Выборы в местные органы государственной власти на территории Томской губернии в 1920 г. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/18

Выборы в местные органы государственной власти на территории Томской губернии в 1920 г.

Реконструируется процесс выборов в Советы городского, сельского и волостного уровней на территории Томской губернии в период весны - начала лета 1920 г., ознаменовавший переход от чрезвычайных к конституционным органам государственной власти. Выявляются характер и особенности избирательных кампаний, главной из которых являлось лишение избирательных прав значительно большего количества населения по сравнению с регионами Европейской России. Анализируется содержание нормативных актов, служивших юридической базой для формирования конституционных властных структур. Приводится численный состав коммунистов в избранных органах власти.

Elections of local state authorities in Tomsk Province in 1920.pdf Победоносное наступление частей 5-й Красной армии в Сибири в конце 1919 - начале 1920 гг. привело к крушению колчаковского режима и восстановлению большевистской власти. В ходе начавшегося воссоздания государственного аппарата в сибирских губерниях формировались революционные комитеты на правах временных чрезвычайных властных структур. Так, в Томской губернии система ревкомов различного уровня (губернский, уездные, волостные и сельские) была создана в декабре 1919 г. - феврале 1920 г. Тем не менее уже в марте 1920 г., оценивая текущую военно-политическую ситуацию, руководство Сибревкома и Сиббюро ЦК РКП(б) посчитало возможным начать последовательный переход от ревкомов к Советам и исполкомам [1. С. 44; 2. С. 251252]. Опираясь на это решение, представители уездных ревкомов и партийных комитетов Томской губернии в апреле 1920 г. собрались на совещание, постановившее немедленно приступить к подготовительным работам по выборам Советов. Кроме того, было принято решение мобилизовать для этой цели сотрудников партийных организаций [1. С. 45; 3. Л. 2; 4. С. 16]. Информация о выборах в органы конституционной власти различного уровня на территории Томской губернии весной - летом 1920 г. содержится на страницах монографических исследований, научных статей и хроник [4-6; 7. С. 95-109; 8. С. 92-104; 9. С. 41-54; 10; 11]. Однако упорядоченная картина выборов в Советы на городском, сельском и волостном уровнях после освобождения Томской земли от колчаковцев в настоящее время отсутствует. В данной статье на основе опубликованных и архивных источников, а также исследовательской литературы реконструируется процесс выборов в городские, сельские и волостные органы государственной власти на территории Томской губернии в течение весны - начала лета 1920 г., выясняются характер и особенности избирательных кампаний. Переход от чрезвычайных органов власти к конституционным начался в Томской губернии, как и в целом по Сибири, с проведения выборов в городские Советы. Данная процедура регулировалась соответствующими нормами Конституции РСФСР. Однако для Сибирского региона были характерны некоторые отступления от общероссийского законодательства, диктовавшиеся, как было принято утверждать в советской историографии, специфической социально-политической обстановкой в Сибири. Так, в соответствии с разработанной Сибревкомом весной 1920 г. временной инструкцией по выборам в Советы, помимо категорий, лишенных избирательных прав согласно 65-й статье Конституции, на территории Сибири не могли избирать и быть избранными состоявшие менее года на службе в советских учреждениях и в Красной армии бывшие офицеры и чиновники колчаковской армии, бывшие служащие и чиновники учреждений колчаковского правительства; бывшие служащие колчаковской милиции и контрразведки [12. Л. 1 об.]. На документе стоит дата - 2 февраля 1921 г. [Там же. Л. 1-6 об.]