенко. Телеграф в Колпашеве заработал 10 октября 1914 г. Строительством участка Колпашево - Нарым руководил младший механик Томской конторы И.А. Стеблов. 18 октября 1914 г. проведение Нарымской линии было закончено, в этот день была получена первая телеграмма. В 1916 г., ввиду большого расстояния между Молчаново и Колпашево и сложного перехода через Обь, в Баранаково была оборудована контрольная станция. Телеграфные связи Нарымской линии работали с Томском по расписанию. Организация телеграфной связи по Нарымской линии имела огромное значение для связи северных районов с губернским центром, особенно в весенне-осенний период, когда из-за распутицы почтовые тракты северных волостей закрывались на длительные сроки, приём и доставка почты прекращались [7. С. 135, 153]. Из-за Первой мировой войны резко возросла нагрузка и на почту, и на телеграф. Здание Томской почтово-телеграфной конторы, которую с 1912 г. возглавлял А. А. Войтковский [5. С. 169], стало тесным. Ведь, кроме почты и телеграфа, в здании конторы с начала 1890-х гг. размещалось управление городской телефонной сети, а с 1903 г. ещё и телефонная станция. В начале 1915 г. было получено разрешение на возведение пристройки между центральным зданием и северным флигелем. 4 мая 1915 г. начальник Томского почтово-телеграфного округа М. А. Михайлов подписал пояснительную записку к смете на переустройство технической части Томской почтово-телеграфной конторы. Предполагалось провести полное переустройство телеграфа и генераторной. Работы велись собственными специалистами округа и местными мастерами. Подготовительные работы включали в себя изготовление желобов, столов, тумбочек, шкафов, футляров для телеграфных аппаратов Юза и тамбура для генераторной. Переоборудование генераторной было поручено старшему механику И.В. Гришину и его помощнику аккумуляторщику И.Г. Петрову, которые качественно выполнили свою работу. В ходе переустройства полы генераторной были настелены метлахской плиткой (от названия немецкого города Метлах, где производилась керамическая плитка для полов). Питательные и газоотводные трубы двигателей были проложены ниже уровня пола и закрыты металлическими плитами. Бак для керосина с двумя вентилями, регулирующими приток керосина к двигателям, установили на железных кронштейнах. Кронштейном называют деталь или конструкцию в виде консоли, прикреплённую к стене, колонне, столбу и т. п., которая служит опорой для выступающих частей здания, полок, деталей машин и пр. Для подачи керосина к двигателям был установлен насос, оборудовано водомерное стекло. Тамбур, изготовленный столярным мастером-краснодеревщиком Н.Н. Сидоровым, имел перегородку для кладовой под бочки, тряпки и запас эксплуатационных материалов. Размер тамбура в метрах составлял: 4 х 2,5 х 4,5. 12 января 1916 г. работы по переоборудованию генераторной успешно завершились. Они обошлись казне в 274 рубля 83 копейки [7. С. 157-158]. Обновлялись и телеграфные аппараты. В марте 1915 г. начальник Томской конторы А. А. Войтковский выступил с предложением о замене телеграфного аппарата Уитстона на Бодо на 193-м проводе для работы с Омском [16. Л. 3-4об.]. Рассмотрим отличия этих двух аппаратов. Аппарат Уитстона - автоматический телеграфный аппарат, изобретённый английским физиком Чарльзом Уитстоном в 1858 г. Его аппарат превосходил по скорости аппараты Юза - более чем в два раза, а аппараты Морзе примерно в 10 раз. В России аппараты Уитстона стали применяться с 1870-х гг. Аппарат Бодо был сконструирован французским изобретателем Ж.М.