. Однако, по нашему мнению, этот документ был разработан еще весной 1920 г., когда состоялись первые избирательные кампании по выборам городских и сельских Советов. Об этом свидетельствует наличие в инструкции пункта о лишении избирательных прав бывших колчаковцев, что вполне соответствовало общественно-политической обстановке весны 1920 г. Стоит также отметить, что в предисловии к сборнику документов «Советы Западной Сибири 1919-1925 гг.», в котором частично опубликована эта инструкция, содержится мнение о том, что данная инструкция была разработана комиссией, назначенной Сиббюро ЦК 13 марта 1920 г. Впоследствии, судя по содержанию самой инструкции, она была утверждена Сибревкомом. Дата инструкции определена в сборнике документов как «не ранее 18 марта 1920 г.» [13. С. 7, 22-28]. Для непосредственного руководства процедурой выборов создавались губернские, уездно-городские, волостные и сельские избирательные комиссии [Там же. С. 22-23]. В конце апреля 1920 г. состоялись выборы в Новониколаевский городской Совет рабочих и крестьянских депутатов. По результатам голосования было избрано 149 членов и 56 кандидатов, причем все являлись коммунистами. 1 мая после проведения широкомасштабного субботника председатель Томского губревкома Б.З. Шумяцкий в торжественной обстановке объявил об открытии первого заседания Совета. В этот же день Совет направил В. И. Ленину приветственную телеграмму [10. С. 124; 11. С. 122]. В период с 14 по 16 мая 1920 г. проходили выборы в городской Совет г. Щегловска. Избирательным правом там обладали 4 283 чел., 738 чел. к выборам допущены не были. В самом голосовании приняли участие 2 478 чел., что составляло 58,6% избирателей. По итогам голосования в Совет оказались избранными 52 члена и 23 кандидата [6. С. 185-186]. 22 апреля 1920 г. на страницах газеты «Знамя революции» было опубликовано подготовленное Томским уездным ревкомом «Положение о выборах в Томский городской совет рабочих и красноармейских депутатов». Анализ его содержания позволяет говорить о весьма серьезном расхождении с нормами Конституции РСФСР. В дополнение к тем слоям населения, которые не имели возможности участвовать в выборах согласно инструкции Сибревкома, томское Положение отнимало избирательные права у служащих учреждений, не вступивших в профессиональные союзы либо не зарегистрированных там к моменту появления в газете данного Положения. Более того, в Положении устанавливалась избирательная норма, по которой один делегат избирался не от 200 человек, как это предусматривалось Сибревкомом, а от 300 [14. 22 апр.]. Непосредственные выборы в Томский городской Совет проходили с 15 по 18 мая 1920 г. и отличались довольно высокой активностью избирателей (70% участвовавших в выборах). По итогам кампании в Совет были избраны 148 депутатов и 63 кандидата. Все являлись членами РКП(б) [15. С. 204]. Первое пленарное заседание Совета состоялось 23 мая. В нем приняли участие 101 депутат и 24 кандидата. Председателем Совета стал А.И. Беленец [16. С. 179]. 20 мая состоялись выборы в городской Совет Каин-ска. В них приняло участие 1 200 чел. По итогам голосования депутатскими полномочиями были наделены 45 человек, из которых 32 являлись коммунистами, 13 - сочувствующими [17. Л. 32]. 20-21 мая происходило избрание Барабинского Совета. В его состав вошли 46 чел. Из них 17 состояли в большевистской партии, 29 являлись сочувствующими. Всего в выборах участвовало 4 670 чел. [Там же]. В Нарыме в выборах Совета участвовало 108 чел., 116 чел. были лишены избирательных прав. В избранный Совет вошли всего 11 человек, причем все являлись коммунистами [18. Л. 215]. В Мариинске в связи с малочисленностью его населения выборов в городской Совет по решению губернской избирательной комиссии не проводилось. Все функции Совета в дальнейшем передавались горуездному исполнительному комитету [19. Л. 4]. Очевидно, что подобное решение было принято и в отношении Кузнецка. Выборы в городские Советы осуществлялись рабочими и служащими по профессиональным союзам, предприятиям и районам, красноармейцами - по своим частям и учреждениям. Остальные категории, допущенные к выборам, голосовали на избирательных участках близлежащих фабрик, заводов и учреждений. Голосование за кандидатов в Совет производилось по спискам. Оно могло быть открытым или закрытым по желанию большинства избирателей [13. С. 24; 14. 22 апр.]. Деятельность практически всех городских Советов на первом этапе протекала в весьма неблагоприятных условиях. Причинами служили недостаток квалифицированных кадров, периодические мобилизации членов на продовольственный фронт, на борьбу с повстанческим движением. Кроме того, на плечах многих депутатов помимо работы в Советах лежали многочисленные партийные, общественные и военные обязанности [9. С. 51; 20. С. 34]. По данным М.М. Петрухиной, в июле 1921 г. 31 депутат Томского горсовета имел дополнительно в другом учреждении одну должность, 14 человек - две, 6 человек - три должности [15. С. 205-206]. Все это, разумеется, не позволяло депутатам в полной мере сосредоточиться на исполнении своих первоочередных обязанностей. Другой характерной для городских Советов того периода особенностью являлась их политическая пассивность. Она была обусловлена тем, что Советы, в отличие от прежних городских дум эпохи самодержавия, не являлись юридическими лицами и, следовательно, не обладали правом собственности на городские земли. Это, в свою очередь, вело к серьезному сокращению источников формирования городского бюджета и в целом сковывало хозяйственную инициативу советов [21. С. 100; 22. С. 337]. Вместе с тем данное обстоятельство открывало широкий простор для вмешательства в работу органов «диктатуры пролетариата» со стороны партийных структур. Ситуация изменилась лишь в 1925 г., когда в конце октября ВЦИК утвердил «Положение о городских Советах». Нормы этого документа наделяли городские Советы статусом высших органов власти на территории определенного города или поселка. Городские Советы становились теперь юридическими лицами и имели право формировать бюджет [23. С. 6-7]. После выборов в городские Советы начиналось избрание Советов в сельской местности. Для регулирования избирательного процесса Томский губернский ревком разработал «Инструкцию по выборам сельских Советов и волисполкомов». В отличие от конституционных положений, а также инструкции Сибревкома, здесь был несколько расширен круг лиц, не допущенных к выборам (к ним относились служащие эвакуировавшихся при отступлении армии Колчака правительственных и общественных учреждений, служащие советских и общественных учреждений, находившиеся на службе менее шести месяцев с момента прихода Красной армии, бывшие офицеры, военнослужащие и чиновники колчаковской армии, служащие и чиновники учреждений колчаковского правительства, добровольцы белой армии). Целью этого ограничения было не допустить проникновения в органы власти «контрреволюционных» элементов. Норма выборов в сельсоветы соответствовала требованиям Конституции: один депутат от каждых 100 человек населения, но не менее трех и не более 50 депутатов на каждое селение [24. С. 80]. Перед непосредственными выборами инструкция предусматривала проведение специальных собраний, на которых члены сельской избирательной комиссии совместно с членами партийной ячейки обязаны были ознакомить население с задачами Советов, с порядком выборов, огласить список лиц, не допущенных к выборам [25. Л. 213-213 об.]. Практика лишения избирательных прав в процессе выборов сельсоветов применялась довольно широко. В Томском уезде в ходе избрания сельских Советов не имели права избирать и быть избранными: в Романовской волости - 191 чел., в Тискинской - 106 чел., в Варгатерской - 143 чел., в Елгайской - 132 чел., в Ту-тальской - 122 чел., в Чилинской - 112 чел., в Николаевской - 97 чел. [18. Л. 215]. Иногда дело доходило до курьезов. Так, например, в селе Березкино Зоркальцев-ской волости 13 чел. были отстранены от выборов в связи с преклонным возрастом [7. С. 107]. На территории Нарымского края не имевших права участвовать в выборах насчитывалось: в Парабельской волости -360 чел., в Кетской - 104 чел., в Лариакской - 15 чел., в Васюганской - 9 чел., в Тымской - 2 чел. [18. Л. 215]. По итогам выборов коммунисты получили депутатские мандаты в сельских Советах всего лишь четверти волостей Томского уезда. Для примера: в Тутальской волости в составе данных органов насчитывалось 12 членов РКП(б), в Пашковской - 6, в Судженской - 5, в Поломошинской - 3, в Романовской - 1, в Попере-чинской - 1, в Чатской - 1, в Ново-Александровской - 1, в Вороно-Пашенской - 1, в Семилужской - 2, в Вознесенской - 1, в Варюхинской - 1 [Там же]. В Щегловском уезде всего участвовало в голосовании 22 680 чел., 3 507 не имели права голоса. Было избрано около 300 сельских Советов в составе 1 421 депутата. Из них членами большевистской партии являлись 432 чел., сочувствующими - 585, беспартийными - 404. 