Э. Бодо в 1874 г. (двукратный аппарат со скоростью передачи 360 знаков в минуту). В 1876 г. изобретатель создал пятикратный аппарат, увеличивший скорость передачи в 2,5 раза. Принципиальное преимущество системы Бодо состояло в том, что она была первой практически пригодной системой многократного последовательного телеграфирования. В России система Бодо стала применяться с 1904 г. [5. С. 31, 36]. Существовавшая в те годы в губернии циркулярная приём-передача агентских (правительственных, военных, политических) телеграмм с помощью аппарата Морзе была очень трудоёмкой из-за необходимости снятия копий. Ведь аппарат Морзе не был буквопечатающим - приём и передача сообщений производились с помощью знаков кода Морзе. Поэтому в июне 1915 г. была внедрена схема для приёма агентских телеграмм от Томска в Барнауле и Красноярске по трансмиттеру и их циркулярная передача в подчинённые им почтово-телеграфные учреждения [7. С. 131]. Трансмиттер (от лат. transmitto - передаю) - передающее телеграфное устройство, в котором кодовые комбинации знаков текста телеграммы, представленные в виде отверстий на перфорированной бумажной ленте, автоматически преобразуются в серии импульсов электрического тока, посылаемых в линию связи [17]. Это давало возможность исключить излишнюю переработку многословных телеграмм в пунктах переприёма. В период Первой мировой войны в Сибири уже эксплуатировался четырёхкратный телеграфный аппарат Бодо (на линии Красноярск - Иркутск, затем на линии Омск - Новониколаевск). В Томске подготовка к внедрению аппаратов Бодо началась в 1916 г. [5. С. 36-37]. Управление Томским почтово-телеграфным округом в августе 1916 г. направило механика Ванагаса в Новони-колаевск, а старшего механика почтово-телеграфной конторы Яптева в Омск для изучения аппарата Бодо, правил его монтажа и настройки. По возвращении Вана-гас и Яптев уже должны были сами установить Бодо в Томске и обучить его обслуживанию технический персонал. В Томске и Новониколаевске приступили к теоретическому изучению Бодо по литературе, бодистов стали готовить на немых клавиатурах [7. С. 163]. Большое значение для развития телеграфа и облегчения работы почтово-телеграфных служащих Томска имело открытие двух новых городских почтово-телеграфных отделений, поскольку существовавшее с 1903 г. первое отделение уже не справлялось с возраставшим объёмом работы. 13 июня 1916 г. в Томске было открыто второе городское почтово-телеграфное отделение со штатом в 6 человек и сберкассой № 26 по ул. Духовской (ныне ул. Карла Маркса) в доме Рукавишникова. Его начальником был назначен почтово-телеграфный чиновник III разряда Макаров [7. С. 160161]. Начальник округа С.Г. Жарков в телеграмме от 2 июня 1916 г., адресованной начальнику Томской поч-тово-телеграфной конторы, сообщил, что Главное управление почт и телеграфов разрешило открыть в Томске на ул. Иркутской (сейчас ул. Пушкина) третье городское почтово-телеграфное отделение в составе четырех чиновников, одного почтальона с годовым окладом в 360 рублей и одного сторожа с окладом в 300 рублей [18. Л. 17]. 15 июня 1916 г. в доме Кочер-женко по ул. Иркутской № 21 третье городское отделение со сберкассой № 27 было открыто. По поводу открытия нового учреждения связи в газете «Сибирская жизнь» даже была опубликована заметка с очень эмоциональным заголовком «Наконец-то!» [19]. В июле 1916 г. обмен Томского телеграфа составил 109 405 телеграмм. Весь этот объём (до внедрения аппаратов Бодо) обеспечивался с помощью 11 телеграфных аппаратов (Морзе - 7 шт., Юза - 2 шт., Уитстона -2 шт.). Переприём западной и восточной транзитной корреспонденции составлял 54 073 телеграммы (т.е. 50% от общего числа). Для урегулирования нагрузки на главных связях старшие по аппаратной пользовались схемой телеграфных связей страны с указанием нагрузки в словах на всех основных направлениях. Они отвечали за дисциплину в смене, качество передачи телеграмм, должны были пресекать личные переговоры по аппаратам, передачу и приём записок и листовок противоправного содержания. Был установлен трёхсменный график, дневные работали в две смены. Наказания за утрату телеграмм были суровыми: потеря должности или денежный штраф [7. С. 160, 163]. С целью реализации проекта развития телеграфных сетей страны в 1912-1918 гг. Главное управление почт и телеграфов в сентябре 1915 г. приняло решение о подвеске в 1916 г. 507-го провода Петроград - Томск (позднее Москва - Томск) с трансляциями в Вологде, Вятке, Перми, Екатеринбурге, Тюмени, Омске. Этот провод надлежало оборудовать аппаратами Уитстон-дуплекс. Кроме того, каждому округу по своему участку было необходимо подготовить сметные задания [20. Л. 1]. Однако проведение 507-го провода затянулось почти до конца 1917 г. [5. С. 38]. Вероятно, эта задержка была связана с недостаточным финансированием, нехваткой кадров и политической нестабильностью, усилившейся к концу Первой мировой войны. В январе 1917 г. в условиях военного времени по приказу Главного управления почт и телеграфов образовывались временные прямые связи из составных проводов или их участков. Это было сделано для сбыта общей телеграфной корреспонденции, с учётом её тяготения к тем или иным узловым пунктам [21. Л. 10]. Таким образом, в период перед очередным политическим катаклизмом электросвязь на территории Томской губернии постепенно развивалась. Об этом, в частности, свидетельствуют приведённые выше факты: постройка Нарымской телеграфной линии, замена телеграфных аппаратов и начало перехода на более скоростную систему телеграфирования Бодо, открытие новых почтово-телеграфных отделений и т.д. Однако всё сильнее сказывались на состоянии телеграфа общая хозяйственная разруха и дестабилизация политического положения в стране. После революционных событий конца февраля -начала марта 1917 г. трудности в работе телеграфа продолжали нарастать. Резко выросла нагрузка на аппаратуру и персонал. Штат телеграфистов был увеличен лишь незначительно, поэтому не мог справиться с ежедневно возраставшей нагрузкой: за 1 марта 1917 г. Томский телеграф обработал 67 703 слова, за 5 марта -уже 75 903, а 7 марта - 94 826 слов. Резко возросло количество многословных агентских телеграмм [7. С. 165]. Были и другие препятствия в работе телеграфа, к примеру вандализм: в телеграммах 1917 г. Временного правительства, адресованных губернским комиссарам, сообщалось, что телеграфные линии, проходившие через уездные местности, подвергались порче малосознательными элементами (битьё подростками и детьми изоляторов и набрасывание на провода различных предметов) [22. Л. 42]. Количество случаев порчи телеграфных линий значительно увеличилось вследствие упразднения полиции. Её функции некоторое время не выполняла ни одна структура. Тем не менее определённые успехи в развитии телеграфной связи были и после революционных событий. 13 марта 1917 г. благодаря просьбе начальника Томской почтово-телеграфной конторы Г.М. Соболева и содействию начальника Томского гарнизона на телеграф прибыли 10 солдат-морзистов 32-го Сибирского запасного полка. Солдатам установили оплату суточных в размере 45 рублей в месяц, а с сентября 1917 г. её повысили до 70-100 рублей. К концу 1917 г. начала действовать телеграфная связь между Томском и Москвой (на 507-м проводе) с использованием аппаратов Уитстона, на линии связи Томск - Новониколаевск (на 225-м проводе) аппарат Морзе был заменён буквопечатающим аппаратом Юза [7. С. 165, 172], который превосходил его по скорости передачи. В декабре 1917 г. в Томске установилась советская власть. Правда, летом 1918 г. она уже будет свергнута и восстановится лишь в декабре 1919 г. На 1 января 1918 г. в Томском почтово-телеграфном округе насчитывалось 134 телеграфных станции [23. Л. 142-142об.]. В течение нескольких последующих лет уровень технической оснащённости телеграфных станций Томского почтово-телеграфного округа оставался прежним, поскольку две революции 1917 г., сопровождавшиеся сменой власти, и Гражданская война не могли способствовать прогрессу в этом направлении. С мая по декабрь 1918 г. телеграф Томска практически не работал. В генераторных для двигателей не хватало керосина, поэтому вместо него часто использовали денатуратный спирт [5. С. 53]. В марте 1926 г. телеграммой Сибирского округа связи в Москву сообщалось, что с 1914 по 1922 г. из-за отвлечения технических сил на фронт (речь идёт о Первой мировой и Гражданской войнах) и отсутствия нормального снабжения материалами было подорвано техническое станционное хозяйство почтово-телеграфных учреждений [24. Л. 213215]. Актуальной оставалась и проблема кадров в сфере телеграфной связи. Связисты вместе со всем российским народом вытерпели голод и нехватку самого необходимого. Многих почтово-телеграфных служащих поглотила война.