988 избранных по своему социальному положению являлись бедняками, 433 - середняками [5. С. 293; 7. С. 107; 26. Л. 33]. Исходя из норм «Положения о сельских Советах», утвержденного ВЦИК 18 марта 1920 г., избранные сельские Советы должны были не реже двух раз в месяц собираться на свои заседания. В случаях если число жителей в селении превышало 10 000, при Совете образовывался исполнительный комитет в составе трех членов. В противном же случае исполнительные функции передавались в ведение председателя Совета. Отделов при сельсоветах не образовывалось [27. С. 348-349]. Труд сотрудников сельских Советов оплачивался из государственного бюджета. Циркуляром отдела управления губревкома от 24 мая 1920 г. были установлены следующие размеры их месячной заработной платы на территории Томской губернии: председатель и его заместитель - 1 296 руб., секретарь - 1 008 руб., делопроизводитель - 864 руб., переписчик - 669 руб. [28. Л. 5]. Следующим шагом в процессе перехода от чрезвычайных органов власти к конституционным являлись созыв волостных съездов Советов и избрание волостных исполнительных комитетов. Инструкция Сибрев-кома требовала открытия волостного съезда не позднее, чем через семь дней после завершения избирательной кампании по выборам сельских Советов [13. С. 26]. Инструкция Томского губревкома сокращала этот срок до двух дней [25. Л. 213]. Согласно Конституции волостной съезд Советов организовывался из представителей всех сельских Советов волости из расчета один депутат на каждые 10 членов Совета [24. С. 79]. Волисполком, избиравшийся сроком на шесть месяцев, в период между съездами являлся высшим органом власти в пределах волости. Из его состава избирались председатель, заместитель и секретарь. При волисполкоме создавались отдел управления, земельный, военный, народного образования. Организация новых отделов допускалась лишь с разрешения губернского исполкома [27. С. 344-345]. В качестве примера обратимся к Нелюбинской волости Томского уезда. На состоявшемся там 23 мая 1920 г. волостном съезде Советов присутствовало 16 чел. В ходе заседания слушались вопросы об избрании волисполкома, а также о выборе депутатов на уездный съезд Советов. В итоге волисполком был избран в составе председателя И. А. Юрастова и членов К.Т. Пяткина и М.О. Кочергина. Кандидатами в члены стали Г.М. Гольцов, А.Я. Губин и С.Н. Кузнецов. Депутатами на уездный съезд оказались избраны Ф.М. Шадрин, Г.М. Гольцов и А.Я. Губин, кандидатом в депутаты - С.Г. Белоконев [29. Л. 30 об. - 31 об.]. По нашим подсчетам, в 47 волисполкомов Томского уезда был избран 141 чел. Из них 7 являлись коммунистами, 107 - сочувствующими, 26 - беспартийными [18. Л. 215]. В состав волостных исполкомов Щегловского уезда по результатам выборов вошли 59 чел. Из них членами РКП(б) являлись 57 чел., сочувствующими - 2 чел. Кандидатов в члены волисполкомов насчитывалось 38 чел. Из них 20 были коммунистами, 18 - сочувствующими [30. Л. 12]. Такое преобладание членов партии над беспартийными объяснялось наличием в уезде довольно крепкой партийной организации, проводившей активную агитационную работу, а также тем, что в начале мая 1920 г. состоялась уездная беспартийная конференция, которая приняла решение содействовать избранию в Советы исключительно коммунистов [5. С. 283, 295]. В избранных волисполкомах Каинского уезда числилось 94 депутата. 15 из них являлись коммунистами, 24 - сочувствующими, 55 - беспартийными [31. С. 55]. Оплата труда членов и сотрудников волисполкомов осуществлялась из государственного бюджета по следующим ставкам: председатель и члены - 1 620 руб. в месяц, секретарь - 1 260 руб., делопроизводитель -1 080 руб., конторщик - 837 руб., рассыльный -693 руб., сторож - 765 руб. [28. Л. 4 об.]. Учитывая, что прожиточный минимум на тот период равнялся в Томской губернии приблизительно 1 700 руб. [21. С. 252], получаемая сотрудниками заработная плата, разумеется, не могла быть признана удовлетворительной. Таким образом, в период весны - начала лета 1920 г. в Томской губернии были избраны органы государственной конституционной власти - городские и сельские Советы, волостные исполнительные комитеты. Удельный вес коммунистов в составе городских Советов был гораздо более значительным, нежели в органах власти сельского и волостного уровней. Выборы, протекавшие в условиях лишения избирательных прав дополнительных категорий населения, помимо тех, которые были закреплены в Конституции, демонстрировали сохранение чрезвычайщины в вопросах формирования и деятельности властных структур. В дальнейшем, после проведения уездных и губернского съездов Советов, в губернии окончательно сложится иерархический аппарат государственного управления.

Ключевые слова

council, elections, Tomsk province, Совет, выборы, Томская губерния

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Куренков Артем ВалериевичТомский государственный университет систем управления и радиоэлектроникиассистент кафедры истории и социальной работыart_1987@inbox.ru
Всего: 1

Ссылки

Шишкин В.И. Социалистическое строительство в сибирской деревне (ноябрь 1919 - март 1921 г.). Новосибирск, 1985.
Протокол заседания Щегловской горуездной избирательной комиссии от 30 мая 1920 г. // ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 85.
Циркуляр отдела управления Томского губревкома от 24 мая 1920 г. // ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 20.
Протокол волостного съезда советов Нелюбинской волости Томского уезда от 23 мая 1920 г. // ГАТО. Ф. Р-528. Оп. 1. Д. 861.
Декреты Советской власти. Т. VII. 10 дек. 1919 г. - 31 марта 1920 г. М., 1975.
Протокол заседания Щегловской горуездной избирательной комиссии от 30 мая 1920 г. // ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 45.
Инструкция по выборам сельских советов и волисполкомов. [1920 г.] // ГАТО. Ф. Р-510. Оп. 1. Д. 7.
Конституция (основной закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики // Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР 1917-1922 гг.: сб. документов / гл. ред. М.П. Георгадзе. М., 1959.
Томская область: исторический очерк / отв. ред. В.П. Зиновьев. Томск, 1994.
Вторая сессия Всероссийского центрального исполнительного комитета XII созыва. Постановления. М., 1925.
Дмитриенко Н.М. Сибирский город Томск в XIX - первой трети XX века: управление, экономика, население. Томск, 2000.
Андреев В.П. Щегловский горсовет в 20-е годы // Балибаловские чтения: материалы науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию городского ста туса Кемерово. Кемерово, 1998.
Протокол заседания центральной избирательной комиссии по выборам в Советы по Томскому и Мариинскому уездам от 2 мая 1920 г. // ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 195.
Доклад Барабинской избирательной комиссии. [Лето 1920 г.] // Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 14.
Сводка результатов выборов в сельские советы по Томскому уезду. [Лето 1920 г.] // ГАТО. Ф. Р-510. Оп. 1. Д. 7.
Дмитриенко Н.М. День за днем, год за годом: хроника жизни Томска в XVII-XX столетиях. Томск, 2003.
Петрухина М.М. Из истории Томского городского Совета (1920-1921 гг.) // Томску - 375 лет : сб. статей / отв. ред. И.М. Разгон. Томск, 1979.
Советы Западной Сибири 1919-1925 гг. : сб. документов / сост. Л.М. Живоглядова, И.И. Кванская. Новосибирск, 1980.
Знамя революции (Томск). 1920.
ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 176.
Новосибирск. 100 лет. События. Люди / отв. ред. Л.М. Горюшкин. Новосибирск, 1993.
Хроника Новосибирской организации КПСС (1891-1987 годы) / отв. ред. В.Т. Шуклецов. Новосибирск, 1988.
Шишкин В.И. Восстановление и начало деятельности городских Советов Сибири (февраль - сентябрь 1920 г.) // Рабочий класс Сибири в период строительства социализма / отв. ред. А.С. Московский. Новосибирск, 1975.
Гагарин А.В. Советское строительство в Сибири (1920-1925 гг.) // Вопросы истории Сибири / ред. И.М. Разгон, Л.И. Боженко. Томск, 1972. Вып. 6.
Медведев В. Т. Подготовка и проведение первых выборов в Советы Западной Сибири после освобождения ее от колчаковцев (март - июнь 1920 г.) // Вопросы истории Сибири / ред. А.П. Бородавкин. Вып. 1. Томск, 1964.
Усков И.Ю. Кемерово: рождение города. Кемерово, 2011.
Шишкин В.И. Революционные комитеты Сибири в годы Гражданской войны (август 1919 - март 1921 гг.). Новосибирск, 1978.
Андреев В.П., ПетрухинаМ.М. Партийное руководство городскими Советами Сибири (1920-1932 гг.). Томск, 1983.
Сибирское бюро ЦК РКП(б). 1918-1920 гг. : сб. документов / сост. А.М. Шиндин. Новосибирск, 1978. Ч. 1.
Протокол заседания Томской губернской избирательной комиссии от 27 апреля 1920 г. // Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 195.
Сибирский революционный комитет (Сибревком). Август 1919 - декабрь 1925 : сб. документов и материалов / сост. А.Н. Блохина [и др.]. Новосибирск, 1959.
 Выборы в местные органы государственной власти на территории Томской губернии в 1920 г. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/18

Выборы в местные органы государственной власти на территории Томской губернии в 1920 г. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/18