Ключевые слова

Tomsk Province, World War I, telegraph sets, telegraph, Томская губерния, Первая мировая война, телеграфные аппараты, телеграф

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Морев Владимир АлексеевичТомский государственный университетканд. ист. наук, доцент кафедры истории и документоведенияmorevv@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Телеграмма управления Сибирского округа связи (март 1926 г.) // ГАНО. Ф. Р-149. Оп. 1. Д. 33.
Ведомость о состоянии телеграфной сети Томского почтово-телеграфного округа к 1 января 1918 г. // ГАТО. Ф. 219. Оп. 3. Д. 28.
Телеграмма губернским комиссарам от Временного правительства 16.06.1917 г. // ГАТО. Ф. 218. Оп. 9. Д. 3.
Приказ Главного управления почт и телеграфов 31.01.1917 г. // Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-151. Оп. 1а. Д. 3.
Телеграмма Главного управления почт и телеграфов начальнику Томского почтово-телеграфного округа 02.09.1915 г. // ГАТО. Ф. 218. Оп. 8. Д. 149.
Наконец-то! // Сибирская жизнь. 1916. 22 июня.
Приказ начальника Томского почтово-телеграфного округа С.Г. Жаркова об открытии в г. Томске третьего городского почтово-телеграфного отделения 02.06.1916 г. // ГАТО. Ф. 218. Оп. 1. Д. 415.
Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия [Электронный ресурс]. 9-е изд. М., 2005. Электрон. опт. диск.
Предложение начальника Томской почтово-телеграфной конторы А.А. Войтковского начальнику Томского почтово-телеграфного округа о замене телеграфных аппаратов 19.03.1915 г. // ГАТО. Ф. 218. Оп. 1. Д. 424.
Электросвязь Томской области. 1863-2003 гг. Томск : Издательский дом «Курсив», 2003.
Приказ начальника Томского почтово-телеграфного округа начальнику Томской почтово-телеграфной конторы 05.05.1917 г. о назначении ученического жалованья // ГАТО. Ф. 219. Оп. 1. Д. 53.
Подготовка почтово-телеграфных чиновников // Сибирская жизнь. 1916. 25 мая.
В почтово-телеграфной школе // Сибирская жизнь. 1915. 26 апреля.
Почтово-телеграфная школа // Сибирская жизнь. 1915. 3 июня.
Объявление о начале занятий в почтово-телеграфной школе (1914 г.) // ГАТО. Ф. 218. Оп. 8. Д. 137.
Справка об учениках Томской почтово-телеграфной школы (март 1915 г.) // ГАТО. Ф. 218. Оп. 8. Д. 137.
Марценицен С.И., Новиков В.В. 150 лет отечественному телеграфу. М. : Радио и связь, 1982.
От Морзе до компьютера. Томск : Красное знамя, 1998.
Телеграфная школа в Томске // Почтово-телеграфный журнал. 1901. № 3.
В почтово-телеграфном ведомстве // Сибирская жизнь. 1915. 28 июля.
История электросвязи Томской области (от прошлого к настоящему). Томск : Спектр, 2000.
Приказ начальника Томского почтово-телеграфного округа М.А. Михайлова от 17 мая 1911 г. // ГАТО. Ф. 218. Оп. 3. Д. 125.
Уведомление начальника Главного управления почт и телеграфов в Санкт-Петербурге Томскому губернатору 22.03.1886 г. // Государствен ный архив Томской области (ГАТО). Ф. 3. Оп. 2. Д. 2491.
Кузнецов Д. Томск 4 октября // Томские губернские ведомости. 1863. 4 октября.
 Телеграфная связь Томской губернии в годы Первой мировой войны | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 378. DOI: 10.17223/15617793/378/23

Телеграфная связь Томской губернии в годы Первой мировой войны | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 378. DOI: 10.17223/15617793/378/23